Библия » Толкование Мэтью Генри

От Иоанна 13 глава

← 12 Ин 13 MGC 14

Закончив Свои проповеди перед всем народом, во время которых Он претерпел «такое над Собою поругание от грешников», наш Спаситель переходит к личным беседам со Своими друзьями, предназначенными для утешения всех святых. С этого момента начинается описание того, что происходило между Ним и Его учениками, которым было доверено управление Его домом на то время, пока Он будет находиться в далекой стране; Он дал им необходимые указания и утешения. Так как час Его был уже близок, Он принимается за наведение порядка в собственном доме. В этой главе:

I. Он умывает ноги Своим ученикам, ст. 1-17.

II. Предсказывает, кто предаст Его, ст. 18-30.

III. Наставляет их в великом учении о Своей смерти и о великой обязанности братской любви, ст. 31-35.

IV. Предсказывает отречение от Него Петра, ст. 36-38.

Стихи 1-17. Среди комментаторов широко распространено мнение, что омытие Христом ног Своих учеников и последовавшая за этим беседа имели место в ту же самую ночь, в которую Он был предан, и за тем же самым столом, за которым Он ел пасху и учреждал вечерю Господню. Однако среди них не существует общего мнения относительно того, происходили ли эти события до начала или по окончании этого торжества, или между пасхальной трапезой и учреждением вечери Господней. Евангелист Иоанн, считавший своим делом собрать факты, выпущенные из рассмотрения другими, прилежно выпускает из собственного поля зрения те из них, которые записали другие, что несколько затрудняет представление общей картины событий. Если перечисленные выше события происходили именно в это время, то можно предположить, что Иуда вышел (ст. 30) для того, чтобы собрать своих людей, которые должны были арестовать Господа Иисуса в саду. Но д-р Лайтфут (Lightfoot) совершенно определенно придерживается мнения, что все описанное в этой и следующей главах (Иоан. 14) было сделано и сказано не во время пасхального ужина, ибо здесь сказано (ст. 1), что эти события имели место пред праздником Пасхи, а во время вечери в Вифании, за два дня до Пасхи (о которой мы читаем в Мф 26:2-6), когда Мария второй раз помазала голову Христа оставшимся в ее сосуде миром. Или же эти события могли происходить во время какой-нибудь другой вечери, за ночь до наступления праздника Пасхи, которая состоялась не в доме Симона прокаженного, а в другом, временно принадлежавшем Ему помещении где вместе с Ним находились только Его ученики и где Он мог чувствовать Себя с ними более свободно.

В этих стихах повествуется о том, как Христос умыл ноги Своим ученикам; это был единственный в своем роде поступок, и он не был чудом, если только не назвать его чудом смирения. Мария только что помазала Ему голову, и, чтобы Его одобрение ее поступка не выглядело так, как будто Он важничает, Он тут же отвечает на него этим актом уничижения. Но почему Христос пожелал это сделать? Если бы ученикам понадобилось умыть ноги, то они сами могли бы умыть их; мудрый человек не станет делать то, что выглядит странным и необычным, если только его не побудят к этому какие-нибудь очень добрые мотивы и соображения. Мы нисколько не сомневаемся в том, что Он сделал это не ради шутки или желания повеселиться; нет, это дело было очень торжественным и совершалось с великой серьезностью. Здесь указываются четыре причины, объясняющие, почему Христос это сделал:

1. Чтобы засвидетельствовать Своим ученикам о любви, какую Он имел к ним, ст. 1,2.

2. Чтобы на деле проявить Свое добровольное смирение и снисхождение, ст. 3-5.

3. Чтобы явить им прообраз духовного омовения, на которое Он ссылается в Своей беседе с Петром, ст. 6-11. 4. Чтобы показать им пример, ст. 12-17. Изложение этих четырех причин и составляет содержание всей этой истории.

I. Христос умыл ноги Своим ученикам, чтобы доказать ту великую любовь, какой Он возлюбил их, до конца возлюбил их, ст. 1, 2.

1. Здесь излагается бесспорная истина, что наш Господь Иисус, возлюбив Своих сущих в мире, до конца возлюбил их, ст. 1.

(1) Это справедливо в отношении учеников, которые были Его ближайшими последователями, и в частности двенадцати. Они были Своими Ему в этом мире, Его семьей, Его школой, Его самыми близкими друзьями. У Него не было Своих детей, которых Он мог бы называть Своими, но Он усыновил их и считал их Своими. У Него также были Свои, сущие в загробном мире, но Он оставил их одних на время, чтобы присмотреть за Своими, сущими в этом мире. Их Он возлюбил, их Он призвал в общение с Собой, жил с ними как со Своей семьей и всегда заботился о них, об их утешении и их добром имени. Он позволял им очень свободно держаться с Ним и терпеливо сносил их немощи. Он до конца возлюбил их, не переставал любить их всю Свою земную жизнь и продолжал любить после Своего воскресения; Он никогда не отнимал от них Своей милости. Хотя и были некоторые знатные особы, отдавшие себя Его делу, тем не менее Он не бросал Своих старых друзей, чтобы освободить в Своем сердце место для новых, а все так же сохранял преданность Своим бедным рыбакам. Они были слабы и несовершенны в познаниях и благодати, несмысленны и забывчивы, тем не менее никогда не переставал любить их и заботиться о них, хотя и часто упрекал их.

(2) Это справедливо и в отношении всех верующих, ибо эти двенадцать патриархов были представителями всех колен духовного Израиля Божьего. Примечания:

[1] У нашего Господа Иисуса есть в этом мире Свой собственный народ – Свои, ибо они были даны Ему Отцом, Он искупил их, дорого заплатив за них, и отделил их для Себя; они Свои Ему, ибо отдали Ему себя как народ особенный. Они Ему Свои. Те свои, которые не приняли Его, названы тоид iSwug – свои люди, подобно тому как жена и дети являются своими для человека, с которыми он навсегда остается в родственных отношениях.

[2] Христос питает сердечную любовь к Своим сущим в мире. Он на самом деле возлюбил их любовью благоволения, когда отдал Себя ради искупления их. И Он действительно любит их любовью снисходительной, когда допускает их в общение с Собой. Хотя они существуют в этом мире, мире тьмы и холода, греха и тления, тем не менее Он любит их. Он отходил сейчас к Своим сущим на небе, к духам праведников, достигших там совершенства; но, кажется, Он больше всего другого беспокоился о Своих остающихся на земле, потому что они больше всего нуждались в Его заботе: болезненного ребенка опекают более всего.

[3] Тех, кого Христос возлюбил, Он возлюбил до конца; Он не перестает любить Свой народ, Он пребывает в Своей любви. Он любит любовью вечной (Иер 31:3), от вечности, когда составлялись советы любви, и до вечности, когда они осуществятся. Ничто не может отлучить верующего от любви Христовой; Он любит Своих Etg TEAoq – до совершенства, ибо Он доведет до совершенства все, что касается их, приведет их в тот мир, где любовь совершенна.

2. Христос явил им Свою любовь тем, что умыл им ноги, как та добрая женщина (Лук 7:38) доказала свою любовь к Нему тем, что умыла Ему ноги и отерла их. Он хотел таким образом показать, что Его любовь к ним была в такой же степени снисходительной, в какой она была неизменной; что проявляя ее на деле, Он готов был смирить Самого Себя; что слава Его превознесенного состояния, в которое Он теперь переходил, никоим образом не должна была стать препятствием для того благоволения, которое Он являл Своим избранным. Таким образом Он хотел подтвердить верность обетования, данного Им всем святым, посадить их и подходя служить им (Лук 12:37), хотел отличить их такой великой и необычайной почестью, какую оказывает господин своим рабам, когда служит им. Ученики только что выказали слабость своей любви к Нему, пожалев миро, вылитое Ему на голову (Мф 26:8), и однако же вскоре после этого Он представляет им это доказательство Своей любви к ним. Наши немощи подчеркивают милости Христа и оттеняют их.

3. Он выбрал для осуществления этого доброго дела время пред Своей последней Пасхой, сделав это по двум причинам:

(1) Потом – что теперь Он знал, что пришел час Его час, которого Он так долго ждал, – перейти от мира сего к Отцу. Заметьте здесь:

[1] Какая перемена должна была произойти с нашим Господом Иисусом: Он должен был перейти. Она началась с Его смерти и завершилась Его вознесением. Как Сам Христос, так и все верующие благодаря своему союзу с Ним, переходя из мира сего и выходя из тела, идут к Отцу и водворяются у Господа. Это переход от мира сего, от этого нелюбезного, несправедливого мира, неверного и вероломного мира, от мира труда, тягот и искушений, от долины слез. Это есть уход к Отцу, к созерцанию Отца духов и наслаждению общением с Ним.

[2] В какое время должна была произойти эта перемена: пришел час Его. Иной раз это время называется временем врагов Его (Лук 22:53), временем их торжества, а иногда – Его часом, часом Его торжества, тем часом, к которому постоянно был устремлен Его взор. Время Его страданий было определено с точностью до часа, и продолжительность их была установлена всего только на час.

[3] Предвидение Им этого времени: Он знал, что пришел час Его; Он от начала знал что Его час придет и когда он придет, а теперь Он знал, что он пришел. Мы не знаем, когда придет наш час, и потому должны постоянно готовиться к нему, ни в коем случае не оставлять этих приготовлений незавершенными. Но когда мы знаем через посланников Божьих, что пришел час наш, то должны решительно приняться за действительные приготовления, как поступил наш Учитель, 2Пет 3:14. Он умыл ноги Своим ученикам перед самым Своим переходом; как Его голова была только что помазана на день погребения Его, так и их ноги должны были быть умыты на день освящения их, когда сойдет на них Святой Дух пятьюдесятью днями позже, подобно тому как омывались священники, Лев 8:6. Когда мы видим, что день наш приближается, мы должны делать все то доброе, что в наших силах, тем, кого мы оставляем после себя.

(2) Потому, что диавол уже вложил в сердце Иуде предать Его, ст. 2. Слова этой вставки можно рассматривать:

[1] Как выявление первоисточника измены Иуды; это был такой грех, в котором очевидным образом отражался образ и начертание диавола. Как диавол находит доступ к сердцам людей и каким образом он внушает им свои мысли, смешивая с мыслями, рождающимися в их собственных сердцах, так что они не отличаются от них, мы не можем сказать. Однако в их собственной природе обнаруживаются такие крайне грешные грехи, которые нельзя объяснить искушениями со стороны мира или плоти, и становится очевидным, что это дело сатаны – он кладет яйцо этих грехов в сердце, склонное стать гнездом для высиживания их. Предать такого учителя, предать Его за такую дешевую цену и без всякого к тому побуждения извне было со стороны Иуды проявлением такой откровенной враждебности по отношению к Богу, какая могла быть изобретена только самим сатаной, который намеревался таким образом уничтожить царство Искупителя, но в действительности уничтожил свое собственное.

[2] Как объяснение причины, почему Христос умывал ноги Своим ученикам именно теперь.

Во-первых, поскольку Иуда уже решил предать Его, то время Его перехода было недалеко; если это дело уже решенное, то легко было заключить из этого вместе со св. Павлом: Я уже становлюсь жертвою.

Примечание. Чем большее озлобление замечаем мы со стороны наших врагов, тем усерднее должны готовиться к худшему из того, что может произойти.

Во-вторых, поскольку Иуда уже был пойман в сети и диавол целился в Петра и в остальных учеников (Лук 22:31), Христос хотел укрепить Своих против него. Если волк уже схватил одну из овец стада, то пастырю самое время усилить свое наблюдение за оставшимися. Когда начинается заражение, нужно срочно готовить противоядие. д-р Лайтфут (Lightfoot) отмечает, что ученики уже научились от Иуды ропоту, вызванному помазанием Христа; ср. Иоан 12:4 и далее с Мф 26:8. Чтобы, научившись от него этому, они не научились еще чему-нибудь худшему, Он укрепляет их, преподавая им урок смирения, дающего силу противостать его самым сильным нападениям.

В-третьих, Иуда, изыскивающий теперь способ предать Его, был один из двенадцати. Поэтому Христос желал показать, что не намерен бросать всех их по причине преступления одного. Хотя один из них был предатель и диавол, тем не менее они не должны стать хуже из-за этого. Христос любит Свою Церковь, несмотря на то что в ней находятся лицемеры, и Он оставался все так же добр к Своим ученикам, несмотря на то что среди них находился Иуда и Он знал это.

II. Христос умыл ноги Своим ученикам, чтобы делом доказать Свое удивительное смирение и показать Свою скромность и снисходительность, чтобы весь мир узнал, как глубоко Он мог унизиться в любви к Своим. Это видно из ст. 3-5. Иисус, зная, и размышляя в данный момент, и, возможно, рассуждая о Своей славе Посредника, и говоря Своим друзьям о том, что Отец все отдал в руки Его, встал с вечери и, к великому удивлению собравшихся, старавшихся уразуметь, что Он намерен делать, умыл ноги ученикам.

1. Здесь описывается возвышенное положение Господа Иисуса, славные факты сообщаются о Нем как Посреднике.

(1) Отец все отдал в руки Его; дал Ему, как обладателю неба и земли, право собственности на все и власть над всем, для того чтобы осуществить великие замыслы Его предприятия; см. Мф 11:27. Согласование и урегулирование всех спорных вопросов, разделяющих Бога и человека, были отданы в Его руки, как великого посредника и третейского судьи; и управление Царством Божьим среди людей, всеми его отделами, было передано Ему, так что все дела, относящиеся как к сфере управления, так и к сфере суда, должны были проходить через Его руки; Он наследник всего.

(2) Он от Бога исшел. Это означает, что Он был в начале у Бога и имел Свои бытие и славу не только прежде Своего рождения в этот мир, но и прежде рождения самого мира. Это также означает, что когда Он пришел в мир, то пришел в него как Божий посланник, имеющий поручение от Него. Он пришел от Бога как сын Божий и как посланный Богом. Ветхозаветные пророки были поставляемы и употребляемы для Бога, а Христос пришел непосредственно от Него.

(3) Он к Богу отходит, чтобы прославиться у Него той славой, которую имел у Бога от вечности. Приходящий от Бога должен и отойти к Богу; рожденные от неба в небо и направляются. Как Христос пришел от Бога, чтобы действовать в Его интересах на земле, так Он уходил к Богу, чтобы действовать в наших интересах на небе. Большим утешением для нас является мысль о том, как Он был там встречен: Он был подведен к Ветхому днями, Дан 7:13. И Ему было сказано: «Седи одесную Меня...» (Пс 119:1).

(4) Он все это знал; Он не был подобен принцу в колыбели, ничего не знающему о почетном звании, в котором он родился, или Моисею, который не знал, что лице его стало сиять лучами; нет, Он имел полное представление о всей славе Своего возвышенного положения, и несмотря на это снизошел до такого унижения. Но как это можно объяснить?

[1] Как Его побуждение как можно скорее передать ученикам те уроки и то наследство, которые Он намеревался оставить им, потому что пришел час Его, когда Ему надлежало покинуть их и быть вознесенным над тем близким общением, которое имел с ними сейчас, ст. 1.

[2] Как поддержка Его в страданиях, чтобы Он мог бодро переносить эту жестокую схватку. Иуда был уже на пути к предательству, и Он знал об этом и о последствиях этого; однако, зная также то, что Он от Бога исшел и к Богу отходит, не отступил, а продолжил Свой путь радуясь.

[3] Как подчеркивание Его снисхождения, чтобы сделать его еще более восхитительным. Мотивы, побуждающие Божественную благодать действовать, иногда представляются в Писании странными и удивительными (как в Ис 57:17,18; Ос 2:13,14); так и здесь то, что должно было бы стать основанием для Его возвышения, побуждает Христа унизиться, ибо Божьи мысли не наши мысли. Ср. этот текст с отрывками, в которых самым замечательным проявлениям снисходительной благодати предшествуют явления Божественной славы, см. Пс 67:5,6; Ис 57:15; 66:1,2.

2. Как наш Господь Иисус добровольно унизил Себя, не считаясь со Своим возвышенным положением. Казалось бы, поскольку Иисус знал о Своей славе как Бога и о Своей власти и силе как Посредника, здесь должно было последовать: ...встал с вечери, снял с Себя Свою обыкновенную одежду, потребовал принести Ему роскошные ризы, повелел ученикам держаться от Него на расстоянии и выражать Ему всяческое почтение. Однако же нет, все было как раз наоборот: помыслив о Своей славе, Христос показал величайший пример смирения.

Примечание. Хорошо обоснованная уверенность в небе и небесном блаженстве, вместо того чтобы внушать человеку гордое самодовольство, делает его чрезвычайно смиренным и сохраняет его в этом состоянии. Желающие угождать Христу и исполняться Его Духом должны учиться низко держать голову среди величайших достижений. Итак, до какой степени смирил Себя Христос? – До умывания ног учеников.

(1) Это было низким и рабским делом, каким занимались только самые презренные слуги. «Вот, раба твоя, – говорит Авигея, – готова быть служанкою, чтобы омывать ноги слуг господина моего» (1Цар 25:41). Если бы Он умыл им руки или лица, то даже это было бы уже великим снисхождением (Елисей подавал воду на руки Илии, 4Цар 3:11), но то, что Христос опустился до такой черной работы, как эта, может вызывать у нас только восхищение. Этим Он желал научить нас не считать ниже своего достоинства никакую работу, если ею мы можем послужить к прославлению Бога и ко благу наших братьев.

(2) Это снисхождение было тем более великим, что Он сделал это дело для Своих учеников, людей низкого и презренного сословия, которые не заботились о чистоте своих тел, и ноги их, по-видимому, мылись редко, поэтому были очень грязными. По отношению к Нему они были Его учениками, Его слугами, и это им следовало бы умывать ноги Тому, от Кого зависела их жизнь и Кто являлся источником их больших надежд. Многие великие умы унижаются иным образом, желая снискать расположение тех, кто возвышается над ними; они приподнимаются унизившись и карабкаются вверх согнувшись. Но для Христа, умывшего ноги Своим ученикам, это было отнюдь не политическим актом и не угодливостью, а проявлением самого искреннего смирения.

(3) Он встал с вечери, чтобы сделать это. Хотя в нашем переводе (англ. переводе. – Прим. редактора.) сказано (ст. 2): по окончании вечери, тем не менее лучше это перевести как во время вечери, ибо Он возлег снова (ст. 12), и, помимо этого, мы находим Его обмакивающим кусок, ст. 26. Так что Он сделал это за трапезой и тем научил нас:

[1] Не считать беспокойством для себя или неудобством, когда нам приходится прерывать нашу трапезу для того, чтобы послужить чем-то Богу или нашему брату, почитая исполнение долга более важным делом, нежели принятие пищи, Иоан 4:34. Христос не пожелал прервать Свою проповедь в угоду ближайшим родственникам (Map 3:33), однако пожелал прервать Свою трапезу, чтобы показать Свою любовь к Своим ученикам.

[2] Не быть слишком привередливыми в еде. Сцена умывания грязных ног во время ужина вывернула бы наизнанку не один слабый желудок, тем не менее Христос сделал это, не для того, чтобы учить нас грубости и неряшливости (чистота и благочестие хорошо дополняют друг друга), но чтобы научить нас подавлять свою щепетильность, а не потакать ей, отводя хорошим манерам подобающее им место и не более того.

(4) Для этого Он облачился в одежду слуги: снял с Себя просторную верхнюю одежду, чтобы с большим для Себя удобством приступить к совершению этого служения. Мы должны приступать к исполнению своего долга не с важностью, а с готовностью принять на себя нагрузку. Мы должны совлечь с себя все, что либо питает нашу гордость, либо становится препятствием на пути исполнения нашего долга; должны препоясывать чресла ума нашего, подобно людям, энергично принимающимся за свое дело.

(5) Он проделал все операции этой унизительной церемонии, в точности исполнил каждую из них, не пропустив ни одной; Он делал все так, как будто это было обычным для Него делом; делал один, не имея при Себе никого, помогающего Ему в этом деле. Он препоясался полотенцем, подобно тому как слуги берут салфетку в свои руки или надевают на себя фартук, влил воды в умывальницу из стоявших поблизости водоносов (Иоан 2:6) и после этого умыл им ноги, а в завершение всего отер их. Кое-кто высказывает предположение, что Он умыл ноги не всем ученикам, а только четырем или пяти из них, поскольку этого было достаточно для достижения цели. Однако я не вижу никаких оснований для такого предположения, ибо в других случаях, когда Он действительно по-разному вел Себя с разными учениками, это отмечается. Его омовение ног всех учеников, без исключения, учит нас оказывать всеобъемлющую, не знающую границ любовь ко всем Христовым ученикам, даже к наименьшим из них.

(6) Ничто не кажется столь противоречивым, как то, что среди прочих Он умыл ноги и Иуде, ибо он также присутствовал в той горнице, ст. 26. Отличительной чертой истинной вдовицы является то, что она умывала ноги святым (1Тим 5:10), и в этом заключается определенное утешение; здесь же благословенный Христос умыл ноги грешнику, худшему из грешников, худшему в отношении Его, изобретавшему в данный момент способ предать Его.

Многие толкователи усматривают в сцене омовения Христом ног учеников иллюстрацию всего Его дела. Он знал о Своем равенстве Богу и о том, что все Ему принадлежит; и тем не менее Он встал из-за стола во славе, снял с Себя светлые одежды, препоясался нашей природой, принял образ раба. Он не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить, пролил Свою Кровь, излил душу Свою в смерти и таким образом приготовил умывальник, необходимый для омытия нас от наших грехов, Отк 1:5.

III. Христос умыл ноги Своим ученикам, чтобы явить им прообраз духовного омовения и очищения души от скверн греха. На это ясно указывается в Его последующем разговоре с Петром (ст. 6-11), в котором можно заметить:

1. В какое удивление пришел Петр, когда увидел, что его Учитель намеревается заняться этим низким служением (ст. 6): Он подходит к Симону Петру с полотенцем и умывальницей и повелевает ему вытянуть ноги для того, чтобы Он мог умыть их. Златоуст (Chrysostom) высказывает предположение, что первым, кому Он умыл ноги, был Иуда, который охотно принял эту честь и которому очень приятно было видеть, что его Учитель так унизился. Вероятнее всего, что когда Он приступил к этому служению (только это может означать выражение начал умывать, ст. 5), то прежде всего подошел к Петру: остальные ученики ни за что не позволили бы Ему это сделать, если бы прежде не услышали объяснения из разговора между Христом и Петром. В любом случае, был ли Петр первым, к кому Он подошел, или нет, когда Он все-таки подошел к нему, Петр был сильно удивлен предложением Учителя: «Господи! – говорит он, – Тебе ли умывать мои ноги?» Ударение здесь следует поставить на местоимения Тебе и мои, и порядок слов здесь также заслуживает внимания: suv mou; – что? Ты – мне? «Tu mihi lavas pedes? Quid est tu? Quid est mihi? Cogitanda sunt potius quam dicenda? – Тебе ли умывать мои ноги? Ты? Мне? Об этом можно подумать, но нельзя сказать вслух» (Августин, Augustine in locum). «Как, Ты, наш Господь и Учитель, Которого мы знаем и в Которого веруем как в Сына Божьего, Спасителя и правителя над миром, сделаешь это для меня, ничего не стоящего земного червя, человека грешного, о Господи? Неужели мои ноги будут умывать руки, которые одним прикосновением очищали прокаженных, давали прозрение слепым и воскрешали мертвых?» Так интерпретировал этот текст Феофилакт (Theophylact), a вслед за ним и д-р Тэйлор (Taylor). С какой готовностью Петр взял бы умывальницу и полотенце и умыл бы ноги своему Учителю, а потом еще и гордился бы этой честью Лук 17:7,8. «Это было бы нормальным и естественным; но то, что Мой Учитель умывает ноги мне, является таким нарушением приличий, какое еще никогда не встречалось, таким парадоксом, какой я не в силах разрешить. Разве так поступают?»

Примечание. Снисхождение Христа, особенно Его снисхождение к нам, проявленное в том, что мы оказались замеченными Его благодатью, вполне справедливо вызывает наше восхищение, Иоан 14:22. «Кто я, Господи, Господи, и что такое дом отца моего?»

2. Незамедлительный ответ, который дал Христос на этот полный удивления вопрос. Он оказался достаточным, по меньшей мере, для того, чтобы Петр перестал возражать (ст. 7): Что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после». Есть две причины, почему Петр должен был подчиниться тому, что делал в этот момент Христос:

(1) Сейчас он не понимал этого и поэтому не должен был противиться тому, чего не понимал, а уступить перед волей и мудростью Того, Кто мог очень хорошо объяснить все, что Он говорил и делал. Христос желал научить Петра безоговорочному послушанию: «Что Я делаю, теперь ты не знаешь и потому не компетентен судить об этом, но ты должен верить, что все, совершаемое Мною, хорошо, потому что это делаю Я».

Примечание. Сознание того, что мы трудимся во мраке неведения, и наша неспособность судить о том, что делает Бог, должны делать нас осторожными и скромными в наших оценках Его действий; см. Евр 11:8.

(2) В этом было нечто многозначительное, смысл чего он должен был уразуметь после: «Уразумеешь после, зачем тебе нужно быть умытым, когда ты будешь виновен в ужасном грехе отречения от Меня» (так понимают некоторые). «Ты уразумеешь это, когда, исполняя служение апостола, будешь омывать своих подопечных от грехов и скверн их земных привязанностей» (д-р Хаммонд, Hammond).

Примечание.

[1] Наш Господь Иисус делает многое, смысла чего в настоящий момент не разумеют даже собственные Его ученики, но они непременно уразумеют его после. Что Он сделал, когда стал Человеком ради нас, что Он сделал, когда стал червем и нечеловеком вместо нас, что Он сделал, когда прожил нашу жизнь, и что Он сделал, когда положил ее, невозможно было уразуметь до определенных пор, но впоследствии выяснилось, что Он должен был так поступать, Евр 2:17. Последующие действия Провидения раскрывают смысл предыдущих, и мы становимся впоследствии очевидцами благоприятного течения тех событий, которые прежде казались нам наиболее скорбными, а путь, который мы считали неверным, оказывался правильным.

[2] Омовение Христом ног Своих учеников имело глубокое значение, которого сами они не разумели до тех пор, пока Христос не объяснил им, что это был образец бани возрождения, и пока не излился на них Дух свыше. Мы должны позволить Христу поступать Его собственным путем как в отношении соблюдения обрядов, так и в отношении исполнения в нашей жизни того, что определил Бог, и в результате мы обнаружим, что это был наилучший путь.

3. Несмотря на это объяснение, Петр категорически отказывается позволить Христу умыть ему ноги (ст. 8): «Не умоешь ног моих вовек». Так сказано в оригинале. Это речь человека, принявшего окончательное решение.

(1) Это выглядело как проявление смирения и скромности. Этим Петр, кажется, хотел показать огромное уважение к своему Учителю, и он действительно питал его к Нему, как это видно из Лук 5:8. Так, многие обманываются, надеясь получить награду за самовольное смиренномудрие (Кол 2:18,23), за самоотречение, которого Христос не требует от нас и не принимает, ибо:

(2) Под видом смирения скрывалось настоящее противление воле Господа Иисуса: «Я умою твои ноги», – говорит Христос. «Нет, Ты никогда этого не сделаешь, Тебе это не подобает», – возражает Петр, делая себя, таким образом, мудрее Христа. Отказ от предложения Евангелия, мотивированный тем, что оно слишком ценное для того, чтобы быть предназначенным для нас, или является слишком благой вестью, чтобы быть истинным, есть проявление не смирения, а неверия.

4. Христос настаивает на Своем предложении и объясняет Петру, почему он должен принять его: «Если не умою тебя, не имеешь части со Мною». Эти слова можно понять как:

(1) Строгое предостережение против непослушания: «Если не умою тебя, если ты не оставишь своего упрямства и не подчинишься воле твоего Учителя в таком незначительном деле, то ты не будешь считаться одним из Моих учеников, но будешь справедливо исключен из их числа и отвергнут за невыполнение приказаний». Так понимают этот текст некоторые богословы древности; если Петр желает показаться умнее своего Учителя и оспаривает Его повеления, данные для исполнения, то он тем самым, в сущности, отказывает Ему в верности и заявляет, как заявили некоторые: «Какая нам часть в Давиде, в Сыне Давидовом?» И таков будет ему приговор: он не будет иметь части в Нем. Пусть же он оставит всякий образ действий, который не принесет ему пользы, ибо послушание лучше жертвы, 1Цар 15:22. Или же как:

(2) Заявление о необходимости духовного омовения, как и должно, по-моему, понимать этот текст: «Если не умою души твоей от скверны греха, то не имеешь части со Мною, части во Мне, общения со Мной, пользы от Меня».

Примечание. Все те, и только те, кто в духовном смысле умыты Христом, имеют часть во Христе.

[1] Все блаженство христианина заключается в том, чтобы иметь часть во Христе, или с Христом, быть причастниками Христу (Евр 3:14), обладать теми бесценными привилегиями, которые являются следствием союза и родства с Ним. Это и есть та самая благая часть, которую одну только нужно иметь.

[2] А для того, чтобы мы имели во Христе часть, необходимо, чтобы Он умыл нас. Всех тех, кого Христос признает Своими и спасает, Он оправдывает и освящает, то и другое вместе заключается в Его омытии их. Мы не сможем участвовать в Его славе, если не будем иметь части в Его заслуге и праведности, в Его Духе и благодати.

5. Петр не только подчиняется, но усердно просит Христа о том, чтобы Он умыл его, ст. 9. Смысл этой просьбы был следующий: «Господи! не только ноги мои, но и руки и голову». Как скоро переменились мысли Петра! Как только было исправлено его ошибочное понимание, так тотчас изменилось плотское решение его воли. Не будем и мы слишком категоричными ни в каком решении (кроме нашего решения следовать за Христом), зная, что скоро могут появиться основания отказаться от него, но будем осмотрительными в выборе цели и будем твердо держаться ее. Заметьте:

(1) С какой готовностью отказывается Петр от своих слов: «Господи, каким я был неразумным, когда так поспешно высказался!» Теперь, когда он увидел в омытии проявление власти и благодати Христа, то соглашается на него, но не хотел этого делать, когда оно выглядело просто как проявление уничижения.

Примечание.

[1] Добрые люди легко отказываются от своего мнения, когда убеждаются в его ошибочности.

[2] Рано или поздно Христос приведет всех к Своему пониманию.

(2) Как Он настаивает на очищающей благодати Господа Иисуса, на ее универсальном действии, даже на его руки и голову.

Примечание. Разрыв с Христом, лишение части в Нем является самым страшным злом в глазах всех просвещенных Божественным светом, из страха перед этим они готовы согласиться на все. Движимые этим страхом, мы должны усердно просить Бога о том, чтобы Он омыл нас, оправдал и освятил. «Господи, чтобы я не оказался отрезан от Тебя, сделай меня благопотребным Тебе, омыв меня посредством возрождения. Господи! не только ноги мои умой от грубых комков грязи, прилипших к ним, но и руки и голову умой от пятен, которыми они осквернены, и от той невидимой нечистоты, которая выделяется самим телом».

Примечание. Искренне желающие освящения желают быть освященными полностью, чтобы весь человек, со всеми его частями и способностями был очищен, 1Фес 5:23.

6. Дальнейшее объяснение Христом этого символа, означающего духовное омовение.

(1) Относительно Его учеников, которые были верны Ему (ст. 10): «Омытому целиком в купальне (что было обычной практикой в тех странах) по возвращении его в свой дом нужно только ноги умыть, потому что руки и голова его умыты, а по дороге домой он запачкал только ноги». Петр бросился из одной крайности в другую. Сначала он не хотел позволить Христу умыть ему ноги, теперь же, забыв о том, что Христос сделал для него во время крещения и что это крещение означало, громко требует, чтобы ему умыли руки и голову. Христос объясняет ему значение этого омовения: ему нужно умыть ноги, а не руки и голову.

[1] Посмотрите, какое утешение и какие привилегии имеют оправданные – они омыты Христом и чисты все, то есть Бог великодушно принимает их, как если бы они действительно были чистыми; хотя они и могут оступиться, однако не нуждаются, после покаяния, в повторном оправдании, ибо иначе они должны были бы многократно принимать крещение. Очевидность оправданного состояния может быть затуманена, утешение от сознания оправ данности может временно не испытываться, и тем не менее право на оправдание не аннулируется и не отнимается. Хотя мы имеем повод каяться каждый день, тем не менее Божьи дары и призвания остаются непреложными. Сердце может быть выметено и украшено, и в то же время оставаться дворцом диавола; но если оно омыто, то принадлежит Христу и Он уже не оставляет его.

[2] Посмотрите, что должно быть предметом ежедневной заботы тех, кто оправдан посредством благодати, – умывать свои ноги, то есть очищать себя от того осквернения, которому они подвергаются ежедневно по причине своей немощи и неосторожности, путем обновленного покаяния и обращения с верою к очищающей Крови Христа. Мы должны умывать свои ноги также посредством неусыпной бдительности против всего, что оскверняет нас, ибо мы должны содержать в чистоте путь свой и очищать свои ноги хранением себя по слову Божию, Пс 118:9. Когда священников посвящали на служение, их омывали водой; и хотя после этого они уже не нуждались в полном омовении, тем не менее всякий раз, когда они приступали к служению, они должны были под страхом смерти омывать ноги и руки из умывальника, Исх 30:19,20. Средство, обеспеченное для нашего очищения, не должно делать нас самоуверенными, а должно побуждать нас к большей осмотрительности. «Я вымыла ноги мои; как же мне марать их?» Во вчерашнем прощении мы должны находить довод против сегодняшнего искушения.

(2) Относительно Иуды: «...и вы чисты, но не все» (ст. 10, 11). Он объявляет Своих учеников чистыми, очищенными чрез слово, которое Он проповедал им, Иоан 15:3. Он умыл их Сам, а после этого сказал: «Вы чисты, но, – Он исключает Иуду, – не все»; все они были крещены, и даже Иуда, но не все были очищены. Многие совершают то, что является символом, но не переживают того, что он символизирует.

Примечание.

[1] Даже среди называющихся учениками Христа и исповедующих свое родство с Ним встречаются нечистые, Прит 30:12.

[2] Господь знает Своих и тех, кто не Свои Ему, 2Тим 2:19. Око Христа способно различать между драгоценным и ничтожным, чистым и нечистым.

[3] Когда назвавшие себя учениками впоследствии оказываются предателями, их отступничество доказывает, что они все время были лицемерами.

[4] Христос считает необходимым дать понять Своим ученикам, что не все они чисты, чтобы все мы ревновали о себе («Не я ли, Господи? Не я ли оказался нечистым среди чистых?») и чтобы, когда откроются лицемеры, нас это не удивило и не послужило нам преткновением.

IV. Христос умыл ноги Своим ученикам, чтобы показать нам пример. Он объяснил это им после того, как закончил это дело, ст. 12-17. Заметьте:

1. С какой торжественностью Он объяснил значение сделанного Им (ст. 12): Когда же умыл им ноги... сказал им: знаете ли, что Я сделал вам?

(1) Он откладывал это объяснение до тех пор, пока не закончил дела, потому что:

[1] Хотел испытать их покорность и безоговорочное послушание. То, что Он сделал, они должны были уразуметь только в будущем, чтобы таким образом научиться покорности Его воле даже тогда, когда она им непонятна.

[2] Прежде чем разгадать загадку, ее следует довести до конца. Так и в отношении Его предприятия в целом: когда Его страдания совершились, когда Он вновь оделся в Свои прославленные одежды и приготовился снова воссесть, тогда Он отверз ум Своим ученикам и излил Своего Духа, Лук 24:45,46.

(2) Прежде чем объяснить им Свои действия, Он спросил их, могут ли они истолковать их: «Знаете ли, что Я сделал вам?» Он задал им этот вопрос не только для того, чтобы дать им увидеть свое невежество и свою нужду в наставлении (как в Зах 4:5,13, где сказано: Ты не знаешь, что это? Я отвечал: не знаю, господин мой), но и для того, чтобы пробудить в них желание получить наставление: «Я хотел бы, чтобы вы знали, и, если вы обещаете быть внимательными, Я скажу вам».

Примечание. Воля Христа состоит в том, чтобы священные символы получили свое объяснение и чтобы Его народ знал значение их; в противном случае, какими бы многозначительными они ни были, тем, кто не разумеет их значения, они остаются ничего не значащими. Поэтому им надо спрашивать: «Что это за служение?» (Исх 12:26).

2. На чем Он основывает то, что намеревался сказать им (ст. 13): «Вы называете Меня Учителем и Господом, вы применяете ко Мне эти титулы, когда разговариваете о Мне или со Мной, и правильно говорите, ибо Я точно то; вы являетесь для Меня учениками, а Я для вас – Учитель».

Примечание.

(1) Иисус Христос есть наш Учитель и Господь; Он является нашим Искупителем и Спасителем, поэтому является и нашим Господом и Учителем. Он наш Учитель, SiSamcaAog – наш учитель и наставник во всех истинах и правилах, какие нам необходимо знать, как пророк, открывающий нам волю Божью. Он наш Господь, кирioд – наш господин и управитель, имеющий власть над нами и право собственности на нас.

(2) Ученикам Христа подобает называть Его Учителем и Господом, не в виде приветствия, а на самом деле, не по принуждению, но с наслаждением. Благочестивый Герберт (Mr. Herbert) при всяком упоминании имени Христа обычно добавлял «мой Учитель»; и он так говорит об этом в одном из своих стихотворений:

Как сладостно звучат слова «мой Учитель, мой Учитель!»

Как серая амбра оставляет сильное благовоние в бокале,

Так и эти слова оставляют после себя сладостное чувство Удовлетворения, подобно восточному благовонию, мой Учитель.

(3) Называя Христа Учителем и Господом, мы обязываем себя принимать и исполнять наставления, которые Он дает нам. Христос желал таким образом заранее обязать Своих учеников быть послушными заповеди, которая была неприятна для плоти и крови. Если Христос является нашим Учителем и Господом, если Он является таковым по нашему собственному признанию и мы часто называли Его этими именами, то мы должны честно и добросовестно повиноваться Ему.

3. Какой урок Он преподал: «...вы должны умывать ноги друг другу» (ст. 14).

(1) Некоторые поняли это буквально и решили, что этими словами устанавливается обряд, долженствующий постоянно совершаться в церкви: христиане должны в торжественном религиозном порядке умывать ноги друг другу в знак своей снисходительной любви друг к другу. Так понимал и практиковал это в церкви Милана св. Амвросий (Ambrose). Бл. Августин (Austin) отмечает, что те христиане, которые не делали этого руками, все же (он надеялся) в смирении совершали это в сердце своем; но, указывает он, гораздо лучше делать это руками, когда в этом есть необходимость, 1Тим 5:10. Что сделал Христос, тем не должны пренебрегать христиане. Кальвин (Calvin) отмечает, что когда Папа однажды в год, в Страстной четверг, совершал этот обряд, то он, скорее, подражал Христу, как обезьяна, а не следовал Его примеру, ибо эта предписываемая обязанность, согласно Христу, была взаимной: вы должны умывать ноги друг другу. Янсений (Jansenius) также отмечает, что она совершается frigide et dissimiliter – холодно и отличным от первоначального образца образом.

(2) Но, бесспорно, эти слова следует понимать прообразно; это поучительный, а не священный символ, каким является евхаристия. Это была наглядная притча, и наш Учитель намеревался научить нас посредством нее трем вещам:

[1] Смиренной снисходительности. От нашего Учителя мы должны научиться быть смиренными сердцем (Мф 11:29) и поступать со всяким смиренномудрием; мы должны думать скромно о себе и почтительно о наших братьях, не считая ниже своего достоинства ничего, кроме греха; о том, что выглядит унизительным, но имеет целью прославить Бога и доставить благо нашим братьям, мы должны говорить вместе с Давидом (2Цар 6:22): «Я еще больше уничижусь, и сделаюсь еще ничтожнее». Христос часто учил Своих учеников смирению, но они все время забывали этот урок; теперь же Он преподает его им так, чтобы они уже никогда не забыли его.

[2] Услужливой снисходительности. Умывать ноги друг другу – значит опуститься до самого унизительного служения любовью ради истинного блага и истинной пользы друг друга, подобно благословенному Павлу, который, хотя и был свободным от всех, сделался всем слугою, и благословенному Иисусу, Который не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить. Мы не должны жалеть своих сил и времени, отдавая их во благо тем, кому мы ничем особенно не обязаны, тем, кто ниже нас по положению, и тем, кто не в состоянии воздать нам. Омыть ноги человеку, прибывшему из путешествия, означает оказать почтение и помощь уставшему, так что умывать ноги друг другу – значит заботиться как о репутации, так и об удобствах друг друга, делать все возможное с нашей стороны, чтобы содействовать доброй репутации наших братьев и их покою. См. также 1Кор 10:24; Евр 6:10. Эта обязанность взаимная; мы должны сами принимать помощь со стороны наших братьев и им подавать помощь.

[3] Содействие освящению друг друга: «Вы должны умывать ноги друг другу от скверн греха». Августин (Austin), a вместе с ним и многие другие, именно так понимают этот текст. Мы не можем искупить грехи друг друга (это исключительное право Христа), однако мы можем помогать друг другу очищаться от греха. Прежде всего мы должны умыть самих себя; это дело милосердия должно начинаться с нас самих (Мф 7:5), но оно не должно на нас заканчиваться; мы должны сожалеть об ошибках и падениях наших братьев, особенно о том, когда они впадают в скверные грехи (1Кор 5:2), должны слезами умывать запачканные ноги наших братьев. Должны с верностью обличать их и делать все, что можем, для того чтобы привести их к покаянию (Гал 6:1); мы должны также увещевать их, чтобы предостеречь их от падения в грязь; в этом заключается умывание их ног.

4. Необходимость соблюдения этой заповеди утверждается и подчеркивается здесь примером того, что сделал Христос: «Если Я, Господь и Учитель, сделал это вам, то и вы должны делать то же друг другу». Он доказывает силу этого аргумента при помощи двух рассуждений:

(1) «Я ваш Учитель, а вы Мои ученики, и потому вы должны учиться от Меня (ст. 15); ибо в этом, равно как и в другом, Я дал вам пример, чтобы вы делали то же другим, что Я сделал вам». Заметьте:

[1] Каким хорошим учителем является Христос! Он учит не только посредством учения, но и примером, ибо Он для того и пришел в этот мир и обитал среди нас, чтобы оставить нам образец всех тех добродетелей и обязанностей, которым учит Его святая религия; а в этом образце нет ни малейшей фальши. Этим самым Он сделал Свои законы более понятными и достойными. Христос – наш вождь, подобный Гедеону, который сказал своим воинам: «Смотрите на меня и делайте то же» (Суд 7:17); подобный Авимелеху, который сказал: «Вы видели, что я делал; скорее делайте и вы то же, что я» (Суд 9:48); подобный кесарю, который называл своих воинов не milites – воинами, a commilitones – товарищами по оружию, и его обычным воззванием было не «he illue» – «Идите», a «Venite huc» – «Пойдемте».

[2] Какими хорошими учениками должны мы быть! Мы должны делать то же, что Он сделал; ибо Он для того и дал нам образец, чтобы мы копировали его, чтобы мы поступали в этом мире, как Он поступал, 1Иоан 2:6 и 4:17. Этому примеру Христа должны в особенности следовать служители, в которых добродетели смирения и святой любви должны проявляться особым образом, и применение ими этих добродетелей должно содействовать интересам их Учителя и целям их служения. Когда Христос выслал на служение апостолов в качестве Своих представителей, Он дал им такой наказ, чтобы они не принимали на себя важный вид и не держались высокомерно, а для всех сделались всем, 1Кор 9:22. «Что Я сделал с вашими грязными ногами, то и вы делайте с оскверненными душами грешников: умойте их». Некоторые из тех, кто высказывает предположение о том, что Христос умыл ноги ученикам во время пасхальной вечери, считают, что сказанное Им дает правило для допущения верующих к участию в Вечере Господней, а именно: сначала они должны быть омыты и очищены посредством исправления и безупречного хождения и только потом им можно позволить приступать к Божию жертвеннику. Однако все христиане призываются здесь снисходить друг к другу любовью и делать это так, как это делал Христос, без просьбы и без ожидания воздаяния; мы не должны преследовать корыстные цели в служении любви, также не должны мы и совершать его неохотно.

(2) «Я ваш Учитель, а вы Мои ученики, и потому вы не можете считать ниже своего достоинства делать то, что сделал Я, как вы сейчас видели, каким бы низким вам это ни казалось, ибо (ст. 16) раб не больше Господина своего, и посланник, с какой бы властью и помпезностью он ни посылался, не больше пославшего его». Христос уже указывал на это (Мф 10:24,25) как на причину, почему им не следует считать странным, если им придется пострадать так, как Он; здесь же Он указывает на это как на причину, почему им не следует считать, что смиряться так, как Он, это слишком много для них. Что Он не считал унизительным для Себя, то и для них не могло быть унизительным. Возможно, ученики были внутренне возмущены повелением умывать ноги друг другу, как не соответствующим тому высокому положению, которое надеялись в скором времени занять. Чтобы они избавились от таких мыслей, Христос напоминает им об их положении – они являются Его слугами; они были не лучше своего Учителя, и то, что соответствовало Его высокому положению, тем более соответствовало их положению. Если Он был смиренным и снисходительным, то и им не подобало гордиться и важничать.

Примечание:

[1] Мы должны внимательно наблюдать за собой, чтобы проявления благодатной снисходительности Христа к нам и то возвышение, которого Он удостаивает нас, не произвели в нашей греховной природе высоких помыслов о себе или низких – о Нем. Мы нуждаемся в напоминании о том, что мы не больше Господина нашего.

[2] Как бы наш Учитель ни снисходил в Своем благоволении к нам, мы должны еще более снисходить в нашем сообразовании с Ним. Смирив Себя, Христос возвеличил смирение, почтил его и обязал Своих последователей ничего не считать ниже своего достоинства, кроме греха. Мы обычно говорим тем, кто гнушается сделать то или другое: «Считай, что ты уже сделал это, и выглядишь в наших глазах ничуть не хуже от этого»; и это поистине так и есть, если Сам наш Учитель сделал это. Когда мы видим нашего Учителя служащего, то не можем не видеть и того, как не прилично нам быть высокомерными.

5. Завершая эту часть беседы, наш Спаситель указывает на необходимость их послушания данным наставлениям: «Если это знаете (или: «Я вижу, что вы знаете это...»), блаженны вы, когда исполняете». Большинство людей думают: «Блаженны те, кто возвышается и управляет». Мытье ног друг другу никогда не принесет богатства и продвижения по службе, но Христос, тем не менее говорит: «Блаженны те, кто унижается и подчиняется. Если вы это знаете...» Эти слова можно понять как выражение сомнения в их знании: они так были убеждены в своих понятиях о земной природе Царства Мессии, что едва ли могли воспринять мысль о долге, который так противоречил им. Либо это можно понять как выражение уверенности в том, что они действительно знали это; поскольку им были даны такие превосходные указания, засвидетельствованные таким превосходным примером, то в довершение их блаженства им необходимо было поступать в соответствии с ними.

(1) Это относится к повелениям Христа вообще.

Примечание. Хотя знать свои обязанности и является большим преимуществом, однако мы можем лишиться блаженства, если не будем исполнять их. Знание необходимо для действия; поэтому знание, которое не применяется на практике, остается тщетным и бесполезным; более того, оно усугубляет грех человека и ведет его в погибель, Лук 12:47,48; Иак 4:17. Именно знание и действие служат доказательством того, что мы принадлежим Царству Христа и являемся мудрыми строителями. См. также Пс 112:17,18.

(2) Особенно же это следует отнести к повелению о смирении и услужливости. Ничто не известно так хорошо и ничто не признается с такой готовностью, как то, что мы должны быть смиренными; и потому, хотя многие и признают себя вспыльчивыми и несдержанными, лишь немногие признают себя гордыми, ибо это такой же непростительный и ужасный грех, как и любой другой; и все же как мало сегодня можно увидеть истинного смирения и того взаимного подчинения и снисхождения, на которых так настаивает закон Христов! Большинство людей знают эти истины настолько хорошо, что ожидают от других, чтобы они поступали согласно с ними, угождали и служили им, но сами так не делают.

Стихи 18-30. В этих стихах раскрывается план Иуды о предательстве своего Учителя. Христос с самого начала знал о нем, но только теперь открыл его Своим ученикам, которые и думать не могли о том, что Христос будет предан, хотя Он часто говорил им об этом; еще меньше они могли предполагать о том, что это сделает один из них. Здесь:

I. Христос в общих чертах намекает на этот план (ст. 18): «Не о всех вас говорю, Я не могу думать, что все из вас сделаете это, ибо Я знаю, которых избрал и которых обошел в Своем избрании; но да сбудется Писание (Пс 40:10): ядущий со Мною хлеб поднял на Меня пяту свою». Он пока не называет открыто ни преступления, ни преступника, а лишь подготавливает их к дальнейшему откровению. Он сообщает им следующее:

1. Что не все они были верны Ему. Он сказал (ст. 10): «...вы чисты, но не все». Поэтому здесь говорит: «Не о всех вас говорю...»

Примечание. Того, что сказано о превосходных качествах учеников Христа, нельзя сказать о всех называющихся Его учениками. Слово Христа является разделяющим, оно отделяет овцу от овцы и отделит для ада тысячи тех, кто успокаивал себя надеждами на то, что они направляются в небо. «Не о всех вас говорю, вы – Мои ученики и последователи».

Примечание. В самых лучших обществах всегда бывает смесь плохого и хорошего, и Иуда оказался среди апостолов. И так будет до тех пор, пока мы не войдем в то благословенное общество, в которое не войдет ничто нечистое или лицемерное.

2. Что Сам Он знал, кто верен Ему, а кто – нет: «Я знаю, которых избрал, кто те немногие, избранные среди многих, которые откликнутся на общий призыв».

Примечание:

(1) Тех, кто избран, Христос избирает Сам; тех, кого Он предопределил к избранию, Он назвал по имени.

(2) Тех, кто избран, Христос знает, ибо Он никогда не забывает ни одного, кого однажды запечатлел в Своих помыслах любви, 2Тим 2:19.

3. Что в предательстве того, кто оказался неверен Ему, исполнилось Писание, благодаря чему этот факт не должен вызывать большого удивления и соблазна. Христос принял в Свою семью того, в ком предвидел предателя, и не воспрепятствовал ему Своей благодатью стать таковым, чтобы сбылось Писание. Пусть же это ни для кого не станет камнем преткновения, ибо хотя преступление Иуды от этого нисколько не уменьшается, тем не менее наш соблазн может уменьшиться. Приведенное место Писания относится к жалобе Давида на предательство некоторых из его врагов; еврейские толкователи, а вслед за ними и наши, обычно считают это указанием на предательство Ахитофела: Греции (Grotius) видит в этой ссылке намек на то, что смерть Иуды должна была быть подобной смерти Ахитофела. Но так как этот псалом говорит о болезни Давида, о которой мы ничего не читаем в истории, описывающей период, когда Ахитофел оставил его, то лучше отнести этот текст к какому-то другому его другу, оказавшемуся неверным ему. Наш Спаситель относит это к Иуде.

(1) Иуде как апостолу была дарована наивысшая привилегия: он ел с Христом хлеб. Он был знаком с Ним и пользовался Его покровительством, был одним из членов Его семьи, одним из тех, с кем Он был особенно близок. Давид говорит о своем друге, который предал его: «Он ел хлеб мой». Христос, будучи беден, не имел хлеба, который мог бы назвать Своим. Он говорит: «Он ел со Мною хлеб»; тот хлеб, который был у Христа благодаря благодеяниям Его друзей, служивших Ему, который разделяли с Ним Его ученики, в том числе и Иуда. В какое бы место Он ни приходил, Иуду приглашали вместе с Ним; он обедал не со слугами, а сидел за одним столом со своим Учителем, ел одну и ту же пищу, пил одно и то же питие и всегда пользовался всем тем, что и Он. С Ним он ел чудотворный хлеб, когда умножились хлебы, с Ним он ел и пасху.

Примечание. Не все, ядущие с Христом хлеб, есть Его истинные ученики. См. 1Кор 10:35.

(2) Иуда как отступник был виновен в самом низком предательстве: он поднял на Христа пяту свою.

[1] Он оставил Его, повернулся к Нему спиной, вышел из общества Его учеников, ст. 30.

[2] Он презрел Его, отряс прах от ног своих во свидетельство против Него, выказав тем самым свое пренебрежение Им и Его Евангелием.

[3] Более того, он стал врагом Ему; он выразил Ему свое презрение, подобно тому как это делают борцы по отношению к своим противникам, которых они намерены низложить.

Примечание. Нет ничего нового в том, что из тех, кто выдавал себя за друга Христа, на самом деле оказались Его врагами. Те, кто притязал на возвеличивание Его, в действительности возвышают себя над Ним и тем делают себя виновными не только в самой низкой неблагодарности, но и в самом низком предательстве и вероломстве.

II. Он объясняет им, почему Он заранее сказал им о предательстве Иуды (ст. 19): «Теперь сказываю вам, прежде нежели то сбылось, прежде нежели Иуда приступил к исполнению своего нечестивого замысла, дабы, когда сбудется, вы, вместо того что бы об это преткнуться, утвердились в вашей вере в то, что это Я, Тот, Который должен был прийти».

1. Своей способностью ясно и определенно предвидеть будущее, неопровержимо доказанной как в этом, так и в других случаях, Он показал Себя истинным Богом, перед лицом Которого все обнажено и открыто. Христос предсказал, что Иуда предаст Его, когда еще не было никакого основания для подозрений его в этом, и тем самым показал Себя вечным Словом, Которое судит помышления и намерения сердечные. Пророчества Нового Заве та относительно отступления последнего времени (о котором мы читаем во 2 Фес. 2; 1 Тим. 4 и Апокалипсисе), очевидным образом исполняющиеся сегодня, являются доказательством того, что эти Писания были написаны по вдохновению от Бога, и тем самым утверждают нашу веру в весь канон Писания.

2. Относя к Себе прообразы и пророчества Ветхого Завета, Он показал Себя истинным Мессией, о Котором все пророки свидетельствовали. Так написано, и так надлежало пострадать Христу, и Он пострадал именно так, как было написано, Лук 24:25,26; Иоан 8:28.

III. Он дает слово ободрения Своим апостолам и всем Своим служителям, которых принимает Себе на службу (ст. 20): «...принимающий того, кого Я пошлю, Меня принимает...» Смысл этих слов тот же самый, что и в других местах Писания, однако здесь их трудно связать с контекстом. Христос сказал Своим ученикам, что они должны смиряться и унижаться. «Хотя, – говорит Он, могут найтись те, кто будет презирать вас за ваше уничижение, тем не менее найдутся и те, кто будет почитать вас и за это будут почтены сами». Те, кто знают о том, что они удостоены исполнять поручение Христа, могут спокойно смотреть на то, как этот мир их поносит. Или же Он намеревался таким образом успокоить внутренние колебания тех, кто, зная, что среди апостолов находится предатель, мог избегать принимать кого-либо из них; ибо, если один из них оказался неверен своему Учителю, кто из них останется верным? Ex uno disce omnes – Все они одинаковые. Нет, Христос не только не станет думать о них плохо по причине преступления Иуды, но будет доверять им, признает их Своими и почтит тех, кто их примет. Те, кто принимал Иуду, когда он был проповедником, и кто, возможно, обратился и получил назидание от его проповеди, нисколько не пострадали от этого; не следует им вспоминать об этом с сожалением, хотя впоследствии он и оказался предателем; ибо он был послан Христом. Мы не знаем, что представляют собой люди сегодня, еще меньше можем знать, какими они будут завтра, однако мы должны принимать тех, кто приходит как посланник Христа, пока не обнаружится, что они не являются таковыми. Хотя некоторые, оказывая гостеприимство странникам, приняли, не зная того, грабителей, тем не менее мы должны быть гостеприимными, ибо некоторые через это оказали гостеприимство Ангелам. Оскорбления, нанесенные нашему милосердию, хотя и совершенному с большой рассудительностью, не могут ни оправдать наше жестокосердие, ни лишить нас награды за наше милосердие.

1. Мы призываемся здесь к тому, чтобы принимать служителей как посланников Христа: «Принимающий того, кого Я пошлю, каким бы слабым и бедным он ни был, какими бы немощами, присущими многим другим, он ни обладал (ибо как закон, так и Евангелие делает священниками людей, обложенных немощью), тем не менее если он передает Мое слово, если его регулярно призывают и назначают на проповедь, если он, как служитель, посвящает себя служению слова и молитве, то принимающий его будет признан Моим другом». Христос уже покидал этот мир, но Он желал оставить в нем орден людей, которые будут Его представителями, чтобы передавать Его слово, и те, кто примет это слово, с его светом и любовью, примут и Его. Веровать в учение Христа, подчиняться Его закону и принимать Его спасение, предлагаемое на предложенных условиях, значит принимать тех, кого посылает Христос, а это, в свою очередь, означает принимать Самого Христа Иисуса Господа.

2. Мы призываемся здесь принимать Христа как посланника Божьего: «Кто так принимает Меня, кто принимает Христа в лице Его служителей, тот принимает и Отца, ибо они приходят также и по Его поручению, крестят во имя Отца, как и во имя Сына». Или, в общем: «Принимающий Меня как своего князя и Спасителя принимает Пославшего Меня как свою блаженную часть». Христос был послан от Бога, и принимая Его религию, мы принимаем единственно истинную религию.

IV. Христос более обстоятельно извещает их о том замысле, который тайно вынашивал против Него один из их числа (ст. 21): Сказав это в общем и желая тем самым подготовить их к более подробному откровению, Иисус возмутился духом, показав это каким-то жестом или знаком, и засвидетельствовал, торжественно объявил (cum animo testandic торжественностью свидетеля, дающего клятву): «Один из вас предаст Меня, один из вас, Моих апостолов и постоянных последователей». Ни о ком поистине нельзя было сказать, что он предаст Его, кроме тех, кому Он доверял и кто был свидетелями Его частной жизни. Не было никакой роковой необходимости в грехе Иуды, ибо хотя события и развивались в соответствии с предсказанием, тем не менее они не вытекали из него. Христос не является инициатором греха; тем не менее что касается этого отвратительного греха Иуды, то:

1. Христос предвидел его; ибо пред Ним обнажено и открыто все, даже тайное и относящееся к будущему, сокрытое от глаз всех живущих. Он знает, что в человеке, лучше самого человека (4Цар 8:12), и потому знает то, что он сделает. «...Я знал, что ты поступишь вероломно...» (Ис 48:8).

2. Он предсказал его, и сделал это не только ради остальных учеников, но и ради самого Иуды, чтобы он, получив предупреждение, мог выпутаться из сети диавола. Предатели оставляют свои планы, когда видят, что они раскрыты; наверно и Иуда, убедившись, что его Учитель знает о его замысле, оставит его со временем; если же нет, то это усугубит его участь.

3. Он говорил о нем с видимым беспокойством; Он возмутился духом, когда упомянул о нем. Он часто говорил о Своих страданиях и смерти без всякого возмущения духа, какое показал теперь, когда говорил о неблагодарности и предательстве Иуды. Это трогало Его за живое.

Примечание. Падения и неудачи учеников Христа – большое беспокойство для духа их Учителя; грехи христиан – огорчение для Христа. «Как!? Неужели один из вас предаст Меня? Из вас, принявших от Меня такие отличительные знаки благоволения; из вас, кого Я имел все основания считать преданными Мне людьми, кто исповедал такое почтительное отношение ко Мне; какую неправду нашли вы во Мне, что один из вас предает Меня?» Это глубоко печалило Его сердце, как печалит непокорность сыновей тех, кто воспитал и возвысил их, Ис 1:2. См. также Пс 94:11; Ис 63:10.

V. Ученики быстро забили тревогу. Они знали, что их Учитель не будет ни обманывать их, ни шутить с ними, и потому озирались друг на друга с видимым беспокойством, недоумевая, о ком Он говорит.

1. Озираясь друг на друга, они обнаружили внутреннее смятение по поводу сказанного им; оно все лило в них такой ужас, что они не знали, что делать и что говорить. Они видели, что их Учитель встревожен, и встревожились сами. Еще совсем недавно, во время праздника, они были исполнены радости, из чего мы можем извлечь урок для себя – радоваться с трепе том, как бы и не радуясь вовсе. Когда Давид оплакивал восстание собственного сына, все следовавшие за ним плакали вместе с ним (2Цар 15:30); так действовали и ученики Христа в этом случае.

Примечание. То, что печалит Христа, печалит, и должно печалить, всех, кто принадлежит Ему, особенно скандальное поведение тех, кто называется Его именем: Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся?

2. Они озирались друг на друга с целью обнаружить предателя. Они пристально вглядывались в лица друг друга, чтобы увидеть краску стыда на чьем-либо лице или какое-нибудь изменение в его выражении, свидетельствующее о чувстве вины, пробудившемся от слов Христа. Однако со весть тех, кто был верен, была настолько чиста, что они могли поднять незапятнанные лица свои, а совесть неверного была настолько сожжена, что он не устыдился и не мог покраснеть, так что предателя невозможно было открыть таким образом. Христос же тем самым привел Своих учеников в замешательство и смущение на некоторое время, чтобы смирить их и испытать их, чтобы пробудить в них недоверие к самим себе и негодование по поводу низкого поступка Иуды. Нам хорошо иногда почувствовать на себе чей-то пристальный взгляд, пережить состояние замешательства.

VI. Ученики были озабочены тем, что бы получить от своего Учителя объяснение, чтобы Он сказал им конкретно, кого Он имел в виду, ибо ничто другое не могло избавить их от мучительных подозрений, так как каждый из них считал, что имеет столько же оснований подозревать себя, сколько и своих братьев.

1. Из всех учеников Иоанн наиболее подходил для того, чтобы спросить Учителя, потому что он был Его любимым учеником и возлежал рядом с Ним (ст. 23): Один же из учеников Его, которого любил Иисус, возлежал у груди Иисуса. Сопоставляя этот текст с Иоан 21:20,24, можно предположить, что этим учеником был Иоанн. Заметьте:

(1) Какую особую любовь питал Иисус по отношению к нему; по этим словам, что он был учеником, которого любил Иисус, можно узнать Иоанна. Он любил всех их (ст. 1), но Иоанн был особенно дорог Ему. Его имя означает милостивый. Даниил, которому выпала честь получить откровения Ветхого Завета, как Иоанну – Нового, был мужем возлюбленным (англ. текст. – Прим. редактора.), Дан 9:23.

Примечание. Из учеников Христа одни дороже Ему, чем другие.

(2) Какое место занимал Иоанн в это время и какой была его поза: он возлежал у груди Иисуса. Говорят, что в тех странах во время приема пищи было принято возлежать, так что каждый следующий человек возлежал у груди предыдущего, что, впрочем, мне кажется маловероятным, ибо в такой позе им было бы неудобно ни есть, ни пить; так или иначе, но Иоанн возлежал у груди Иисуса, и, по-видимому, это было необычным выражением привязанности в те времена.

Примечание. Среди учеников Христа есть такие, которых Он помещает у Своей груди, которые имеют более свободное и близкое общение с Ним, чем другие. Отец возлюбил Сына и поместил Его в Своем недре (Иоан 1:18), подобным же образом и верующие составляют одно с Христом, Иоан 17:21. Эту честь вскоре примут все святые на лоне Авраамовом. Тех, кто располагается у ног Христа, Он расположит у Своей груди.

(3) Тем не менее он скрывает здесь свое имя, потому что был автором этого повествования. Вместо того чтобы называть свое имя, он говорит о том, что ему доставляло большое удовольствие, о своем почетном титуле – что он был учеником, которого любил Иисус. Среди придворных Давида и Соломона также был носивший титул друга царя, однако он не записывает своего имени, желая показать тем самым, что он не гордился этим и не желал этим хвалиться. Павел в подобном случае говорит: «Знаю человека во Христе...»

2. Из всех учеников Петр был самым ревностным, ст. 24. Находясь на некотором расстоянии, он сделал знак Иоанну, чтобы тот спросил. Петр обыкновенно был лидером, более других склонным выступать. Когда природный темперамент человека, если он смягчен покорностью законам смирения и мудрости, побуждает его смело спрашивать и отвечать, то он делает его весьма полезным. Бог наделяет людей разнообразными дарами, но чтобы ведущие люди в церкви не думали о себе слишком много, а скромные не чувствовали себя обескураженными, заметим, что не Петр, а Иоанн был любимым учеником. Петр очень желал знать ответ на этот вопрос, чтобы не только удостовериться в том, что это был не он, но и знать, кто это был, чтобы остерегаться его, быть на страже и, если возможно, помешать ему осуществить свой замысел. Мы думаем, что хорошо было бы знать, кто в церкви обманет нас; однако достаточно того, что Христос знает это, хотя мы и не знаем. Причиной того, что не сам Петр спросил об этом, было то что Иоанн, который занимал выгодное положение за столом, имел гораздо лучшую возможность прошептать этот вопрос на ухо Христу и получить такой же конфиденциальный ответ. Хорошо использовать наше знакомство с теми, кто близок к Христу, чтобы заручиться их молитвами о нас. Знаем ли мы тех, в отношении которых у нас есть все основания полагать, что они возлежат у груди Христа? Будем же просить их о том, чтобы они замолвили о нас доброе слово.

3. Вопрос был задан (ст. 25): Он, припадши к груди Иисуса и, таким образом, пользуясь возможностью шепнуть Ему на ухо, сказал Ему: Господи! кто это? Иоанн проявляет в этом:

(1) Уважение к своему товарищу и к его предложению. Хотя Петр и не имел той чести, которую имел в это время он, тем не менее он не пренебрег его намеком и исполнил его указание.

Примечание. Те, кто лежит у груди Христа, часто имеют возможность научиться чему-то полезному у тех, кто лежит у Его ног, тому, что будет полезно для них, и получить напоминание о том, что самим им и на ум не приходило. Иоанн хотел таким образом удружить Петру, имея для этого такую замечательную возможность. Так как каждый получил какой-то дар, то пусть служит им на благо другим, Рим 12:6.

(2) Почтение к своему Учителю. Хотя он и прошептал это на ухо Христу, тем не менее назвал Его Господом; дозволенная ему фамильярность нисколько не умалила его уважения к Учителю. Нам необходимо подбирать почтительные выражения и соблюдать приличия даже в наших тайных молитвах, которых никто не слышит, а не только в собраниях. Чем ближе общение, которое благословенные души разделяют с Христом, тем больше они ощущают Его достоинство и свое собственное недостоинство, см. Быт 18:27.

4. Христос тут же ответил на вопрос Иоанна, однако прошептал его на ухо ему, ибо остальные, как видно (ст. 29), продолжали оставаться в неведении относительно того, что происходит. «Тот, кому Я, обмакнув в соусе кусок хлеба (фшоу – кусочек, корочка), подам». И, обмакнув кусок (Иоанн внимательно наблюдал за Его движениями), подал Иуде, и Иуда охотно взял его, не подозревая о том, что это был знак, а радуясь тому, что может наполнить свой рот лакомым кусочком.

(1) Христос знаком указал на предателя. Он мог бы назвать Иоанну его имя («Враг и неприятель – этот злобный Иуда, он есть предатель, и никто другой».), но пожелал таким образом поупражнять наблюдательность Иоанна и показать, как необходимо Его служителям иметь дух различения; ибо лжебратья, против которых мы должны стоять на страже, становятся известны нам благодаря не словам, а знакам; мы должны узнавать их по плодам их, по духу их; формирование правильного суждения о них требует большого усердия и тщательности. Этим знаком был кусок хлеба, который Христос подал Иуде, и он был очень подходящим знаком, потому что в нем исполнилось предсказание Писания (ст. 18), что предателем должен быть ядущий с Ним хлеб, разделяющий общение с Ним. Это также имеет свое значение и учит нас тому, что:

[1] Христос иногда подает куски хлеба предателям; мирские богатства, почести и удовольствия – вот те куски (если можно так выразиться), которые Провидение иногда подает в руки нечестивым. Иуда, возможно, посчитал себя любимым учеником, получив этот кусок, подобно Вениамину за столом Иосифа; так, благоденствие глупцов, подобно притупляющему ум куску, губит их.

[2] Мы не должны проявлять жестокость по отношению к тем, о которых знаем, что они крайне злобно настроены против нас. Христос с такой же любовью отломил кусок Иуде, с какой подавал каждому из возлежавших за трапезой, хотя и знал, что он в это время думает о Его смерти. Если враг твой голоден, накорми его, это значит поступать так, как Христос.

VII. Сам же Иуда, вместо того чтобы убедиться через это в своем нечестии, еще больше утвердился в нем, сделанное ему предупреждение было для него запахом смертоносным на смерть, ибо после этого:

1. Им овладел диавол (ст. 27): И после сего куска вошел в него сатана, не с тем, чтобы сделать его меланхоликом или свести его с ума, как было в случаях овладения им некоторыми людьми, и не с тем, чтобы бросать его в огонь или в воду (такая участь была бы для него счастьем), или, как это было в случае со свиньями, утопить его в море; нет, сатана вошел в него с той целью, чтобы исполнить его непреодолимым предубеждением против Христа и Его учения, презрением к Нему, к Его жизни, как ничего не стоящей, чтобы возбудить в нем неутолимую жажду мзды неправедной и решимость ни перед чем не останавливаться ради ее приобретения. Но:

(1) Разве до этого в нем не было сатаны? Как же тогда сказано, что теперь вошел в него сатана? Иуда все время был диаволом (Иоан 6:70), сыном погибели, но именно теперь сатана обрел полную власть над ним, получил более свободный доступ к нему. Его намерение предать своего Учителя выросло теперь в окончательную решимость это сделать; бес возвратился в него с семью другими духами, злейшими его самого, Лук 11:26.

Примечание.

[1] Хотя диавол живет в каждом нечестивом человеке, творящем его дела (Еф 2:2), однако иногда он входит более явно и более властно, чем в других случаях, заставляя людей творить такие чудовищные беззакония, от которых вздрагивает естество человеческое и природная совесть.

[2] Предатели Христа имеют в себе много от диавола. Христос говорит о грехе Иуды как о более тяжком, чем грех любого из Его гонителей.

(2) Каким образом сатана вошел в него после сего куска? Возможно, Иуда сразу понял, что он разоблачен, и это придало ему отчаянную решимость. Многие становятся хуже, получая щедрые дары Христа; то, что должно было привести их к покаянию, лишь утверждает их в нераскаянности. Горящие уголья, собранные им на головы, не расплавляют, а ожесточают их.

2. Христос отпустил его и предоставил ему идти вслед похотей его собственного сердца: Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее. Эти слова следует понимать не в смысле совета, как ему лучше творить свое беззаконие, и не как позволение творить это беззаконие, но как:

(1) Предание его водительству и власти сатаны. Христос знал, что сатана вошел в него и мирно управлял им, и теперь Он оставляет его как безнадежного. Разные методы достучаться до его совести, использованные Христом, оказались неэффективными, и потому Он говорит: «Что делаешь, делай скорее; если ты решил погубить себя, иди и получай свое».

Примечание. Когда добровольно отдаются злому духу, тогда добрый Дух совершенно справедливо уходит. Либо как:

(2) Вызов сделать худшее, на что он способен: «Ты замышляешь против Меня, ну что же, осуществляй свой замысел, и чем быстрее, тем лучше, Я не боюсь тебя, Я готов». Заметьте: наш Господь Иисус с большой готовностью шел на страдания и смерть за нас, и Ему не терпелось исполнить взятое Им на Себя обязательство. Христос говорит о предательстве Иуды как о том, что он уже совершал, хотя оно было еще только в планах у него. Замышляющие и намеревающиеся сделать зло в глазах Божьих являются уже делающими его.

3. Возлежавшие за трапезой не поняли, о чем Он говорил, потому что не слышали того, что Он прошептал Иоанну (ст. 28, 29): никто из возлежавших, ни ученики, ни прочие гости, никто, за исключением Иоанна, не понял, к чему Он это сказал ему.

(1) Они даже не подозревали, что Христос сказал это Иуде как предателю, потому что им и в голову не приходило, что Иуда является предателем или что он им окажется.

Примечание. Ученикам Христа простительно быть несообразительными в вопросе критики. Большинство людей, когда слышат резкие слова, высказанные в общем, готовы с уверенностью заявить: «Это относится к тому-то, а это – к тому-то». Но ученики Христа были так хорошо научены любить друг друга, что им нелегко было научиться друг друга подозревать; любовь не мыслит зла.

(2) Поэтому они были уверены в том, что Он сказал ему это как их казначею, или казнохранителю, приказывая потратить часть денег. Их предположения в данном случае открывают нам, на что и на какие цели наш Господь Иисус обыкновенно выделял денежные средства из того малого запаса, который Он имел, и тем самым учат нас тому, как мы должны служить Ему нашим состоянием. Они решили, что какая-та часть денег должна быть потрачена либо:

[1] Надела благочестия: «Купи, что нам нужно к празднику». Хотя комнату, в которой им можно было бы есть пасху, Он позаимствовал, но провизию для праздника покупал на Свои деньги. Те средства, которые мы тратим на необходимое для соблюдения Божьих установлений, должны считаться хорошо потраченными; у нас гораздо меньше оснований для сетований на подобные расходы, потому что наше евангельское богослужение далеко не такое обременительное в финансовом отношении, каким было совершаемое по закону. Либо:

[2] На дела милосердия: или чтобы дал что-нибудь нищим. Из этого становится очевидно, что,

Во-первых, хотя наш Господь Иисус Сам жил милостыней (Лук 8:3), тем не менее Он давал милостыню нищим, малое от малого. Хотя Его вполне можно было бы извинить (не только потому, что Он Сам был нищим, но и потому, что Он творил столько добра, даром исцеляя такое множество людей), тем не менее, желая подать нам пример, Он давал на вспомоществование нищим из тех средств, которые предназначались для пропитания Его семьи, см. Еф 4:28.

Во-вторых, религиозные праздники считались подходящим временем для дел милосердия. Когда Он праздновал Пасху, Он кое-что оставлял для нищих. Когда мы испытываем Божью щедрость на себе, это должно делать нас щедрыми по отношению к нищим.

4. Иуда решительно принимается за осуществление своего замысла, направленного против Христа: он вышел. Наше внимание обращается на:

(1) Его поспешный уход: Он тотчас вышел и покинул этот дом:

[1] Из страха быть еще более разоблаченным перед собравшимися, ибо, думал он, если это случится, то они набросятся на него и уничтожат его или, по меньшей мере, его план.

[2] Он вышел утомившись от общества Христа и Его апостолов. Христу не пришлось изгонять его: он сам себя изгнал. Заметьте: удаление из общества верных обычно является первым открытым действием отступника, началом его отступления.

[3] Он вышел, чтобы осуществить свой замысел, чтобы найти тех, с кем он должен был заключить свою сделку и договориться о ее условиях. Теперь, когда сатана вошел в него, он начал все больше торопить его, чтобы тот не увидел своей ошибки и не раскаялся в ней.

(2) Время его ухода: была ночь.

[1] Хотя ночь – неподходящее время для бизнеса, тем не менее, поскольку сатана уже вошел в него, холод и темнота ночи были ему не помехой. Ревность и отвага слуг диавола, проявляемые ими в служении ему, должны пристыдить нас за нашу леность и трусость, какие мы проявляем в служении Христу.

[2] Поскольку была ночь, это давало ему возможность действовать тайно и остаться незамеченным. Он не хотел, чтобы кто-нибудь видел, как он будет договариваться с первосвященниками, и потому выбрал темное время суток как самое подходящее для темных дел. Те, чьи дела злы, любят тьму, а не свет. См. также Иов 24:13 и далее.

Стихи 31-35. Эта и последующая беседа Христа со Своими учениками, вплоть до конца Иоан. 14, имели место во время их трапезы. Когда ужин закончился, Иуда вышел; что же делали Учитель и Его ученики, которых он оставил возлежащими за столом? Они занимались полезной беседой, и этим самым они научают нас, как мы можем делать полезными для своих душ наши разговоры с друзьями за столом. Беседу начинает Христос. Чем более мы расположены к тому, чтобы в смирении содействовать доброму общению, имеющему своей целью назидание, тем более уподобляемся Иисусу Христу. Те, кому, ввиду занимаемого ими положения, их репутации и личных качеств, дано руководить обществом, те, к чьему мнению люди прислушиваются особенно должны использовать свое влияние, которое они имеют в других областях, как возможность сделать им доброе. Итак наш Господь Иисус беседует с учениками (и, вероятно, более пространно, чем описано здесь):

I. О великой тайне Своих страданий и смерти, относительно которых они до сих пор пребывали в таком неведении, что не могли даже настроиться на ожидание их, а тем более не могли понять их значение. Поэтому Христос говорит им об этом так, чтобы снять с креста его соблазн. Христос не начинал этого разговора до тех пор, пока не ушел Иуда, ибо он был лжебратом. Присутствие нечестивых часто служит помехой для хорошей беседы. Когда Иуда вышел, Христос сказал: «Ныне прославился Сын Человеческий». Теперь, когда Иуда, бывший пятном на их вечере любви и позором для их семьи, был разоблачен и удалился, Сын Человеческий прославился. Заметьте: Христос прославляется в очищении обществ христиан: грехи в Его церкви позорят Его, а очищение от этих грехов снимает этот позор. Или же этот текст следует понимать в том смысле, что Иуда ушел, чтобы дать ход делу, чтобы Христос мог быть предан на смерть, что должно было вот-вот совершиться: Ныне прославился Сын Человеческий, то есть: ныне Он распят.

1. В наставлении, которое Христос дал ученикам относительно Своих страданий, было нечто весьма утешительное.

(1) Он Сам прославится в них. Ныне Сыну Человеческому предстояло подвергнуться величайшему позору и бесчестью, претерпеть самое ужасное над Собой поругание, быть посрамленным как трусливым поведением Его друзей, так и оскорбительным высокомерием Его врагов, и несмотря на это, ныне Он прославился. Ибо:

[1] Ныне Ему предстояло одержать славную победу над сатаной и всеми силами тьмы, отобрать у них добычу и восторжествовать над ними. Ныне Он подпоясывается, готовясь сразиться с этими противниками Бога и человека, причем с такой величайшей уверенностью, как если бы уже распоясывался.

[2] Ныне Ему предстояло доставить славное избавление Своему народу, смертью Своей примирить их с Богом и привести вечную правду и вечное блаженство, пролить ту кровь, которая должна стать неиссякаемым источником радости и благословений для всех верующих.

[3] Ныне Ему предстояло подать славный пример самоотречения и терпения в страданиях на кресте, пример мужества и презрения к миру, пример ревности о славе Божьей и любви к душам людей, такой пример, какой навсегда сделает Его предметом восхищения и преклонения. Христос уже прославился во многих чудесах, которые Он сотворил, и, несмотря на это, Он говорит, что ныне Он прославляется в Своих страданиях, как если бы эта слава превосходила всю предыдущую, завоеванную Им в Его уничиженном состоянии.

(2) Бог Отец прославится в них. Страдания Христа были:

[1] Удовлетворением Божественного правосудия, и в этом смысле Бог прославился в них. За ущерб, причиненный Его достоинству грехом человека, была, таким образом, выплачена сверхдостаточная компенсация. Требования закона были полностью удовлетворены, и слава Его управления получила эффективное подтверждение и поддержку.

[2] Проявлением Его святости и милосердия. Божьи совершенства ярко сияют в Его творении и в человеческой истории, но еще ярче они сияют в деле искупления; см. 1Кор 1:24; 2Кор 4:6. Бог есть любовь, и в жертве Христа Он прославил Свою любовь.

(3) Он Сам чрезвычайно прославится после Своих страданий, потому что через них чрезвычайно прославится Бог, ст. 32. Посмотрите, как Он обстоятельно говорит об этом. Он уверен в том, что:

[1] Бог прославит Его, а те, кого Бог прославляет, являются прославленными поистине. Земля и ад решили очернить Христа, а Бог решил прославить Его, и Он сделал это. Он прославил Его в страданиях удивительными знамениями и чудесами, которые сопровождали их как на земле, так и на небе, и даже распинавших Его заставил признать тот факт, что Он был Сыном Божьим. Но больше всего Он прославил Его после Его страданий, когда поставил Его одесную Себя и дал Ему имя выше всякого имени.

[2] Он прославит Его в Себе – iauTiS. Либо,

Во-первых, в Самом Христе. Он прославит Христа в Его собственном лице, а не только в Его Царстве среди людей. Это можно отнести к Его скорому воскресению. Простой человек может быть почтен после своей смерти через воспоминание о нем, а также через его потомство, а Христос был почтен в Себе Самом. Либо,

Во-вторых, в Самом Боге. Бог прославит Его у Себя Самого, как сказано в Иоан 17:5. Он сядет с Ним на престоле Его, Отк 3:21. Это есть истинная слава.

[3] Он прославит Его вскоре. На предлежащие Ему радость и славу Он взирал не только как на великие, но и как на близкие, а на Свои скорби и страдания – как на кратковременные и быстротечные. Добрая служба земным властелинам часто остается долго не вознаграждаемой, а Христос вскоре получил награду Свою. Всего сорок часов (а то и меньше) отделяли Его воскресение от Его смерти, а после них до Его вознесения на небо должно было пройти всего сорок дней, так что вполне можно было сказать, что Он сразу же прославился, Пс 15:10.

[4] Все это будет вознаграждением за то, что Бог прославится в Его страданиях и через Его страдания: так как Бог прославился в Нем и получил честь от Его страданий, то и Бог прославит Его в Себе и дарует Ему честь.

Примечание.

Во-первых, возвышение Христа состояло как в том, что Его уничижение было принято во внимание, так и в награде за это уничижение. А как Он смирил Себя, посему и Бог превознес Его. Если Отец приобрел такую большую славу через смерть Христа, то и Сын, конечно, ничего не потерял в Своей славе. Между Отцом и Сыном был заключен завет, Ис 53:12.

Во-вторых, те, кто занят делом прославления Бога, несомненно, будут иметь счастье быть прославленными у Него.

2. В наставлениях Христа ученикам, связанных с предстоящими Ему страданиями, было также нечто, предназначенное для их пробуждения, ибо они все еще были медлительны сердцем, чтобы понять их (ст. 33): «Дети! не долго уже быть Мне с вами...» Христос делает им два предупреждения, говорит о двух серьезных вещах, желая побудить их воспользоваться возможностями, которыми они располагали в настоящее время:

(1) Они убедятся, что Его пребывание в этом мире, пребывание вместе с ними будет очень недолгим. Дети! Это обращение означает не столько их слабость, сколько Его нежность и сострадание; собираясь покинуть их и желая на прощание оставить им Свои благословения, Он разговаривает с ними с отеческой любовью. «Знайте же, что не долго уже быть Мне с вами». Относить этот текст можно и к Его смерти, и к Его вознесению на небо, смысл его от этого не меняется: Ему оставалось совсем немного времени быть с ними, и потому:

[1] Пусть они пользуются тем преимуществом, которое имеют сейчас. Если они хотят задать какой-нибудь хороший вопрос, если они желают получить какой-нибудь совет, наставление или утешение, то пусть говорят скорей, ибо не долго уже быть Мне с вами. Мы должны наилучшим образом использовать помощь, предлагаемую нашим душам, потому что будем иметь ее недолго: либо она будет взята от нас, либо мы будем взяты от нее.

[2] Пусть они не увлекаются Его телесным присутствием, как если бы их блаженство и утешение были неразрывно связаны с ним; нет, им надо подумать о том, как они будут жить без него, ведь не всегда они будут оставаться малыми детьми, когда-то им придется продолжить путь одним, без поддержки нянек. Нельзя успокаиваться на путях и средствах, предназначенных только на малое время для достижения нашего покоя, но устремляться вперед, к покою.

(2) Они убедятся, как трудно будет им последовать за Ним в мир иной, чтобы пребывать там вместе с Ним. Что Он прежде сказал иудеям (Иоан 7:34), то говорит теперь Своим ученикам, ибо они нуждаются для своего оживления духовного в тех же самых доводах, какие предлагаются грешникам для их обличения и пробуждения. Христос говорит им, что:

[1] Когда Его не станет, они ощутят нужду в Нем: «...будете искать Меня...», то есть: «Будете желать, чтобы Я снова был с вами». Часто мы только тогда узнаем цену милостям, когда начинаем испытывать недостаток их. Хотя присутствие Духа Утешителя и обеспечивает реальную и действенную помощь в нуждах и затруднениях, тем не менее оно не дает такого ощутимого удовлетворения, какое находили в телесном присутствии Христа те, кто привык его ощущать. Но заметьте, Христос сказал иудеям: «Будете искать Меня и не найдете», а ученикам Он говорит только: «будете искать Меня», подразумевая под этим, что хотя им, как и иудеям, не удастся найти Его в телесном виде, тем не менее они найдут нечто равноценное ему, их поиски не будут тщетными.

[2] Куда Он идет, туда они не могут придти. Это должно было настроить их на возвышенные мысли о Том, Кто отходил к невидимый, недоступный мир, чтобы пребывать в неприступном свете, а также на скромные мысли о себе самих и на серьезные мысли о своем будущем состоянии. Христос говорит им, что они не могут пойти за Ним (как и Иисус Навин говорил народу, что он не сможет служить Господу), с той целью, чтобы возгреть в них большее усердие и старание. Они не могли последовать за Ним на крест, ибо не имели для этого ни мужества, ни решимости; это стало ясно, когда все они оставили Его и бежали. Не могли они последовать за Ним и для получения Его венца, ибо они не удостоились еще и своего собственного, их труд и их битва были еще не завершены.

II. Беседа Христа с учениками о великой обязанности любить братьев (ст. 34, 35): «...да любите друг друга...» Иуда ушел теперь от них и доказал тем самым, что был лжебратом; однако они не должны были по этой причине питать чувства ревности и подозрения друг к другу, отравляющие их любовь: хотя среди них и оказался один Иуда, однако не все же они были Иудами. Теперь когда ненависть иудеев по отношению к Христу и Его последователям выросла до предела и они должны были рассчитывать на то, что с ними обойдутся точно так же, как и с их Учителем, им надо было позаботиться о том, чтобы братской любовью укрепить руки друг друга. Здесь приводятся три аргумента в пользу взаимной любви:

1. Повеление их Учителя (ст. 34): «Заповедь новую даю вам...» Он не просто рекомендует любовь как нечто приятное, не просто советует ее как нечто превосходное и выгодное, но повелевает любить и делает любовь одним из основных законов Своего Царства; заповедь о любви дана наряду с заповедью о вере во Христа, 1Иоан 3:23; 1Пет 1:22. Это заповедь нашего правителя, имеющего право устанавливать для нас законы; это заповедь нашего Искупителя, Который устанавливает для нас этот закон с той целью, чтобы исцелить наши духовные недуги и приготовить нас для вечного блаженства. Это новая заповедь, то есть:

(1) Обновленная заповедь. Она существовала от начала (1Иоан 2:7), она такая же древняя, как и законы мироздания; это была вторая величайшая заповедь закона Моисеева. Однако поскольку она также является одной из величайших заповедей Нового завета, заповедью нового Законодателя, Христа, то называется новой заповедью; ее можно уподобить старой книге, вышедшей в новом издании, исправленном и дополненном. Эта заповедь была настолько искажена преданиями Иудейской церкви, что когда Христос исправил ее и изложил в истинном свете, ее вполне можно было назвать новой заповедью. Законы мщения и воздаяния были настолько популярны, эгоизм настолько основательно укоренился в сердцах людей, что закон братолюбия был забыт как потерявший силу за давностью лет, так что, когда Христос заново издал его, он оказался для людей новым.

(2) Это превосходная заповедь, как является превосходной и новая песнь, потому что содержит в себе особую прелесть.

(3) Это вечная заповедь; она настолько удивительно нова, что навсегда остается таковой; она – как новый завет, который никогда не обветшает (Евр 8:13); она будет оставаться новой и в вечности, когда вера и надежда прекратят свое существование.

(4) В том виде, в каком дает эту заповедь Христос, она действительно является новой. Прежде было сказано: люби ближнего твоего, а теперь: да любите друг друга. Она внедряется с большим успехом, когда внедряется как взаимная обязанность.

2. Пример их Спасителя является еще одним аргументом в пользу братской любви: как Я возлюбил вас. Эту заповедь делает новой заповедью то, что принцип и основание любви (как Я возлюбил вас) являются совершенно новыми, они были сокрыты от прежних родов и поколений. Это можно отнести либо:

(1) Ко всем проявлениям любви Христа к ученикам, которую они испытывали в продолжение всего времени, когда Он входил и выходил перед ними. Он доброжелательно разговаривал с ними, сердечно переживал за них и их благополучие, наставлял, вразумлял и утешал их, молился с ними и за них, защищал их против обвинений, вступался за них, когда с ними плохо обращались, и открыто признавал их более близкими родственниками, чем Своих братьев, сестер и матерь. Он укорял их за то, что было в них плохого, и, однако, сострадательно сносил их ошибки, извинял их, старался видеть в них лучшее и на многое закрывал глаза. Так Он возлюбил их и только что умыл им ноги, так и они должны были возлюбить друг друга, и возлюбить до конца. Либо:

(2) К особому проявлению Его любви ко всем ученикам, которую Он собирался явить теперь, полагая жизнь Свою за них. Нет больше той любви, Иоан 15:13. Если Он так возлюбил всех нас, то имеет все основания ожидать, что мы будем любить друг друга. Не то чтобы мы были способны сделать нечто то же самое друг для друга (Пс 48:8), однако в некоторых отношениях мы должны любить друг друга точно таким же образом; мы должны поставить это для себя как образец и ориентироваться на него. Наша любовь друг к другу должна быть искренней и услужливой, трудолюбивой и жертвенной, постоянной и непрестанной; мы должны любить души друг друга. Наша любовь друг к другу должна исходить из того мотива и основываться на том соображении, что Христос возлюбил нас. См. Рим 15:1,3; Еф 5:2,25; Фил 2:1-5.

3. Честь их христианского звания (ст. 35): По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою. Заметьте: мы должны иметь любовь, не просто показывать любовь, но иметь ее в сердце и в своем характере, иметь и тогда, когда нет никакого повода для ее проявления; мы должны иметь ее всегда готовой проявиться. «По тому узнают, что вы истинно Мои последователи, если последуете Мне в любви».

Примечание. Братолюбие есть отличительный признак учеников Христа. По нему Он узнает их, по нему они могут узнавать самих себя (1Иоан 2:14), и по нему же другие могут узнавать их. Это облачение членов Его семьи, отличительная черта Его учеников; Он хотел, чтобы Его учеников узнавали по их любви друг к другу, как по признаку, отличающему их от всех остальных людей. Ею славился их Учитель, все, кому когда-либо приходилось слышать о Нем, слышали о Его любви, о Его великой любви; поэтому, если вы встретите людей, привязанных друг к другу более обыкновенного, вы можете смело утверждать: «Верно, это последователи Христа, они были с Иисусом». Из этого становится очевидно, что:

(1) Сердце Христа было весьма озабочено тем, чтобы Его ученики любили друг друга. Это должно было делать их единственными в своем роде; в то время как принцип этого мира заключается в том, что каждый сам за себя, они должны сердечно относиться друг к другу. Он не говорит: «По тому узнают, что вы Мои ученики, если будете творить чудеса», – ибо творящий чудеса есть ничто без любви (1Кор 13:1,2); но: «если будете иметь любовь между собою, основанную на принципе самоотречения и благодарности Христу». Христос хотел, чтобы любовь была proprium Его религии, главным отличительным признаком истинной Церкви.

(2) Превосходство в братолюбии составляет истинную славу учеников Христа. Ничто другое не может вызвать большего уважения и почтения к ним со стороны других людей. Посмотрите, как мощно влекло это людей, Деян 2:46,47. То, что христиане были известны своей любовью друг к другу, по мнению Тертуллиана (Tertullian), составляло славу первой церкви. Их противники замечали ее и говорили: «Посмотрите, как эти христиане любят друг друга» (Apol. cap. 39).

(3) Если последователи Христа не любят друг друга, то этим самым они дают повод не только для несправедливых укоров в адрес их вероисповедания, но и для справедливых подозрений относительно их собственной искренности. «О Иисус! неужто это Твои христиане, эти вспыльчивые, злобные, недоброжелательные, грубые люди? Неужели это одежда Твоего Сына?» Когда наши братья нуждаются в нашей помощи и мы имеем возможность послужить им, когда они расходятся с нами во мнениях и в практических вопросах, или в чем-то соперничают с нами, или раздражают нас, когда мы, таким образом, имеем повод снизойти к ним и простить их, – во всех подобных случаях обнаружится, имеем ли мы в себе то, что отличает учеников Христа.

Стихи 36-38. В этих стихах мы имеем:

I. Любопытство, проявленное Петром, и как оно было приостановлено.

1. Вопрос Петра был смелым и прямым (ст. 36): «Господи! куда Ты идешь?» Он относился к словам Христа (ст. 33): куда Я иду, вы не можете придти. Петр не обращает внимания на те практические наставления, которые Христос дал им относительно братолюбия, совершенно не интересуется ими, но сосредоточивает его на том, о чем Христос намеренно оставляет их в неведении.

Примечание. Это обычная наша ошибка, когда мы более стремимся познать то со крытое, что принадлежит одному лишь Богу, нежели то открытое, что принадлежит нам и сынам нашим, когда более желаем удовлетворить наше любопытство, нежели получить указания для своей совести, когда хотим знать то, что делается на небе, вместо того чтобы стремиться узнать, что нам нужно делать, чтобы попасть туда. В разговорах христиан легко можно пронаблюдать, как быстро прекращается беседа на понятную и назидательную тему – нечего добавить к сказанному, предмет исчерпан; но когда заходит разговор о сомнительных вопросах, то он превращается в бесконечные словопрения.

2. Ответ Христа был назидательным. Он не наградил Петра подробным описанием того мира, в который отходил, не предсказал так же отчетливо Свою славу и радость, как Свои страдания, а сказал только то, что уже говорил прежде (ст. 36): «Довольно для тебя того, что ты не можешь теперь за Мною идти, а после пойдешь за Мною».

(1) Мы можем истолковать это как относящееся к его следованию за Ним на крест: «Ты еще не до статочно силен в вере и решителен для того, чтобы пить Мою чашу». Что это действительно было так, открылось в момент Христовых страданий, когда он проявил трусость. По этой же причине, когда Христос был взят, Он позаботился о безопасности Своих учеников, сказав: «Оставьте их, пусть идут», – потому что они не могли теперь за Ним идти. Христос учитывает немощный состав Своих учеников и не лишает их навсегда того дела и той борьбы, к которым они еще пока не готовы; будет день, когда это будет по силам их. Хотя Петру и определено мученичество, тем не менее он не может теперь идти за Христом, потому что не пришел еще в возраст, а пойдет за Ним после; в конце концов, подобно его Учителю, он и сам будет распят. Пусть он не думает, что, избежав страданий теперь, он никогда не будет страдать. Из того, что нам однажды удалось избежать креста мы не должны делать вывод о том, что никогда больше его не встретим; мы можем сберегаться для испытаний больших, чем те, через которые уже прошли.

(2) Мы можем истолковать это как относящееся к его следованию за Ним для получения венца. Христос теперь отходил в Свою славу, и Петр сильно желал пойти с Ним: «Нет, – говорит Христос, – ты не можешь теперь за Мною идти, ты еще не созрел для неба и не окончил своего труда на земле. Прежде должен прийти Предтеча, Который приготовит для тебя место, и ты после пойдешь за Мною, когда выдержишь великую битву, а это произойдет в назначенное время».

Примечание. Верующие не должны рассчитывать на получение славы сразу же после своего обращения, ибо между Чермным морем и Ханааном пролегает пустыня.

II. Самоуверенность, проявленная Петром, и как она была сокрушена.

1. Петр делает смелое заявление о своей верности. Он не хочет оставаться позади, но спрашивает: «Господи! почему я не могу идти за Тобою теперь? Неужели Ты сомневаешься в моей искренности и решительности? Обещаю Тебе, если случится, я душу мою положу за Тебя». Некоторые считают, что у Петра было такое же понятие, как и у иудеев в аналогичной ситуации (Иоан 7:35), что Христос намеревается предпринять путешествие в какую-нибудь дальнюю страну, поэтому он заявляет о своей решимости сопровождать Его в любое место, куда бы Он ни пошел. Однако он так часто слышал, как его Учитель говорил о Своих страданиях, что, конечно, не мог понять Его слова иначе, как только в том смысле, что Он идет на смерть; и он решает, подобно Фоме, что пойдет и умрет с Ним, и лучше умрет с Ним, чем будет жить без Него. Посмотрите:

(1) Какую горячую любовь питал Петр к нашему Господу Иисусу: «Я душу мою положу за Тебя и не сделаю ничего больше». Я считаю, что Петр говорил то, что думал, и хотя он был опрометчивым в своих словах, тем не менее он не был лишен искренности в своих решениях.

Примечание. Христос должен быть для нас дороже самой нашей жизни, поэтому мы должны быть готовы положить ее за Него, когда будем призваны к этому, Деян 20:24.

(2) Как болезненно отреагировал он на то, что в его твердости усомнились, на что указывает его протест: «Господи! почему я не могу идти за Тобою теперь? Неужели Ты сомневаешься в моей верности Тебе?» (1Цар 29:8).

Примечание. Истинной любви больно слышать, когда ее подозревают в неискренности, см. Иоан 21:17. Христос сказал, что один из них – диавол, однако он был обнаружен и изгнан, и потому Петр думает, что может говорить о своем чистосердечии с большей уверенностью: «Господи! я твердо решил, что никогда не оставлю Тебя, почему же я не могу идти за Тобою?» Мы склонны думать, что мы все можем, и обижаемся, когда нам говорят, что мы чего-то не можем, тогда как в действительности мы ничего не можем делать без Христа.

2. Христос удивляет Петра предсказанием его неверности, ст. 38. Иисус Христос знает нас лучше, чем мы сами себя знаем, и знает много способов, как открыть глаза тем, кого Он любит, на самих себя и как избавить их от гордости.

(1) Он укоряет Петра за его самоуверенность: «Душу твою за Меня положишь?» Мне думается, что Он говорил эти слова с иронией: «Петр, твои обещания слишком велики и слишком щедры для того, чтобы на них можно было положиться; ты не представляешь, как неохотно, с каким сопротивлением отдает свою жизнь человек, как трудно согласиться умереть; это легче сказать, чем исполнить». Христос, таким образом, заставляет Петра еще раз обдумать свои слова, не для того, впрочем, чтобы отказаться от своей решительности, а для того, чтобы добавить к ней необходимое условие: «Господи! если Твоя благодать сделает меня способным на это, я душу мою положу за Тебя». – «Как?! Ты решишься умереть за Меня? Ты, дрожавший от страха, когда шел ко Мне по воде? Ты, который возопил, как только речь зашла о страданиях: «Будь милостив к Себе, Господи!» Оставить свои лодки и сети и последовать за Мной было для тебя легко, а душу свою положить не так-то легко». Его Учитель Сам боролся, когда это От Иоанна 13:36-38 коснулось Его, а ученик не выше учителя.

Примечание. Хорошо, когда мы приходим в стыд от нашей дерзкой самоуверенности. Разве трость надломленная предназначена быть столпом, и может ли болезненный ребенок решиться стать чемпионом? Какое безумие так бахвалиться.

(2) Он ясно предсказывает, что в критический момент Петр смалодушествует. Чтобы заградить уста его бахвальству, чтобы Петр не сказал снова: «Да, Учитель, я это сделаю», Христос торжественно заявляет: «Истинно, истинно говорю тебе: не пропоет петух, как отречешься от Меня трижды». Он сказал не так, как впоследствии, – ныне, в эту ночь, – ибо этот разговор имел место, вероятно, за два дня до Пасхи, но сказал: «Очень скоро ты трижды отречешься от Меня в течение одной ночи, даже более того, в продолжение времени между первым и последним пением петуха: не пропоет петух, еще не успеет закончить свою петушиную песню, как ты снова и снова отречешься от Меня, и все это из-за страха перед страданиями». Пение петуха упоминается здесь с целью:

[1] Указать на то, что это испытание, в котором он так нехорошо проявит себя, будет иметь место ночью, что казалось совершенно невероятно, но это предсказание Христа доказывало Его безошибочное предвидение.

[2] Вызвать в нем чувство раскаяния через пение петуха, что само по себе не могло бы произвести такого действия, если бы Христос не предсказал его. Христос предвидел не только предательство Иуды, хотя тот только замышлял об этом в своем сердце, но и отречение Петра от Него, хотя тот и не помышлял об этом, а думал как раз о противоположном. Ему известно не только о нечестии грешников, но и о слабости святых. Христос сказал Петру, что,

Во-первых, он отречется и откажется от Него: «Ты не только не пойдешь за Мной, но и будешь стыдиться того, что когда-то последовал за Мной».

Во-вторых, он сделает это не однажды, не второпях сказав необдуманное слово, но после некоторого перерыва повторит свое отречение и во второй, и в третий раз; так оно и случилось. Почему пророчества Писания выражены завуалированным и иносказательным языком, мы обычно объясняем тем, что если бы они прямо описывали события, то их исполнение вследствие этого было бы либо невозможным вовсе, либо требовало бы такой роковой необходимости, какая несовместима со свободой человека. Несмотря на это, ясное и точное пророчество Христа об отречении Петра от Него нисколько не делало Христа соучастником в его грехе. Но можно вполне представить себе, как сокрушило Петра в его уверенности в собственном мужестве, когда он услышал об этом, причем в такой форме, что он не осмелился что-либо возразить, в противном случае он ответил бы, подобно Азаилу: «Что такое раб твой, пес?» Это не могло не смутить его.

Примечание. Обычно те, кто наиболее уверен в своей безопасности, бывают наименее защищены; и наиболее постыдно обнаруживают свою слабость те, кто наиболее уверенно полагается на собственные силы, 1Кор 10:12.


Толкование Мэтью Генри на евангелие от Иоанна, 13 глава


← 12 Ин 13 MGC 14

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.