Библия » Толкование Мэтью Генри

От Иоанна 7 глава

← 6 Ин 7 MGC 8

В этой главе говорится:

I. Об уклонении Христа, в течение некоторого времени, от открытого появления в Иудее, ст. 1.

II. О Его намерении отправиться в Иерусалим на праздник кущей и Его разговоре с родственниками в Галилее по поводу этого путешествия, ст. 2-13.

III. О том, как Он проповедовал открыто в храме во время праздника.

1. В середине праздника, ст. 14, 15. Он беседует с иудеями:

(1) О Своем учении, ст. 16-18.

(2) О субботе, в нарушении которой Его обвинили, ст. 19-24.

(3) О Себе: откуда Он пришел и куда направлялся, ст. 25-36.

2. В последний день праздника.

(1) Его милостивое обращение к бедным душам с приглашением прийти к Нему, ст. 37-39.

(2) Реакция, вызванная этим приглашением.

[1] Многие из народа спорили по этому поводу, ст. 40-44.

[2] Первосвященники хотели схватить Его за это, но сначала их служители подвели их (ст. 45-49), потом их остановил один из членов их же синедриона, ст. 50-53.

Стихи 1-13. I. Причина, почему Христос большую часть Своего времени проводил в Галилее, а не в Иудее (ст. 1): потому что Иудеи, живущие в Иудее и Иерусалиме, искали убить Его за исцеление больного человека в субботу, Иоан 5:16. Они положили убить Его либо путем подстрекательства народа против Него, либо путем судебного преследования; принимая это в расчет, Он удалился в другую часть страны, расположенную далеко от линий сообщения с Иерусалимом. Не сказано: Он не отваживался, но: не хотел ходить по Иудее; не страх и не трусость удерживали Его от этого, а осторожность, потому что час Его еще не пришел.

Примечание.

1. Кто старается затмить свет Евангелия, те вполне справедливо лишаются его. Христос удаляется от тех, кто изгоняет Его от себя, скрывает лицо Свое от тех, кто плюет в него, и отказывает в сострадании тем, кто пренебрегает им.

2. Во времена надвигающейся опасности не только позволяется, но и рекомендуется удаляться и скрываться от преследований ради собственной безопасности и сохранности и избирать себе служение в наименее опасных местах, Мф 10:23. Тогда, и только тогда, мы призываемся подвергать свою жизнь опасности и рисковать ею, когда невозможно сохранить ее, не совершив при этом греха.

3. Мы не должны считать странным, когда достойных людей провидение Божье отправляет в малоизвестные и ничем не примечательные места, ибо таков был удел и нашего Учителя. Тот, Кто был достоин восседать на самом высоком из седалищ Моисеевых, охотно ходил по Галилее, обращаясь среди простого народа. Заметьте: Он не отсиживался в Галилее, не похоронил Себя там заживо, но ходил, ходил, творя добро. Когда мы не можем делать что-то и где-то, как нам того хотелось бы, то мы должны делать то, что можем, и там, где можем.

II. Приближение праздника кущей (ст. 2), одного из трех торжественных праздников, требующих личного присутствия в Иерусалиме всех мужчин; об учреждении его см. в Лев 23:34 и далее, а о том, как он был воз рожден после долгого времени его забвения, – в Неем 8:14. Он был установлен как в па мять о тех шатрах, в которых Израиль жил, странствуя по пустыне, так и в ознаменование того положения странников, в котором духовный Израиль Божий пребывает в этом мире. Этот праздник, установленный много столетий назад, по-прежнему благоговейно соблюдался.

Примечание. Божественные установления никогда не устаревают и не теряют своего значения с течением времени: явленные в пустыне милости никогда не должны забываться. Но этот праздник назван здесь праздником Иудейским, потому что весьма скоро он должен был быть упразднен как один из элементов иудаизма и оставлен служащим скинии.

III. Разговор Христа со Своими братья ми, с некоторыми из Его родственников. Были ли это родственники по линии матери или по линии названного отца, неизвестно; но они были из тех, кто претендовал на свою заинтересованность в Нем, и потому принялись советовать Ему, как Он должен поступать. Заметьте:

1. Их честолюбие и тщеславие: они побуждали Его действовать более открыто, чем действовал Он до сих пор: «Выйди отсюда, – сказали они, – и пойди в Иудею... (ст. 3), где Ты сможешь привлечь к Себе больше внимания, нежели здесь».

(1) Они приводят два довода, объясняющие, почему Он должен был последовать их совету:

[1] Это ободрило бы тех из живущих в Иерусалиме и его окрестностях, кто относился к Нему с почтением; ибо они ожидали наступления Его временного, земного Царства, престол которого, по их мнению, должен был находиться в Иерусалиме, и хотели, чтобы живущие там ученики получили особую моральную поддержку. Они считали, что время, которое Он проводил со Своими галилейскими учениками, растрачивалось впустую, а Его чудеса не могли принести Ему никакой пользы, если их не видели живущие в Иерусалиме. Или же: «Чтобы дела Твои, которые Ты делаешь, видели ученики Твои, все вообще ученики, которые соберутся в Иерусалиме на праздник, а не какая-то одна горстка учеников в одно время и другая – в другое».

[2] Это содействовало бы распространению славы Христа и сделало бы Его имя широко известным: «Никто не делает чего-либо втайне, если ищет сам быть известным широкому кругу людей». Они считали само собой разумеющимся, что Христос хотел прославиться, и потому считали безумием с Его стороны, что Он скрывал Свои чудеса: «Если Ты творишь такие дела, если Ты можешь завоевывать Своими чудесами расположение народа и одобрение начальствующих, то осмелься выступить открыто, на более широкое поприще, яви Себя миру. При поддержке таких верительных грамот Ты не можешь быть не принят, поэтому для Тебя настало время позаботиться о Своих интересах и подумать о Своей славе».

(2) Никто бы и не подумал, что в их совете было что-то недоброе, однако евангелист отмечает, что он свидетельствовал об их неверии: Ибо и братья Его не веровали в Него (ст. 5), ибо если бы они веровали в Него, то не говорили бы так. Заметьте:

[1] Принадлежать к родству Христа было честью, но эта честь не спасала; слушающие слово Его и исполняющие его – вот родство, которое Он ценит. Поистине благодать не может течь в жилах мирских людей, если ее нет в крови даже членов семьи Христа.

[2] Это было знаком того, что Христос не преследовал никаких мирских интересов, ибо в противном случае Его родственники обязательно вмешивались бы в Его служение и Он был бы вынужден заботиться прежде всего о них.

[3] Среди родственников Христа по плоти одни верили в Него (трое из двенадцати были Его братьями), в то время как другие хотя и были близки к нему не меньше первых, тем не менее не верили в Него. Многие из имеющих одинаковые внешние привилегии и преимущества неодинаково пользуются ими. Но:

(3) Что же было плохого в совете, который они дали Ему? Мой ответ таков:

[1] Указывать Христу и учить Его, какие Он должен предпринимать меры, было с их стороны проявлением надменности; если они считали Его несостоятельным руководить Самим Собой, то, значит, они не верили в Его способность повести их за Собой.

[2] Они совершенно не думали о Его безопасности, когда принуждали идти в Иудею, где, как им было известно, иудеи искали убить Его. Те, которые верили в Него и любили Его, отговаривали Его идти в Иудею, Иоан 11:8.

[3] Некоторые считают, что они надеялись на то, что фарисеи и начальники проверят чудеса, которые Он будет совершать в Иерусалиме, и разоблачат их как обман, что послужит оправданием их неверия. Таково мнение д-ра Уитби (Whitby).

[4] Возможно, они устали от Его галилейской компании (ибо «сии говорящие не все ли Галилеяне?») и потому желали, чтобы Он удалился от пределов их.

[5] Они пытаются, без всякого на то основания, убедить Его в том, что Он пренебрегал Своими учениками и отказывал им в возможности видеть Его дела, которая была необходима для укрепления их веры.

[6] Они выражают Ему молчаливый упрек в малодушии, в том, что Он не осмеливался бросить вызов великим людям и самоотверженно отдаться делу служения обществу, что Он непременно должен был бы сделать, будь у Него хоть сколько-нибудь мужества и великодушия, вместо того чтобы действовать украдкой и прятаться в углу. Так, скромность Христа и Его уничижение, а также Его незначительная с виду религия, какой она представлялась обычно в глазах мира, часто становились причиной укоров в адрес как Его Самого, так и ее.

[7] Они, кажется, ставят под сомнение истинность творимых Им чудес, когда говорят: «Если Ты творишь такие дела, если они способны выдержать критику высших кругов общества, то соверши их там».

[8] Они считают, что Христос, в общем, такой же человек, как и они, что Он так же зависим от действующего в мире порядка, как и они, и подобно им желает хвалиться по плоти, тогда как на самом деле Он не искал славы от человеков.

[9] Корнем же всего этого был их эгоизм; они надеялись на то, что если Он станет таким великим, каким мог бы стать, то они, будучи Его родственниками, разделят с Ним Его славу и удостоятся почитания ради Него.

Примечание.

Во-первых, многие плотские люди приходят на собрания, на праздничные богослужения с единственной целью показать себя, и все их заботы сводятся лишь к тому, чтобы создать хорошую видимость, представить себя красивыми перед миром.

Во-вторых, многие из тех, о ком складывается впечатление, будто они ищут славы Христу, в действительности заняты исканием собственной славы и используют Его славу лишь для достижения своих целей.

2. Благоразумие и скромность нашего Господа Иисуса, обнаружившиеся в Его ответе на совет, предложенный Ему Его братьями, ст. 6-8. Хотя в их совете было так много низких намеков, тем не менее Он отвечал им с кротостью.

Примечание. Даже на необоснованное заявление следует отвечать бесстрастно; мы должны научиться у нашего Учителя отвечать с кротостью даже на самые дерзкие и высокомерные слова и стараться не замечать ошибки там, где они легко обнаруживаются, а также уметь сносить оскорбления. Они хотели, чтобы Христос пошел вместе с ними на праздник, возможно, рассчитывая на то, что Он возьмет на Себя расходы на их путешествие; однако:

(1) Он указывает на два различия, какие существовали между Им и ими:

[1] Его время было ограничено, а их – нет: «Мое время еще не настало, а для вас всегда время...» Это следует понимать относительно времени Его отправления на праздник. Им было безразлично, когда идти, ибо у них не было никакого срочного дела там, где они находились, которое удерживало бы их на этом месте, не было его и там, куда они шли, чтобы им торопиться туда. Но для Христа каждая минута Его времени была драгоценна и для каждой из них было определено свое дело. У Него еще оставались дела в Галилее, которые Он должен был сделать прежде, чем мог покинуть эту страну. Из сравнения евангельских описаний можно прийти к выводу о том, что в промежутке между тем, когда Его родственники побуждали Его пойти на праздник, и Его прибытием туда имело место еще одно событие – отправление Им на служение семидесяти учеников (Лук 10:1 и далее), что было делом чрезвычайной важности; Его время еще не настало, ибо прежде Он должен был совершить это дело. Для живущих бесполезной жизнью всегда есть время; они могут уходить и приходить, когда им только заблагорассудится. Те же, чье время посвящено исполнению долга, часто испытывают его нехватку, и у них нередко не оказывается времени на то, что другие могут делать в любое время. Те, которые сделали себя рабами Божьими, какими являются все люди вообще, и те, которые сделали себя рабами всех, какими являются все полезные люди, должны рассчитывать на то, что им придется только мечтать о том, чтобы стать хозяевами собственного времени. Ограничение, связанное с занятостью, в тысячу раз лучше свободы, обусловленной праздностью. Возможно, здесь имеется в виду время Его открытого появления в Иерусалиме; Христос, знающий всех и все, знал, что наилучшим и самым подходящим для этого временем будет середина праздника. Мы, невежественные и близорукие, склонны указывать Ему и воображаем, будто Он прямо сейчас должен избавить Свой народ и таким образом явить Себя. Настоящее время есть наше время, но Он может лучше всего судить об этом; может быть, время Его еще не настало, Его народ еще не готов принять избавление, а враги его еще не созрели для погибели. Поэтому будем с терпением ожидать наступления Его времени, ибо все, что Он делает, будет славнее всего в свое время.

[2] Его искали убить, а их – нет, ст. 7. Являя себя миру, они не подвергали свою жизнь опасности: «Вас мир не может ненавидеть, ибо вы от мира, вы его чада, его слуги, служащие его интересам, мир же, несомненно, любит своих» (см. Иоан 15:19). Святой Бог не может любить несвятые души, а мир, лежащий во зле, не может их ненавидеть. Христос же, являя Себя миру, подвергал Свою жизнь величайшей опасности: а Меня ненавидит. Христом не просто пренебрегали как ничего не значащим в этом мире (мир Его не познал), но Его ненавидели, как будто Он причинял вред этому миру. Так Ему платили за то, что Он любил этот мир. Царствующий в сердце человека грех – это глубоко укоренившаяся антипатия к Христу и вражда против Него. Но почему мир ненавидел Христа? Какое зло сделал Он ему? Может быть, под видом завоевания его Он, подобно Александру, разорял его? «Нет, не поэтому, – говорит Он, – но потому, что Я свидетельствую о нем, что дела его злы».

Примечание.

Во-первых, дела злого мира суть злые дела, каково дерево, таков и плод его; этот мир лежит во тьме, он отступил от Бога, и потому дела его суть дела тьмы и бунтарства.

Во-вторых, наш Господь Иисус, как лично, так и через Своих служителей, разоблачал злые дела этого нечестивого мира и свидетельствовал против них, и собирался делать то же самое и в будущем.

В-третьих, разоблачение злых дел мира вызывает у него великое беспокойство и раздражение. То, что людям не нравится, когда им говорят об их нечестии и злых делах, доказывает, что их собственная совесть заставляет их стыдиться греха и страшиться наказания за него, и это служит к славе благочестия и добродетели.

В-четвертых, как бы мир ни лицемерил, все же истинная причина его враждебного отношения к Евангелию заключается в том, что оно свидетельствует против греха и грешников. Свидетели Христа своим словом и своей жизнью мучат живущих на земле и потому подвергаются такому бесчеловечному обращению, Отк 11:10. Но лучше удостоиться ненависти мира, свидетельствуя против его нечестия, чем заслужить его благосклонность, увлекаясь вниз по течению вместе с ним.

(2) Он отправляет их одних, намереваясь еще на некоторое время задержаться в Галилее (ст. 8): «Вы пойдите на праздник сей, а Я еще не пойду...»

[1] Он разрешает им пойти на праздник, несмотря на их лицемерие и плотские побуждения.

Примечание. Даже тем, кто идет на святые общения без должного расположения и искренних намерений, не должно ставить препятствий или отговаривать их от этого; кто знает, может быть, они подействуют на них благотворно?

[2] Он отказывает им в Своем обществе, отправляя их на праздник, потому что они были движимы плотскими стремлениями. Те, кто отправляется на святое общение с целью показаться перед людьми или ради каких-нибудь мирских интересов, остаются без Христа, и их успех будет соответственным. Как печально положение такого человека, хотя он и считает себя родственником Христа; Христос ему говорит: «Пойди на это общение; пойди, помолись; пойди, послушай слово; пойди поучаствуй в святом таинстве, но Я не пойду с тобой. Пойди и предстань перед Богом, но Сам Я не пойду среди тебя» (см. Исх 33:1-3). Но если Христа не будет с нами, к чему нам и выходить? «Вы пойдите, а Я не пойду». Когда мы отправляемся на торжественное богослужение или возвращаемся после него, нам следует быть осторожными в выборе попутчиков и избегать суетных и плотских компаний, чтобы добрые нравы не развращались худыми сообществами. Я еще не пойду на сей праздник. Он не говорит: «Я вообще не пойду туда», но: «Я еще не пойду». Могут быть причины для отсрочки исполнения какого-либо конкретного долга, однако пренебрегать им полностью или вообще отменять его нельзя; см. Числ 9:6-11. Он объясняет причину: «Мое время еще не исполнилось».

Примечание. Наш Господь Иисус очень точно знает Свое время и пунктуально соблюдает его, Его время было определено заранее, и это было самое лучшее время.

3. Пребывание Христа в Галилее до тех пор, пока не исполнилось Его время, ст. 9.

Говоря им об этом (таита Si eittwv), Он остался в Галилее; из-за этой беседы Он задержался там, ибо:

(1) Он не хотел подвергаться влиянию тех, кто советовал Ему искать славу человеческую, и идти вместе с теми, кто старался заставить Его показаться перед людьми; Он не хотел, чтобы о Нем думали, будто Он поддался искушению.

(2) Он не хотел уклоняться от Своей цели. Он сказал, на основании ясного предвидения и зрелого размышления, что пока еще не пойдет на этот праздник, и потому остался в Галилее. Последователям Христа прилично быть твердыми в своих намерениях и не поступать легкомысленно.

4. Отправление Христа на праздник, когда время Его исполнилось. Заметьте:

(1) Когда Он пошел: когда пришли братья Его. Он не хотел идти с ними, чтобы они не произвели шумихи и возмущения под предлогом явления Его миру; ибо о Нем было предсказано, что Он не возопиет, и не возвысит голоса Своего, и не даст услышать его на улицах, что было в соответствии и с желанием Его собственного духа, Ис 42:2. Но Он пошел вслед за ними. Мы можем вполне законно участвовать в совместном богослужении с теми, от близкого знакомства и тесного общения с которыми нам все же следует сторониться; ибо благословение, получаемое от богослужений, зависит от благодати Божьей, а не от благодати поклоняющихся вместе с нами. Его братья по плоти пошли прежде, и только затем уже пошел Он.

Примечание. В исполнении внешней стороны религии лицемеры и формалисты нередко опережают искренних верующих. Многие приходят в храм прежде других из тщеславных побуждений и уходят из него неоправданными, как фарисей в Лук 18:11. Вопрос заключается не в том, кто пришел первым, а в том, кто пришел, приготовив себя наилучшим образом. Если мы пришли и принесли с собой свои сердца, то уже не имеет значения, кто пришел до нас.

(2) Как Он пришел: ojg iv крилтд – как если бы Он скрывался; неявно, а как бы тайно, скорее из боязни соблазнить других, чем повредить Себе. Он пошел на праздник, потому что там Ему представлялась возможность для прославления Бога и творения добра; но Он пошел туда как бы тайно, потому что не хотел раздражать правителей.

Примечание. Если дело Божье должно иметь успех, то лучше всего этого можно достичь, совершая его бесшумно. Царство Божье не должно прийти приметным образом, Лук 17:20. Мы можем совершать дело Божье тайным, но в то же самое время не обманным путем.

5. Великое ожидание появления Иисуса, царившее среди иудеев в Иерусалиме, ст. 11-14. Предыдущие появления Христа на праздниках, ознаменованные творимыми Им на них чудесами, сделали Его предметом широких толков и слежки.

(1) Они не могли не думать о Нем (ст. 11): Иудеи же искали Его на празднике и говорили: где Он?

[1] Простой народ сильно желал видеть Его на празднике, чтобы удовлетворить свое любопытство, видеть как Его Самого, так и Его чудеса. Они не считали нужным самим отправиться к Нему в Галилею, хотя если бы они взяли на себя труд совершить такое путешествие, то он не про пал бы для них даром. Но они надеялись на то, что праздник вынудит Его прийти в Иерусалим и тогда они обязательно увидят Его. Если бы возможность познакомиться с Христом сама постучалась в их дверь, то они, возможно, обрадовались бы ей. Они искали Его на празднике. Когда мы служим Богу, совершая Его святые установления, то должны искать в них Христа, должны искать Его на праздниках Евангелия. Же лающие увидеть Христа на празднике должны искать Его на нем.

[2] А может быть, это были Его враги, с нетерпением выжидающие удобного момента, чтобы схватить Его и, если возможно, воспрепятствовать Его успеху. Они говорили: «Где Он? пои ioTiviKsivog – где этот парень? Так на смешливо и презрительно они говорят о Нем. Вместо того чтобы радоваться этому празднику как возможности послужить Богу, они радовались ему как возможности воздвигнуть гонение на Христа. Точно так и Саул надеялся убить Давида в дни праздника новомесячия, 1Цар 20:27. Ищущие возможности грешить в местах торжественных собраний, предназначенных для поклонения Богу, оскверняют Его установления самым бесстыдным образом и оказывают Ему открытое неповиновение на Его собственной территории; это подобно тому, как если бы кто затеял драку прямо у здания суда.

(2) Мнения народа о Нем разделились (ст. 12): много толков было о Нем в народе... Вражда правителей против Христа и их расспросы о Нем вызвали в народе бесчисленные толки и слежку за Ним. Таким образом, Евангелие Христово продвигалось вперед благодаря оказываемому ему противодействию и вызывало все больший интерес. Так как ему повсюду противоречили, то о нем повсюду говорили, что служило еще большему его распространению и привлекало людей к исследованию его сущности. Эти толки были не против Христа, а о Нем; одни ругали правителей за то, что они не одобряли Его действий и не поддерживали Его, другие – за то, что они ничего не предпринимали, чтобы заставить Его замолчать, и не ограничивали Его. Одни жаловались на то, что Он так активно проявляет Себя в Галилее, другие – на то, что Он так редко показывается в Иерусалиме.

Примечание. Христос и Его религия были и будут предметом многочисленных споров и разногласий, Лук 12:51,52. Если бы все согласились принять Христа, как следовало сделать, то наступил бы совершенный мир; но когда одни принимают свет, а другие, напротив, восстают против него, то возникают споры. Пока кости были мертвы и сухи, они бесшумно лежали на поле, но когда им было сказано: «Оживите», произошли шум и движение, Иез 37:7. Но шум и столкновения, вызываемые свободой и деятельностью, несравненно лучше, нежели молчание и соглашательство, царящие в тюремной камере. Итак, что же говорил о Нем народ?

[1] Одни говорили, что Он добр. Это, конечно, была истина, но далеко не вся истина. Он был не просто добрым человеком, но больше, чем человеком, Он был Сыном Божьим. Многие, не имея о Христе худых мыслей, тем не менее недооценивают Его и едва ли чтят Его, как должно, даже и тогда, когда хорошо отзываются о Нем потому что говорят о Нем далеко не все. Однако то, что даже не желающие поверить в Него как Мессию не могли не признать Его доброты, служило как к Его чести, так и к посрамлению преследовавших Его.

[2] Другие говорили: нет, но обольщает народ. Если бы это было правдой, то Он, несомненно, был бы ужасным человеком. Проповедуемое Им учение было здравым и не могло быть оспорено; Его чудеса были реальными и не могли быть опровергнуты; Его поведение было явно добрым и святым; и тем не менее считали, как само собою разумеющееся, что в основе всего лежал скрытый обман, – ведь не зря же первосвященники выступали против Него и пытались разделаться с Ним. Такие же толки о Христе, какие были среди иудеев, бытуют и в наше время: социнианцы говорят, что Он был добрый человек, и дальше этого не идут; деисты с этим не соглашаются, но говорят, что Он обольщал народ. Так, одни умаляют Христа, другие бесчестят Его, но истина велика.

[3] Они опасались много говорить о Нем, боясь начальников (ст. 13): никто не говорил о Нем явно, боясь Иудеев. Либо,

Во-первых, они не осмеливались говорить явно о Нем доброе. Когда кто-нибудь брал на себя дерзость критиковать или укорять Его за что-нибудь, тогда никто не осмеливался защищать Его. Либо,

Во-вторых, они вовсе не осмеливались говорить явно о Нем. Поскольку никакого справедливого обвинения невозможно было выдвинуть против Него, то они вообще ничего не желали слышать о Нем. Упоминать Его имя считалось преступлением. Так, многие пытаются утаить истину под предлогом недопущения споров о ней и подавляют разговоры о религии, надеясь таким образом предать забвению саму религию.

Стихи 14-36. I. Открытая проповедь Христа в храме (ст. 14): Он вошел в храм и учил, по Своему обыкновению, как делал всегда, когда приходил в Иерусалим. Его задачей было проповедовать Евангелие Царства, и Он проповедовал его на всяком месте, где собирался народ. Его проповедь не записана по той причине, вероятно, что она была на ту же тему, что и проповеди, произнесенные Им в Галилее и записанные другими евангелистами. Ибо Евангелие одно и то же как для простых людей, так и для образованных. Однако одно обстоятельство здесь все же отмечено, а именно то, что эта проповедь была произнесена в половине уже праздника, в четвертый или пятый день из восьми дней. Пришел ли Он в Иерусалим только в середине праздника или же Он пришел в самом начале его, но до сих пор не выдавал Своего присутствия, остается неизвестным. Но возникает вопрос: почему Он не приходил проповедовать в храм раньше? Отвечаю:

1. Потому что народ, проведший уже несколько дней в кущах, как было заведено во время праздника Кущей, имел теперь больше свободного времени и, как хочется надеяться, был более расположен слушать Его.

2. Потому что Он хотел явиться именно тогда, когда и друзья и враги Его уже предприняли попытки Его найти, желая этим дать нам образец того, как Он соблюдал Свой обычай приходить в полночь, Мф 25:6. Но почему теперь Он появился совершенно открыто? Вероятно, это было сделано с целью устыдить Его гонителей, первосвященников и старейшин.

(1) Показав им, что хотя они и были крайне агрессивно настроены против Него, тем не менее Он не боялся ни их самих, ни того, что они могли с Ним сделать. См. также Ис 50:7,8.

(2) Отобрав из их рук их работу. В их обязанности входило учить народ в храме, и особенно во время праздника Кущей, Неем 8:17,18. Но они либо вообще не учили народ, либо учили его учениям и заповедям человеческим, поэтому Он приходит в храм и учит народ. Когда пастыри Израилевы начали расхищать стадо, настало время явиться Пастыреначальнику, как и было обещано в Иез 34:22,23; Мал 3:1.

II. Его беседа с иудеями после проповеди; то, о чем они беседовали, можно разделить на четыре части:

1. Он говорит о Своем учении. Посмотрите:

(1) Как иудеи восхищались, слушая Его (ст. 15): И дивились Иудеи, говоря: как Он знает Писания, не учившись? Заметьте:

[1] Наш Господь Иисус не получал образования в школах пророков или у ног раввина; Он не только не отправлялся за моря, чтобы получить образование, как это делали философы, но и не воспользовался возможностью получить его в школах даже Своей собственной страны. Моисей был научен египетской мудрости, а Христос не был научен даже мудрости иудеев; приняв Духа без меры, Он не нуждался в получении знаний от человека или через человека. Во время прихода Христа на землю ученость процветала как в самой Римской империи, так и внутри Иудейской церкви более, чем в любое предыдущее или последующее столетие; именно в такое время всеобщего увлечения знаниями Христос и решил учредить Свою религию, а не в век необразованности и невежества, чтобы это не выглядело как стремление обмануть мир; однако Сам Он не стремился к образованию, модному в ту пору.

[2] Христос знал Писания, хотя никогда не учился им; был силен в Писаниях, хотя и не занимался у докторов богословия. От служителей Христовых требуется быть такими же сведущими в Писаниях, как и Он; а поскольку они не могут, как Он, рассчитывать на получение этого познания таким путем, как Он, посредством вдохновения свыше, то должны приложить старания к тому, чтобы получить его обычным путем.

[3] То, что Христос был образован, хотя и никогда не учился, делало Его поистине великим и необыкновенным Человеком; иудеи с удивлением говорят здесь об этом.

Во-первых, одни, вероятно, отмечали это с целью почтить Его: Тот, Кто никогда не учился, как все люди, и тем не менее превосходил всех их Своими познаниями, был, несомненно, наделен Божественным знанием.

Во-вторых, другие, вероятно, говорили об этом с целью выказать Ему свое пренебрежительное отношение: «Каким бы ученым Он ни казался, никакой истинной учености у Него не может быть, ибо Он никогда не учился в университете и не получал степени».

В-третьих, некоторые, по-видимому, предполагали, что Он достиг такой учености посредством магического искусства или каких-нибудь других запрещенных законом средств. Поскольку они не знают, как Он смог сделаться ученым, не учившись, то готовы посчитать Его чародеем.

(2) Три положения, которые Он утверждал относительно Своего учения:

[1] Его учение является Божественным (ст. 16): «Мое учение – не Мое, но Пославшего Меня». Они соблазнялись на том, что Он брался их учить, хотя Сам никогда не учился, на что Он отвечает им, что Его учение было таким, что ему не нужно было учиться, ибо оно не являлось плодом человеческого ума и естественных способностей, развиваемых путем чтения и бесед, но что оно представляло собой Божественное откровение. Как Бог, равносущный Отцу, Он вполне справедливо мог бы сказать: «Мое учение есть Мое и Пославшего Меня». Но поскольку Он находился теперь в состоянии уничижения и был, как Посредник, Божьим слугой, то Ему более подобало говорить: «Мое учение – не Мое, не только не Мое, не Мое по происхождению, как Человека и Посредника, но Пославшего Меня; оно сосредоточено не на Мне и в конечном итоге приводит людей не ко Мне, а к Пославшему Меня». Бог обещал, говоря о великом Пророке, что Он вложит слова Свои в уста Его (Втор 18:18), на что, по-видимому, и ссылается здесь Христос.

Примечание. То, что Божественное учение происходит от Бога, а не от человеков, является утешением для принимающих учение Христа и осуждением для отвергающих его.

[2] Самыми компетентными судьями истинности учения Христа и его Божественного авторитета являются те, кто с искренним и праведным сердцем желает и старается исполнять волю Божью (ст. 17): Кто хочет творить волю Его, чья воля слилась с волей Божьей, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от Себя говорю. Заметьте здесь,

Во-первых, как ставится вопрос в отношении учения Христа: от Бога оно или нет? Является ли Евангелие Божественным откровением, или оно обманывает? Если Сам Христос хотел, чтобы люди вникли в Его учение и узнали, от Бога оно или нет, то тем более должны желать этого Его служители; мы также должны удостовериться в том, что лежит в основе нашей веры, ибо если мы окажемся обманутыми, то это будет гибельный обман.

Во-вторых, кто скорее всего достигнет успеха в этом исследовании – те, кто творит волю Божью, по крайней мере, желает ее творить. Заметьте:

1. Кто же эти желающие творить волю Божью? Это те, кто действует непредвзято в своих поисках воли Божьей, кто не уклоняется от нее, увлекаясь какой-нибудь похотью или личным интересом; это те, кто силою благодати Божьей решился, познав волю Божью, повиноваться ей. Те, кто честен по отношению к Богу и кто искренне желает прославлять Его и угождать Ему.

2. Каким же образом они узнают об истинности учения Христа?

(1) Христос обещал таковым дать знание; Он сказал: «тот узнает», и Он же дает им разумение. Кто пользуется данным ему светом и старается жить в полном соответствии с ним, того Божественная благодать будет оберегать от губительных ошибок.

(2) Они расположены и приготовлены к тому, чтобы получить это знание. Кто склонен подчиняться уставам Божественного закона, тот расположен и впускать в себя лучи Божественного света. Кто имеет, тому дано будет; разум верный у тех, кто исполняет заповеди Его, Пс 110:10. Кто уподобляется Богу, тот, вероятнее всего, будет и способен понимать Его.

[3] Из этого становится очевидно, что Христос как учитель говорил не Сам от Себя, потому что Он не искал Своего, ст. 18.

Во-первых, обратите внимание на указанную здесь характеристику обманщика: он ищет славы себе, признаком чего является то, что он говорит сам от себя, как делали лжехристы и лжепророки. Обманщики описываются здесь следующим образом: они говорят сами от себя, не получив от Бога ни назначения, ни указаний; они руководствуются не поручением Божьим, а своей собственной волей, не вдохновением от Бога, а собственным воображением, собственными выдумками. Посланники же говорят не сами от себя; служители лишаются права на звание посланников, если хвалятся тем, что говорят сами от себя. Но посмотрите, как обнаруживается их обман: их притворство разоблачается тем, что они ищут исключительно своей собственной славы – ищущие своего говорят сами от себя. Говорящие от Бога говорят в интересах Бога и Его славы, стремящиеся же достичь собственных целей и интересов тем самым показывают, что не имеют поручения от Бога.

Во-вторых, обратите внимание на противоположную характеристику, которую Христос дает о Себе и Своем учении: кто ищет славы Пославшему Его, как это делаю Я, Тот доказывает тем самым, что Он истинен.

1. Он был послан от Бога. Только тех учителей, которые посылаются от Бога, мы должны принимать и слушать. Передающие Божественное послание должны подтвердить свое Божественное посланничество либо особым откровением, либо духовной властью, полученной от церкви.

2. Он искал славы Богу. Прославление Бога составляло главное направление Его учения и главный смысл всей Его жизни.

3. Это служило доказательством того, что Он был истинен и не было неправды в Нем. Лжеучителя – люди в высшей степени неправедные: они несправедливы как по отношению к Богу, Чье имя они бесчестят, так и по отношению к душам людей, которых они обманывают. Не может быть неправды большей, чем эта. Но Христос доказал, что Он был истинен, что Он был тем, за кого Себя выдавал, что в Нем не было неправды, не было ни лжи в Его учении, ни коварства ни обмана в Его обращении с нами.

2. Они разговаривали о преступлении, которое вменяли Ему в связи с тем, что Он исцелил больного человека и повелел ему нести свою постель в субботу. Они и прежде преследовали Его за нарушение субботы и выдвигали это в качестве причины своего враждебного отношения к Нему.

(1) Он свидетельствует против них, выдвигая встречное обвинение и обличая их в гораздо худших делах, cт. 19. Как не стыдно им было осуждать Его за нарушение закона Моисеева, когда сами они были такими отъявленными нарушителями его? Не дал ли вам Моисей закона? То, что они имели закон, было их привилегией, никакой другой народ не имел такого закона; но то, что никто из них не поступал по закону, то, что они противились ему и жили в полном противоречии с ним, делало их нечестивыми. Многие из тех, кому дан закон, не поступают по нему, хотя и имеют его. Пренебрежение законом было всеобщим: никто из вас не поступает по нему – ни занимавшие высокие посты, которые должны были лучше других знать его, ни находившиеся в подчиненном положении, которым подобало быть наиболее послушными. Они хвалились законом и претендовали на то, что ревнуют о нем, когда пришли в ярость на кажущееся нарушение его со стороны Христа; однако никто из них не поступал по закону. Подобным же образом ведут себя сегодня те, которые утверждают, что принадлежат церкви душой и телом, но при этом никогда не ходят в церковь. То, что, преследуя Христа за нарушение закона, сами они не поступали по нему, только усугубляло их нечестие: «Никто из вас не поступает по закону, почему же вы ищете убить Меня за его несоблюдение?»

Примечание. Обычно наиболее строгими к другим бывают те, у кого больше всего недостатков. Так, лицемеры, готовые вынуть сучок из глаза брата своего, не подозревают о существовании бревна в своем собственном. За что ищете убить Меня? Некоторые рассматривают эти слова как доказательство того, что они не поступали по закону: «Вы не поступаете по закону; если бы вы поступали по нему, то не искали бы убить Меня за то, что Я сделал доброе дело». Пытающиеся поддержать себя и свои интересы путем преследования и насилия, какие бы претензии они при этом ни предъявляли (хотя бы они называли себя custodes utriusque tabulae – хранителями обеих скрижалей), не являются исполнителями закона Божьего. Хемниций (Chemnitius) видит в этом причину того, что пришло время заменить закон Моисеев Евангелием: закон оказался бессильным обуздывать грех: «Моисей дал вам закон, но вы не поступаете по нему, он не удерживает вас даже от величайшего нечестия; следовательно, необходимы более ясный свет и лучший закон; почему же вы ищете убить Меня за введение его?» После этих слов народ грубо перебил Его, начав возражать против сказанного Им (ст. 20): «Не бес ли в Тебе? кто ищет убить Тебя?» Это указывает на то, что они имели:

[1] Доброе мнение о своих правителях, которые, по их убеждению, никогда не решились бы на такое чудовищное преступление, как убиение Его. Более того, они так почитали своих старейшин и первосвященников, что готовы были поклясться за них в том, что они не могут причинить вреда ни в чем не повинному человеку. Вероятно, у начальствующих имелись свои люди в толпе, подсказавшие эту мысль остальным собравшимся. Многие отрицают свое участие в беззаконных делах, хотя являются их зачинщиками.

[2] Худое мнение о нашем Господе Иисусе: «Не бес ли в Тебе? Ты одержим духом лжи, и Твои слова доказывают, что Ты плохой человек. Так понимают эти слова некоторые, но, скорее всего, их следует понимать иначе: «Тобой владеет дух меланхолии, Ты – слабый человек. Ты поддаешься беспричинным страхам, к чему склонны ипохондрики». Действию сатаны в то время обычно приписывали не только открытое бешенство, но и тихую меланхолию. «Ты сумасшедший Ты человек с помутившимся рассудком». Не будем поэтому удивляться тому, что лучших из людей подчас характеризуют наихудшим образом. Наш Спаситель не отвечает на эту низкую клевету, но ведет Себя так, как если бы Он ее не заметил.

Примечание. Желающие быть подобными Христу должны терпеливо сносить оскорбления и не обращать внимания, когда их унижают и обижают; они не должны замечать этого, тем более не должны на это сердиться, и уж, конечно, не должны за это мстить. А я, как глухой, не слышу Будучи злословим, Христос не злословил взаимно.

(2) Он приводит доводы, прибегая к апелляции и защите.

[1] Он апеллирует к их собственным мнениям об этом чуде: «Одно дело сделал Я, и все вы дивитесь, ст. 21. Вы не можете не удивляться ему, так как это дело поистине великое, да к тому же еще и сверхъестественное; все вы должны признать, что это дело достойно удивления». Или: «Хотя Я сделал всего лишь одно дело, к которому вы ищете предлога для придирок, тем не менее вы дивитесь; вы соблазняетесь, вы негодуете, как будто Я виновен в каком-нибудь ужасном или чудовищном преступлении».

[2] Он апеллирует к их собственным делам, какие они совершали в других ситуациях: «Одно дело сделал Я в субботу, сделал без особого труда, одним только словом, и все вы дивитесь. Вы считаете очень странным то, что благочестивый человек осмелился на подобное, тогда как сами постоянно совершаете по субботам дело, требующее гораздо больших затрат труда – обрезание человека. Если обрезать младенца в субботу, когда она выпадает на восьмой день (что, несомненно, случается), вы считаете законным делом, более того, своей обязанностью, то исцеление больного, совершенное Мною в субботу, тем более является законным и добрым делом». Заметьте:

Во-первых, происхождение и начало обряда обрезания: Моисей дал вам обрезание, дал вам закон об обрезании.

1. Об обрезании сказано, что оно было дано, а о них сказано (ст. 23), что они его принимают; оно не было навязано им как бремя, но было дано им как знак особого благоволения.

Примечание. Таинства Божьи, и особенно те из них, которые представляют собой печати завета суть дары, данные человекам, и должны приниматься как таковые.

2. О Моисее сказано, что он дал обрезание, потому что оно было частью закона, данного Моисеем; однако, как и в отношении манны (Иоан 6:32), Христос говорит, что не Моисей дал им его, а Бог, и не от Моисея оно было, но от отцев ст. 22.

Несмотря на то что постановление об обрезании было включено в закон Моисеев, само обрезание как заповедь было учреждено гораздо раньше, ибо оно было печатью праведности по вере и имело свое начало одновременно с обетованием, за четыреста тридцать лет до того, как был дан закон, Гал 3:17. Церковное членство верующих и их детей было не от Моисея или его закона, и потому не было отменено вместе с ним; оно было от отцев, принадлежавших к патриархальной Церкви, и составляло часть того благословения Авраама, которое должно было распространиться и на язычников, Гал 3:14.

Во-вторых, в Иудейской церкви всегда отдавалось предпочтение закону об обрезании перед законом о субботе. Иудейские казуисты часто отмечали, что circumcisio et ejus sanatio pellit sabbatum – обрезание и исцеление после него отменяют субботу; если ребенок рождался в субботу, его обязательно обрезывали в следующую субботу. Поэтому если в то давнее время, когда ударение больше делалось на субботнем покое, разрешался труд, совершаемый in ordine ad spiritualia для поддержания и сохранения религии, то тем более должен разрешаться труд, совершаемый в век Евангелия, когда ударение больше делается на субботнем труде.

В-третьих, вывод, который Христос делает из этого в оправдание Себя Самого и Своих действий (ст. 23): если в субботу принимает человек обрезание, чтобы не был нарушен закон обрезания; или, как трактует ссылка на полях, не нарушая при этом закона, то есть закона о субботе. Божественные повеления должны пониматься нами таким образом, чтобы они не противоречили друг другу. «Итак, если вы позволяете это себе, то как неразумно с вашей стороны eptol ХоМте – негодовать на Меня за то, что Я всего человека исцелил в субботу!» Это слово, ipioi xoMts, встречается только здесь, оно является производным от слова XoArf – желчь. Они негодовали на Него, кипя от возмущения; то было злобное негодование, исполненное желчи.

Примечание. Крайне абсурдно и неразумно осуждать других за то, в чем мы оправдываем себя. Обратите внимание на сравнение, которое Христос проводит здесь между их обрезанием младенца и Его исцелением всего человека в субботу.

1. Обрезание представляло собой всего лишь обряд; оно поистине было от отцев, но не от самого начала; а то, что Христос сотворил, было добрым делом с точки зрения естественного закона – более превосходного в сравнении с тем законом, который делал обрезание добрым делом.

2. Обрезание было кровавым установлением и делало человека больным, а то, что Христос сотворил, послужило к исцелению человека и сделало его здоровым. Закон причиняет боль, и если такое разрешалось совершать в субботу, то тем более позволителен евангельский труд, приносящий с собой мир.

3. Особое внимание следует обратить на то обстоятельство, что Христос исцелил всего человека (oAov dvBpwjTOv Jyifj), тогда как они, обрезав ребенка, заботились только об исцелении обрезываемой части тела, а сам ребенок, несмотря на исцеление, продолжал после этого страдать от других недугов. «Я всего человека исцелил и сделал здоровым». Все тело получило исцеление, ибо болезнь затронула все тело; и это исцеление было полным, оно не оставило на теле никаких признаков болезни. Более того, сделав ему предостережение: «Иди и не греши больше», Христос исцелил не только тело больного, но и его душу, сделав таким образом всего человека здоровым, ибо человек есть душа. Обрезание также предназначалось для блага души, чтобы сделать всего человека таким, каким ему надлежало быть; но они извратили его, превратив в обыкновенный обряд, относящийся к плоти. Христос же сопровождал Свои внешние исцеления внутренними действиями благодати, чем и освящал их, и исцелял таким образом всего человека. Христос заканчивает этот спор, формулируя следующее правило (ст. 24): «Не судите по наружности, но судите судом праведным». Это правило,

Во-первых, можно рассматривать как частное, относящееся к тому самому делу, которое они расценили как нарушение закона. Не будьте пристрастны в суде, не судите кат оф1У – лицеприятно, не различайте лиц; таков смысл еврейских слов, употребленных во Втор 1:17. Осуждать инакомыслящих как преступников, отказывать им в той свободе, которую мы позволяем своим сторонникам, разделяющим наши мнения и идущим с нами по одному пути, противоречит закону справедливости и человеколюбия; это также относится к тому, когда мы рекомендуем применять к одним строгость и даже суровость, тогда как в отношении других осуждаем это как давление и преследование. Либо,

Во-вторых, это правило можно рассматривать в общем смысле, относя его к личности Христа и Его проповеди, которые вызывали у них соблазны и предубеждения. Обыкновенно ложь, предназначенная для обмана людей, предстает в наиболее выгодном свете именно тогда, когда о ней судят по наружности, она кажется наиболее правдоподобойprima facie – на первый взгляд. Фарисеи приобретали авторитет и репутацию потому, что казались людям праведными (Мф 23:27,28), потому, что люди судили о них по наружности и, таким образом, жестоко в них ошибались. «Но, – говорит Христос, – не будьте слишком уверенными в том, что все, кажущиеся вам святыми, являются таковыми в действительности». Что касается Его Самого, наружность Его далеко не соответствовала Его истинному достоинству и превосходству, ибо Он принял образ раба (Фил 2:7), был послан в подобии плоти греховной (Рим 8:3), не имел ни вида, ни величия, Ис 53:2. Так что судившие по Его наружности о том, был Он Сыном Божьим или нет, вряд ли могли судить судом праведным. Иудеи рассчитывали на то, что наружность Мессии будет помпезной и величественной, что ее будут отличать все известные знаки мирского великолепия. Так как они судили о Христе по такому правилу, то все их суждения о Нем были, с начала и до конца, ошибочными, ибо Царство Христа было не от мира сего, оно не должно было прийти приметным образом. Если Божественная власть сопровождала Его действия, если о Нем засвидетельствовал Бог и в Нем исполнились Писания, то какой бы незначительной ни была Его наружность, им все же следовало принять Его и судить о Нем путем веры, а не по взгляду очей своих. См. также Ис 11:3 и 1Цар 16:7. Христос, Его учение и дела не требуют ничего, кроме суда праведного; если приговор будет вынесен только по истине и по справедливости, то Христос и Его дело одержат полную победу. Судить о ком-либо мы должны не по наружности, не по званию или занимаемому им положению в этом мире, не по его волнующей внешности, но по его внутреннему достоинству, по проявлениям даров и плодов Духа Божьего.

3. Христос беседует с ними о Себе: откуда Он пришел и куда собирался идти, ст. 25– 36.

(1) Откуда Он пришел, ст. 25-31. Заметьте здесь:

[1] Возражение, выдвинутое некоторыми жителями Иерусалима, которые, по-видимому, были более всех остальных настроены против Христа, ст. 25. Казалось бы, что живущим у источника ведения и богопознания следовало более других быть готовыми к тому, чтобы принять Мессию, однако все было как раз наоборот. Если располагающие обилием средств познания и благодати не становятся от этого лучше, то они обычно становятся хуже; нашему Господу Иисусу часто оказывали наихудший прием те, от кого следовало бы ожидать наилучшего приема. Ведь не без основания вошло в пословицу выражение: чем ближе к церкви, тем дальше от Бога. Эти жители Иерусалима обнаружили свое недоброжелательство к Христу,

Во-первых, осуждением начальствующих за то, что те не трогали Его: «Не Тот ли это, Которого ищут убить?» Толпы людей, пришедших на праздник из провинции, не подозревали о готовящемся замысле, направленном против Него, и потому говорили: «Кто ищет убить Тебя?» (ст. 20). Но жители Иерусалима знали об этом заговоре и подстрекали своих правителей к тому, чтобы привести его в исполнение: «Не Тот ли это, Которого ищут убить? Почему же тогда они не убивают Его? Кто мешает им в этом? Они говорят, что хотят покончить с Ним, однако же, вот, Он говорит явно, и ничего не говорят Ему: не удостоверились ли начальники, что Он подлинно Христос?» (ст. 26). Дыша коварством и злобой и стремясь возбудить начальствующих против Христа (хотя те и не нуждались в этом), они намекают:

1. Что попуская Ему проповедовать, они тем самым вызывали неуважение к своей власти. «Можно ли позволять человеку, которого синедрион осудил как обманщика, говорить явно, не препятствуя ему в этом и не опровергая того, что он говорит? Это превращает вынесенный приговор в brutem fulmen – пустую угрозу; если наши начальники позволяют так обращаться с собой, то пусть скажут себе спасибо, если все перестанут бояться их и их законов».

Примечание. Самые суровые гонения нередко устраивались под предлогом необходимого укрепления власти и правительства.

2. Что этим они ставили под сомнение справедливость вынесенного ими решения. Не удостоверились ли они, что Он Христос? Это сказано с иронией: «Что заставило их переменить свое мнение? Что за новое откровение они получили? Они попускают людям думать, будто они сами веруют в то, что Он Христос, пусть же теперь предпримут более решительные действия, направленные против Него, чтобы освободить себя от подобных подозрений». Таким образом начальники, сделав людей врагами Христа, сделали их сынами геенны, всемеро худшими себя, Мф 23:15. Когда вера во Христа и исповедание Его имени выходят из моды и теряют вследствие этого свою репутацию, тогда многие искушаются преследовать верующих и противиться им, чтобы только никто не подумал, что они расположены к ним и защищают их. Именно поэтому отступники и выродившиеся потомки добрых родителей нередко оказывались хуже всех остальных – они как бы желали смыть с себя позор их исповедания. Это было странно, что начальники, раздраженные на Христа, не схватили Его, но час Его еще не настал; Бог силен связывать руки людей, хотя может при этом и не обращать их сердец.

Во-вторых, своим возражением против того, что Он Христос, в чем было больше злобы, нежели возражения по существу, ст. 27. «Если начальники думают, что Он Христос, то мы не можем поверить в это, ибо у нас имеется против этого такой аргумент: мы знаем Его, откуда Он; Христос же когда придет, никто не будет знать, откуда Он». Это был ложный аргумент, так как его посылки не ad idem – не соответствовали собственным взглядам субъекта.

1. Если они имеют в виду Его Божественную природу, то они правы в том, что, когда Христос придет, никто не будет знать откуда Он, ибо Он является священником по чину Мелхиседека, который был без родословия, и происхождение Его из начала, от дней вечных, Мих 5:2. Но в таком случае они не правы, заявляя, что знали об Этом Человеке, откуда Он, ибо они ничего не знали ни о Его Божественной природе, ни о том, как Слово стало плотию.

2. Если они имеют в виду Его человеческую природу, то они правы в том, что знали, откуда Он кто Его матерь и где Он был воспитан; но в таком случае они не правы, говоря о Мессии, что никто не будет знать, откуда Он, ибо задолго было известно, где должно родиться Ему, Мф 2:4,5. Заметьте:

(1) Как они презирали Его, потому что знали, откуда Он. Знакомство порождает презрение – мы склонны пренебрегать теми, чье происхождение нам известно. Свои не приняли Христа потому, что Он был свой Человек, хотя по этой самой причине им, напротив, следовало бы даже больше любить Его и быть благодарными Богу за то, что именно их народ и их время удостоились Его прихода на землю.

(2) Как они несправедливо пытались обосновать свое предубеждение против Него Писаниями, как будто одобряли их, хотя это было вовсе не так. Люди потому заблуждаются в отношении Христа, что не знают Писаний.

[2] Ответ Христа на это возражение, ст. 28, 29.

Во-первых, Он говорил свободно и смело, Он возгласил в храме, уча, то есть произнес эти слова громче, чем остальную часть Своей речи, потому что:

1. Хотел таким образом выразить Свою ревность, скорбя об ожесточении сердец их. В борьбе за истину можно проявлять ревность, не допуская при этом неумеренной горячности и гнева. Мы можем с жаром наставлять противящихся и в то же время оставаться кроткими.

2. Священники и все те, кто был настроен против Христа, не подошли поближе, чтобы послушать Его проповедь, и потому Он вынужден был говорить громче обычного, чтобы они могли услышать то, что Он хотел сказать им. Кто имеет уши слышать, да слышит.

Во-вторых, Он ответил на их придирку:

1. Он уступает их мнению, допуская, что они знали или могли знать о Его земном происхождении: «И знаете Меня, и знаете, откуда Я Вы знаете, что Я происхожу из вашего народа и являюсь одним из вас». Учение Христа нисколько не умаляет то, что в нем есть простые и понятные истины, которые доступны для познания естественным путем и о которых можно сказать, что мы знаем, откуда они. «Вы знаете Меня, вы думаете что знаете Меня; однако вы ошибаетесь; вы думаете, что Я сын плотника и родился в Назарете, однако это не так».

2. Он не соглашается с их мнением, отрицает, что то, что они видели в Нем и знали о Нем, было все, что им следовало знать; если они не видели и не знали ничего большего, значит, они судили только по наружности. Возможно, они знали, откуда Он пришел и где Он родился, но они не знали, утверждает Христос, Того, от Кого Он пришел.

(1) Он пришел не Сам от Себя; Он не бежал, когда никто не посылал Его, Он пришел не как частное лицо, но как лицо общественное.

(2) Он был послан Своим Отцом; это обстоятельство упоминается дважды: истинен пославший Меня, и: «Он послал Меня говорить то, что Я говорю, и творить то, что Я творю». Он Сам был в этом совершенно уверен и потому знал, что Отец поддержит Его. Хорошо, когда мы тоже уверены в этом, чтобы со святым дерзновением приближаться через Него к Богу.

(3) Он был от Отца, par aитои elpii – Я от Него; Он был послан Им не просто как слуга, посланный хозяином, но как сын, посланный отцом путем предвечного рождения, как лучи, посылаемые солнцем путем естественного излучения.

(4) Пославший Его Отец есть истинен; Он обещал дать им Мессию, и хотя иудеи и лишились права на это обетование, тем не менее Давший его истинен и потому сдержал Свое обещание. Он обещал, что Мессия узрит Свое потомство и будет благоуспешно исполнять Его дело; хотя большинство иудеев отвергнет Его и Его Евангелие, тем не менее Он, будучи истинен, исполнит Свое обещание, призвав язычников.

(5) Эти неверующие иудеи не знали Отца: Пославший Меня, Которого вы не знаете. Существует большое неведение о Боге даже среди тех, которые имеют образец ведения; истинная причина того, что люди отвергают Христа, заключается в том, что они не знают Бога; ибо в деле искупления существует такая поразительная гармония между Божественными атрибутами и такое восхитительное согласие между естественной религией и данной по откровению свыше, что верное знание первой не только допускает вторую, но и служит введением в нее.

(6) Наш Господь Иисус очень хорошо знал пославшего Его Отца: Я знаю Его. Он знал Его настолько хорошо, что нисколько не сомневался относительно Своего посланничества от Него, но был совершенно уверен в нем, и нисколько не был в неведении относительно дела, которое должен был совершить, но был совершенно осведомлен о нем, Мф 11:27.

[3] Раздражение, вызванное этими словами Христа у Его врагов, ненавидевших Его за то, что Он говорил им истину, ст. 30. И искали схватить Его, желая взять Его силой, с целью не просто причинить Ему какой-нибудь вред, но тем или иным путем предать Его смерти. Однако какая-то невидимая сдерживающая сила предотвратила это; никто не тронул Его, потому что еще не пришел час Его; это исходило не от них, что они не осуществили своего намерения, но от Бога, помешавшего им это сделать.

Примечание.

Во-первых, хотя верные проповедники Божьих истин ведут себя с величайшим благоразумием и кротостью, тем не менее они должны рассчитывать на ненависть и преследования со стороны тех, кому их свидетельство приносит, по их мнению, мучение, Отк 11:10.

Во-вторых, Бог содержит нечестивых людей в оковах, и какой бы вред ни желали они причинить, они не могут сделать больше того, что попустит им Бог. Злоба гонителей оказывается бессильной даже тогда, когда кипит сильнее всего, и хотя сатана входит в их сердца, но Бог связывает их руки.

В-третьих, иногда случается так, что какое-то невидимое и необъяснимое вмешательство чудом сохраняет от опасности слуг Божьих. Их враги не причиняют им вреда, какой замышляли сделать, и при этом ни они сами и никто другой не может объяснить, почему они не сделали этого.

В-четвертых, у Христа был Свой определенный час, который должен был поставить предел Его пребыванию и труду на земле. Точно так и для всех детей Его и Его служителей существует такой час, и пока он не придет, любые попытки их врагов, направленные против них, будут безуспешны, их время будет длиться до тех пор, пока у их Господина будет труд для них; никакие силы, земные или преисподние, не смогут одержать верх над ними до тех самых пор, пока они не окончат свидетельства своего.

[4] Положительное действие, произведенное речью Христа на некоторых из Его слушателей, несмотря на реакцию Его врагов (ст. 31): Многие же из народа уверовали в Него... Он был предназначен как на падение одних, так и на восстание других. Даже там, где Евангелие встречает на своем пути сильное противодействие, можно сделать много доброго, 1Фес 2:2. Обратите внимание здесь на то,

Во-первых, кем были эти уверовавшие; их было не несколько человек, а много, больше, чем можно было бы ожидать, когда так сильно было противодействующее течение общественного мнения. Но эти многие были из народа, ёктой оЛАоииз – толпы, из людей низшего класса, из черни, сброда, как назвали бы их некоторые. Мы не должны оценивать успех Евангелия по тому, чего достигло оно среди великих мира сего; служители не должны говорить, что труд их напрасен, если никто не принимает Евангелия, кроме бедных и незнатных, 1Кор 1:26.

Во-вторых, что послужило стимулом к их уверованию. Это были чудеса, которые Он сотворил; они не только были исполнением пророчеств Ветхого Завета (Ис 35:5,6), но и доказательством Божественной власти. Кто имел способность управлять и распоряжаться силами природы, то есть творить то, чего никто, кроме Бога, не мог творить, Тот, несомненно, имел также власть устанавливать то, чего никто, кроме Бога, не мог устанавливать, – закон, связывающий совесть, и завет, дарующий жизнь.

В-третьих, какой слабой была их вера; они не заявляют определенно, как самаряне: «Он истинно Христос», а только рассуждают между собой: «Когда придет Христос, неужели сотворит больше знамений?» Они считают само собой разумеющимся, что Христос придет и когда придет, то сотворит множество знамений. «Не Он ли это? Хотя мы и не видим в Нем всей той мирской славы, какую ожидали, тем не менее видим, что Он действует со всей той Божественной властью, с которой, согласно нашим вероубеждениям, должен прийти Мессия; почему бы Ему не быть Мессией?» Они верят в это, но не имеют мужества признаться себе в этом.

Примечание. Даже слабая вера может быть истинной верой и потому признанной и принятой Господом Иисусом, Который не считает день сей маловажным.

(2) Куда Он направлялся, ст. 32-36. Заметьте здесь следующее:

[1] Замысел фарисеев и первосвященников против Христа, ст. 32.

Во-первых, к составлению этого замысла их подтолкнули сведения, доставленные им их шпионами, которые вкрались в среду народа, собрали необходимую информацию и донесли своим ревнивым хозяевам, что среди народа ходят о Нем толки, будто многие уважают и ценят Его, несмотря на все их усилия сделать Его чудовищем. Хотя народ говорил о Нем исключительно шепотом и не имел мужества говорить открыто, тем не менее даже это приводило фарисеев в ярость. Вполне законны сомнения в справедливости правительства, которое так неуверено в самом себе, что обращает внимание на толки простого народа, произносимые втайне, отличающиеся друг от друга и потому недостойные доверия, и руководствуется ими. Фарисеи чрезвычайно гордились тем, что народ уважает их, и прекрасно понимали, что если Христос и дальше будет так расти, то они с неизбежностью будут умаляться.

Во-вторых, их план, составленный после того и состоявший в том, чтобы схватить Иисуса и поместить Его под стражу: послали служителей – схватить Его, а не тех, которые говорили о Нем и создавали для них угрозу; нет, самый эффективный способ рассеять стадо состоит в том, чтобы поразить пастыря. Создается впечатление, что именно фарисеи выступали зачинщиками планируемого преследования, однако сами они как таковые были безвластны и потому убедили первосвященников, членов церковного судилища, присоединиться к ним, на что те и без приглашения были уже готовы. Фарисеи претендовали на большую ученость, а первосвященники – на священнодействие. Как мир своею мудростью не познал Бога, но благодаря измышлениям величайших философов оказался виновен в величайших заблуждениях в области естественной религии, так Иудейская церковь своей мудростью не познала Христа, а ее величайшие раввины оказались величайшими невеждами относительно Его личности, более того, Его самыми непримиримыми врагами. Эти нечестивые начальники имели в своем распоряжении служителей, служителей синедриона, церковных служителей, которых они использовали для того, чтобы схватить Христа, и которые готовы были исполнить их поручение, хотя бы и негодное. Когда слуги Саула не захотели поднять рук своих на убиение священников Господних, у него нашелся один пастух, который готов был это сделать, 1Цар 22:17,18.

[2] Последующая за этим беседа нашего Господа Иисуса (ст. 33, 34): «Еще не долго быть Мне с вами, и пойду к Пославшему Меня; будете искать Меня и не найдете; и где буду Я, туда вы не можете придти». Эти слова, подобно столпу облачному и огненному, имеют светлую и темную стороны.

Во-первых, они имеют светлую сторону, обращенную к Самому нашему Господу Иисусу и говорящую об изобилии утешения для Него и для всех Его верных последователей, встречающих трудности на своем пути и подвергающихся опасностям за имя Его. Христос утешал Себя здесь тем, что:

1. Ему недолго остается находиться в этом тревожном мире. Он понимает, что среди людей Ему не удастся спокойно провести Свою жизнь, но лучшая часть ее, Его борьба, вскоре завершится, и Он будет уже не в мире, Иоан 17:11. Кто бы ни окружал нас в этом мире, будь то друзья или враги, время, которое нам предстоит провести вместе с ними, очень коротко; и для тех, кто в мире, но не от мира, и потому ненавидимы миром и мучатся в нем, есть утешение в том, что они будут в нем не всегда, они не будут в нем долго. Некоторое время мы должны находиться рядом с теми, которые подобны колючим шипам и мучительным терниям, но, благодарение Богу, это время продлится недолго, и однажды мы навсегда сделаемся недосягаемыми для них. Наши дни на земле суть дни злые, поэтому хорошо, что их немного.

2. Когда настанет время Ему покинуть этот тревожный мир, Он пойдет к Пославшему Его: пойду. Не: «Меня изгонят силою», но: «Я пойду добровольно; окончив Свое посольство, Я возвращусь к Тому, по поручению Которого пришел. Когда совершу дело Мое у вас, тогда, и не раньше, пойду к Пославшему Меня, Который и примет Меня к Себе и почтит Меня, как почитают послов после их возвращения». Их злоба против Него не только не мешала, но содействовала Ему на пути к славе и радости, которые предстояли Ему. Пусть страдающие за Христа утешают себя тем, что есть у них Бог, к Которому они могут идти и уже идут к Нему, идут быстро, чтобы вечно быть с Ним.

3. Хотя они и гнали Его повсюду, куда бы Он ни пошел, никакое гонение не может преследовать Его до самого неба: будете искать Меня и не найдете. Их враждебное отношение к Его последователям после Его отшествия на небо показывает, что если бы они способны были достать Его на небе, то преследовали бы Его и там: «Но вы не можете войти в тот храм так, как входите в этот». Слова: где Я (англ. текст. – Прим. редактора.) означают: где буду Я тогда. Но Он сказал так потому, что, даже находясь здесь на земле, Он пребывал в то же время на небе в Своей Божественной природе и в Своей Божественной любви, Иоан 3:13. Или же это означает, что Он настолько скоро будет на небе, что как бы уже находится там.

Примечание. Блаженство прославленных святых дополняется еще и тем, что они недосягаемы для диавола и для всех его злостных орудий.

Во-вторых, эти слова имеют темную и мрачную сторону, обращенную к тем нечестивым иудеям, которые ненавидели и гнали Христа. Они изнывали, желая избавиться от Него: Истреби от земли такого! Но пусть таковые знают, что:

1. Они сами избирают свою участь. Они прилагали все старание к тому, чтобы удалить Его от себя, и их грех будет их наказанием; Он недолго будет тревожить их, пройдет еще немного времени, и Он удалится от них. Бог справедливо лишает Своего присутствия тех, кто находит его обременительным для себя. Тем, кто устал от Христа, ничего не требуется для собственного их несчастья, кроме исполнения их желания.

2. Они непременно будут раскаиваться в своем выборе, когда это будет уже слишком поздно.

(1) Напрасными будут тогда их искания Мессии: «Вы будете искать Меня и не найдете. Вы будете ожидать прихода Христа, но ваши глаза не увидят Его и вы никогда не найдете Его». Отвергнувшие истинного Мессию тогда, когда Он приходил, были справедливо обречены на отчаянные и бесконечные искания того, кто никогда не придет. Эти слова можно также отнести к окончательному отказу грешникам в милости и благодати Христа в Судный день: ищущие Христа теперь обязательно найдут Его, но близится тот день, когда отвергающие Его теперь будут искать Его и не найдут. См. также Прит 1:28. Тщетно будут взывать они: «Господи! Господи! отвори нам». Или, может быть, эти слова говорят об отчаянии тех из иудеев которые были убеждены, но не обратились, которые напрасно будут желать увидеть Христа и вновь услышать Его проповедь, когда день благодати уже пройдет. Однако это еще не все.

(2) Напрасными будут тогда их надежды на небесное жительство: «Где буду Я и со Мной все верующие, туда вы не можете придти». Не только потому, что их не пустят туда справедливый и не подлежащий пересмотру приговор Судьи и мечи ангелов, поставленных у каждых ворот Нового Иерусалима, чтобы охранять путь к дереву жизни от не имеющих право войти, но и потому, что их собственные беззакония и неверие сделают их неспособными к этому: Вы не сможете придти туда, потому что сами того не захотите. Нелюбящие пребывать в том, где Христос находится на земле, то есть в Его слове и заповедях, совершенно непригодны быть там, где Христос пребывает в Своей славе на небе; ибо небо, увы, не будет небом для них: так сильна антипатия неосвященной души к блаженству небесного состояния.

[3] Их рассуждения по поводу сказанного Христом (ст. 35, 36): При сем Иудеи говорили между собою: куда Он хочет идти?.. Обратите внимание здесь,

Во-первых, на их сознательное невежество и слепоту. Он ясно сказал, куда собирается идти – к Пославшему Его, к Своему Небесному Отцу, и тем не менее они спрашивают: «Куда Он хочет идти?» и «Что значат сии слова?» Никто не слеп так, как не желающие видеть, не желающие замечать. Изречения Христа ясны для разумного и трудны только для желающих спорить.

Во-вторых, на их дерзкое пренебрежение предостережениями Христа. Вместо того чтобы затрепетать перед этими наводящими ужас словами, будете искать Меня и не найдете, означающими крайнюю степень несчастья, они смеются и подшучивают над ними, подобно грешникам, которые смеются над опасностию и не робеют, Ис 5:19; Ам 5:18. Пусть Он поспешит. А вы не кощунствуйте, чтобы узы ваши не стали крепче.

В-третьих, на глубоко укоренившиеся в них злобу и ненависть к Христу. Его уход пугал их только тем, что Он мог оказаться вне пределов досягаемости для их власти: «Куда Он хочет идти, так что мы не найдем Его? Если Он будет на земле живых, то мы отыщем Его; мы не оставим не исследованным ни одного места», – говорили они, подобно Ахаву, разыскивавшему Илию, 3Цар 18:10.

В-четвертых, на их гордое, пренебрежительное отношение к язычникам, которых они называют эллинским рассеянием. Под ним подразумевались либо иудеи, находящиеся в рассеянии среди греков (Иак 1:1; 1Пет 1:1) – «Не хочет ли Он пойти и завоевать влияние среди этих неразумных?» – либо язычники, рассеянные по всему миру, в отличие от иудеев, которые были объединены в одну Церковь и в один народ: «Не хочет ли Он послужить им?»

В-пятых, на ту ревность, которую вызывал в них малейший намек на Его благосклонное отношение к язычникам: «Не хочет ли Он пойти и учить еллинов? Не хочет ли Он понести им Свое учение?» Возможно, они слышали о некоторых знаках уважения, проявленного Им к язычникам, как, например, в проповеди Его в Назарете, а также в случаях с сотником и женщиной-хананеянкой, а ведь ничто не пугало их так, как принятие язычников. Утратившим авторитет в духовных вопросах свойственно с великой ревностью защищать исключительность своего церковного наименования. Сейчас они посмеялись над тем, что Он идет учить эллинов, но уже очень скоро после этой беседы Он и в самом деле сделает это через Своих апостолов и служителей и соберет этот рассеянный народ к великому огорчению иудеев, Рим 10:19. Прав был Соломон, сказавший: «Чего страшится нечестивый, то и постигнет его».

Стихи 37-44. В этих стихах излагается:

I. Речь Христа вместе с ее объяснением, ст. 37-39. Вероятно, это только краткие выдержки из того, о чем Он говорил много и подробно, но в них содержится суть всего Евангелия: призыв прийти к Христу и обещание утешения и блаженства, дарованных в Нем. Заметьте:

1. Когда Он сделал этот призыв – в последний великий день праздника Кущей. Восьмой день, завершавший празднество, должен был быть днем священного собрания Лев 23:36. Именно в этот день Христос публично выступил со Своим евангельским призывом, потому что:

(1) Много людей собралось одновременно в одном месте, а если приглашение делается сразу многим, то можно надеяться, что, по крайней мере, некоторые его примут, Прит 1:20. Многочисленные собрания представляют возможность сделать больше добра.

(2) Люди уже готовились в это время возвращаться в свои дома, и Он хотел, чтобы они унесли с собой сказанное Им как Его прощальное слово. Когда большое собрание вот-вот должно быть распущено и все должны разойтись, как было в данном случае, душу невольно охватывает чувство волнения от мысли, что эти люди, вероятнее всего, уже никогда больше не соберутся вместе на этом свете, и если мы можем сказать или сделать что-либо, чтобы помочь им попасть на небо, то такой момент является самым подходящим. Хорошо, когда мы чувствуем оживление в конце богослужения. Христос сделал Свой призыв в последний день праздника:

[1] Тем, кто пропускал мимо ушей Его проповеди в предыдущие дни этой священной недели; Он хочет еще однажды испытать их, и если сейчас они все же услышат Его голос, то обретут жизнь.

[2] Тем, кому, возможно, больше никогда не доведется услышать подобный призыв, поэтому они должны позаботиться о том, чтобы принять его; до следующего праздника пройдет полгода, за это время многие из них могут оказаться уже в гробу. Вот, теперь время благоприятное.

2. Как Он сделал этот призыв: стоял Иисус и возгласил. Эти слова указывают на:

(1) Серьезность и настойчивость призыва. Его сердце было занято мыслью о том, как привлечь к Себе несчастные души. То, что Он стоял перед народом и громким голосом обращался к ним, свидетельствовало о сильных переживаниях Его духа. Любовь к душам делает проповедников горячими.

(2) Его желание, чтобы все могли обратить внимание на этот призыв и принять его. Он стоял и возглашал, чтобы Его лучше было слышно; ибо всякий имеющий уши должен был постараться услышать это. Евангельская истина не прячется в углу, потому что не боится испытания. Языческие прорицания произносились тайно через шептунов и чревовещателей, а евангельские пророчества возвещаются открыто через стоящих и возглашающих. Как прискорбно положение человека, которого надо уговаривать войти в вечное блаженство, и как чудесна благодать Христа, что Он хочет уговаривать его! «Жаждущие!..» (Ис 55:1).

3. Сам призыв носит всеобщий характер: кто жаждет, кем бы он ни был, приглашается к Христу, будь он из высокого сословия или из низкого, богатый или бедный, молодой или старый, раб или свободный, иудей или язычник. Он является также весьма милостивым: «Кто жаждет, иди ко Мне и пей. Кто желает быть поистине и навеки блаженным, пусть обратится ко Мне и отдастся Моему водительству, и Я сделаю его блаженным».

(1) Кто призывается: все, кто жаждет. Это можно понимать как означающее либо:

[1] Бедность их состояния, внешнего (если кто лишен утешений в этой жизни или изнемог под тяжестью креста, то пусть бедность и страдания такого человека побудят его прийти к Христу за тем миром, который не может ни дать, ни отобрать этот мир) или внутреннего: «Кто желает получить духовные благословения, тот может черпать их у Меня». Либо:

[2] Склонность их душ к духовному блаженству, жажду его. В таком случае здесь имеется в виду тот, кто алчет и жаждет правды, то есть поистине стремится обрести благоволение Бога и желает, чтобы Он производил в нем Свое доброе дело.

(2) Сам призыв: Иди ко Мне. Пусть этот человек не обращается к обрядовому закону, который не силен ни успокоить совесть, ни очистить ее и потому не может сделать совершенными приходящих к нему, Евр 10:1. Пусть он не обращается и к языческой философии, которая только обманывает людей, уводит их в непроходимые дебри и оставляет там; но пусть он идет к Христу, принимает Его учение, подчиняется Его дисциплине, верует в Него; пусть он придет к Нему как к источнику воды живой, Подателю всякого утешения.

(3) Обещание полного удовлетворения: «Пусть он идет и пьет; он получит то, за чем пришел, и даже больше: он получит то, что не только освежает, но и подкрепляет душу, жаждущую блаженства.

4. Дополнение милостивого призыва милостивым обетованием (ст. 38): «Кто верует в Меня, у того... из чрева потекут реки...»

(1) Посмотрите, что значит прийти к Христу. Это значит уверовать в Него, как сказано в Писании; это значит принять Его таким, каким Он представлен нам в Евангелии. Мы не должны приспосабливать Христа к тому образу, какой рисует нам наше собственное воображение, а принимать Его верою таким, каким Он изображен в Писании.

(2) Посмотрите, как будут пить приходящие к Христу жаждущие души. Израиль, веровавший Моисею, пил из последующего за ними камня, из следующих за ними потоков, а верующие пьют из камня, который находится в них самих, из Христа, пребывающего в них, ибо Он является в них источником воды живой, Иоан 4:14. Запасов этой воды достаточно не только для удовлетворения их настоящей нужды, но и для получения ими постоянного, нескончаемого утешения.

[1] Это живая, или текущая, вода, которая по-еврейски зовется живой, потому что находится в постоянном движении. Дары и утешения Духа сравниваются с живой (то есть текущей) водой, так как являются действующими принципами духовной жизни, а также залогом и началом жизни вечной. См. также Пер 2:13.

[2] Эта живая вода течет реками, что означает изобилие и постоянство. Утешение течет обильно и непрестанно, подобно реке, те чет сильным потоком, снося преграды сомнений и страха. Во Христе заключена полнота благодати, благодать на благодать.

[3] Эти реки проистекают из чрева верующего, то есть из его сердца, или души, где действует Дух и откуда Он управляет человеком. В сердце насаждаются законы благодати, и из сердца, в котором пребывает Дух, берут свое начало источники жизни, Прит 4:23. Там поселяются Божественные утешения и радость, в которую не вмешается чужой. Верующий имеет свидетельство в себе самом..., 1Иоан 5:10. Sat lucis intusсвет, проистекающий изнутри. Далее обратите внимание на то, что если в душе есть ключи благодати и утешения, то из нее текут потоки: из чрева потекут реки.

Во-первых, благодать и утешение производят добрые действия внутри верующего, святое сердце обнаруживает себя в святой жизни: дерево познается по плодам, а источник – по текущим из него потокам.

Во-вторых, они будут сообщать пользу другим; добрый человек – благо для всех. Его уста – источник жизни, Прит 10:11. Недостаточно только самим пить воду из своего водоема, только самим утешаться дарованной нам благодатью, но мы должны позволить разлиться источникам нашим по улице, Прит 5:15,16.

Слова как сказано в Писании относятся, кажется, к какому-то ветхозаветному обетованию на данную тему, а таковых много. Так, например, обетование Бога об излиянии Духа, где используется сравнение с водой (Прит 1:23; Иоил 2:28; Ис 44:3; Зах 12:10); обетование о том, что сухая земля сделается источниками воды (Ис 41:18), что в пустыне будут проложены™ (Ис 43:19), что наполненные благодатью души будут, как источник воды (Ис 58:11), что Церковь будет колодезем живых вод, Песн 4:15. Здесь также может быть ссылка на воду, текущую из-под порога храма, Иез 47:1. Ср. с Отк 22:1 и см. также Зах 14:8. д-р Лайтфут (Lightfoot) и другие сообщают нам о том, что у евреев был установленный преданиями обычай – справлять в последний день праздника Кущей торжество, называемое ими libatio aquaeвыливание воды. Шли к купальне Силоам и черпали из нее золотым сосудом воду, которую затем приносили в храм под звуки трубы, с соблюдением других сопутствующих церемоний, и по восхождении к алтарю выливали ее пред Господом со всевозможными выражениями радости. Некоторые из иудейских писателей видят в воде символ закона и ссылаются при этом на Ис 12:3; 55:1. Другие – символ Духа Святого. Существует мнение, что наш Спаситель имел здесь в виду описанный обычай. Верующие, однако, будут иметь утешение не из сосуда с водой, почерпнутой из купальни, а из реки, текущей из них самих. Радость закона и выливание воды, выражающей эту радость, не следует сравнивать с радостью Евангелия из колодезей спасения.

5. Толкование этого обетования, данное евангелистом (ст. 39): Сие сказал Он о Духе..., то есть не о каких-то внешних преимуществах, выпадающих на долю верующих (как, возможно, неправильно поняли Его некоторые), а о дарах, плодах и утешениях Духа. Самым лучшим истолкователем Писания является само Писание. Заметьте:

(1) Всем верующим во Христа обещано, что они примут Святого Духа. Его чудотворные дары получили лишь некоторые (Map 16:17,18), а Его освящающую благодать получают все. Дар Святого Духа является одним из великих благословений, обещанных в Новом Завете (Деян 2:39), и если он обещан, то будет, вне всякого сомнения, дан всем, имеющим свою долю в этом завете.

(2) Дух, пребывающий и действующий в верующих, подобен источнику воды живой, из которого берут начало полноводные потоки, освежающие и очищающие, умягчающие и увлажняющие, подобно воде, делая самих верующих плодовитыми, а прочих – радующимися; см. Иоан 3:5. Когда апостолы так непринужденно говорили о делах Божьих, как Дух давал им провещевать (Деян 2:4), а впоследствии, когда они проповедовали и писали Евангелие Христа, из них лились такие потоки Божественного красноречия, что поистине исполнилось слово сказанное – из чрева потекут реки.

(3) Это обильное излияние Духа еще пока оставалось обетованием, ибо еще не было на них Духа Святого, потому что Иисус еще не был прославлен. Обратите внимание здесь на то, что:

[1] Иисус еще не был прославлен. Несомненно, Он должен был быть прославлен и всегда был достоин всякой чести; но в настоящее время Он был уничижен и презрен. Он никогда не лишался славы, которую имел прежде создания мира, Он заслуживал еще большей славы: кроме Своих наследственных почестей, Он мог претендовать также и на получение венца Посредника. Но все это ожидало Его только после возвращения к прежнему состоянию. Иисуса уже взяли за руку (Ис 42:1), Он уже смотрел с довольством (Ис 53:11), уже был оправдан (1Тим 3:16), но еще не был прославлен. И если Христос должен был ожидать откровения Своей славы, то и нам не следует считать тягостным ожидание откровения нашей славы.

[2] Еще не было на них Духа Святого; оипш yap rfv пуиИа – ибо еще не было Духа Святого. Дух Божий существовал от вечности, ибо Он в начале носился над водою, Он говорил устами ветхозаветных пророков и святых, Захария и Елисавета были исполнены Святого Духа. Следовательно, это обетование надо относить к особому, обильному и всеобщему излиянию Духа, предреченному в Иоил 2:28 и исполнившемуся в Деян 2:1 и далее. Дух Святой еще не был ниспослан таким видимым образом, каким предназначалось. Если мы сравним ясное ведение и силу благодати учеников Христа после дня Пятидесятницы с их невежеством и слабостью до того дня, то нам станет понятно, в каком смысле еще не было на них Духа Святого; задатки и начатки Духа уже были, но полной жатвы еще не было. Эпоха, которую следует называть диспенсацией Духа, еще не началась. Дух Святой еще не излился потоками воды живой, которые должны были разлиться и оросить собой всю землю, в том числе и языческий мир, дарами языков, к которым, по-видимому, главным образом и относится это обетование.

[3] Причина же, по которой еще не было на них Духа Святого, заключалась в том, что Иисус еще не был прославлен.

Во-первых, смерть Христа иногда называется Его прославлением (Иоан 13:31), ибо на кресте Он одержал победу и восторжествовал. Дар Духа Святого был куплен Кровью Христа, дорогая цена лежала в основании этого дара, и пока она не была уплачена, Духа Святого не было (хотя многие другие дары были излиты на основании гарантии будущей оплаты этой цены).

Во-вторых, в то время когда Сам Христос находился на земле, не существовало такой нужды в Духе, какая возникла потом, когда Христа на ней не стало, когда кто-то должен был восполнить Собой Его отсутствие.

В-третьих, излияние Духа Святого должно было произойти в ответ на ходатайство Христа (Иоан 14:16), как проявление Его власти; и потому Духа Святого не было до тех пор, пока Он не прославился и не принял на Себя права Ходатая и Властелина.

В-четвертых, Христос должен был прославиться через обращение язычников. Когда некоторые эллины стали расспрашивать об Иисусе, Он сказал: «Пришел час прославиться Сыну Человеческому» (Иоан 12:23). Время, когда Евангелие должно было проповедоваться всем народам, еще не пришло, поэтому не было повода для проявления дара языков, этой реки воды живой. Однако заметьте: хотя Духа Святого еще не было, тем не менее Он был обещан; это было великое обетование Отца, Деян 1:4. Хотя дары Христовой благодати могут надолго задерживаться, тем не менее они надежно гарантированы; в ожидании исполнения обетования мы можем жить упованием на это обетование, которое говорит и не обманет.

II. Последствия этой речи, как она была воспринята. В общем, она вызвала разногласия: Итак произошла о Нем распря в народе, ст. 43. Произошел раскол, – таково значение употребленного здесь слова: различные мнения отстаивались с жаром и препирательтвом, противоречивые чувства приводили к разногласиям. Думаете, Христос пришел принести мир на землю, чтобы все единодушно приняли Его Евангелие? Нет, результатом проповеди Его Евангелия всегда было разделение, ибо одни объединяются вокруг него, а другие объединяются против него, что вызывает брожение, как и произошло в данном случае. Однако Евангелие виновато в этом разделении не более, чем целительное лекарство – в усилении нездоровых ощущений в теле, хотя они производятся с целью снятия их. Заметьте, каковы были эти дебаты:

1. Одни пришли в восторг, слушая Его, и расположились к Нему: Многие из народа, услышавши сии слова, слыша, с каким чувством сострадания и доброты Он приглашал к Себе бедных грешников, с какой властью гарантировал им вечное блаженство, они не могли не составить о Нем высокого мнения.

(1) Одни из них говорили: «Он точно пророк, Тот Самый Пророк, о Котором предсказывал отцам нашим Моисей, говоря, что Он будет таким, как он». Или: «Это тот пророк, который, согласно представлениям Иудейской церкви, должен стать провозвестником и предтечей Мессии». Или: «Это истинно пророк, исполненный Божественного вдохновения и посланный от Бога».

(2) Другие пошли дальше и говорили: «Это Христос (ст. 41), не пророк Мессии, а Сам Мессия». Это было время ожидания Мессии, и иудеи готовы были говорить по любому случаю: «Вот здесь Христос» или «Вот там». Но это мнение, сложившееся у некоторых слушателей, было, кажется, всего лишь результатом смутных, поверхностных чувств, охвативших их на время, ибо мы не видим, чтобы эти люди стали Его учениками и последователями. Хорошее мнение о Христе весьма далеко от живой веры во Христа; многие отдают Христу предпочтение только на словах и кроме этого не отдают Ему ничего более. Эти люди говорили: «Он точно пророк» и «Это Христос», но при этом они не могли убедить себя оставить все и последовать за Ним. Итак, их свидетельство о Христе было всего лишь свидетельством против самих себя.

2. Другие ополчились против Него. Не успела эта великая истина – что Иисус есть Христос – выйти из уст одних, как другие принялись тут же опровергать и оспаривать ее. Одного только Его галилейского происхождения (которое принималось ими за несомненный факт) было, по их мнению, достаточно для того, чтобы опровергнуть всякие доводы в пользу того, что Он Христос. Ибо «разве из Галилеи Христос придет? Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова?» Заметьте здесь:

(1) Заслуживающее похвалы знание Писания. До сих пор они были правы: Мессия должен быть отраслью от корня Иессеева (Ис 11:1) и из Вифлеема должен произойти Владыка, Мих 5:2. Даже простой люд знал это по тем толкованиям, которые передали им их книжники. Возможно, что эти люди, с такой готовностью применившие эти места Писания против Христа, недостаточно хорошо знали другие части Священного Писания, а эти слова вложили им в уста их предводители, с тем чтобы усилить их предубеждение против Христа. Многие из тех, кто придерживается неверных пониманий и ревностно защищает их, кажутся хорошо подготовленными в Писании, тогда как в действительности их знания простираются не дальше тех мест, которые их научили извращать.

(2) Заслуживающее порицания незнание нашего Господа Иисуса. Они говорят, что Иисус пришел из Галилеи, с такой уверенностью, как будто вопрос о Его происхождении был уже давно решен, хотя если бы они спросили Его Самого, или Его мать, или Его учеников, или поинтересовались бы родословием семьи Давида, наконец, просто справились бы в архиве города Вифлеема, то узнали бы, что Он сын Давидов и уроженец Вифлеема. Но они не хотели этого знать. Так нередко люди, настроенные предубежденно и пристрастно впадают в грубые заблуждения относительно реальной действительности, исторических личностей и событий и на их основе принимают серьезные решения, хотя и живут в том самом месте и в то самое время, где и когда живут эти личности и происходят эти события, и истина лежит на поверхности.

3. Иные пришли в ярость и хотели схватить Его, ст. 44. Хотя сказанные Им слова были сама любезность и благодать, тем не менее они рассвирепели на Него за них. Такое злое обращение приходилось терпеть нашему Спасителю за добрые слова и дела. Они хотели схватить Его. Они надеялись на то, что кто-нибудь схватит Его, а если, думали они, никто этого не сделает, то они сами сделают это. Они хотели схватить Его, но никто не наложил на Него рук – невидимая сила удерживала их, потому что еще не пришел час Его. Как злоба врагов Христа всегда является необоснованной, так и ее временный спад бывает порой необъясним.

Стихи 45-53. Здесь мы видим, как первосвященники и фарисеи собрались на тайное совещание, замышляя низложить Христа; хотя теперь был великий день праздника, они не присутствовали на праздничных богослужениях, предоставив это простому народу, на которого эти великие священнослужители привыкли перекладывать дела благочестия, сами предпочитая заниматься церковной политикой. Они заседали, ожидая, что к ним приведут задержанного Христа, так как ими был отдан приказ о Его аресте, ст. 32. В этих стихах говорится о том:

I. Что произошло между ними и их служителями, пришедшими к ним без Христа, re infecta – так ничего и не сделав. Заметьте:

1. Выговор, который они сделали служителям за неисполнение данного им приказа: «Для чего вы не привели Его?» Он появился открыто; многие из народа были недовольны и хотели помочь им схватить Его; был последний день праздника, и другой такой возможности им могло бы уже не представиться. «Почему же вы не исполнили своего долга?» Их рассердило то, что свои же люди, которые от них зависели и на которых они надеялись, которых они настроили против Христа, так разочаровали их.

Примечание. Вредители досадуют, когда им не удается осуществить свои вредительские замыслы, Пс 111:10; Неем 6:16.

2. Причина, представленная служителями в качестве оправдания за неисполненный приказ: «Никогда человек не говорил так, как Этот Человек» (ст. 46).

(1) Это была самая настоящая правда, что никогда человек не говорил с такой мудростью, силой, благодатью, с такой убедительной ясностью и покоряющей любезностью, с какими говорил Христос; никто из пророков не говорил так, даже Моисей.

(2) Служители, посланные для того, чтобы взять Его, сами оказались плененными Им, в чем они и признались. Хотя, скорее всего, это были люди, не отличавшиеся живым умом или красноречием и уж точно не имевшие доброго расположения к Иисусу, тем не менее слова Христа были настолько поразительно ясны, что они не могли не предпочесть Его всем, кто восседал на седалище Моисеевом. Так Бог оберегал Христа Своею властью, управляя совестью даже злых людей.

(3) Они сказали об этом своим господам и учителям, которые совершенно не могли слушать, когда Христа возвеличивали, и тем не менее им не удалось этого избежать. Провидение распорядилось так, чтобы им было сказано об этом, чтобы услышанное ими могло впоследствии напомнить им об их грехе и усугубить их вину. Собственные их служители, которых нельзя было заподозрить в симпатии к Христу, теперь свидетельствуют против них. Это свидетельство должно было заставить их задуматься: «Понимаем ли мы, что делаем, когда ненавидим и гоним Того Кто так замечательно говорит?»

3. Фарисеи стараются сохранить свое влияние на служителей и снова настроить их против Христа, так как заметили, что те начали испытывать чувство симпатии к Нему. Они внушают им:

(1) Что принимая Евангелие Христа, они оказываются прельщенными (ст. 47): «Неужели и вы прельстились?» Христианство с самых первых дней его существования представлялось миру как великое мошенничество, а принимавших его объявляли прельстившимися, тогда как именно с того момента они освобождались от обольщения. Ожидавшие Мессию в ореоле мирской славы считали тех, кто веровал в Мессию, явившегося в бедности и бесчестье, обманутыми. Однако факты свидетельствуют о том, что наиболее обманутыми и обманувшимися оказались те, кто с приходом Мессии надеялся приобрести богатство и власть в этом мире. Посмотрите, какой комплимент сделали фарисеи этим служителям: «Как? Неужели и вы прельстились? Вы, люди рассудительные, мыслящие, уважаемые? Люди, достаточно образованные для того, чтобы дать обмануть себя всякому самозванцу и учителю-выскочке?» Они стараются настроить их против Христа путем внушения им высокого мнения о самих себе.

(2) Что они унижают свое собственное достоинство. Большинство людей, даже в вопросах религии, стремятся руководствоваться примером тех, кто принадлежит к высшему рангу; поэтому этим служителям, занимавшим высокое положение, которое должно было внушать им чувство собственного достоинства, следует подумать о том,

[1] Что если они станут учениками Христа, то окажутся противниками людей достойных и уважаемых: «Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев? Сами знаете, что никто. Притом вы не можете не считаться с их мнением, вы должны веровать и поступать в соответствии с желанием ваших начальников; вы что, хотите показать, что вы умнее их?» В действительности, некоторые из начальников приняли Христа (Мф 9:18; Иоан 4:53), и многие уверовали в Него, хотя им и недоставало мужества исповедовать Его открыто, Иоан 12:42. Когда же интерес мира к Христу падает, его противники склонны представлять его более низким, чем он является на самом деле. Однако это было правдой, что уверовавших в Него было немного, даже очень немного.

Примечание.

Во-первых, начальники и фарисеи редко оказывались на стороне дела Христа. Оно не нуждается в помощи от мира и не предлагает никаких мирских выгод, поэтому не ищет расположения великих мира сего и не достигает его. Самоотречение и крест – нелегкие уроки для начальников и фарисеев.

Во-вторых, предвзятое отношение к Христу и Его Евангелию утвердилось во многих именно потому, что начальники и фарисеи показали себя отнюдь не друзьями их. Станут ли мирские люди проявлять больше интереса к духовным вопросам, чем духовные лица? Станут ли они глубже изучать религию, нежели те, для кого изучение ее является их профессией? Если же начальники и фарисеи не веруют во Христа, в таком случае верующие в Него оказываются самыми одинокими, самыми несовременными, самыми непросвещенными людьми на свете и лишаются, таким образом, возможности преуспеть в этом мире. Так люди, безрассудно руководствуясь внешними мотивами в вопросах вечности, в угоду моде готовы принять осуждение и пойти в ад ради одобрения начальников и фарисеев.

[2] Что тем самым они поставят себя на один уровень с презренной чернью (ст. 49): «Но этот народ невежда в законе, проклят он». Они имели в виду прежде всего тех, кто был расположен слушать учение Христа. Заметьте:

Во-первых, как презрительно и надменно они отзываются об этих людях: этот народ. Они называют их не Aadq, то есть миряне, в отличие от служителей культа, а оЛАод обтод – сброд, жалкие, презренные, негодные люди, которых они не поместили бы со псами стад своих, хотя Бог поместил их вместе со Своими агнцами. Если они имели в виду принадлежащих к иудейскому народу, то это были потомки Авраамовы, состоявшие в завете с Богом, потому о них не следовало говорить с таким презрением. Когда одна часть церкви пытается представить другую незначительной и презренной, тогда предаются ее общие интересы. Если же они имели в виду последователей Христа, то хотя они были, в основном, незначительными и незнатными людьми, однако своим признанием Христа Мессией обнаружили такую проницательность, честность и заинтересованность в благоволении Неба, что это делало их поистине великими и значительными.

Примечание. Божья премудрость часто избирает униженное и презренное, а человеческая глупость обычно унижает и презирает тех, кого избирает Бог.

Во-вторых, как несправедливо они укоряют их в незнании слова Божьего: невежда в законе. Как будто больше никто не знал закона, кроме тех, которые учились от них, и как будто никакое другое знание Писания не являлось правильным, кроме того, что исходило от них, или как будто никто больше не знал закона, кроме соблюдавших их каноны и предания. Возможно, что многие из тех, кого они так презирали, знали закон и пророков лучше, чем они сами. Множество простых, искренних, неграмотных учеников Христа достигают посредством размышления, опыта, молитв и особенно послушания более ясного, здравого и практического познания слова Божьего, нежели иные великие ученые со всем их умом и ученостью. Так, Давид научился более старцев и всех учителей своих, Пс 118:99,100. Если простой народ не знал закона, то первосвященникам и фарисеям не следовало укорять его за это; кто, как не они, должны были лучше учить их, но они, вместо этого, взяли ключ разумения, Лук 11:52.

В-третьих, как властно они произносят над ними свой приговор: проклят он, то есть ненавистен для Бога и для всех мудрых людей; ёткатараты – отвратительный люд. Хорошо, что произнесенное ими проклятие не имело силы, ибо незаслуженное проклятие не сбудется. Говорить об отдельных людях, тем более о целом народе, что они негодяи, означает присваивать себе Божьи права и проявлять крайнюю бесчеловечность. Мы не способны испытывать сердца и потому не вправе осуждать, нашим правилом должно быть: благословляйте, а не проклинайте. Некоторые считают, что они имели в виду только то, что этот народ можно было легко обмануть и одурачить; однако эти отвратительные слова, проклят он, они употребили для выражения своего собственного негодования и для того, чтобы отпугнуть своих служителей от всякого контакта с народом. И наш богохульный век, употребляя язык ада, называет все, что ему не нравится, проклятым, отвратительным, негодным. Итак, насколько мы можем судить, служители были совершенно сбиты с толку и задавлены этими внушениями и больше никогда не интересовались Христом; одно слово начальника или фарисея оказывает на многих большее влияние, нежели доводы разума и важнейшие интересы спасения их собственной души.

II. Что произошло между ними и Никодимом, членом их совета, ст. 50 и далее. Заметьте:

1. Справедливое и разумное возражение, выдвинутое Никодимом против их судопроизводства. Даже в развращенном и нечестивом синедрионе Бог не остался совершенно без Своего свидетеля против Своих врагов; и голосование против Христа не прошло nemine contradicente – единодушно. Заметьте:

(1) Кто выступил против них – Никодим, приходивший к Иисусу ночью и бывший одним из них, ст. 50. В отношении его заметьте:

[1] Хотя он и приходил к Иисусу и считал Его своим Учителем, тем не менее продолжал сохранять свое место в совете и право голоса в нем. Некоторые объясняют это его слабостью и трусостью и обвиняют его в том, что он не покинул своего места. Однако Христос никогда не говорил ему: «Следуй за Мной», в противном случае он мог бы поступить, как и прочие, оставившие все и последовавшие за Ним. В том, что он не оставил немедленно своего места, проявилась, скорее, его мудрость, потому что в совете он мог послужить Христу и Его интересам, противостать потоку негодования иудеев и тем самым сделать, может быть, гораздо больше, чем мы можем себе представить. Он находился там, подобно Хусию среди советников Авессалома, чтобы быть орудием для разрушения их советов. Хотя мы ни в коем случае не должны отказываться от нашего Учителя, тем не менее можем ожидать, когда нам представится возможность исповедать Его наилучшим образом. У Бога есть Свой остаток среди людей всякого рода, и Он многократно находит, или вносит, или делает что-нибудь доброе в самых худших местах и обществах. При дворе Навуходоносора служил Даниил, а при дворе Артаксеркса – Неемия.

[2] Хотя до этого он приходил к Иисусу ночью, боясь, что его узнают, и по-прежнему оставался на своем посту, тем не менее, когда ему представилась возможность, он смело выступил в защиту Христа и противостал мнению всего совета, настроенного против Него. Так и многие верующие, бывшие вначале боязливыми и готовыми бежать от шума колеблющегося листа, сделались в конце концов, силой Божественной благодати, отважными и способными смеяться свисту дротика. Пусть никто, скрывающий свою веру, не оправдывает себя примером Никодима, если он не готов, подобно ему, при первой же возможности открыто выступить в защиту дела Христа, даже если при этом ему придется противостать мнению всех; ибо Никодим поступил именно так в данном случае, а также в случае, описанном в Иоан 19:39.

(2) Что он сказал против их судопроизводства (ст. 51): «Судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его (aкоиаг par аитои – услышат от него самого) и не узнают, что он делает?» Ни один закон ни одного цивилизованного государства не разрешает этого ни при каких условиях. Заметьте:

[1] Он благоразумно основывается на их законе и непреложном принципе справедливости, утверждая, что ни один человек не должен быть осужден прежде, чем его выслушают. Если бы он начал убеждать их в превосходстве учения Христа или в убедительности Его чудес, или если бы он стал пересказывать им тот Божественный разговор, который имел с Ним (Иоан. 3), то это было бы равносильно бросанию жемчуга пред свиньями, которые попрали бы его ногами своими и обратившись, растерзали бы его самого; поэтому он прибегает к иным доводам.

[2] В то время как они укоряли простой народ, и особенно последователей Христа, в том, что они были невеждами в законе, Никодим тактично обращает их обвинение на них самих и показывает, какими невеждами были они в отношении некоторых из первых принципов закона и какими недостойными того, чтобы преподавать закон другим.

[3] Здесь сказано, что закон судит, и выслушивает, и узнает, когда судьи, которые правят на основании закона и руководствуются им, судят, и выслушивают, и узнают; ибо они суть уста закона. И потому справедливо утверждение, что все, что они связывают и развязывают в соответствии с законом, связывается и развязывается законом.

[4] Закону в высшей степени приличествует не налагать судебного взыскания на кого бы то ни было до тех пор, пока прежде не будет проведено расследование дела путем беспристрастного слушания. Когда судьи рассматривают жалобы обвиняющей стороны, они всегда должны оставлять в своих умах место для защиты обвиняемого, ибо им даны два уха, которые должны напоминать им о том, что им следует выслушивать обе стороны; говорят, что именно такая судебная практика существовала у римлян, Деян 25:18. Основополагающий принцип нашего закона таков: Oyer и Terminer – прежде выслушай, а потом уже выноси решение.

[5] Подсудимые должны быть судимы не по тому, что о них говорят, а по тому, что они делают. Наш закон не спрашивает, что думают о подсудимых люди или что они выкрикивают против них, но: «Что они сделали? В каких противозаконных действиях они могут быть признаны виновными?» Приговор следует выносить secundum allegata et probata – на основании того, что предполагалось и было доказано. Факты, а не лица должны быть известны суду, и весы правосудия должны подниматься прежде меча правосудия.

Можно предположить, что после этого Никодим внес на заседании суда следующее предложение: что Иисус должен прийти для дачи показаний о Себе и Своем учении, а они должны удостоить Его беспристрастного выслушивания. Однако хотя никто из них не мог сказать ничего против выдвинутого им принципа, ни один не выступил в поддержку его предложения.

2. Что было сказано в ответ на это заявление. Прямого возражения не было; не сумев противостать силе аргументов Никодима, они обрушились на него и, вместо того чтобы обратиться к разуму, разразились руганью и укорами.

Примечание. Когда люди не могут слышать слова здравого смысла и оскорбляются, когда им напоминают о его принципах, это плохой признак. Кто против здравого смысла, тот дает повод подозревать, что здравый смысл против него. Посмотрите, как они насмехаются над Никодимом: «И ты не из Галилеи ли?» (ст. 52). Некоторые считают, что ему поделом досталось за то, что он продолжал оставаться в обществе тех, о ком знал, что они были врагами Христа, и за то, что сказал за Христа не более того, что мог бы сказать и за величайшего преступника – что Его нельзя судить, предварительно не выслушав. Если бы он сказал: «Что касается Иисуса, то я лично Его слышал и знаю, что Он – Учитель, пришедший от Бога, и вы, противясь Ему, враждуете против Бога» (что, впрочем, ему и следовало сказать), то подвергся бы не большему осмеянию, чем за это несмелое проявление доброго расположения к Христу. Что же касается сказанного ими Никодиму, то мы можем заметить следующее:

(1) Какими ложными были основания, на которых строились их доводы. Они думали:

[1] Что Христос был из Галилеи, но это не соответствовало действительности, и если бы они взяли на себя труд провести беспристрастное расследование, то убедились бы в этом.

[2] Что поскольку большая часть Его учеников были галилеянами, значит они все были галилеянами, тогда как у Него было множество учеников и в Иудее.

[3] Что из Галилеи не приходит пророк; они предлагают убедиться в этом Никодиму путем исследования. Но и здесь они ошиблись: Иона происходил из Гафхефера, Наум был Елкосеянином, то есть оба были родом из Галилеи. Так, они сделали ложь убежищем для себя.

(2) Какими нелепыми были их доводы, построенные на этих основаниях, такими что были позором для начальников и фарисеев.

[1] Может ли достойный, добродетельный человек быть хуже от того, что он беден и происходит из малоизвестной местности? Разве галилеяне не были семенем Авраамовым, а варвары и скифы – потомками Адама? Да и не один ли у всех нас Отец?

[2] Допустим, что из Галилеи не приходил пророк, однако вполне возможно, что кто-нибудь может прийти оттуда. Если Илия был первым пророком из Галаада (возможно, он был галаадитянином) и если галаадитяне получили прозвище беглецов, то неужели на этом основании надо подвергать сомнению, был Илия настоящим пророком или нет?

3. После этого суд поспешно отложил рассмотрение дела. Испытывая чувство замешательства, они поспешили распустить собрание, и разошлись все по домам. Они собрались для того, чтобы посовещаться вместе против Господа и против Помазанника Его, однако они замыслили тщетное; и не только Сидящий на небесах посмеялся над ними, но и мы также, сидящие на земле, можем смеяться над ними, видя, как одно прямое и честное слово совершенно расстроило все хитросплетения этой тайной клики. Они не хотели слушать Никодима, потому что не знали, что отвечать ему.

Как скоро они поняли, что за человек находился среди них, то решили, что бессмысленно продолжать добиваться своего, и потому отложили разбирательство до более подходящего времени, когда он будет отсутствовать. Так, совет Господа остается в силе, несмотря на все ухищрения людских сердец.


Толкование Мэтью Генри на евангелие от Иоанна, 7 глава


← 6 Ин 7 MGC 8

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.