Библия » Толкование Мэтью Генри

От Иоанна 6 глава

← 5 Ин 6 MGC 7

В этой главе описаны:

I. Чудо с хлебами, ст. 1-14.

II. Хождение Христа по воде, ст. 15-21.

III. Стечение людей к Нему в Капернаум, ст. 22-25.

IV. Его беседа с ними по поводу чуда с хлебами, в которой Он укоряет их за искание тленной пищи и указывает им на духовную пищу (ст. 26, 27), объясняя при этом, как им следует добывать эту духовную пищу (ст. 28, 29) и что она собой представляет, ст. 30-59.

V. Их недовольство тем, что Он сказал, и укор, который Он высказал им за это, ст. 60-65.

VI. Отступление от Него многих и Его беседа с учениками, выразившими Ему свою верность по этому поводу, ст. 66-71.

Стихи 1-14. Здесь мы находим описание того, как пятью хлебами и двумя рыбками Христос накормил пять тысяч человек; это чудо замечательно в том отношении, что оно – единственное из деяний Христа, описанное всеми четырьмя евангелистами. Иоанн, который обычно не повторяет в своем Евангелии того, о чем уже было сообщено писавшими до него, повествует об этом чуде потому, что следующая за тем беседа имеет к нему непосредственное отношение. Заметьте:

I. Место и время совершения этого чуда, уточняемые здесь с целью еще больше удостоверить читающих в правдивости этой истории; не сказано, что это событие имело место неизвестно когда и где, но со всеми подробностями сообщаются обстоятельства его, чтобы можно было проверить факты.

1. Местность, в которой находился Христос, ст. 1. Пошел Иисус на ту сторону моря Галилейского, называемого иначе озером Геннисаретским и расположенного в окрестности Тивериады, недалеко от города, который Ирод не так давно расстроил и украсил, назвал его в честь императора Тиберия и, вероятно, сделал своей метрополией. Христос не переправился на противоположную сторону этого внутреннего моря, а предпринял путешествие по берегу, направившись в другое место на той же самой стороне моря. Мы не искушаем Бога, путешествуя по воде, когда это удобно, даже если направляемся в те места, в которые можно попасть и по суше, ибо Христос никогда не искушал Господа Бога Своего, Мф 4:7.

2. Сопровождавшие Его. За Ним последовало множество народа, потому что видели чудеса..., ст. 2.

Примечание.

(1) Все то время, пока наш Господь Иисус мог ходить и творить добро, Его жизнь проходила под пристальным взором толпы, что больше причиняло Ему хлопот, чем служило к Его славе. Добрые и полезные люди, служащие Богу и своему поколению, не должны жаловаться на бесконечную спешку в делах; у нас впереди будет достаточно времени для отдыха, когда мы придем в тот мир, где будем покоиться в Боге.

(2) Чудеса Христа увлекли за Ним многих из тех, кто в действительности не был привлечен к Нему. Необычайность чудес удовлетворяла их любопытство, но сила чудес не пробуждала их совесть.

3. Христос находит место, удобное для приема людей, ст. 3. Иисус взошел на гору и там сидел с учениками Своими, чтобы этому множеству следовавших за Ним было удобнее видеть и слышать Его; эта была естественная кафедра, а не специально сделанное возвышение, какое было сделано для Ездры. Теперь Христос вынужден был исполнять роль полевого проповедника, но от этого Его слово не становилось хуже и не теряло своей привлекательности для тех, кто умел им дорожить, кто продолжал следовать за Ним не только тогда, когда Он сходил в места пустынные, но и тогда, когда Он восходил на гору, даже если в гору и не хотелось идти. Он сидел там, подобно учителям, восседающим in cathedra – на седалище наставления. Он сидел не в позе отдыхающего или в какой-нибудь важной позе, но тем не менее сидел как власть имеющий, готовый выслушивать обращения, с которыми к Нему приходили; всякий желающий мог прийти и найти Его там. Он сидел с учениками Своими; Он снизошел до того, что взял их с Собой, чтобы они сидели вместе с Ним; этим Он хотел почтить их в глазах народа и вручить им залог будущей славы, в которой они вскоре должны будут воссесть вместе с Ним. Нам сказано, что Бог посадил нас с Ним, Еф 2:6. 4. Время этих событий. Первые слова этой главы, после сего, не означают, что описываемые в ней события непосредственно следовали за теми, которые были описаны в предыдущей главе, ибо между ними существовал значительный промежуток времени, но означают лишь очередность событий во времени. Однако отмечается (ст. 4), что это было в те дни, когда приближалась Пасха. Пасха упоминается здесь потому, что:

(1) Она, вероятно, заставила всех без исключения апостолов прервать свои путешествия, в которые они были посланы в качестве странствующих проповедников, чтобы сопровождать своего Учителя на Его пути в Иерусалим на праздник Пасхи.

(2) У иудеев существовал благочестивый обычай в течение тридцати дней готовиться к празднованию Пасхи, причем с некоторым оттенком торжественности; в течение этих тридцати дней они непрестанно думали о ней, ремонтировали дороги и мосты, если этого требовала необходимость, и разговаривали о Пасхе и ее установлении.

(3) Предвкушение приближающейся Пасхи, когда каждый знал, что Иисус отправится в Иерусалим и в течение какого-то времени будет отсутствовать в их местности, по-видимому, побуждало людей тянуться к Нему еще больше и с еще большим усердием служить Ему.

Примечание. Перспектива упустить свои возможности должна пробуждать в нас желание использовать их с двойным усердием; с приближением торжественных богослужений подобает готовиться к ним, пребывая в слове Христа.

II. Само чудо. Заметьте здесь:

1. Внимание, обращенное Христом на идущих за Ним людей, ст. 5. Он возвел очи и увидел, что множество народа идет к Нему, несомненно, бедного, простого, незнатного народа, ибо именно таковые составляют множество, особенно в таких отдаленных уголках страны. Христос, несмотря на это, показал, что доволен тем, что они идут за Ним, и позаботился об их благополучии, научая тем самым нас снисходить к людям низшего сословия и не помещать со псами стад своих тех, кого Христос поместил со Своими агнцами. Души бедных так же драгоценны для Христа и должны быть так же драгоценны и для нас, как и души богатых.

2. Поиски пути, как накормить их, предпринятые Им. Он обратился к Филиппу, который был Его учеником с самого начала и видел все Его чудеса, в частности чудо превращения воды в вино, и потому вполне можно было ожидать, что он скажет: «Господи, если Ты захочешь, для Тебя никакого труда не составит накормить их всех». Неизвинительны те, которые были, подобно Израилю, свидетелями дел Христа и пользовались благами от них, если они говорят: «Может ли Бог приготовить трапезу в пустыне?» Филипп был родом из Вифсаиды, в окрестностях которой находился теперь Христос, и потому ему, как кажется, было сподручнее всего помочь им раздобыть провизию; вероятно, он был знаком с большей частью собравшихся на этом месте и чувствовал за них свою ответственность. Итак Христос спросил: «Где нам купить хлебов, чтобы их накормить?»

(1) Он считает само собой разумеющимся то, что все они должны вкушать с Ним. Казалось бы, когда Он поучал и исцелял их, то уже сделал Свое дело, и теперь они должны были бы подумать о том, как угостить Его Самого и Его учеников ибо некоторые из народа были, по всей видимости, богаты, а Христос и Его ученики, несомненно, были бедны; и тем не менее Он позаботился об их приеме. Желающие получить духовные дары Христа, вместо того чтобы заплатить за них, сами получат плату за то, что приняли их. Напитав их души хлебом жизни, Христос питает также и тела их насущным хлебом, чтобы показать, что Господь – для тела, чтобы побудить нас молиться о насущном хлебе и чтобы оставить нам пример сострадания к бедным, Иак 2:15,16.

(2) Он спрашивает: «Где нам купить хлебов?» Помня о Его бедности, можно было бы подумать, что Ему, скорее, следовало бы задать другой вопрос: «Где нам достать денег, чтобы купить для них хлебов?» Но Он готов был выложить все, что у Него есть, чем допустить, чтобы они в чем-нибудь нуждались. Он хочет купить для того, чтобы раздать, и мы должны трудиться для того, чтобы уделять нуждающимся, Еф 4:28.

3. Намерение, с каким Он задавал этот вопрос, состояло в том, чтобы испытать веру Филиппа, ибо Христос Сам знал, что хотел сделать, ст. 6. Заметьте:

(1) Наш Господь Иисус никогда не испытывает затруднения, принимая какие-нибудь решения; каким бы трудным ни было положение, Он знает, что нужно сделать и какой образ действий следует для этого избрать, Деян 15:18. Он знает намерения, какие имеет о Своем народе (Иер 29:11), и никогда не колеблется; когда мы не знаем, Он Сам знает, что хочет сделать.

(2) Когда Христу бывает угодно озадачить Своих детей, Он делает это исключительно для того, чтобы испытать их. Его вопрос поставил Филиппа в тупик, однако Христос задал его с целью проверить его – скажет ли он: «Господи, если Ты желаешь явить им Твое могущество, нам нет нужды покупать хлеб».

4. Ответ Филиппа на этот вопрос: «Им на двести динариев не довольно будет хлеба..., ст. 7. Учитель, это предложение купить для них хлеб бессмысленно, ибо во всей окрестности не найдется столько хлеба, да и мы не в состоянии выложить столько денег; спроси Иуду, который носит денежный ящик». Двести их динариев равняются по стоимости примерно шести нашим фунтам, и если они выложат всю эту сумму сразу, то это совершенно истощит их резервы, разорит их, и им самим придется голодать. Гроций (Grotius) подсчитал, что хлеба, купленного на двести динариев, едва ли хватило бы, чтобы накормить две тысячи человек, но Филипп исходил из самых скромных расчетов – чтобы каждому из них досталось хотя понемногу; организм, говорим мы, довольствуется малым. Посмотрите на слабость веры Филиппа, рассуждающего в стесненных обстоятельствах так, как будто Глава этой семьи был самым обыкновенным человеком, как будто Он пытался добыть хлеб исключительно обычными средствами. Но Христос мог бы сказать ему уже прямо сейчас то, что сказал впоследствии: «Столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп?» Или Он мог бы сказать ему то же самое, что однажды Бог сказал Моисею в подобной же ситуации: «Разве рука Господня коротка?» Так мы бываем склонны сомневаться во всемогуществе Божьем, когда обычные, видимые средства оказываются бессильны, то есть мы склонны доверять Ему лишь до тех пор, пока видим Его.

5. Сведения, полученные Христом от другого из Его учеников относительно имевшейся у них провизии. Им был Андрей, названный здесь братом Симона Петра; хотя он опередил Петра в ученичестве и был орудием привлечения Петра к Христу, все же впоследствии Петр настолько превзошел его, что он теперь упоминается как родственник Петра. Андрей познакомил Христа с тем, что у них было в наличии, и в этом мы видим:

(1) Силу его любви к тем, о ком, как он заметил, заботился его Учитель; именно любовь побуждала его с готовностью отдать все, что у них было, хотя он не мог не знать, что они сами, возможно, окажутся в нужде и кто-нибудь скажет: «Милосердие начинается с дома». Он не утаивает свои запасы под тем предлогом, что сам мог бы лучше распорядиться провизией, чем их Учитель, но честно перечисляет все, что у них было. Там находился nmSdpiov – мальчик, который, вероятно, сопровождал следовавших за Иисусом и был готов продовольствовать людей за деньги, и ученики заранее договорились с ним о том, что они купят для себя; это были пять хлебов ячменных и две рыбки.

[1] Пища была грубой и простой ячменные хлебы. Ханаан был землей, где росла пшеница (Втор 8:8);

его жители питались туком пшеницы (Пс 80:17), тучной пшеницей (Втор 32:14);

однако Христос и Его ученики довольны были насытиться ячменным хлебом. Отсюда, однако, не следует, что мы должны ограничивать себя такой грубой пищей и придавать этому религиозное значение (когда Бог посылает нам в руки нечто лучшее, будем принимать это с благодарностью);

но отсюда следует то, что мы не должны прельщаться лакомыми яствами (Прит 23:3) и жаловаться, когда вдруг окажемся вынужденными питаться грубой пищей, а быть довольными и благодарными и легко с этим мириться; ячменный хлеб – это то, что было у Христа, и этот хлеб лучше того, что мы заслуживаем. Не будем поэтому пренебрегать скудной пищей бедняков, ни смотреть на нее с презрением, помня о том, чем питался Христос.

[2] Провизия была скудной и в недостаточном количестве: было всего пять хлебов, да притом таких маленьких, что один мальчик был в состоянии унести их. Мы читаем о том (4Цар 4:42,43), как двадцать ячменных хлебцев, вместе с другой присланной для подкрепления провизией, не могли насытить сто человек без чудесного вмешательства свыше. Было еще две рыбки, да и те маленькие (5ио дфссрт), настолько маленькие, что любая из них представляла собой лишь кусочек – pisciculi assati. Я полагаю, что эти рыбки были соленые или маринованные, ибо они не разожгли огня, чтобы их приготовить. Хлеба было мало, а рыбы в соотношении с ним – и того меньше, так что прежде, чем мог получиться какой-то обед из этого, им надо было съесть много кусков черствого хлеба; но они были этим довольны. Хлеб – пища, утоляющая наш голод, но об алчущих мяса сказано: Искушали Бога... требуя пищи по душе своей, Пс 77:18. Итак, Андрей хотел, чтобы народ напитался тем, что у них было, кому сколько хватит.

Примечание. Недоверие и страх самим оказаться в нужде не должны удерживать нас от благотворения другим людям, когда это необходимо.

(2) Слабость его веры, открывшаяся в словах: «Но что это для такого множества? Предложить это такому количеству народа – значит всего лишь посмеяться над ними». Филипп и Андрей не имели того почтения перед могущественной силой Христа (уже не однажды ими пережитой), которое им следовало бы иметь. Кто питал Израиля в пустыне? Кто мог заставить одного преследовать тысячу, Тот мог и одним хлебом насытить тысячу.

6. Указание посадить гостей, данное Христом ученикам (ст. 10): «Велите им возлечь, хотя вам и нечего поставить перед ними, но в этом положитесь на Меня». Это было все равно что посылать кого-либо неизвестно зачем и отправляться за покупками, не имея при себе денег; так Христос хотел испытать их послушание. Заметьте:

(1) Обстановка столовой: было же на том месте, хотя и пустынном, много травы; посмотрите, как щедра природа, превращающая на горах траву, Пс 116:8. Эту траву не съел скот; Бог дает не просто достаточно, но более, чем достаточно. Где Христос проповедовал, оказалось много травы; Евангелие несет с собой и другие благословения: Земля дала плод свой..., Пс 66:7. Обилие травы сделало это место более удобным для тех, кто должен был сидеть на земле, и служило им подушками, или ложами (как называли то, на чем сидели во время трапезы, Есф 1:6), которые, если принять во внимание сказанное Христом о траве полевой (Мф 6:29,30), превосходили ложи во дворце Артаксеркса: великолепие природы ни с чем не сравнимо.

(2) Число гостей: около пяти тысяч; это был великий прием, изображающий прием Евангелия, который есть трапеза для всех народов (Ис 25:6), пир для всех приходящих.

7. Раздача пищи, cт. 11. Заметьте:

(1) Она сопровождалась благодарением: Он воздал благодарение.

Примечание.

[1] Мы должны благодарить Бога за пищу, потому что иметь ее – милость, получаем мы ее из руки Божьей, и потому она должна приниматься с благодарением, 1Тим 4:4,5. Сладость наших земных утешений заключается в том, что они представляют собой предмет благодарения и дают нам повод для этой превосходной обязанности.

[2] Хотя бы наша пища была грубой и скудной, хотя бы не было у нас ни изобилия, ни лакомых яств, но и тогда мы должны благодарить Бога за то, что имеем.

(2) Пища из руки Христа раздавалась руками Его учеников, cт. 11.

Примечание.

[1] Источником всех наших благ земных является рука Христа; через кого бы они ни приходили, это Он посылает их; Он передает их тем, кто передает их нам.

[2] Когда Он раздает хлеб жизни идущим за Ним, Ему угодно пользоваться служением Своих учеников; они суть слуги за столом Христа или, скорее, домоправители, поставленные над слугами Его раздавать им в свое время меру хлеба.

(3) Пища раздавалась для полного удовлетворения каждого. Ученики не говорили, чтобы каждый брал понемногу, но все брали, сколько кто хотел; это был не какой-нибудь скудный паек, но настоящий обед; и если учесть то, как долго они не ели, с каким аппетитом рассаживались за столом, какой вкусной (можно предположить) была эта чудесная пища в сравнении с пищей обыкновенной, то никак нельзя назвать малым то, что было им предложено, если каждый ел, сколько хотел, да еще и даром. Христос не ограничивает тех, кого питает хлебом жизни, Пс 80:11. Было всего две рыбки, но и из них евшие взяли, сколько кто хотел. Он не отложил их для более достойных гостей и не отдал сухого хлеба беднякам, но угощал всех одинаково, ибо всех одинаково радушно принимал. Те, кто называет пищу, приготовленную из рыбы, постной, унижают устроенный здесь Христом прием, который был настоящим пиром.

8. Забота, проявленная об оставшихся кусках.

(1) Распоряжение Христа о них (ст. 12): и когда насытились и каждый ясно удостоверился в истинности свершившегося чуда, Христос сказал ученикам Своим, слугам, которых Он использовал: «Соберите оставшиеся куски».

Примечание.

Мы всегда должны заботиться о том, чтобы не растрачивать никакие творения Божьи, ибо они дарованы нам, как бы безграничны и неисчерпаемы они ни были, при условии исключения умышленного расточительства. Бог справедлив, когда дает нам испытать нужду в том, что мы беспечно расточали. Иудеи проявляли большую заботу о том, чтобы не выбрасывать хлеб, не ронять его на землю, чтобы его не топтали. У них существовала поговорка: qui panem contemnit in gravem incidit paupertatem – кто пренебрежительно относится к хлебу, тот опускается в глубины бедности. Хотя Христос мог повелеть хлебу появиться в любое время, когда только ни пожелает, Он все же захотел, чтобы оставшиеся куски были собраны. Когда мы сыты, мы должны помнить о том, что другие нуждаются в хлебе и что мы сами тоже можем оказаться в нужде. Желающие что-то раздавать должны быть бережливыми. Если бы этот не съеденный хлеб остался лежать на траве, то звери и птицы подобрали бы его; но если данное человеку в пищу выбрасывается бессловесным животным, то оно расточается и пропадает. Христос не отдавал повеления собрать оставшиеся куски до тех пор, пока все не насытились. И мы не должны начинать сберегать и откладывать про запас до тех пор, пока не выложим все, что должны выложить; иначе это будет бережливость сверх меры. Бакстер (Baxter) замечает здесь: «Еще больше мы должны заботиться о том, чтобы не растрачивать слово Божье, или средства, или наше время, или подобные этим еще большие милости!»

(2) Исполнение этого распоряжения (ст. 13): ...и наполнили двенадцать коробов кусками... Это послужило доказательством не только истинности чуда, того, что они насытились, насытились не воображаемой, но реальной пищей (о чем свидетельствовали оставшиеся куски), но и величия его; они не просто насытились, но насытились так, что еще очень много осталось. Посмотрите, как безгранична Божественная щедрость: она не только наполняет чашу до краев, но заставляет ее переливаться через край; в доме Отца нашего избыточествуют хлебом. Оставшихся кусков было собрано двенадцать коробов, по одному на каждого ученика; так с лихвой была вознаграждена их готовность отдать ради служения людям то, что они сберегали для себя, см. 2Пар 31:10. Иудеи поставили себе в закон оставлять на столе после обеда кусочек хлеба, чтобы на нем пребывало благословение после еды; ибо над беззаконником тяготело проклятие (Иов 20:21), что ничего не спасалось от обжорства его.

III. Действие, оказанное этим чудом на тех, кто вкусил от его благ (ст. 14): Тогда люди... сказали: это истинно Тот Пророк...

Примечание.

1. Даже неграмотные иудеи с глубокой уверенностью ожидали Мессию, Который должен был прийти в этот мир и стать великим Пророком. Они с уверенностью говорят здесь о том, что Он уже пришел. Фарисеи презирали их как невежд в законе, но они, кажется, больше фарисеев знали о Том, Кто есть конец закона.

2. Чудеса, которые творил Христос, очевидным образом доказывали, что Он и есть обещанный Мессия, Учитель, пришедший от Бога, великий Пророк, они не могли не убедить изумленных зрителей в том, что это был Тот, Кто должен был прийти. Но много было тех, которые хотя и были убеждены в том, что Он и есть Тот Пророк, Который должен был прийти в этот мир, тем не менее не приняли радушно Его учения, ибо они не пребыли в нем. Между отдельными свойствами испорченной, неосвященной души обнаруживается такая удивительная непоследовательность и противоречивость, что люди могут признавать Христа тем самым Пророком, но в то же время оставаться глухими к Его словам.

Стихи 15-21. I. Удаление Христа от людей.

1. Заметьте, что побудило Его удалиться: Он узнал, что признавшие в Нем того самого Пророка, Которому надлежало прийти в этот мир, хотели нечаянно взять Его и сделать царем, ст. 15. Здесь обнаружились:

(1) Неумеренная ревность некоторых из последователей Христа; они хотели сделать Его царем, ничто другое не могло удовлетворить их. Это было:

[1] Проявлением ревности о чести Христа, противоположной тому презрению, с которым относилась к Нему правящая часть иудейской Церкви. Они были озабочены тем, что такой великий благодетель мира имел так мало чести в нем, и, считая царские титулы самыми превосходными, хотели сделать Его царем, тем более что Мессия и должен быть Царем. Поскольку Он пророк, подобный Моисею, то должен быть, как и Моисей, верховным правителем и законодателем; и если они не могли возвести Его на святую гору Сион, то ее вполне могла заменить на данный момент гора в Галилее. Те, кого Христос насытил царскими яствами с неба, должны в ответ на Его благосклонность сделать Его своим царем и посадить на престоле своих сердец; пусть Тот, Кто накормил нас, и управляет нами.

[2] Это была недолжная ревность, ибо,

Во-первых, в основании ее лежало ошибочное представление о природе Царства Христа как о царстве от мира сего и связанное с этим ожидание, что Он должен явиться в великолепии земной славы, с венцом на голове и армией у Своих ног. Именно таким царем они хотели сделать Его, что было бы таким же умалением Его славы, как покрытие золота лаком и раскрашивание рубина. Правильные представления о Царстве Христа заставляют нас держаться правильных методов его распространения.

Во-вторых, она подогревалась плотской любовью. Они хотели сделать своим царем Того, Кто без какого бы то ни было труда с их стороны мог досыта накормить их и избавить их таким образом от проклятия в поте лица своего есть хлеб.

В-третьих, она преследовала мирские цели: они искали благоприятной возможности сбросить римское иго, тяготевшее над ними. Найдя себе такого Предводителя, Которому легче было содержать армию, чем любому другому – свою семью, они не сомневались в достаточности материальных средств, необходимых для ведения войны, были уверены в ее успехе и надеялись возвратить себе былую свободу. Так, религию часто используют в мирских интересах и служат Христу исключительно ради достижения своих целей, Рим 16:18. Vix quaritur Jesus properter Jesusm, sed propter aliud – Иисуса ищут обычно ради чего-то, но не ради Его Самого (Августин, Augustine). Более того, это была,

В-четвертых, попытка поднять восстание и нарушить общественное спокойствие; она могла превратить страну в театр военных действий и вызвать в ответ карательные меры со стороны римской власти.

В-пятых, она была противна намерениям Самого нашего Господа Иисуса, ибо они хотели нечаянно взять Его, не спрашивая, хочет Он того или нет.

Примечание. Желающие навязать Христу почести, которых Он не требует, делают неугодное в Его глазах и тем оказывают Ему величайшее бесчестье. Говорящие «Я Христов» и противопоставляющие себя Аполлосовым и Кифиным (тем самым делая Христа главой партии) хотят нечаянно взять Его и сделать царем, что противно собственным Его намерениям.

(2) Смирение и самоотречение Господа Иисуса. Когда они захотели сделать Его царем, Он удалился; Он был настолько далек от того, чтобы одобрить этот замысел, что поспешил расстроить его. В этом Он выступил:

[1] Против честолюбия и стремления к мирской славе, для которой Он Сам был совершенно мертв и нас учит быть таковыми. Если бы они пришли, чтобы нечаянно взять Его и сделать Его узником, то Он, возможно, не старался бы спрятаться от них так, как в данной ситуации, когда они хотели сделать Его царем. Не будем поэтому стремиться стать идолами толпы, не будем и тщеславиться.

[2] Против интриганства и подстрекательства, против измены и бунта, против всего, что влечет за собой нарушение покоя царей и областей. Из этого становится ясно, что Он не был врагом кесарю и не хотел, чтобы Его последователи были его врагами но чтобы они были мирными земли; Он хотел, чтобы Его служители избегали всего, что имеет вид подстрекательства к мятежу или служит этой цели, и использовали свое влияние исключительно ради совершаемого ими дела.

2. Заметьте, куда Он удалился: Иисус... опять удалился на гору... sig тд брод – на гору, на ту гору, на которой Он проповедовал (ст. 3), с которой опустился на равнину, чтобы накормить людей, и на которую потом один возвратился, чтобы побыть наедине с Собой. Хотя присутствие Христа так необходимо в местах скопления людей, однако Он, несмотря на это, предпочитал иногда уединение, желая тем самым научить нас время от времени удаляться от этого мира для более свободного общения с Богом и со своей собственной душой; серьезный христианин говорит, что он никогда не бывает менее одинок, чем когда остается наедине с самим собой. Служение обществу не должно быть в ущерб нашим тайным молитвам.

II. Бедствие учеников на море. Отправляющиеся на кораблях в море... видят дела Господа... Он речет, – и восстает бурный ветер, Пс 116:23-25. Это можно применить к ученикам.

1. Их выход в море в лодке, ст. 16, 17. Когда же настал вечер и их дневной труд был позади, наступило время возвращаться домой, поэтому они сели в лодку и поплыли в сторону Капернаума. Они сделали это с непосредственного указания их Учителя, данного с тем намерением (как можно предположить), чтобы избавить их от искушения поддержать тех, кто желал сделать Его царем.

2. И вот восстал бурный ветер, исполняющий слово Божье. Они были учениками Христа и исполняли в настоящий момент свои обязанности, а Христос в это самое время находился на горе и молился о них, и тем не менее их постигло бедствие. Скорби и страдания земной жизни могут даже очень хорошо совмещаться с нашей принадлежностью Христу и Его ходатайством за нас. Еще совсем недавно они пировали за столом Христа, но после солнечного сияния утешений нам следует ожидать бурю.

(1) Становилось темно, что делало бурю еще более опасной и вызывало еще большую тревогу. Порой дети Божьи попадают в беду и, оказавшись во тьме, не могут найти из нее выход: не могут сообразить, что послужило причиной беды, в которую они попали, почему и для чего она постигла их и каким будет ее исход.

(2) Иисус не приходил к ним. Когда буря настигла их в прошлый раз (Мф 8:23 и далее), Иисус был с ними, но теперь их Возлюбленный удалился, ушел от них. Отсутствие Христа сильно усугубляет переживания христиан.

(3) Дул сильный ветер, и море волновалось. Когда они выходили в море, была спокойная и ясная погода (они были не настолько самонадеянными, чтобы оправляться в шторм), но когда они оказались в море, поднялся шторм. Во времена спокойствия мы должны готовиться к переживаниям и трудностям, ибо они могут посетить нас тогда, когда мы меньше всего думаем о них. Когда добрым людям случится оказаться в море во время шторма, пусть их утешает то, что то же самое пришлось пережить и ученикам Христа; и пусть обетования милостивого Бога уравновешивают угрозы свирепого моря. Хотя они могут быть застигнуты бурей, да к тому же еще и в темноте, их положение все же ничуть не хуже того, в каком оказались ученики Христа. Тучи и тьма порой сгущаются и над чадами света и дня.

3. Своевременный приход Христа к бедствующим ученикам, ст. 19. Они проплыли (вынуждаемые противоположными ветрами налегать на весла) около двадцати пяти или тридцати стадий. Дух Святой, ответственный за происходящее, мог бы точно установить число стадий, но поскольку их количество не имело существенного значения, летописцу была дана свобода определить его на основе собственных своих предположений. И лишь тогда, когда они окончательно сбились с пути, увидели Иисуса, идущего по морю. Заметьте здесь:

(1) Власть Христа регулировать законы и управлять явлениями природы, распоряжаться ими по Своему усмотрению. Вполне естественно, что тела, имеющие вес, тонут в воде, но Христос шел по воде, как по суше, что было еще большим чудом по сравнению с тем, когда Моисей разделил воды и прошел через них по суше.

(2) Заботу Христа о бедствующих учениках. Он приближался к лодке; ибо Он шел по воде, как бы несясь по небесам на помощь Своему народу, Втор 33:26. Он не хочет оставить без утешения безутешных, бросаемых бурею. Когда их высылают в отдаленные места (подобно Иоанну) или заточают в темницы (подобно Павлу и Силе), Он находит дорогу к ним и оказывается рядом с ними.

(3) Избавление от страха, которое Христос дарует Своим ученикам. Они испугались, но не столько ветра и волн, сколько появления призрака (ибо они приняли Его за призрака). Бороться с мироправителями тьмы века сего гораздо ужаснее, нежели бороться с разбушевавшимся морем. Подумав, что их преследует злой демон и что, возможно, именно он вызвал этот шторм, они ужаснулись еще больше, нежели до того, когда не замечали в происходящем ничего сверхъестественного.

Примечание.

[1] Наши истинные беды часто сильно раздуваются в нашем воображении, дополняются плодами нашей собственной фантазии.

[2] Даже приближение утешения и освобождения часто истолковывается нами так неправильно, что вызывает у нас смущение и страх. Наши страхи часто бывают не только страшнее самой беды, но увеличиваются именно тогда, когда близка помощь. Но когда ученики так испугались, как нежно Христос успокоил их страхи Своим сострадательным словом (ст. 20): «Это Я, не бойтесь!» Ничто так сильно не обличает грешников, как слова: Я Иисус, Которого ты гонишь. Ничто не утешает святых с такой силой, как это: «Я Иисус, Которого ты любишь; это Я, Тот Самый, Который любит тебя и думает о твоем благе; не бойся Меня, не бойся бури». Чем ближе скорбь, тем ближе Христос.

4. Их скорое прибытие в порт назначения, ст. 17.

(1) Они приняли Христа в лодку, они хотели принять Его.

Примечание. Временное отсутствие Христа делает Его еще более дорогим для учеников, когда Он возвращается к ним, для тех, кто ценит Его присутствие больше всего на свете, см. Песн 3:4.

(2) Христос благополучно привел их к берегу: и тотчас лодка пристала к берегу, куда плыли.

Примечание.

[1] Ладья Церкви, в которую вошли ученики Христа со всем, что у них было, может много претерпеть ударов и бедствий, однако в конце концов она придет в гавань невредимой: бросаемая морскими волнами, но не пропавшая, не раз перевернувшаяся, но не развалившаяся, – куст горит, но не сгорает.

[2] Власть и личное присутствие Царя Церкви ускорит и приблизит ее избавление и удалит все трудности, противостоявшие умению и стараниям всех прочих ее друзей. Ученики усиленно гребли, но не могли достичь желаемой цели, пока не приняли Христа в лодку, и тогда их труд был неожиданно завершен. Если мы приняли Христа Иисуса Господом, приняли Его с желанием, то, хотя бы ночь была темна и ветер силен мы можем утешать себя тем, что уже очень скоро будем на берегу и что он в действительности ближе, чем нам кажется. Для многих сомневающихся душ восхищение на небо происходит неожиданно и даже прежде, чем они успеют это осознать.

Стихи 22-27. В этих стихах описываются:

I. Тщательные поиски Христа, предпринятые народом, ст. 23, 24. Они видели, что ученики отправились в море; они видели, что Христос пошел на гору (вероятно, дав им понять, что желает в течение некоторого времени оставаться один), но поскольку они были настроены сделать Его царем, то с нетерпением ожидали Его возвращения. А на другой день, когда этот пыл их еще не остыл:

1. Они начали недоумевать. Его нигде не было, и они не знали, что с Ним. Они видели, что там, кроме той лодки, в которую вошли ученики, иной не было. Так распорядилось Провидение, желая подтвердить достоверность чуда Его хождения по воде, ибо для Него лодки не оказалось. Они заметили также, что Иисус не входил в лодку с учениками Своими, но что они отплыли одни и оставили Его одного с ними на их стороне моря.

Примечание. Желающие найти Христа должны внимательно следить за всеми Его передвижениями и учиться различать признаки Его присутствия и отсутствия, чтобы вести себя соответственно.

2. Они искали Его с великим усердием. Они исследовали окрестности и когда увидели, что тут нет Иисуса, ни учеников Его (ни Его Самого, ни того, кто бы мог сообщить что-либо о Нем), они решили продолжить поиски в другом месте.

Примечание. Желающие найти Христа должны предпринимать усердные поиски, должны искать Его до тех пор, пока не найдут, должны ходить от моря и до моря, ища слово Божье, а не жить без него; а те, кого Христос уже напитал хлебом жизни, должны с искренним желанием тянуться к Нему. Имеющие много должны стремиться иметь еще больше в общении с Христом.

(1) Ища Его, они решили отправиться в Капернаум. Там находилась Его штаб-квартира, там Он проживал. Туда отплыли Его ученики, а они знали, что Он не оставит их одних надолго. Желающие найти Христа должны идти вперед по следам, оставленным Его стадом.

(2) Провидение благоволило к ним, послав возможность отправиться туда по морю, по кратчайшему пути, ибо пришли из Тивериады (города, расположенного дальше на том же самом берегу) другие лодки близко к тому месту, хотя и не совсем близко, где ели хлеб, – лодки, в которых они вскоре могли переправиться в Капернаум и которые, вероятно, отплывали именно в этот порт.

Примечание. Искренне ищущие Христа и возможности иметь общение с Ним обыкновенно получают содействие и помощь Провидения в этих поисках. Евангелист, пользуясь поводом упомянуть о том, что они ели умножившийся хлеб, добавляет: по благословении Господнем. Ученики были настолько тронуты тем, как их Учитель воздал благодарение (ст. 11), что уже не могли забыть то впечатление, которое оно на них произвело, но с наслаждением вспоминали благословенные слова, вышедшие тогда из Его уст. Это благодарение было источником благодати и красоты на той трапезе, сделало ее замечательной; сердца их тогда горели.

3. Они решили воспользоваться представившейся им возможностью, вошли в лодки и приплыли в Капернаум, ища Иисуса. Они не медлили, надеясь снова увидеть Его на этой стороне моря; их убеждения были твердыми, а желания – пылкими, и они тотчас отправились за Ним. Добрые побуждения часто терпят крушения и угасают оттого, что не бывают вовремя реализованы. Они приплыли в Капернаум; эти неосновательные, лицемерные последователи Христа имели, кажется, хорошее и приятное плавание, тогда как для Его искренних учеников оно было суровым и бурным. Нет ничего странного в том, что лучшим людям хуже всего приходится в этом злом мире. Они приплыли, ища Иисуса.

Примечание. Желающие найти Христа и Его утешение должны прилагать старания и быть готовыми, как в данном случае, обойти море и сушу, чтобы взыскать Того и послужить Тому, Кто пришел с неба на землю, чтобы взыскать и спасти нас.

II. Успех, увенчавший их поиски. Они нашли Его на той стороне моря, ст. 25.

Примечание. Рано или поздно ищущие Христа найдут Его; в поисках Христа стоит пересечь море и даже ходить от моря до моря и от реки до концов земли, если в конце концов можно будет найти Его. Впоследствии выяснилось, что эти люди были недалекими и действовали не из добрых принципов, хотя и были такими ревностными.

Примечание. Лицемеры могут идти впереди всех в исполнении Божьих установлений. Если людям больше нечем доказать свою любовь к Христу, как только погоней за проповедями и молитвами да тоской по хорошим проповедникам, то у них есть все основания считать себя ничем не лучше этой нетерпеливой толпы. Но хотя эти люди были далеко не лучших принципов, и Христос знал это, Он все же хотел, чтобы они нашли Его, и допустил их до общения с Собой. Если бы мы и могли знать сердца лицемеров, при всем их благовидном исповедании, то и тогда мы не должны лишать их общения с собою, а тем более, если мы не знаем их сердец.

III. Вопрос, который они задали Ему, когда нашли Его: «Равви! когда Ты сюда пришел?» Ст. 59 дает основание полагать, что они нашли Его в синагоге. Они знали, что синагога – самое вероятное место, где можно найти Христа, ибо Он имел обыкновение посещать места общественного поклонения Богу, Лук 4:16.

Примечание. Христа следует искать, и Он обязательно будет найден, в собраниях Его народа и в отправлении Его установлений; общественное богослужение есть то, что Христос желает почтить Своим присутствием и явлением Себя. Там они нашли Его, и все, что они могли сказать Ему, было: «Равви! когда Ты сюда пришел?» Они поняли, что Он не хочет, чтобы Его сделали царем, и потому уже больше ничего не говорят Ему об этом, но называют Его равви, то есть своим учителем. Они интересуются не только временем, но и способом Его прибытия туда, не только когда, но и как Он сюда пришел, ибо там не было лодки, в которую Он мог бы сесть. Они проявляли любопытство, спрашивая о передвижениях Христа, но в то же время не заботились о том, чтобы наблюдать за собственными путями.

IV. Ответ, который Христос дал им; это был не прямой ответ на их вопрос (зачем им было знать, когда и как Он туда пришел?), но соответствующий их положению.

1. Он раскрывает неверный принцип, из которого они исходили в своем следовании за Ним (ст. 26): «Истинно, истинно говорю вам, говорю Я, испытующий сердца и знающий, что в человеке, Я Аминь, свидетель истинный, Отк 3:14,15. Вы ищете Меня; это хорошо, однако вы делаете это не из доброго принципа». Христос знает не только то, что мы делаем, но и то, почему мы это делаем. Они последовали за Христом:

(1) Не ради Его учения: не потому, что видели чудеса. Чудеса служили великим подтверждением истинности Его учения; Никодим искал Его ради чудес (Иоан 3:2) и судил об истинности Его слова по могущественной силе Его дел. Эти же люди были настолько глупы и несмысленны, что совершенно не приняли этого во внимание.

(2) Но ради собственных желудков: потому, что ели хлеб и насытились; они искали Его не потому, что Он учил их, а потому, что Он кормил их. Он дал им:

[1] Сытную пищу: ели... и насытились. Некоторые из них, возможно, были настолько бедными, что только сейчас узнали, что значит иметь достаток, насытиться так, чтобы еще и осталось.

[2] Вкусную пищу. Вполне вероятно, что как вино, полученное посредством чуда, было самым лучшим вином, так и эта пища, полученная таким же образом, была вкуснее обыкновенной.

[3] Дармовую пищу, которая ничего им не стоила; никакой счет им предъявлен не был.

Примечание. Многие следуют за Христом из-за хлебов, а не из любви. Так поступают стремящиеся из своего исповедания веры извлечь мирскую выгоду, они следуют ей потому, что добиваются с ее помощью продвижения по службе. «Quantis profuit nobis haec fabula de Christo! – В какое прибыльное дело превратили мы эту выдумку о Христе!» – сказал один из Пап. Эти люди приветствовали Христа словом равви и оказали Ему большое почтение, тем не менее Он прямо говорил им об их лицемерии. Из этого Его служители должны научиться не льстить тем, которые льстят им, не позволять подкупать себя красивыми словами и не говорить мир всем, кто говорит им равви, но верно обличать, когда для этого имеются основания.

2. Он указывает им на лучшие принципы (ст. 27): «Старайтесь... о пище, пребывающей в жизнь вечную...» В беседе с самарянкой Он, рассуждая о духовных вещах, прибегал к сравнению с водой, здесь же – к сравнению с пищей, используя в качестве примера хлебы, которые они ели. Его целью было:

(1) Умерить наши мирские стремления: старайтесь не о пище тленной. Это не запрещение честного труда, необходимого для того, чтобы добывать пропитание, 2Фес 3:12. Но мы не должны делать земные интересы главным предметом наших забот.

Примечание.

[1] Предметы этого мира суть пища тленная. Мирское богатство, мирская слава и мирские удовольствия суть пища; они питают воображение (и часто это все, что они могут дать) и наполняют чрево. Это то, чего люди алчут, как пищи, чем пресыщают себя и чем удовлетворяется их плотское сердце, пока это есть; но все земные блага гибнут, так как тленны по своей природе, увядают сами по себе и становятся жертвой тысячи случайностей; обладающие ими в большей мере, чем все остальные люди, не уверены в них, пока живут, а когда умирают, то неизбежно теряют и оставляют их.

[2] И потому неразумно с нашей стороны заботиться о них сверх меры.

Во-первых, мы не должны прилагать старания в религии, творить религиозные дела ради пищи тленной; мы не должны подчинять нашу религию мирским интересам и стремиться к извлечению мирских выгод из упражнений в благочестии.

Во-вторых, мы вообще не должны заботиться об этой пище, то есть делать эти тленные вещи нашим главным богатством, не должны делать заботу и старания о них нашим основным занятием; мы не должны искать их прежде всего и больше всего, Прит 23:4,5.

(2) Пробудить и оживить наши стремления к благодати: «Прилагайте усилия к достижению лучшей цели и старайтесь о пище для души». Относительно этой пищи Он показывает, что:

[1] Она несказанно вожделенна: это пища, пребывающая в жизнь вечную; это блаженство, которое продлится столько, сколько нам дано прожить, которое не только само пребывает вечно, но и нас будет питать в жизнь вечную. Благословения Нового завета – это наша подготовка к вечной жизни, сохранение нас для нее, поручительство и залог ее.

[2] Она несомненно достижима. Могут ли все богатства этого мира, сваленные в одну кучу, и все плоды земли, собранные вместе, обеспечить нас запасами, которые будут пребывать вечно? Нет. Море говорит: не у меня, не среди сокровищ, скрытых в песке. Не дается она за золото, но даст ее Сын Человеческий; rfv Suosi – которую, что можно отнести либо к пище, либо к жизни, которую даст Сын Человеческий. Заметьте здесь,

Во-первых, кто дает эту пищу – Сын Человеческий, великий Домоправитель и Хозяин запасов, Которому доверено управлять Царством Божьим среди людей и распределением благодати, даров и утешений этого Царства, Который имеет власть давать жизнь вечную со всеми ее резервами и средствами приготовления к ней. Нам повелевается стараться о ней, как если бы она могла быть заработана нашими стараниями и продана на этом основании, как сказал один язычник: «Dii laboribus omnia vendunt – Боги продают все преимущества усердным». Однако как бы много мы ни старались о ней, все же не можем заслужить ее как заработанную нами плату, Сын Человеческий дает ее. А что может быть более бесплатным, чем дар? Ободряет то, что имеющий право давать ее есть Сын Человеческий, ибо в таком случае можно надеяться на то, что те сыны человеческие, которые ищут ее и стараются о ней, обязательно обретут ее.

Во-вторых, какую власть Он имеет для того, чтобы давать ее; ибо на Нем положил печать Свою Отец, Бог; toutov ydp о Латгр ЕофраушЕУ вЕбд – ибо на Нем положил Отец печать Божества (удостоверил и подтвердил Его Божественность);

так понимают это место некоторые. Он властно провозгласил Его Сыном Божьим. Он положил на Нем печать, то есть дал Ему всю полноту власти Посредника между Богом и человеком, как Божьему посланнику к человеку и защитнику человека перед Богом, и чудесами подтвердил Его посланничество. Дав Ему власть, Он дал нам уверенность в ней; наделив Его неограниченными полномочиями, Он оставил нам несомненные доказательства, подтверждающие их; так что как Он может уверенно совершать Свое дело за нас, так и мы можем покорно ходить перед Ним. Бог Отец возвысил Его, послав Духа, Который почил на Нем, голос с неба, свидетельство, которое Он дал в знамениях и чудесах. Божественное откровение совершилось в Нем, в Нем запечатаны видение и пророк (Дан 9:24), все верующие запечатлевают, что Он истинен (Иоан 3:33), и в Нем все они запечатлены, 2Кор 1:22.

Стихи 28-59. Остается неясным, да это и несущественно, беседовал ли Христос с жителями Капернаума, в чьей синагоге Он теперь находился, или с приплывшими с той стороны моря; однако о снисхождении Христа говорит то, что Он позволил им задавать Ему вопросы и не негодовал, не считал за оскорбление, когда они перебивали Его, хотя это были всего лишь простые слушатели, а не Его ближайшие последователи. Стремящиеся учить должны быть скоры на слышание и уметь отвечать. Мудрость учителей заключается в том, что даже неуместные и бесполезные вопросы, задаваемые им, они используют для того, чтобы ответить на другой вопрос, способный принести слушателям пользу, чтобы таким образом не была отвергнута их просьба, а лишь неправильно заданный вопрос.

I. Поскольку Христос сказал им, что они должны трудиться, чтобы добыть ту пищу, о которой Он говорил, должны стараться о ней, то они спрашивают, что им надо делать, и Он отвечает, ст. 28, 29.

1. Их вопрос был вполне уместен (ст. 28): Что нам делать, чтобы творить дела Божьи? Некоторые видят в их вопросе дерзость: «Какие еще дела Божьи мы можем творить, которые были бы лучше тех, которые мы и так творим, исполняя закон Моисеев?» Я же склонен понимать, что они задали его в смирении и совершенно серьезно, показывая этим, что имели, по крайней мере в настоящий момент, доброе намерение и желали знать и исполнять свой долг; и полагаю, что те, кто задавал вопросы как и что (ст. 30) и выражал просьбу (ст. 34), были не теми же самыми людьми, которые роптали (ст. 41, 42) и спорили (ст. 52), ибо последние конкретно названы иудеями, то есть они были теми, кто пришел из Иудеи (ибо только таких называли иудеями) с той целью, чтобы придираться, в то время как первые из упомянутых были выходцами из Галилеи и пришли для того, чтобы учиться. Этот вопрос доказывает их убеждение в том, что желающие получить вечную пищу:

(1) Должны стремиться сделать что-то великое. Те, кто ожидает возвышенного и надеется насладиться славой Божьей, должны иметь возвышенные цели в своих стремлениях и стараться творить дела Божьи, дела, которые Он требует и которые Ему угодны, дела Божьи, отличные от дел мирских людей с их мирскими целями. Недостаточно только говорить слова Божьи, но необходимо и творить дела Божьи.

(2) Должны быть готовы исполнить любое приказание. «Что нам делать? Господи, я готов сделать все, что только ни повелишь мне, как бы ни противились этому плоть и кровь» (см. Деян 9:6).

2. Ответ Христа был достаточно ясен (ст. 29): «Вот дело Божье, чтобы вы веровали...»

Примечание.

(1) Дело веры есть дело Божье. Они спрашивали о делах Божьих (во множественном числе), заботясь о многом; Христос же указывает им на одно дело, включающее в себя все остальные, одно только нужно – чтобы вы веровали, а это заменяет собой все дела обрядового закона; это дело необходимо для принятия всех других дел, и именно оно их и производит, ибо без веры угодить Богу невозможно. Вера есть дело Божье, ибо она производится Его действием в нас, верою душа предает себя Его действию и верою она побуждается к действиям для Него.

(2) Вера есть дело Божье, дело соединения с Христом и упования на Него. Оно заключается в том, чтобы веровать в Него как в Того, Которого Бог послал как Своего уполномоченного в великом деле примирения Бога с человеком, уповать на Него как такового и поиться Ему. См. также Иоан 14:1.

II. Поскольку Христос сказал им, что эту пищу им даст Сын Человеческий, то они спрашивают о Нем, и Он отвечает на их вопрос.

1. Их вопрос касается знамения (ст. 30): «Какое же Ты дашь знамение?..» Они были правы в том, что поскольку Он потребовал от них веры в Него, то Ему следовало предъявить Свои верительные грамоты, доказать посредством чуда, что Он действительно был послан от Бога. В силу того что Моисей подтвердил свое посланничество знамениями, то требовалось, чтобы и Христос, пришедший упразднить обрядовый закон, подобным же образом подтвердил Свое посланничество: «Что Ты делаешь? Куда Ты ведешь? Какие из неизменных атрибутов Божественной власти Ты намерен запечатлеть на Твоем учении?» Но при этом они совершенно упустили из виду то:

(1) Что проглядели многие чудеса, которые Он творил пред ними и которые уже представляли более чем достаточное доказательство Его Божественного посланничества. Время ли теперь спрашивать: «Какое же Ты дашь знамение?», да еще и в Капернауме, на этой витрине чудес, где Он совершил так много чудес, знамений, свидетельствующих о Его служении и Его деле? Не этих ли самых людей не далее как вчера накормил Он чудесным образом? Никто не слеп так, как не желающие видеть; ибо они бывают так слепы, что спрашивают, когда солнце светит им прямо в лицо, действительно ли сейчас день или нет.

(2) Что всем чудесам, сотворенным Христом, они предпочли чудесное насыщение Израиля в пустыне (ст. 31): Отцы наши ели манну в пустыне; желая сделать свое возражение более веским, они цитируют при этом Писание: Хлеб с неба дал им есть (из Пс 77:24), хлеб небесный дал им. Какую пользу могли бы они извлечь из этой истории, на которую здесь ссылаются! Она является памятником Божьего могущества и доброты, часто вспоминаемым во славу Божью (Неем 9:20,21);

однако посмотрите, как эти люди извращали ее и злоупотребляли ею.

[1] Христос упрекнул их за то, что им полюбился этот чудесный хлеб, и повелел им не прилепляться сердцем к пище тленной. «Почему? – говорят они. – Если пища для чрева была великим благом, которое Бог послал нашим отцам в пустыне, то почему мы не должны стараться об этой пище? Если Бог высоко ценил наших отцов, то почему мы не можем быть на месте их, чтобы и нас высоко ценить?»

[2] Христос накормил пять тысяч человек пятью хлебами, дав этим знамение того, что Он был послан Богом; но они под видом возвеличивания чудес Моисея, в действительности, недооценили чудо Христа и не желали признавать его достаточно убедительным. «Христос накормил тысячи, а Моисей – сотни тысяч; Христос накормил их только однажды и после этого выговорил тем, кто последовал за Ним в надежде питаться так же и дальше, и отделался от них беседой о духовной пище, а Моисей же кормил своих последователей сорок лет, и чудеса были для них не редкостью, а насущным хлебом. Христос накормил их хлебом от земли, ячменным хлебом, и рыбками из моря, а Моисей кормил Израиля хлебом с неба, ангельской пищей». Вот так расхваливали эти иудеи манну, которую ели отцы их, а их отцы пренебрегали ею точно так, как теперь их дети – ячменными хлебами, и называли ее негодной пищей, Числ 21:5. Так и мы в наши дни склонны не замечать знаков могущества и благодати Божьей и пренебрегать ими, но в то же самое время претендовать на восхищение чудесами, о которых рассказывали нам отцы наши. Предположим, что это чудо Христа было меньше чуда Моисея, однако были же и другие примеры, когда чудеса Христа превосходили его чудеса; и, кроме того, все истинные чудеса подтверждают Божественное учение, хотя не все совершаются в одинаково замечательных обстоятельствах, которые постоянно меняются в зависимости от требований времени. Как манна превосходила ячменные хлебы, так точно, и даже в большей степени, учение Христа превосходило закон Моисеев и Его небесные установления превосходили плотские установления того времени.

2. Ответ Христа на этот вопрос, в котором:

(1) Он исправляет их ошибочное представление о манне, которая была прообразом истинной. Это правда, что их отцы ели манну в пустыне. Но:

[1] Не Моисей дал им ее и не ему они были обязаны ею; он был всего лишь орудием, и потому они должны были видеть за ним Бога. Мы знаем, что Моисей даже не просил Бога о манне и что однажды он так необдуманно заявил: «Разве нам из этой скалы известь для вас воду?» Не Моисей дал им этот хлеб и эту воду.

[2] Манна была дана им не с неба, как они полагали, не с высших небес, а лишь из среды облаков, потому она была не настолько превосходнее хлеба, происходящего от земли, как они думали. Когда Писание говорит: хлеб с неба дал им есть, из этого не следует, что это был небесный хлеб или что он предназначался быть пищей для души. Непонимание языка Писания порождает множество ошибочных представлений о Боге.

(2) Он просвещает их относительно истинной манны, которой та была прообразом: «Отец Мой дает вам истинный хлеб с небес, являющийся истинным и действительным хлебом с небес, которого манна была всего лишь тенью и прообразом; он дается теперь, и не отцам вашим, которые умерли и которых больше нет, а вам, живущим в нынешнем веке, о которых Бог предусмотрел нечто лучшее. Он дает вам этот хлеб с небес, который является таковым поистине». Как престол славы Божьей выше облаков, плывущих по небу, так и духовный хлеб вечного Евангелия превосходнее манны. Называя Бога Отцом Своим, Он делает Себя больше Моисея; ибо Моисей был верен, как слуга, а Христос – как Сын, Евр 3:5,6.

III. Ответив на их вопросы, Христос использует их возражение относительно манны в качестве повода для беседы о Себе Самом (как аналогии хлебу) и о вере (как аналогии вкушению пищи и питию);

остальная часть беседы сводится к обсуждению этого вопроса и замечаниям Его слушателей на него; при этом обе вышеупомянутые аналогии объединяются Им в одну – вкушение Его плоти и питие Его крови.

1. Сказав о Себе как о великом даре Божьем и истинном хлебе (ст. 32), Христос подробно объясняет и подтверждает сказанное, чтобы мы имели правильное представление о Нем.

(1) Он говорит, что является истинным хлебом, и повторяет это снова и снова в ст. 33, 35, 48-51. Заметьте:

[1] Христос есть хлеб, Он является тем же для души, чем является хлеб для тела; Он питает и поддерживает духовную жизнь (является ее опорой) точно так, как хлеб поддерживает жизнь тела; он – опора жизни. Доктрины Евангелия о Христе – что Он является Посредником между Богом и человеком, что Он наш мир, наша праведность, наш Искупитель, – это то, чем люди живут. Скорее наши тела обойдутся без пищи, чем наши души – без Христа. Зерновой хлеб вымолачивают (Ис 28:28), такая же участь постигла и Христа; Он родился в Вифлееме, в доме хлеба, и прообразом Его был видимый хлеб.

[2] Он есть хлеб Божий (ст. 33), Божественный хлеб; это Он от Бога   ст. 46), это хлеб, который Отец Его дает, говорит Он (ст. 32), и который Он сделал пищей для наших душ; хлеб семьи Божьей, хлеб Его детей. Жертвы левитов названы хлебом Божьим (Лев 21:21,22), а Христос является великой Жертвой; Он являет Себя в Своем слове и в Своих установлениях жертвенной трапезой.

[3] Он есть хлеб жизни (ст. 35, 48), тот хлеб жизни, каким было древо жизни, находившееся посреди Едемского сада, которое было для Адама печатью той части завета, делай это, и живи, от которого он мог вкушать и жить. Христос есть хлеб жизни, ибо Он есть плод древа жизни.

Во-первых, Он есть хлеб живый (как Он Сам объясняет, ст. 51): «Яхлеб живый...» Обычный хлеб сам по себе мертв, он питает лишь при участии действующих начал живого тела, а Христос Сам является живым хлебом и питает Своей собственной силой. Манна была мертвой материей: когда ее оставляли на ночь, она портилась, в ней заводились черви, а Христос вечно живущий, Он вечный хлеб, который никогда не плесневеет и не стареет. Учение Христа распятого и теперь укрепляет и утешает верующего так же, как и всегда, Его посредничество остается таким же ценным и действенным, каким было и всегда.

Во-вторых, Он дает жизнь миру (ст. 33), духовную и вечную жизнь: жизнь души в союзе и общении с Богом здесь на земле и жизнь в лицезрении Его и обладании Им в будущем веке; жизнь, включающую в себя все блаженства. Манна только продолжала и поддерживала жизнь, она не сохраняла и не увековечивала ее и тем более не возвращала; а Христос дает жизнь мертвым во грехах. Манна предназначалась только для жизни израильтян, а Христос дан для жизни мира; никому не отказано в этом хлебе, кроме тех, кто сам себе в нем отказал. Христос пришел, чтобы наполнить жизнью сердца людей, вложить в них принципы, производящие добрые качества.

[4] Он есть хлеб, сшедший с небес; эти слова часто повторяются здесь, ст. 33, 50, 51, 58. Они указывают,

Во-первых, на Божественность личности Христа. Как Бог, Он имел бытие на небе, откуда нисшел, чтобы принять на Себя нашу природу: Я сошел с небес. Из этого мы можем сделать вывод: о Его древности – Он был в начале у Бога; о Его силе, ибо небо есть свод Его могущества; о Его власти – Он пришел с Божественными полномочиями.

Во-вторых, на Божественный первоисточник всех благ, приходящих к нам через Него. Он приходит, Он не только катарад – сшедший (ст. 51), но и катаршусоу – сходящий. Он нисходит это указывает на то, что от Бога через Христа непрерывно изливается свет, жизнь и любовь на верующих в Него, подобно манне, ежедневно сходившей на землю, см. Еф 1:3. Omnia desuper – все дается свыше.

[5] Он есть тот хлеб, прообразом и символом которого была .манна (ст. 58), тот хлеб, истинный хлеб, ст. 32. Как камнем, из которого они пили, был Христос, так и манна, которую они ели, была духовной пищей 1Кор 10:3,4. Манна была дана Израилю, так и Христос дан духовному Израилю. Манны было достаточно для всех их, так и во Христе заключена полнота благодати для всех верующих; у того, кто собирает много этой .манны, не останется лишнего, когда он станет употреблять ее, а тот, кто собирает мало, обнаружит (когда благодать завершится славой), что не имеет недостатка. Манну нужно было собирать поутру, и желающие найти Христа должны рано искать Его. Манна была сладкой на вкус и, как сообщает нам автор км™ Премудростей Соломона (Прем 16:20), была хороша на любой вкус, так и для верующих Христос является драгоценностью. Израиль жил на манне до тех пор, пока не пришел в Ханаан, и Христос есть жизнь наша. Сосуд с манной хранился в ковчеге как памятник, так и вечеря Господня напоминает нам о Христе как о пище для наших душ.

(2) Он объясняет, в чем заключалась Его задача и каково было Его поручение в этом мире. Оставляя язык образов, Он говорит ясно и не прибегает к притчам, излагая сущность Своей миссии среди людей, ст. 38-40.

[1] Он заверяет нас, в общем, что сошел с небес по делу Своего Отца (ст. 38), не для того, чтобы творить волю Свою, но волю пославшего Его Отца. Он сошел с небес, и это характеризует Его как разумную, деятельную Личность, Он добровольно пришел в этот низший мир, совершив длинный путь и сделав большой шаг вниз, если учесть славу того мира, из которого Он пришел, и бесславие того мира, в который пришел; мы вправе с удивлением спросить: «Что заставило Его отважиться на подобную экспедицию?» Он говорит здесь, что пришел творить не Свою волю, а волю Своего Отца, не потому, что Его воля в чем-то противоречила воле Его Отца, но потому, что те, кому Он говорил эти слова, подозревали наличие противоречия между ними. «Нет, – говорит Он, – Я действую не по Своей воле и не Своими принципами руководствуюсь, но Я пришел, чтобы творить волю пославшего Меня Отца». То есть,

Во-первых, Христос пришел в этот мир не как частное лицо, действующее исключительно в собственных интересах, но как лицо, выполняющее общественные функции, чтобы действовать в интересах людей, как действует посол или полномочный представитель, которому доверено общественное дело. Он пришел в этот мир как великий представитель Бога и как великий врач этого мира. Его привел сюда не какой-то частный интерес, но Он пришел, чтобы наладить отношения между такими великими сторонами, как великий Творец и все Его творение.

Во-вторых, когда Христос был в мире, Он не стремился к достижению какой-либо частной цели и не преследовал какой-либо особый интерес, отличный от интересов тех, ради кого Он действовал. Целью всей Его жизни было прославлять Бога и творить добро людям. Поэтому Он никогда не советовался с собственными удобствами, безопасностью или покоем, но, когда Ему надо было отдать Свою жизнь, Он не стал считаться со Своей человеческой природой, которая страшилась этого, и, как Человек, предал Свою волю в волю Бога: Не как Я хочу, но как Ты.

[2] Он знакомит нас, в чем конкретно заключалась воля Отца, исполнить которую Он пришел; Он объявляет постановление, или указания, которые Ему надлежит исполнить.

Во-первых, постановление, касающееся отдельных лиц, данных Христу, то есть о спасении всего избранного остатка. Это завет искупления между Отцом и Сыном (ст. 39): «Воля же пославшего Меня Отца есть та, на Меня возложена такая обязанность, чтобы из того, что Он Мне дал, ничего не погубить...»

Примечание.

1. Существует определенное число сынов человеческих, данных Отцом Иисусу Христу, чтобы они были предметом Его попечения и послужили в похвалу и во славу Его имени; Он дал их Ему в наследие, в собственность. Пусть Он делает для них все, что требует их положение: учит их и исцеляет их, платит их долг и защищает их дело в суде, готовит их к вечной жизни и сохраняет их для нее, и пусть сделает из них все, что только возможно. Отец мог бы распорядиться ими по Своему усмотрению; как Его творения, они, их жизнь и их существо, произошли через Него; как грешники, они, их жизнь и их существо, были возвращены к Нему. Он мог бы удовлетворить над ними Свою справедливость и предать их мучителям, но Он сделал их памятниками Своей милости и отдал их Спасителю. Кого Бог сделал предметами Своей особой любви, тех Он вверил в руки Христа.

2. Иисус Христос взял на Себя обязательство никого не погубить из тех, кто таким образом был дан Ему Отцом. Многие сыны, которых Он должен привести в славу, еще ожидают Его, и никто из них не будет забыт, Мф 18:14. Никто из них не погибнет по причине недостаточной меры благодати, необходимой для их освящения. Если я не приведу его к тебе и не поставлю его пред лицем твоим, то останусь я виновным пред тобою во все дни жизни, Быт 43:9.

3. Обязательство, взятое на Себя Христом в отношении тех, кого дал Ему Отец, простирается и на воскрешение их тел. Я воскрешу его в последний день; это включает всех, ушедших прежде, но это должно увенчать и завершить все Его дело. Тело есть часть человека и потому составляет также часть совершенного Христом приобретения и Его ответственности; ему принадлежат обетования, и потому оно не будет погублено. Обязательство Христа заключается не только в том, чтобы никого не погубить, никакого человека, но и в том, чтобы ничего не погубить, никакой части человека, а значит и тела. Дело Христа никогда не будет считаться законченным до тех пор, пока не произойдет воскресение, когда души и тела святых вновь соединятся и соберутся к Христу, чтобы Он представил их Отцу: Вот, Я и дети, которых дал Мне Бог, Евр 2:13; 2Тим 1:12.

4. Причина и начало всего этого есть верховная воля Божья, определения Его воли, в согласии с которыми Он и творит все это. Такова была заповедь, данная Отцом Своему Сыну, когда Он послал Его в этот мир, и Сын всегда имел ее в виду.

Во-вторых, постановление, касающееся всех сынов человеческих и открывающее им, как и на каких условиях они могут обрести спасение через Христа; это завет благодати между Богом и человеком. Кем являются люди, данные Христу, – для нас тайна: познал Господь Своих; мы этого не знаем, нам не дано этого знать. Однако хотя имена их сокрыты, отличительные признаки известны. Жизнь и блаженство предлагаются людям на евангельских условиях, чтобы посредством их те, кто был дан Христу, обратились к Нему, а все остальные не имели никакого извинения (ст. 40): «Воля, открытая воля Пославшего Меня, определяющая Его действия в отношении сынов человеческих, заключается в том, чтобы всякий, будь то иудей или язычник, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его». Это поистине Евангелие, благая весть. Разве она не оживляет нас, когда мы слышим ее?

1. Жизнь вечная может быть нашим достоянием, если только мы сами не окажемся виновными в отвержении ее. В то время как по причине греха первого Адама путь к дереву жизни был прегражден, благодатью второго Адама он был вновь открыт. В качестве почести нашего вышнего призвания нам предлагается венец славы, чтобы получить его, нам надо бежать.

2. Всякий может иметь вечную жизнь. Евангелие проповедуется всем и всем предлагается вечная жизнь, так чтобы никто не мог сказать: «Это ко мне не относится» (Отк 22:17).

3. Эта вечная жизнь гарантирована всем верующим во Христа и только им. Видящий Сына и верующий в Него обязательно будет спасен. Некоторые понимают, что слово видящий означает ограничение условия спасения, распространение его лишь на тех, кому дано откровение о Христе и Его благодати. Всякий, кто имеет возможность познакомиться с Христом и использует ее так, чтобы уверовать в Него, обязательно будет иметь жизнь вечную; так что никто не будет осужден за неверие (хотя и может быть осужден за другие грехи), кроме тех, кому было проповедано Евангелие, но кто, подобно этим иудеям (ст. 36), видел, и тем не менее не поверил; кто познал Христа и, несмотря на это, не доверился Ему. Однако я склонен понимать под словом видящий то же самое, что и верующий, ибо употребленное здесь слово Brjwpwv указывает не столько на видение предмета при помощи зрения (как в ст. 36, в котором употреблено выражение £шракат£ И£ – вы и видели Меня), сколько на духовное созерцание. Всякий видящий Сына, то есть верующий в Него, видит Его оком веры, с помощью которой мы приходим к истинному познанию евангельского учения о Христе и привлекаемся к Нему. Веровать – значит взирать на Него точно так, как взирали на медного змея укушенные израильтяне. Христу нужна не слепая вера, когда мы готовы отдать наши очи и после этого последовать за Ним, а такая вера, когда мы видим Его и видим то основание, на котором твердо стоим в нашей вере. Наша вера только тогда является правильной, когда основывается не на слухах (веруем так, как церковь верует), а представляет собой результат тщательного исследования и рассмотрения мотивов доверия: Теперь же мои глаза видят Тебя и: Сами слышали.

4. Верующие в Иисуса Христа непременно будут воскрешены Его силой в последний день для жизни вечной. Эта ответственность была возложена на Него волей Его Отца (ст. 39), и здесь Он торжественно провозглашает о том, что принял ее Своим обязательством: «Я воскрешу его». Это подразумевает не только возвращение тела к жизни, но и вступление всего человека в безграничные просторы обетованной вечной жизни.

2. Теперь рассмотрим высказывания слушателей Христа по поводу Его беседы о Себе как хлебе жизни, сшедшем с небес.

(1) Когда они услышали о хлебе Божьем, который дает жизнь, они сердечно попросили о нем (ст. 34): «Господи! подавай нам всегда такой хлеб». Я не думаю, что эти слова были произнесены с издевкой и насмешкой, как понимает этот текст большая часть толкователей: «Подавай нам такой хлеб, если можешь; и питай нас им не однажды, как тогда, когда мы наелись пятью хлебами, но всегда»; они считают, что эта просьба была не лучше молитвы нераскаявшегося разбойника: «Если Ты Христос, спаси Себя и нас». Я же склонен считать, что эта просьба, хотя и невежественная по своей сути, была все же высказана искренне и имела под собой добрые намерения; ибо они называют Его Господи и желают получить то, что Он дает, что бы Он под этим ни подразумевал. Общие и туманные понятия о Божественных вещах производят в плотских сердцах некоторое стремление к ним, подобное желанию Валаама умереть смертию праведников. Имеющие смутное представление о Божественном, видящие проходящих людей как деревья, произносят, нечленораздельные, как бы я назвал их, молитвы о духовных благословениях. Такие люди считают благоволение Божье благом и небо – прекрасным местом, они не могут не желать того и другого, и в то же время совершенно не ценят святости и совсем не стремятся к ней, хотя она является необходимым условием достижения того и другого. Да возжелают ее наши души; вкусив, как благ Господь, неужели мы не будем питаться словом Божьим и Самим Христом в этом слове? Будем же говорить: «Господи! подавай нам всегда такой хлеб; пусть этот хлеб жизни будет нашим ежедневным хлебом и небесная манна – нашей неизменной пищей, и пусть мы никогда не будем знать недостатка в них».

(2) Но когда они поняли, что под хлебом жизни Иисус имеет в виду Самого Себя, то презрели этот хлеб. Не ясно, были ли это те же самые люди, которые просили о нем (ст. 34), или же другие; создается впечатление, что это были другие люди, ибо они названы иудеями. Сказано (ст. 41): Возроптали на Него иудеи... Эти слова следуют непосредственно за торжественным заявлением Христа, сделанным Им о воле Божьей и о собственном Его обязательстве относительно спасения человека (ст. 39, 40), заявлением, которое, несомненно, было самым важным и самым благодатным из всех слов, когда-либо исходивших из уст нашего Господа Иисуса, самым верным и самым достойным всякого принятия. Казалось бы, что они, услышав весть о том, что Бог посетил их, должны были бы преклониться и поклониться Ему, подобно Израилю в Египте. Однако, в противоположность этому, вместо того чтобы принять предложение Христа, они возроптали, начали придираться к Его словам, и хотя и не выступили против них открыто и не стали противоречить им принародно, однако втайне между собой отзывались о них с пренебрежением и внушали друг другу предубеждение против них. Многие из не желающих выступать открыто против учения Христа (их придирки настолько неубедительные и беспочвенные, что они или стыдятся признаться в них, или боятся, что будут вынуждены замолчать) в сердцах своих все же признают, что оно неприятно им.

[1] Причиной для их соблазна послужило то, что Христос заявил о Своем происхождении с небес, ст. 41, 42. Как это Он говорит: «Я сшел с небес»? Они слышали о сошествии ангелов с небес, но никогда не слышали ничего подобного о человеке, при этом они совершенно не принимали в расчет представленных Им доказательств того, что Он больше чем человек.

[2] При этом они оправдывали себя тем, что были осведомлены о Его земном происхождении: «Не Иисус ли это, сын Иосифов, Которого отца и Мать мы знаем?» Они считали ошибочным Его утверждение о том, что Он сошел с небес, так как Он был одним из них. Они пренебрежительно отзываются о Его благословенном имени Иисус: «Не Иисус ли это?» Они считают само собой разумеющимся, что Иосиф был Его отцом, хотя в действительности он только считался им.

Примечание. Ошибочные представления о личности Христа, будто Он был самым обыкновенным человеком, зачатым и рожденным самыми обыкновенными людьми, являются причиной предвзятого отношения к Его учению и служению. Неудивительно поэтому, что ставящие Его на один уровень со всеми остальными сынами человеческими, чьи отцы и матери известны, умаляют славу Его искупительной жертвы и тайны совершенного Им дела и, подобно этим иудеям, ропщут на Его обетование воскресить нас в последний день.

3. Назвав веру великим делом Божьим (ст. 29), Христос подробно рассуждает об этом деле, наставляя и вдохновляя нас в нем.

(1) Он показывает, что значит веровать во Христа.

[1] Веровать во Христа – значит прийти к Христу. Приходящий ко Мне есть то же, что и верующий в Меня (ст. 35), и еще (ст. 37): Приходящего ко Мне...; об этом же самом говорится и в ст. 44, 45. Раскаяние перед Богом есть приход к Нему (Иер 3:22) как к наивысшему благу и конечной цели всего; подобным образом и вера в нашего Господа Иисуса Христа есть приход к Нему как к нашему Царю и Спасителю, как к Тому, Кто есть наш путь к Отцу. Этот приход означает проявление нашей любви к Нему, ибо она выражается в движениях души и соответствующих им поступках; прийти к Христу означает отойти от всего того, что находится во вражде или соперничает с Ним, и прийти к согласию с теми условиями, на которых нам предлагается жизнь и спасение через Него. Когда Он был на земле, приход к Нему означал более, чем приход туда, где Он находился; так и теперь – веровать в Него есть нечто большее, чем просто приходить к Его слов – и установлениям.

[2] Веровать в Христа значит питаться Им (ст. 51): ядущий хлеб сей. Первое указывает на наше обращение к Христу, второе – на усвоение нами Христа, с аппетитом и наслаждением, чтобы получить жизнь, силу и утешение от Него. Веровать – значит питаться Им точно так, как питались манной израильтяне, оставившие котлы с мясом в Египте и уже не зависевшие от трудов рук своих (от которых они могли бы есть), но жившие исключительно тем хлебом, который был подаваем им с небес.

(2) Он показывает, какие преимущества дает вера во Христа. Что Он нам даст, если мы придем к Нему? Что мы приобретем, если будем питаться Им? Нужда и смерть – вот чего мы боимся больше всего; если мы можем быть уверены в нашем благосостоянии и в продолжительности нашей жизни в этом благосостоянии, то больше нам ничего и не нужно; истинно верующим обетовано то и другое.

[1] Они никогда не будут нуждаться, ни алкать, ни жаждать, ст. 35. У них есть желания, и притом серьезные, но они удовлетворяются в таком соответствии с их нуждами, так своевременно и с таким избытком, что их нельзя назвать ощущениями голода и жажды, которые тяжелы и мучительны. Те, кто ел манну и пил из камня, впоследствии голодали и жаждали. Манна приелась им, вода из камня не утолила их жажду. Но во Христе пребывает такая переливающаяся полнота, которая никогда не истощится, и из Него текут такие неиссякающие потоки, которые никогда не перестанут.

[2] Они никогда не умрут, не умрут вовеки; ибо,

Во-первых, верующий во Христа имеет жизнь вечную (ст. 47);

он имеет уверенность в ней, гарантию ее и залог ее; он имеет ее в обетовании и в начатках ее. Союз с Христом и общение с Богом во Христе суть начало вечной жизни.

Во-вторых, тогда как питавшиеся манной умерли, питающиеся Христом никогда не умрут, потому что Христос является таким хлебом, которого вкусив человек уже никогда не умирает, ст. 49, 50. Заметьте здесь:

1. Недостаточность прообразной манны: Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли. Из смерти наших отцов можно извлечь большую пользу; их гробы молчаливо свидетельствуют и воздвигнутые на них памятники напоминают нам о том, что величайшее изобилие самой лакомой пищи не в силах ни продлить жизнь, ни отвратить наступление смерти. Евшие манну, ангельскую пищу, умерли, как и все прочие люди. В их рационе не было ничего вредного, что могло бы сократить их дни, их смерть не была ускорена непосильным трудом и изнуряющими условиями жизни (ибо они ни сеяли, ни жали), и, однако же, они умерли.

(1) Многие из них умерли, пораженные Божьими казнями за свое неверие и ропот; ибо хотя они и ели эту духовную пищу, однако не о многих из них благоволил Бог, ибо они поражены были в пустыне, 1Кор 10:3-5. То, что они ели манну, не уберегло их от гнева Божьего так, как оберегает нас от него вера во Христа.

(2) Оставшиеся же из них умерли естественной смертью, и их тела пали, во исполнение Божественного приговора, в той же пустыне, в которой когда-то они ели манну. В то самое время, когда чудеса были ежедневным хлебом, человеческая жизнь была сокращена до тех пределов, которые существуют сегодня, Пс 89:10. Пусть же не хвалятся они сверх меры этой манной.

2. Вседостаточность истинной манны, прообразом которой была та, другая, манна: Хлеб же, сходящий с небес, эта поистине Божественная и небесная пища, таков, что ядущий его не умрет, то есть не подпадет под гнев Божий, убивающий душу; он не умрет второй смертью, и даже первая смерть не будет для него окончательной и безвозвратной. Не умрет, то есть не погибнет, не лишится небесного Ханаана, как израильтяне лишились земного по причине своего неверия, хотя они и ели манну. Это поясняется далее в следующем обетовании: ядущий хлеб сей будет жить вовек, ст.51. Вот что значит это вечное неумирание: хотя человеку и положено однажды умереть, смерть для него будет лишь порогом, переступив который, он попадет в мир, где смерти уже не будет. Жизнь вечная означает не вечное существование (существовать вечно будут осужденные в аду грешники, ибо человеческая душа сотворена бессмертной), а вечное блаженство. И поскольку тело обязательно должно умереть, пролиться, подобно воде, на землю, Христос берет на Себя задачу воскресить также и его (как сказал Он до этого в ст. 44: «Я воскрешу его в последний день»);

даже и оно будет жить вечно.

(3) Он показывает, какие заверения нам даны для того, чтобы мы веровали во Христа. Христос говорит о тех, которые и видели Его, и не уверовали, ст. 36. Они видели как Его Самого, так и творимые Им чудеса, слышали, как Он проповедовал, однако это не привело их к вере в Него. Вера не всегда является результатом увиденного; воины были непосредственными очевидцами Его воскресения, но несмотря на это, вместо того чтобы уверовать в Него, они лжесвидетельствовали о Нем; так что привести людей к вере во Христа – трудная задача, лишь благодаря действию Духа благодати невидевшие уверовали. Нам даются здесь два заверения для укрепления нашей веры:

[1] Сын радушно примет к Себе всех, кто придет к Нему (ст. 37): Приходящего ко Мне не изгоню вон. Каким теплым должно быть для наших душ это слово, приглашающее нас к Христу! Слово приходящего имеет форму единственного числа, что указывает на благосклонное отношение не только к верующим в целом, но и к каждой конкретной душе, обращающейся к Христу. Здесь отмечается,

Во-первых, что требуемая от нас обязанность является чисто евангельской: прийти к Христу, чтобы через Него прийти к Богу. Его красота и любовь, эти великие притягательные силы, должны влечь нас к Нему; ощущения нужды и страха перед опасностью должны направить нас к Нему; все должно приводить нас к Христу.

Во-вторых, здесь дается обетование, имеющее чисто евангельскую природу: не изгоню вон – ои Ип ёкраЛи ш. Здесь два отрицания: «Я не изгоню, нет, не изгоню».

1. Это выражает великую благосклонность. У нас есть все основания опасаться, что Он изгонит нас вон. Если принять во внимание наше ничтожество, нашу отвратительную греховность, наше недостоинство и нашу немощь, препятствующие нам прийти, то мы справедливо можем ожидать, что Он сурово посмотрит на нас и затворит Свои двери перед нами. Однако Он устраняет эти опасения, заверяя нас в том, что не сделает этого, не посмотрит на нас свысока, хотя мы и ничтожны, не отвергнет нас от Себя, хотя мы и грешны. Разве бедные ученики приходят к Нему не затем, чтобы научиться? Хотя бы они были несмысленными и медлительными, Он не изгонит их вон. Разве несчастные больные приходят к Нему не затем, чтобы исцелиться, а бедные просители – затем, чтобы получить совет? Хотя их положение плачевно и они приходят к Нему с пустыми руками, Он не изгонит их вон.

2. Но здесь подразумевается благосклонность, превосходящая выраженную словами: когда говорится, что Он не изгонит их вон, имеется в виду, что Он примет их и даст им все то, за чем они придут к Нему. И как не откажет Он им в тот момент, когда они впервые придут к Нему, так точно не изгонит Он их вон и впоследствии, когда будет чем-нибудь недоволен. Его дары и призвание непреложны.

[2] Отец непременно приведет к Нему в должное время всех тех, кого дал Ему. В совместном договоре между Отцом и Сыном, касающемся искупления человека, Сын взял на Себя задачу оправдания, освящения и спасения всех тех, кто должен прийти к Нему («Пусть только они окажутся в Моих руках, и тогда предоставьте Мне позаботиться о них».), а Отец, начало и источник бытия, жизни и благодати, взял на Себя задачу передать в Его руки всех дарованных Ему и привести их к Нему. Итак,

Во-первых, Он заверяет нас в том, что это будет сделано: «Все, что дает Мне Отец, ко Мне придет...» (ст. 37). Христос уже выразил Свое недовольство теми (ст. 36), кто не захотел поверить в Него, хотя и видел Его, теперь же Он добавляет к этому:

а. Чтобы обличить и пробудить их. Он недвусмысленно намекнул им на то, что если они будут упорствовать в своем нежелании прийти к Нему и уверовать в Него, то это будет определенным знаком того, что они не принадлежат к избранию благодати; ибо как можем мы думать, что Бог отдал нас Христу, когда мы отдаем самих себя миру и плоти? (2Пет 1:10).

б. Чтобы утешить и ободрить Себя Самого: «Хотя Израиль не будет собран, тем не менее Я буду прославлен». Избранные же получили, хотя многие ожесточились, Рим 11:7. Хотя Он и потерял многих из тех, которые суть Его творения, однако Он не потерял ни одного из тех, за которых Он несет ответственность: все, что дает Ему Отец, к Нему придет, несмотря ни на что. Здесь: (а) Говорится об избранных: «Все, что дает Мне Отец, – nav о SiSumv – все, как самих избранных людей, так и все то что им принадлежит, все их служение и все их интересы». Как все то, что есть Его, принадлежит им, так и все то, что есть их принадлежит Ему, и Он говорит о них, как о Своей собственности: они были даны Ему в награду за Его подвиг. Не только все люди, но и все соединяется под главой Христом (Еф 1:10) и примиряется с Богом, Кол 1:20. О передаче избранного остатка Христу говорилось (ст. 39) как об уже совершившемся факте; Он дал их. Здесь же об этом говорится как о чем-то совершающемся в настоящий момент (Он дает их), потому что когда Первородного вводили во вселенную, то, по-видимому, имела место повторная передача, см. Евр 10:5 и далее. Ныне Бог намеревался дать народы в наследие Ему (Пс 2:8), дать наследия опустошенные во владение Ему (Ис 49:8), дать Ему часть между великими, Ис 53:12. И хотя иудеи, которые видели Его, но не поверили в Него тем не менее те (говорит Он) ко Мне придут, то есть другие овцы, которые не сего двора, они также будут приведены к Нему, Иоан 10:15,16. См. также Деян 13:45-48.

(б) Гарантируется результат этого избрания: ко Мне придет. Это не обетование, а предсказание того, что всем предопределенным советом Божьим к жизни будет дана жизнь через приведение их к Христу. Они рассеяны, рассыпаны между народами, но никто из них не будет забыт; ни одно зерно Божьей пшеницы не пропадет, как и обещано, Ам 9:9. Они по своей природе отчуждены от Христа и питают отвращение к Нему, но, несмотря на это, они придут. Как Божье всеведение обязуется всех их найти, так Его всемогущество обязывается всех их привести. Они будут не приведены к Нему, но придут добровольно, они пожелают прийти.

Во-вторых, Он знакомит нас с тем, как это будет сделано. Как будут приведены к Христу те, которые даны Ему? Для этого должны быть выполнены два условия:

а. Просвещение уразумения, обещанное в ст. 45, 46. У пророков, прежде возвестивших об этом, написано: И будут все научены Богом (Ис 54:13) и: Все сами будут знать Меня, Иер 31:34. Заметьте:

(а) Для того, чтобы мы поверили в Иисуса Христа, необходимо, чтобы мы были на учены Богом; то есть:

[а] Чтобы нам было дано Божественное откровение о том, в какие истины о Христе мы должны поверить и почему мы должны в них поверить. Есть вещи, которым сама природа учит нас, но для того, чтобы привести нас к Христу, не обходим больший свет.

[б] Чтобы в нас была произведена Божественная работа, которая сделала бы нас способными понять и принять эти открытые нам свыше истины и их очевидность. Бог, дав нам разум, учит нас более, нежели скотов земных, но, дав нам веру, Он учит нас более, нежели душевного человека. Таким образом все чада Церкви, все искренние чада ее, научены Богом, ибо Он взял на Себя заботу об их обучении.

(б) Следствием этого является то, что вся кий, слышавший от Отца и научившийся, приходит к Христу, ст. 45. Под этим подразумевается то, что:

[а] Никто не придет к Христу, кроме слышавших от Отца и научившихся. Мы не иначе приходим к Христу, как только под Божественным водительством; если Бог не просветит наши умы Своей благодатью, если не сообщит нам правильные суждения и не исправит наши ошибочные представления, если не только не заговорит с нами, чтобы мы услышали, но и не научит нас, чтобы мы научились истине, которая в Иисусе, то мы никогда не поверим во Христа.

[б] Это Божественное научение с такой необходимостью производит веру в избранных Божьих, что мы можем сделать заключение о тех, которые не приходят к Христу, что они никогда не слышали от Отца и не научились; ибо если бы они слышали Отца учащего, то, несомненно, пришли бы к Христу. Тщетно люди претендуют на то, что они научены Богом, если они не верят во Христа, ибо Он не преподает никакого другого урока, Гал 1:8,9. Посмотрите, как Бог общается с людьми как разумными существами, как Он влечет их узами человеческими, как сперва просвещает их разум, а затем с его помощью оказывает постоянное воздействие на все их прочие душевные способности; таким образом, Он входит дверью, в то время как сатана перелазит инде, как тать. Но чтобы никто не мечтал о видимом явлении Бога Отца сынам человеческим (чтобы учить их) и не принимал никаких примитивных представлений о том, что значит слышать от Отца и учиться от Него, Он добавляет (ст. 46): «Это не то, чтобы кто видел Отца...» – подразумевая под этим, что никто не может увидеть Его телесными очами и никто не может надеяться научиться от Него, подобно Моисею, с которым Он разговаривал лицом к лицу. Открывая людям глаза и уча их, Бог действует духовным образом. Отец духов имеет доступ к духу людей и воздействует на него, оставаясь при этом незамеченным. Не видя Его лица, они, тем не менее, ощущают на себе Его силу. Однако существует Один, близко знакомый с Отцом, Тот, кто есть от Бога, Сам Христос, Он видел Отца, Иоан 1:18.

Примечание.

Во-первых, Иисус Христос есть от Бога в особом смысле, Бог от Бога, свет от света; Он не только послан от Бога, но и рожден от Бога прежде всякой твари.

Во-вторых, то, что Он видел Отца, то, что Он совершенно знает Его Самого и Его советы, является исключительной прерогативой Христа.

В-третьих, даже то просвещение, которое подготавливает нас к вере, передается нам через Христа. Поэтому те, кто учится у Отца, поскольку они не могут видеть Его сами, должны учиться у Христа, Который один видел Его. Как через Христа передаются все Божественные откровения, так и через Него же проявляются все Божественные силы.

б. Покорение их воли. Если бы душа человека оставалась в своем первоначальном состоянии, то она не нуждалась бы ни в каком другом воздействии, кроме просвещения разума; но воля развращенной души падшего человека восстает против верных указаний разума; плотские помышления сами по себе враждебны Божественному свету и закону. Поэтому душа нуждается в труде благодати, который назван здесь привлечением (ст. 44): Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня. Иудеи роптали на учение Христа; они не только не желали принимать его сами, но и приходили в ярость, видя, как другие принимают его. Христос подслушал их тайные перешептывания между собой и сказал (ст. 43): «Не ропщите между собою; не перекладывайте свою вину на других, оправдывая свое неприятие Моего учения тем, что оно, якобы, совершенно неприемлемо, тогда как причина этой неприязни кроется в вас самих, в ваших ветхих наклонностях, которые довели вас до морального бессилия; ваша антипатия к истинам Божьим и предубеждение против них настолько сильны, что никакая другая сила, кроме Божественной, не может их победить». Таково положение всех людей: «Никто не может придти ко Мне, никто не может убедить себя прийти на условиях Евангелия, если не привлечет его Отец» (ст. 44). Заметьте:

(а) Суть этого труда – привлечение; это не давление, оказываемое на волю с целью сделать нас из непокорных покорными, дать душе новое направление и склонить ее к Богу. Это больше, чем простое нравственное убеждение, ибо оно обладает силой привлекать; это и не физическое побуждение, ибо оно не имеет ничего общего с естественными причинами. Только Тот, Кто образовал дух человека внутри его Своей творческой силой и лепит сердца людей действием Своего провидения, знает, как заново сформировать душу, изменить ее наклонности и характер, сделать ее соответственной Ему и послушной Его воле, не ущемляя при этом данную ей от природы свободу. Это такое привлечение, которое производит не просто согласие, но радостное согласие, дает удовлетворение: Влеки меня, мы побежим за тобою.

(б) Его необходимость: никто находящийся в этом слабом и беспомощном состоянии не может прийти к Христу, не испытав на себе действие благодати. Как не можем мы совершить никакого естественного действия без сопутствующих нам в этом обычных действий Провидения, так не можем совершить никакого нравственно доброго действия без воздействия особой благодати: новый человек живет, и движется, и существует этой благодатью так же, как просто человек – Божественным провидением.

(в) Его совершитель – Отец, пославший Меня. Послав Христа, Отец пошлет Ему и успех, ибо Он не послал бы Его на бесплодное дело. Поскольку Христос взял на Себя задачу привести души в славу, Бог пообещал Ему привести их к Нему, чтобы Он стал обладателем тех, на которых Он дал Ему право. Пообещав отдать Давиду царство Израильское, Бог в конце концов действительно привлек к нему сердца людей; так и послав Христа спасать души, Он посылает их к Нему, чтобы они спаслись через Него.

(г) Венец и завершение этого труда: И Я воскрешу его в последний день. Об этом упоминается в настоящей беседе четыре раза и в этом, несомненно, заключаются все промежуточные и подготовительные действия Божественной благодати. Когда Он воскресит их в последний день, Он тем самым сделает последний штрих, оканчивающий Его предприятие, вынесет краеугольный камень. И если Он берется за такое, то, конечно, Он может все, и Он сделает все необходимое для осуществления также и этого. Пусть же наши надежды устремляются к тому блаженству, которое сберегается на последний день, когда все годы, из которых состоит время, составят совершенную полноту и придут к своему концу.

4. Возвестив о Себе как о хлебе жизни и о вере как о деле Божьем, Христос более подробно останавливается на том, что этим хлебом в Нем является Его плоть и что веровать означает вкушать ее, ст. 51-58. В этих стихах Он продолжает использовать сравнение с пищей. Обратите здесь внимание на приготовление этой пищи: Хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя (ст. 51), плоть Сына Человеческого и Кровь Его, ст. 53. Плоть Его истинно есть пища, и Кровь Его истинно есть питие, ст. 55. Обратите внимание также на наше участие в этой трапезе: мы должны есть Плоть Сына Человеческого и пить Кровь Его (ст. 53), и: ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь (ст. 54);

ядущий Меня, ст. 56, 57. Это, конечно, сказано иносказательно – действия души в мире духовном и Божественном представлены действиями тела в мире вещественном. Иносказательный язык делал истины Христа более понятными для одних и менее понятными для других, Map 4:11,12. Теперь:

(1) Обратим внимание на то, как эти слова Христа дали повод для ошибочного и превратного истолкования их, чтобы люди своими глазами смотрели и не увидели.

[1] Они были превратно истолкованы плотскими иудеями, теми, к кому были обращены прежде всего (ст. 52): Тогда иудеи стали спорить между собою (высказывали друг другу свое недовольство), говоря: как Он может дать нам есть Плоть Свою? Христос сказал (ст. 51), что отдаст Плоть Свою на страдания и смерть за нас, а они, не рассудив должным образом, поняли Его слова так, как будто Он отдаст ее на съедение нам. Это дало Христу повод сказать им, что несмотря на превратное истолкование Его слов, сказанное Им о вкушении Его Плоти не так абсурдно (если правильно понять эти слова), как им показалось prima facie – на первый взгляд.

[2] Они были крайне превратно истолкованы Римско-католической церковью в подтверждение ее чудовищного учения о пресуществлении, опровергающего свидетельство наших чувств, противоречащего самой сути таинства и отвергающего доводы очевидности. Подобно иудеям, католики понимают эти слова в буквальном смысле, как означающие физическое вкушение тела Христа, как в свое время понял Христа Никодим, Иоан 3:4. Однако в них не могло быть ссылки на вечерю Господню, так как она еще не была установлена как заповедь; здесь говорится не о сакраментальном вкушении, а о духовном.

[3] Они неверно понимаются многими невежественными и плотскими людьми, заключающими на их основании, что они непременно попадут на небо, если причастятся перед смертью; подобное заключение заставляет многих слабых людей беспричинно беспокоиться о принятии этого причастия, а многих нечестивцев – беспричинно успокаиваться после принятия его. Поэтому:

(2) Рассмотрим, как следует понимать эту речь Христа.

[1] Что подразумевается под словами Плоть и Кровь Христа. Они называются здесь (ст. 53) Плоть Сына Человеческого и Кровь Его; Его, то есть Мессии и Посредника; Плоть и Кровь, которые Он воспринял при Своем воплощении (Евр 2:14) и отдал на страдания и смерть: Плоть Моя, которую Я отдам на распятие и убиение. Сказано также, что она будет отдана за жизнь мира, то есть,

Во-первых, взамен жизни мира, которая была утрачена вследствие греха, Христос отдает Свою Плоть в качестве выкупа. Христос стал нашим поручителем, обязанным жизнью за жизнь (как мы говорим), поэтому Его жизнь должна была быть отдана вместо нашей, чтобы наша жизнь могла быть пощажена. Вот Я, оставьте их, пусть идут.

Во-вторых, для жизни мира, чтобы приобрести всеобщий дар вечной жизни для всего мира и особые гарантии ее для всех верующих. Так что Плоть и Кровь Сына Человеческого означают воплощенного и умершего Искупителя; Христа, и притом распятого, и совершенное Им искупление со всеми драгоценными последствиями искупления – прощением греха, оправданием, усыновлением, доступом к престолу благодати, обетованиями завета и вечной жизнью; все это названо Плотью и Кровью Христа потому, что:

1. Приобретены Его Плотью и Кровью, ценой сокрушения Его Тела и пролития Его Крови. На этих купленных привилегиях вполне можно обозначить цену, уплаченную за них, ибо она делает их ценными: pretium sanguinis – цена крови.

2. Являются пищей и питием для наших душ. Есть плоть с кровью было запрещено (Быт 9:4), но привилегии Евангелия подобны плоти и крови, приготовленным для того, чтобы быть пищей для наших душ. Выше Он сравнивал Себя с хлебом, необходимым для питания, а здесь – с плотью, которая также питательна. Это трапеза из тучных яств, Ис 25:6. Душа насыщается Христом, словно туком и елеем, Пс 62:4. Сие истинно есть пища и истинно есть питие, они истинно таковые, то есть духовные (д-р Уитби, Whitby);

Христос называется истинной лозой и истинной пищей в противоположность той показухе и призрачности, которыми мир обманывает тех, кто им питается. Во Христе и Его Евангелии содержится настоящая пища, дающая совершенное насыщение; это истинно есть пища и истинное есть питие, которые насыщают и напояют, Иер 31:25,26.

[2] Что подразумевается под вкушением Его Плоти и питием Его Крови, которые так необходимы и благотворны; бесспорно, под ними подразумевается не что иное, как верование во Христа. Как приобщаемся мы к пище и питию, когда вкушаем и пьем их, так точно приобщаемся к Христу и Его преимуществам, когда веруем в Него. Верование во Христа включает в себя те же четыре момента, что и вкушение и питие.

Во-первых, желание Христа. Духовное вкушение и питие начинаются с голода и жажды (Мф 5:6), с искреннего и настойчивого желания обладать Христом, которое не может удовлетворить ничто, кроме Него Самого: «Дайте мне Христа, иначе я умру».

Во-вторых, усвоение Христа. Нас не насытит пища, на которую мы смотрим, нас насытит только та пища, которую мы вкушаем и которая, таким образом, делается нашей пищей, составляющей как бы одно целое с нами. Мы должны принять Христа так, чтобы усвоить Его себе: Господь мой и Бог мой! (Иоан 20:28).

В-третьих, наслаждение Христом и Его спасением. Учение Христа распятого должно быть для нас пищей и питием, самыми сладостными и приятными. Мы должны питаться яствами, предлагаемыми Новым Заветом в Крови Христа, находить в методах, предпринятых Безграничной Мудростью для нашего искупления и спасения, такое же удовлетворение, какое находим в том, что природа предлагает нам для наших насущных потребностей или удовольствия.

В-четвертых, извлечение питания из Него и зависимость от Него для поддержания и укрепления нашей духовной жизни, а также силы, роста и энергии нового человека. Питаться Христом – значит все делать во имя Его, в союзе с Ним и с помощью силы, получаемой от Него; это значит жить Им точно так, как мы живем пищей. Как наши тела извлекают из пищи необходимое для них питание, мы сказать затрудняемся, но то, что они на самом деле получают из нее все для них необходимое, мы знаем и обнаруживаем на опыте; так же обстоит дело и с нашим духовным питанием. Нашему Спасителю настолько понравилось это сравнение (очень многозначительное и выразительное), что при учреждении видимых знаков нашего приобщения к благословенным преимуществам, даруемым Его смертью, Он выбрал знаки вкушения и пития и сделал их актами священнодействия.

(3) Истолковав, таким образом, общее значение этой части речи Христа, мы переходим к частностям, которые можно свести к двум разделам:

[1] Необходимость нашего питания Христом (ст. 53): Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. То есть,

Во-первых, «если вы не испытываете влечения к Христу, если не находите наслаждения от общения с Ним, то это верный знак того, что вы не имеете в себе духовной жизни». Если душа не алчет и не жаждет, то она, верно, и не жива; если мы мертвы для такой пищи и для такого пития, то это верный знак того, что мы поистине мертвы. Говорят, что когда искусственных пчел, движущихся под воздействием искусных механизмов взад и вперед, захотели отличить от живых, то положили среди них немного меду: только живые пчелы собрались вокруг него, в то время как искусственные даже и не подумали это сделать, ибо не имели в себе жизни.

Во-вторых, «вы не сможете иметь в себе никакой духовной жизни, если не будете извлекать ее из Христа верою; без Него вы не можете делать ничего». Вера во Христа есть primum vivens – первый жизненный принцип благодати; без нее мы не можем иметь ни истины духовной жизни, ни права на вечную жизнь; как наши тела не могут обходиться без пищи, так и наши души – без Христа.

[2] Польза и преимущество от этого питания Христом:

Во-первых, мы будем составлять одно целое с Христом, подобно тому как наши тела составляют одно целое с пищей, когда она переваривается (ст. 56): Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь, живущий верой во Христа распятого (об этом говорится, как о продолжающемся действии), пребывает во Мне, и Я в нем. Верой мы вступаем в тесный союз с Христом: Он пребывает в нас, а мы – в Нем, Иоан 17:21-23; 1Иоан 3:24. Верующие пребывают во Христе, как в неприступной крепости или городе убежища; Христос пребывает в них, как хозяин дома, чтобы управлять им и заботиться о нем. Союз между Христом и верующими таков, что Он разделяет с ними их скорби, а они разделяют с Ним Его блаженства и радости; Он вкушает с ними их горькие травы, а они вкушают с Ним Его лакомые яства. Это неразлучный союз, подобный союзу тела и переваренной пищи, Рим 8:35; 1Иоан 4:13.

Во-вторых, мы будем жить Им, будем жить вечно, как живут пищей наши тела.

а. Мы будем жить Им (ст. 57): Как по слал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною. Здесь мы находим последовательность и порядок Божественной жизни.

(а) Бог есть живый Отец, Он имеет жизнь в Себе и излучает ее из Себя. Я есмь Сущий, – таково Его имя вовеки.

(б) Иисус Христос как Посредник живет Отцом; Он имеет жизнь в Самом Себе (Иоан 5:26), но имеет ее от Отца. Пославший Его не только дал Ему жизнь, которая была чрезвычайно необходима для Его вели кого дела, но и доверил Ему сокровище Божественной жизни для нас; Он вдунул в лицо второго Адама дыхание духовной жизни точно так, как в лицо первого Адама вдунул дыхание жизни естественной.

(в) Истинные верующие получают эту Божественную жизнь благодаря своему союзу с Христом и вследствие союза между Отцом и Сыном, которые сравниваются в Иоан 17:21. Ибо сказано: ядущий Меня, или питающийся Мною, жить будет Мною; живущие Христом жить будут Им. Жизнь верующих берет начало во Христе (Иоан 1:16), она сокрыта во Христе (Кол 3:4);

мы живем Им, как члены – главой, как ветви – корнем; ибо Он живет, и мы будем жить.

б. Мы будем вечно жить Им (ст. 54): Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь, пищу, уготовленную в Евангелии для душ людей имеет жизнь вечную; имеет ее уже сейчас, ст. 40. Он имеет в себе начало вечной жизни, залог и предвкушение ее и надежду на нее; он будет жить вовек, ст. 58. Его блаженство будет длиться столь же долго, как и сама вечность.

И наконец, в заключение этой части повествования историк сообщает, где состоялся этот разговор Христа с иудеями (ст. 59): ...в синагоге, уча в Капернауме. Это выражение подразумевает, что Он учил их также и многому другому, помимо этого, но это представляло собой нечто новое в Его учении. Евангелист добавляет здесь же, что Он говорил эти слова в синагоге, чтобы тем самым:

1. Воздать должное учению Христа. Его истины не искали темных углов, но открыто проповедовались в самых разных аудиториях, будучи способными выдержать самое суровое и беспристрастное испытание. Христос ссылался на это на суде (Иоан 18:20): «...Я всегда учил в синагоге...»

2. Подтвердить достоверность этого повествования. Чтобы убедить нас в том, что этот разговор передан им без искажений, он ссылается на синагогу в Капернауме, где можно было получить подтверждение сказанного.

Стихи 60-71. Здесь описывается, к каким результатам привела эта речь Христа. Одни соблазнились, а другие получили от нее назидание; одних она оттолкнула от Него, других же, напротив, приблизила к Нему.

I. Для одних эта речь была запахом смертоносным на смерть, не только для иудеев, открытых врагов Христа и Его учения, но даже для многих из Его учеников, учеников вольнослушателей, тех, которые часто слушали Его и следовали за Ним в общей толпе; то были люди всякого рода, одни из тех в Израиле, которые были возбудителями всяких беспорядков. Здесь мы видим:

1. Их ропот на учение, услышанное ими (ст. 60): «Какие странные слова! кто может это слушать?»

(1) Они не понравились лично им самим: «Что за чушь! Есть Плоть Сына Человеческого и пить Кровь Его?! Если эти слова следует понимать в переносном смысле, то они представляются неразумными, а если в буквальном, то их нельзя применить на практике. Как? Неужели мы должны превратиться в каннибалов? Неужели нельзя быть благочестивыми людьми, не став при этом варварами?» Si Christiani adorant quod comedunt, sit anima mea cum philosophis – Если христиане поклоняются тому, что они едят, то моя душа останется по-прежнему с философами (Аверрон, Averroes). Однако если бы они, найдя это высказывание Христа трудным для понимания, попросили бы Его со смирением изъяснить им притчу сию, то Он открыл бы им значение ее и отверз бы их собственные умы, ибо Он научает кротких путям Своим. Но они не хотели услышать объяснение слов Христа, потому что не желали лишаться предлога для отвержения их – того, что это были странные слова.

(2) Они думали, что такие слова никому не могут понравиться: «Кто может это слушать? Конечно, никто». Так, насмешники над религией готовы поручиться, что все здравомыслящее человечество согласится с их мнением. Они с великой уверенностью заключают, что никакой здравомыслящий человек не согласится с учением Христа и никакой духовный человек не покорится Его законам. Поскольку они сами не могут переносить таких поучений и таких обязанностей, то считают, что их во обще никто не перенесет: Кто может это слушать? Благодарение Богу за то, что уже тысячи людей, услышав эти слова Христа, нашли их для себя не только понятными, но и приятными, и сделали их своей насущной пищей.

2. Укоризны Христа за этот ропот.

(1) Он очень хорошо знал об их ропоте, ст. 61. Они роптали либо тайно в своих сердцах, либо шепотом между собой в углу. Но:

[1] Христос знал их каверзные замечания, Он видел их, Он слышал их.

Примечание: Христос замечает не только дерзкое и открытое неповиновение безрассудных грешников, оказываемое Его имени и славе, но и тайное пренебрежение, вызываемое Его учением у плотских исповедателей; Он знает, что говорит безумец в сердце своем и что, стыдясь, не может произнести вслух. Он наблюдает за тем, как Его учение вызывает возмущение у тех, кому оно проповедуется; кто радуется ему и кто ропщет на него; кто примиряется и преклоняется перед ним и кто протестует и восстает против него, хотя бы он это делал втайне.

[2] Он знал это Сам в Себе, не потому, что кто-то поставил Его в известность, и не потому, что это как-то проявилось внешне, но благодаря Своему Божественному всеведению. Он знал это не в силу данного Ему Божественного откровения, как это было в случае с пророками (то, что пророки желали знать, иногда было сокрыто от них, см. 4Цар 4:27), но в силу Своего собственного Божественного ведения. Он есть то самое действенное Слово, которое судит помышления сердечные, Евр 4:12,13. Мысли суть слова для Христа, потому мы должны наблюдать не только за нашими словами и поступками, но и за нашими мыслями.

(2) Он очень хорошо знал, как следовало отвечать им: «Это ли соблазняет вас? Это ли является для вас камнем преткновения?» Посмотрите, как люди создают себе соблазны своими собственными сознательными ошибками: они соблазняются тем, в чем нет никакого соблазна, и сами создают его там, где его не из чего создать.

Примечание. Мы вполне справедливо удивляемся тому, что учение Христа вызывало так много соблазна, когда так мало было поводов к нему. Христос с удивлением говорит об этом: «Это ли соблазняет вас?» Отвечая тем, кто осуждал Его учение как запутанное и непонятное (Si non vis intelligi, debes negligi – Если вы не хотите быть понятыми, вами станут пренебрегать.).

[1] Христос намекает на Свое вознесение на небо, которое должно было стать неопровержимым доказательством истинности Его учения (ст. 62): «Что ж, если увидите Сына Человеческого восходящего туда, где был прежде? Что тогда?»

Во-первых: «Если бы Я стал говорить вам об этом, то это, конечно, соблазнило бы вас еще больше, вы посчитали бы Мои претензии действительно слишком большими. Если сказанное Мной кажется для вас настолько трудным, что вы не можете этого слушать, то как вы сможете принять, когда Я стану говорить вам о Моем возвращении на небо, откуда Я пришел?» См. также Иоан 3:12. Тем, для кого даже небольшие трудности представляют серьезную проблему, следует подумать о том, как они будут преодолевать большие трудности.

Во-вторых: «Когда вы увидите Сына Человеческого восходящего на небо, это соблазнит вас еще больше, ибо тогда Мое Тело окажется еще менее доступным для вашего вкушения в том грубом смысле, как вы это себе представляете в настоящий момент» (так понимал д-р Уитби, Whitby). Или же,

В-третьих: «Когда вы сами это увидите или же услышите об этом от очевидцев, тогда вы, конечно, будете удостоверены. Вы полагаете, что Я слишком много беру на Себя, когда говорю: Я сшел с небес, ибо именно к этому вы придираетесь (ст. 42);

но что вы подумаете, когда увидите Меня возвращающимся на небо?» Если Он восшел, то, конечно, Он и нисходил, Еф 4:9,10. Христос часто ссылался на последующие доказательства, см. Иоан 1:50,51; 3:14; Мф 12:40; 26:64. Давайте подождем немного, пока не совершится тайна Божья, и тогда мы увидим, что не было оснований соблазняться ни на каком изречении Христа.

[2] Он дает им общий ключ к пониманию как данного, так и всех остальных Своих высказываний, имеющих характер притчи, уча их понимать их в духовном смысле, а не в телесном и плотском: Дух животворит, плоть не пользует ни мало..., ст. 63. Как физическое тело оживляет и животворит животный дух, без которого даже самая питательная пища не пользует ни мало (какая бы польза была телу от хлеба, если бы его не оживлял животворящий его дух?), так точно обстоит и с душой.

Во-первых, простое участие в таинствах без животворящего действия Духа Божьего на душу не пользует ни мало; слово и таинства только тогда представляют собой пищу для живого человека, когда Дух действует через них; если же Он через них не действует, то они превращаются в пищу для мертвого человека. Даже Плоть Христа, жертва за грех, не принесет нам никакой пользы, если благословенный Дух не будет оживотворять посредством нее наши души, если Он не будет производить над нами властного влияния Его смерти, пока Его благодатью мы не соединимся с Ним подобием ее.

Во-вторых, буквальное понимание учения о вкушении Плоти и Крови Христа не пользует ни мало, более того, приводит нас к ошибкам и предрассудкам; напротив, понимание его в духовном смысле животворит душу, делает ее живой и энергичной, ибо далее следует: слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь. Вкушать Плоть Христа! – это трудные для понимания слова, однако они суть дух и жизнь для того, кто верит в то, что Христос умер за него, кто черпает из этого учения силу и поддержку для приближения к Богу, противостояния греху и приготовления к вечности; будучи истолкованы таким образом, они являются превосходнейшими из всех слов. Причина того, что людям не нравятся слова Христа, заключается в том, что они их неправильно понимают. Буквальное понимание притчи не приносит нам никакой пользы и нисколько не делает нас мудрее, а понимание ее в духовном смысле дает наставление.

В-третьих, плоть не пользует ни мало – те, кто живет по плоти (так понимают некоторые), кто находится во власти плотского ума, не получают от слов Христа никакой пользы. По Дух животворит тех, кто водится Духом, кто духовен, слова Христа животворят и оживляют, ибо они принимаются ad modum recipientis – соответственно состоянию ума принимающего их. Иудеи видели ошибку в словах Христа, тогда как ошибка была в них самих; только душевный человек почитает духовное бессмысленным и пустым, в то время как духовный человек находит в нем удовольствие; см. 1Кор 2:14,15.

[3] Он дает им понять, что знает их прекрасно и что ничего лучшего от них и не ожидал, хотя они и называли себя Его учениками, ст. 64, 65. Ныне исполнились слова пророка, сказанные им о Христе и Его учении (Ис 53:1): «Кто поверил слышанному от нас, и кому открылась мышца Господня?» Христос отмечает здесь то и другое.

Во-первых, они не поверили слышанному от Него: «Есть из вас некоторые, говорившие, что оставят все и последуют за Мной, однако они не веруют»; потому и не принесло им пользы слово слышанное, что оно не было растворено верой, Евр 4:2. Они не верили в то, что Он Мессия, иначе бы они согласились с учением, которое Он проповедовал, и не придирались бы к нему, хотя бы в нем и нашлось что-то неясное и трудное для понимания. Oportet discentum credere – Новички в познании должны принимать на веру слова учителя.

Примечание.

1. Среди номинальных христиан есть много поистине неверующих.

2. Неверие лицемеров, еще не успевшее обнаружить себя перед миром, уже обнажено и открыто пред очами Христа. Он от начала знал, кто суть верующие в этой толпе следующих за Ним людей и кто из двенадцати предаст Его; Он от начала знал, когда они пришли к Нему и сопровождали Его, когда в них горел огонь усердия, кто из них был искренним, как Нафанаил (Иоан 1:47), а кто – нет. Еще до того, как они сами себя узнали, став перед выбором, Он уже мог безошибочно определить, кто суть верующие, а кто – нет, у кого любовь притворная, а у кого – сердечная. Из этого мы можем сделать вывод о том, что:

(1) Отступление тех, кто в течение долгого времени имел весьма благовидное исповедание веры, является верным доказательством их постоянного лицемерия и того факта, что они не верили от начала; однако это не является доказательством того, что в жизни истинных верующих может произойти полное и окончательное отступление от веры: случаи отступления следует квалифицировать не как падение истинно верующих, но как обнаружение притворно верующих, см. 1Иоан 2:19. Stella cadens on stella fuit – Падающая звезда никогда не была звездой.

(2) Знать сердце – это прерогатива Христа; Он знает, кто суть неверующие и притворно исповедующие веру, и тем не менее оставляет их в Своей Церкви, разрешает им участвовать в Его таинствах и пользоваться Его именем; Он не разоблачает их в этом мире, если только они сами не разоблачат себя своим нечестием; ибо так устроена Его видимая Церковь и день, который все обнаружит, еще грядет. Но когда мы беремся судить сердца человеческие, то восходим на трон Христов и предваряем Его суд. Мы часто ошибаемся в людях и меняем свое мнение о них, но мы знаем, что Христос знает всех людей и что Его суд истинен.

Во-вторых, они потому не поверили слышанному от Него, что им не открылась мышца Господня (ст. 65): Для того-то и говорил Я вам, что никто не может придти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего (ссылка на ст. 44). Христос не мог не знать того, кто суть верующие, а кто – неверующие, потому что вера является даром и делом Божьим, а все дары и дела Отца Его не могли быть не известны Ему, ибо все они прошли через Его руки. Прежде Он сказал, что никто не может придти к Нему, если не привлечет его Отец, здесь же говорит: если то не дано будет ему от Отца Моего. Это означает, что Бог привлекает души, даруя им благодать, силу и мужество для приближения к Нему, без которых человек, в своем падшем состоянии, настолько морально бессилен, что сам не может придти.

3. Их окончательное отпадение от Христа после того. С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним, ст. 66. Когда мы допускаем в наши сердца худые мысли о слове и делах Христа, когда втайне питаем недовольство ими и склонны прислушиваться к порочащим их наветам, тогда мы впадаем в искушение; это подобно прорыву воды; это есть озирание назад, которое закончится отступлением, если только безграничная милость не предотвратит этого. Поэтому obsta principiis берегитесь отступления с самого начала. Обратите внимание на:

(1) Отступление этих учеников. Многие из них отошли, возвратились в свои дома, к своим семьям, к своим прежним занятиям, оставленным ими на время, пока они следовали за Ним; отошли – один отправился на свое поле, другой возвратился к своей торговле; отошли, возвратились к народу своему и к своим богам, как Орфа, Руф 1:15. Они сами поступили в школу Христа, но после отошли, не просто прогуляли один урок, а навсегда расстались с Ним и Его учением.

Примечание. Отступление многих учеников от Христа было поистине странным явлением, однако в то же время явлением настолько обычным, что нам не следует ему удивляться. Отошли многие. Так часто бывает: когда некоторые отступают, многие устремляются вслед за ними; эта болезнь заразная.

(2) Время этого отпадения: С этого времени, то есть со времени, когда Христос начал проповедовать это утешительное учение о том, что Он есть хлеб жизни и что питающиеся Им посредством веры будут жить Им (что, казалось бы, должно было заставить их еще ближе прильнуть к Нему), с того самого времени они отошли от Него.

Примечание. Развращенное, нечестивое сердце человека часто превращает в повод для соблазна то, что в действительности является поводом для величайшего утешения. Христос заранее предвидел, что они соблазнятся, услышав Его слова, и все-таки Он сказал их. То, что является несомненным словом Христа и Его несомненной истиной, должно передаваться верно, кто бы ни соблазнялся на них. Наклонности и настроения человека должны быть пленены в послушание слову Божьему, но никак не слово Божье должно приспосабливаться к ним.

(3) Степень их отпадения: уже не ходили с Ним, уже не возвращались к Нему и не присутствовали на Его служении. Трудно однажды просвещенных, и вкусивших благого глагола Божия, и отпадших, опять обновлять покаянием..., Евр 6:4-6.

II. Для других эта речь была запахом живительным на жизнь. Многие отошли, но, благодарение Богу, не все; даже в это время двенадцать остались с Ним. Хотя вера некоторых разрушается, твердое основание Божье стоит. Заметьте здесь:

1. Проникнутый любовью вопрос, заданный Христом двенадцати (ст. 67): «не хотите ли и вы отойти?» Он ничего не говорит тем, кто отошел от Него. Если неверующие уходят, пусть себе уходят; невелика потеря тех, кто никогда и не принадлежал Ему; они как пришли, так и ушли. Но Он использует это обстоятельство с целью поговорить с двенадцатью, утвердить их и путем испытания их непоколебимости сделать их еще тверже: Не хотите ли и вы отойти?

(1) «Отойти или не отойти от Меня – выбирайте сами; если вы желаете оставить Меня, то теперь самое удобное время для этого, потому что многие оставляют Меня; час искушения настал: если вы желаете возвратиться, возвратитесь сейчас».

Примечание. Христос никого не будет держать против воли; Его воины суть добровольцы, действующие не по принуждению. Двенадцать имели достаточно времени для того, чтобы испытать, насколько сильно любят они Христа и Его учение; и чтобы никто из них не сказал впоследствии, что их заманили в ученики и что если бы все можно было начать сначала, то они ни за что не согласились бы на это, Он дает им право все перечеркнуть и предоставляет полную свободу; см. Иис. Нав 24:15; Руф 1:15.

(2) «Если же вы на самом деле отойдете от Меня, то погибнете». Если в сердце кого-либо из них и присутствовало тайное желание отойти от Него, то Он удерживает его Своим пробуждающим душу вопросом: «Не хотите ли и вы отойти? Не думайте, что вы можете так же свободно расстаться со Мной, как те, и так же легко уйти от Меня прочь, как и они. У тех не было таких близких отношений со Мной, какие были у вас, и они не получали от Меня так много благостей, как вы; они отошли, и вы хотите тоже отойти? Помните о своем звании и скажите: как бы ни поступали другие, мы никогда Тебя не оставим. Может ли бежать такой человек, как я?» (Неем 6:11).

Примечание. Чем в более близких отношениях мы были с Христом и чем дольше пробыли вместе с Ним, чем большим числом обязательств связали себя по отношению к Нему, тем тяжелее будет наш грех, если мы оставим Его.

(3) «У Меня есть все основания думать, что вы не оставите Меня. Неужели вы захотите отойти? Конечно же, нет, потому что Я сильнее привязал вас к Себе, чем тех. Я надеюсь, что вы в лучшем состоянии (Евр 6:9), ибо вы пребыли со Мною» (Лук 22:28). Когда отступление одних доставляет печаль Господу Иисусу, постоянство других доставляет Ему тем большую славу, и это не может не радовать Его. Христос и верующие слишком хорошо знают друг друга, чтобы расставаться по всякому обидному поводу.

2. Ответ веры, данный Петром на этот вопрос от имени всех остальных, ст. 68, 69. Как Иисус Навин когда-то поставил Израиля перед выбором кому служить, так и Христос задал им этот вопрос с целью получить от них обещание быть верными Ему, и результат был такой же, как и тогда. Нет, мы Господу будем служить; Петр во всех случаях был устами остальных учеников, и не столько потому, что его Учитель чаще выслушивал его, нежели их, сколько потому, что он больше говорил; и сказанное им иногда находило одобрение, а иногда порицалось (Мф 16:17,23) таков общий удел тех, кто скор на язык. В данном случае он сказал хорошо, даже очень хорошо; вполне вероятно, что эти слова были сказаны им по подсказке и с явного согласия его товарищей-учеников; по меньшей мере, ему были известны их мысли, и он выражал то, что думали они все, не исключая и Иуды, ибо мы должны надеяться на лучшее.

(1) Доброе решение оставаться верными Христу, выраженное таким образом, что было ясно – у них нет ни малейшего намерения оставлять Его: «Господи, к кому нам идти? Было бы безумием уходить от Тебя, если мы не знаем, где нам будет лучше; нет, Господи, мы слишком удовлетворены своим выбором, чтобы менять его».

Примечание. Оставляющим Христа следовало бы поразмыслить над тем, к кому они идут и могут ли они надеяться найти мир и покой еще где-либо, кроме как в Нем. См. также Пс 72:27,28; Ос 2:9. «Куда нам идти? Стоит ли нам домогаться благорасположения мира? Ведь он обязательно обманет нас. Стоит ли снова творить грех? Он обязательно погубит нас. Зачем оставлять источник воды живой, чтобы черпать воду из разбитых водоемов?» Ученики решают продолжать свои поиски жизни и блаженства, они хотят иметь для этого проводника и оставаться верными Христу как своему проводнику, ибо они никогда не будут иметь ничего лучшего. «Неужели нам идти к языческим философам, чтобы сделаться их учениками? Они осуетились в умствованиях своих и, называя себя мудрыми в другом, оказываются безумными в вопросах религии. Неужели мы пойдем к книжникам и фарисеям, чтобы учиться у их ног? Какую пользу могут нам принести заменяющие заповеди Божьи своими преданиями? Пойти к Моисею? Он отправит нас обратно к Тебе. Если мы когда-нибудь и отыщем путь к блаженству, то это обязательно будет путь следования за Тобой».

Примечание. Святая религия Христа очень выигрывает при сравнении ее с другими религиями, ибо тогда обнаруживается, насколько она превосходнее всех их. Пусть же те, кто находит недостатки в ней, найдут что-то лучшее, прежде чем оставить ее. Мы нуждаемся в Божественном учителе; можем ли мы найти учителя лучшего, нежели Христос? Мы не можем обойтись без Божественного откровения; если таковым не является Писание, то где же еще мы можем найти его?

(2) Доброе обоснование этого решения. Сказанное Петром не было необузданным порывом слепого чувства, это был результат зрелого размышления. Ученики твердо решили никогда не отходить от Христа,

[1] Имея в виду то преимущество, которое они надеялись иметь в Нем: Ты имеешь глаголы вечной жизни. Они и сами не до конца понимали слова Христа, ибо до сих пор учение о кресте оставалось для них загадкой; однако они были уверены в том, что Он имеет глаголы вечной жизни, а это означает,

Во-первых, что глаголы Его учения указали путь к вечной жизни, поставили нас на него и научили нас, что мы должны делать, чтобы наследовать ее.

Во-вторых, что глаголы Его определений сообщают нам жизнь вечную. То, что Он имеет глаголы вечной жизни, означает то же самое, что Он имеет власть давать жизнь вечную всему, что дал Ему Бог, Иоан 17:2. В Своей предыдущей беседе Он гарантировал вечную жизнь Своим последователям; ученики ухватились за это простое и понятное слово Христа и потому решили остаться с Ним, тогда как другие оставили его без внимания и ухватились за странные слова, почему и отошли от Него. Хотя мы и не можем дать объяснение каждой тайне и каждой неясности в учении Христа, однако мы знаем, что, в общем, это глаголы вечной жизни, и потому должны жить и умирать согласно с ними; ибо, когда мы оставляем Христа, мы оставляем дарованные нам милости.

[2] Имея в виду ту уверенность, которую они имели в Нем (ст. 69): «...мы уверовали и познали, что Ты – Христос...» Если Он обещанный Мессия, то Он должен привести правду вечную (Дан 9:24) и значит иметь глаголы вечной жизни, ибо праведность воцаряется к жизни вечной, Рим 5:21. Заметьте,

Во-первых, в какое учение они уверовали: они уверовали в то, что Иисус является тем самым Мессией, Который был обещан отцам и Которого они ждали, и что Он был не простым человеком, а Сыном Бога живого, Кому Бог сказал: «Ты Сын Мой...» (Пс 2:7). Во времена, когда мы испытываем искушение отступить от Христа, надо возвратиться назад к исходным принципам и остаться верными им; и если мы будем твердо держаться того, что является для нас бесспорным, то нам будет легче находить и хранить истину в вопросах сомнительных и спорных.

Во-вторых, какова была их вера: она достигла полной уверенности: мы... познали. Мы познали это на опыте, а такое познание является самым лучшим. Мы должны брать повод из непостоянства других для того, чтобы еще больше утверждаться самим, особенно в том, что является настоящей истиной. Когда наша вера в Евангелие Христа настолько сильна, что мы смело уповаем на него нашими душами, зная, в Кого мы уверовали, тогда и только тогда мы будем готовы доверять ему также и все остальное.

3. Меланхоличное замечание, сделанное нашим Господом Иисусом в связи с ответом Петра (ст. 70, 71): «Не двенадцать ли вас избрал Я? но один из вас диавол». Евангелист говорит нам, кого Он имел в виду: Это говорил Он об Иуде Симонове Искариоте. Петр за всех их поручился в том, что они будут верны своему Учителю. Христос не осуждает его за доброе отношение к другим (ведь всегда хорошо надеяться на лучшее), но тактично укоряет его за уверенность. Мы ни в ком не должны быть излишне уверенными. Бог знает Своих, а мы – нет. Заметьте:

(1) Лицемеры и предатели Христа ничуть не лучше диавола. Иуда не просто имел в себе диавола, но он сам был диаволом. «Один из вас клеветник», ибо таково значение слова SmpoAog (2Тим 3:3);

вполне вероятно, что когда Иуда продал своего Учителя первосвященникам, он, желая оправдать свои действия, представил Его как негодного человека. Я же склонен понимать это место так, как здесь и написано, а именно: он диавол диавол во плоти, падший апостол, как диавол – падший ангел. Он есть сатана, противник, враг Христа. Он Аваддон, и Аполлион, и сын погибели. Он был от отца своего, диавола, исполнял его желания, как и Каин, 1Иоан 3:12. Те, чьи тела были одержимы диаволом, нигде не названы диаволами (но бесноватыми), а Иуда, в чье сердце вошел сатана и занял его, назван диаволом.

(2) Многие, кажущиеся с виду святыми, суть самые настоящие диаволы. Внешне Иуда ничем не отличался от прочих апостолов, его яд был подобен яду змеи, скрываемому красивой кожей. Он изгонял бесов, выдавая себя за врага царства диавола, и тем не менее сам был диаволом все это время. Он не просто скоро сделается диаволом, но он уже является им. Это кажется странным и вызывает удивление; Христос с изумлением говорит об этом: «Не Я ли вас избрал?» То, что христианство становилось порой прикрытием для демонических сил, является печальным фактом, который следует оплакивать.

(3) Маски лицемеров не могут обмануть Христа, как бы ни обманывали они людей и ни вводили их в заблуждение, ибо Его всевидящее око видит то, что скрывается за ними. Он может назвать диаволами тех, кто называет себя христианами, подобно тому как пророк приветствовал жену Иеровоамову, когда она пришла к нему переодетая (3Цар 14:6): «Войди, жена Иеровоамова...» Божественное зрение Христа, превосходящее любое ясновидение, способно различать духов.

(4) Среди избранных Христом на особое служение существуют, однако, те, кто оказывается Его предателем: «Я избрал вас, чтобы вы были апостолами (ибо ясно сказано, что Иуда не был избран для вечной жизни, Иоан 13:18), однако один из вас диавол».

Примечание. Занимать почетные места в Церкви и пользоваться ее доверием еще не доказывает обладания спасительной благодатью. Мы от Твоего имени пророчествовали.

(5) Это не новое явление под небом, когда даже в самых отборных кругах общества встречаются развращенные люди. Из тех двенадцати, избранных для близкого общения с воплотившимся Божеством, для величайшей чести и привилегии, которой когда-либо удостаивались люди, один был воплотившимся диаволом. Историк особо отмечает тот факт, что Иуда был одним из двенадцати, которые были так возвеличены и почтены. Не будем же отвергать и отлучать от Церкви двенадцать за то, что один из них диавол; не будем также говорить, что все они обманщики и лицемеры, потому что один из них такой; пусть обманщики и лицемеры несут свой позор, а не те, кто сообщается с ними до тех пор, пока они не будут разоблачены. Существует общество за завесой, в которое не войдет ничто нечистое, Церковь первенцев, в которой нет места лжебратиям.


Толкование Мэтью Генри на евангелие от Иоанна, 6 глава


← 5 Ин 6 MGC 7

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.