Библия » Толкование Мэтью Генри

От Иоанна 21 глава

← 20 Ин 21 MGC 1

Предыдущей главой евангелист как будто завершил свое повествование, но вот (как это бывает иногда и в посланиях апостола Павла) ему в голову приходит новая мысль, и он опять берется за перо. Он уже сказал, что Иисус сотворил много и других чудес в доказательство Своего воскресения. И в этой главе он рассказывает об одном из них – о явлении Христа некоторым из Своих учеников при море Тивериадском; здесь описывается:

I. Как Он открылся им, в то время когда они ловили рыбу, как наполнил их сеть и потом совсем пообычному подошел и обедал вместе с ними тем, что они поймали, ст. 1-14.

II. О чем Он разговаривал с Петром после обеда.

1. Относительно самого Петра, ст. 15-19.

2. Относительно Иоанна, ст. 20-23.

III. Торжественное заключение к данному Евангелию, ст. 24, 25. Странно, что кто-то еще высказывает предположение о том, будто эта глава была добавлена другим автором, когда ясно сказано (ст. 24), что об этом свидетельствует тот самый ученик, которого любил Иисус.

Стихи 1-14. В этих стихах описывается явление Христа Своим ученикам при море Тивериадском.

1. Давайте сравним это явление с теми, которые были прежде. Раньше Христос являлся Своим ученикам тогда, когда они встречались в торжественном собрании (вероятно, с целью религиозного поклонения) в день Господень и были все вместе, по-видимому, в ожидании Его явления. Теперь же Он явился только некоторым из них, причем в будний день, когда они занимались ловлей рыбы и мало помышляли о Его появлении среди них. Христос открывается Своим детям разнообразными путями, обычно Он делает это при совершении ими установленных Им обрядов, но иногда посещает их Своим Духом и во время их обычных занятий, подобно тому как были посещены пастухи, содержавшие ночную стражу у стада своего (Лук 2:8), точно так было и здесь, Быт 16:13.

2. Сравним это явление с тем, которое имело место позже, на горе в Галилее, где Христос повелел им встречать Его, Мф 28:16. Они отправились туда, как только прошли дни опресночные, и до назначенного момента этой встречи, или общего собрания, проводили время так, как находили нужным. На этот раз они ожидали Его явления, и, чтобы они не утомились от ожидания, Христос пришел к ним. Христос часто делает больше, чем обещает, но никогда не забывает Своих обещаний, Он часто предупреждает и перевыполняет ожидания веры Своих детей, но никогда не разочаровывает их. Можно заметить следующие моменты в этой истории:

I. Кому явился Христос на этот раз (ст. 2) – не всем двенадцати, а только семерым из них. Среди них упоминается Нафанаил, с которым мы не встречались с гл.

1. Но некоторые полагают, что он и Варфоломей были одним и тем же лицом. Два других, не названных по имени, предположительно, были Филипп из Вифсаиды и Андрей из Капернаума. Заметьте здесь:

1. Хорошо, когда ученики Христа часто бывают вместе, проводя время не только в торжественных религиозных собраниях, но и в обычных общениях, в занятиях обычны ми делами. Этим самым добрые христиане свидетельствуют о своей любви друг к другу и возрастают в ней, назидают друг друга беседами и личным опытом.

2. Христу угодно было явить Себя им в то время, когда они были вместе, не только потому, что желал поощрить христианские общения, но и для того, чтобы все они одновременно стали свидетелями одного и того же события и могли подтвердить свидетельства друг друга. Здесь оказалось семь свидетелей одновременно, по поводу чего некоторые отмечают, что римский закон требовал присутствия семи свидетелей, для того чтобы завещание могло вступить в силу.

3. Фома был одним из них, и его имя упоминается вслед за именем Петра, как если бы теперь он ближе держался к собраниям апостолов, чем прежде. Хорошо, когда потери, вызванные нашей небрежностью, заставляют нас быть более осторожны ми впредь, чтобы не упускать благоприятных возможностей.

II. Каким делом они занимались, ст. 3. Заметьте:

1. Их взаимное согласие пойти ловить рыбу. Они, собственно, не знали, чем заняться. «Что касается меня, – говорит Петр, – то я иду ловить рыбу». Они ответили ему на это: «Идем и мы с тобою, ибо мы хотим держаться вместе». Хотя обычно занимающиеся одним и тем же ремеслом не могут договориться между собой, они сумели это сделать. Некоторые считают, что они поступили плохо, вернувшись к своим некогда оставленным лодкам и сетям; но в таком случае Христос не поддержал бы их в этом деле Своим посещением. Они, скорее, заслуживают похвалы, ибо поступили так:

(1) Чтобы не терять времени и не быть праздными. Они еще не были поставлены проповедовать о воскресении Христа. Их поручение еще находилось в стадии доработки и не было окончательно сформулировано. Час для действий еще не настал. Вероятно, их Учитель повелел им ничего не сказывать о Его воскресении раньше Его вознесения, и даже более того, раньше излияния на них Духа Святого, и тогда они должны будут начать свою проповедь с Иерусалима. А тем временем, вместо того чтобы вообще ничего не делать, они пошли ловить рыбу, не ради развлечения, а из деловых соображений. Это показывает их смирение. Хотя они и были удостоены высокого положения быть посланниками Христа, как Он Сам был посланником Отца, тем не менее они не напустили на себя важного вида, а вспомнили о той скале, из которой были иссечены. Это также показывает их усердие и умение распоряжаться своим временем. Они не хотели сидеть без дела в ожидании. Тем, кто хотел бы с радостью отчитаться о потраченном времени, следует научиться заполнять свободное время и разумно использовать его возможности.

(2) Чтобы самим содержать себя и никого не обременять. Пока их Учитель был с ними, служившие Ему проявляли заботу также и о них; но теперь, когда отнялся у них жених, они должны были в эти дни поститься, и потому нуждам их, как и Павла, должны были послужить руки их сии. поэтому-то Христос и спросил их: «Дети! есть ли у вас какая пища?» Это учит нас, работая в безмолвии, есть свой хлеб.

2. Их неудача в ловле. Они ничего не поймали в ту ночь, хотя, вероятно, трудились всю ночь, как и в случае Лук 5:5. Посмотрите, как суетен этот мир: рука трудолюбивых часто остается пустой. Даже добрые люди могут не иметь желаемого успеха в своих честных предприятиях. Можно идти путем долга и при этом не преуспевать. Провидение распорядилось так, чтобы во всю ту ночь они ничего не поймали, чтобы чудесный улов рыбы наутро стал для них тем более замечательным и тем более приятным. В наших неудачах, так сильно огорчающих нас, Бог часто имеет весьма благие намерения о нас. Человек действительно владычествует над рыбами морскими, однако они не всегда оказываются всецело в его распоряжении; только Бог знает морские стези и управляет тем, что ими проходит.

III. Каким образом Христос открылся им. В ст. 1 сказано: Явился же так... После воскресения Его тело, хотя и было истинным и реальным, стало телом духовным, какими станут и наши тела после воскресения, поэтому оно было видимо для глаз людей только тогда, когда Он Сам желал этого; или же, скорее, Он появлялся и исчезал настолько быстро, что в одно мгновение мог оказаться здесь или там, во мгновение ока. В этом явлении Христа можно заметить четыре особенности:

1. Он явился им своевременно (ст. 4): когда уже настало утро, после их бесплодных ночных трудов, Иисус стоял на берегу. Время явления Христа Своим детям наступает тогда, когда они терпят большие трудности. Когда они чувствуют себя совершенно потерянными, Он дает им понять, что они не потеряли Его. Вечером водворяется плач, а наутро, когда приходит Христос, радость. Христос явился им не идущим по воде – потому что, воскреснув из мертвых, Он уже не должен был быть с ними так, как прежде, – а стоящим на берегу, потому что теперь они должны были идти к Нему. Некоторые из древних летописцев особо отмечают то обстоятельство, что Христос, завершив Свой труд, пересек штормовое море, кровавое море, и достиг безопасного и спокойного берега, где Он стоял с торжеством; а ученики, которым еще только предстояло взяться за труд, были в море, в трудах и бедствиях. Когда наше плавание становится бурным и опасным, мы можем утешать себя тем, что наш Учитель стоит на берегу, и должны быстрее спешить к Нему.

2. Он открывался им постепенно. Хотя ученики и были близко знакомы с Ним, тем не менее они не узнали сразу же, что это Иисус. Мало рассчитывая увидеть Его здесь и не всматриваясь в Него пристально, они приняли Его за обычного человека, ждущего прибытия их лодки с целью купить у них рыбы.

Примечание: Христос часто бывает ближе к нам, чем мы думаем, о чем впоследствии узнаем к нашему утешению.

3. Он открылся им через Свое сострадание, ст. 5. Он обратился к ним со словами: «Дети! (ребята), есть ли у вас какая пища? Поймали ли вы что-нибудь?» Заметим здесь:

(1) Эта форма обращения была хорошо им знакома; Он разговаривает с ними как со своими сыновьями, с отеческой заботой и нежностью: «Дети!» Несмотря на то что Он уже перешел в прославленное состояние, Он продолжал разговаривать со Своими учениками с той же добротой и любовью, как и прежде. Хотя они не были детьми по годам, но были Его детьми, детьми, которых дал Ему Бог.

(2) Этот вопрос был очень доброжелательным: «...есть ли у вас какая пища?» Он спрашивает их как заботливый отец, интересующийся, обеспечены ли его дети всем необходимым, чтобы позаботиться о них в случае нужды.

Примечание: Господь для тела, 1Кор 6:13. Христос знает земные нужды Своих детей, и Он пообещал им не только достаточную благодать, но и необходимую пищу. Христос заглядывает в хижины бедняков и спрашивает: «Дети! есть ли у вас какая пища?», тем самым призывая их к тому, чтобы они поведали Ему о своем материальном состоянии и в молитве веры открыли перед Ним свои желания; и тогда им не надо заботиться ни о чем, ибо Христос заботится о них, Он заботится вместо них. В этом Христос показал нам пример сострадательного отношения к нашим братьям. Среди глав семейств есть много бедных, не могущих работать или потерявших надежду найти подходящую работу и дошедших до состояния крайней нужды; богатые должны спрашивать таковых: «Есть ли у вас какая пища?» Ибо те, кто больше всего нуждается, обыкновенно меньше всего кричат об этом. Ученики ответили на вопрос Христа коротко и, как считают некоторые, в духе недовольства и раздражения. Они сказали: «Нет» – без того дружелюбия и уважения, какие Он проявил в обращении к ним. Так мало любви проявляют даже лучшие из людей в ответ на любовь Господа Иисуса. Христос спросил их об этом не потому, что не знал их нужды, а потому, что хотел услышать о ней из их уст. Желающие получить помощь от Христа должны признать себя опустошенными и нуждающимися.

4. Он открылся им через Свое всемогущество, и именно оно сделало это откровение совершенным (ст. 6): Он повелел им закинуть сеть по правую сторону лодки, по противоположную сторону от той, по которую они уже закидывали свои сети; и тогда они, собиравшиеся идти домой с пустыми руками, стали обладателями великого улова рыбы. Здесь мы находим:

(1) Повеление, данное им Христом, и обещание, добавленное к нему: «Закиньте сеть в такоето место и поймаете». Тот, от Кого ничто не сокрыто, и даже живущие под водами (Иов 26:5), знал, по какую сторону лодки находился косяк рыбы, и повелел им закинуть туда сеть.

Примечание: Божественное провидение простирается до вещей самых незначительных и случайных, и блаженны те, кто с полуслова понимает, что следует делать, и за все благодарит Провидение.

(2) Их повиновение повелению Христа и последовавший за этим успех. Они пока еще не узнали, что это Иисус, однако готовы были принять совет от каждого, кто мог бы дать его, и не просили этого предполагаемого странника заниматься своим делом, не вмешиваясь в их дела, а, напротив, приняли Его совет; будучи столь внимательными к незнакомым людям, они, сами того не сознавая, послушались своего Учителя. И концом этого было чудо: теперь у них был улов, который вознаградил все их старания.

Примечание: венца удостоятся смиренные, усердные и терпеливые (хотя в их труде могут встречаться препятствия); иногда им удается дожить до того времени, когда они могут видеть, как их дела после продолжительной борьбы и тщетных стараний принимают счастливый оборот. Человек ничего не теряет от того, что исполняет повеления Христа. Успех чаще всего сопровождает тех, кто следует слову Божьему, водительству Духа и указаниям Провидения, ибо это означает закидывать сети по правую сторону лодки. Этот улов рыбы можно рассматривать:

[1] Как чудо само по себе; его целью было доказать, что Иисус Христос восстал в силе, хотя и сеялся в немощи, что все покорено под ноги Его, в том числе к рыбы морские. Христос открывается Своему народу, делая для него то, что никто другой, кроме Него одного, сделать не может, дела, ими неожиданные.

[2] Как милость для них, для своевременной и достаточной помощи в их нуждах. Когда им не помогли их мастерство и усердие, тогда на помощь к ним своевременно пришло всемогущество Христа, ибо Он заботится о том, чтобы оставившие ради Него все, что у них было, не испытывали нужды ни в каком благе. Когда нам труднее всего, тогда Бог усматривает – Иеговаире.

[3] Как напоминание о той прежней милости, которой Христос когда-то вознаградил Петра за пользование его лодкой, Лук 5:4 и далее. Данное чудо очень напоминало то и не могло не пробудить в Петре память о нем, что помогло ему воспользоваться этим чудом: как то, так и другое сильно подействовали на него, так как касались его стихии, собственного его ремесла. Последующие благости служат напоминанием о благостях предыдущих, чтобы не был забыт съеденный хлеб.

[4] Как тайну, знаменующую собой тот труд, на который теперь, уже с расширенными полномочиями, посылал их Христос. Пророки ловили души и ничего не поймали или поймали очень мало, а апостолы, закинувшие сети по слову Христа, имели чудесный успех. У оставленной гораздо более детей. (Гал 4:27). И они сами, исполняя свое прежнее поручение, когда впервые сделались ловцами человеков, имели малый успех в сравнении с тем, который должны были иметь теперь. Когда вскоре после этого три тысячи человек обратилось в один день, тогда сеть была закинута по правую сторону лодки. Это должно служить ободрением для служителей Христа, чтобы они продолжали проявлять усердие в своем труде. Один удачный улов в конце предприятия может вознаградить за многие годы тяжелого труда с сетью Евангелия.

IV. Как ученики восприняли это откровение Христа о Себе Самом; см. ст. 7, 8, где мы находим:

1. Что Иоанн был самым смышленым и проницательным учеником. Именно он, ученик, которого любил Иисус, первым сказал: «Это Господь». Христос особым образом открывается тем, кого Он любит: Его тайны принадлежат Его возлюбленным. Из всех учеников Иоанн был ближе всех к своему Учителю во время Его страданий, поэтому он яснее видел и вернее судил, чем все они, и это было ему наградой за его верность. Поняв, что это Господь, Иоанн поделился своим открытием с бывшими при нем, ибо каждому дается это проявление Духа на пользу. Те, которые знают Христа сами, должны стремиться познакомить с Ним и других; мы не должны присваивать Его только себе, в Нем достаточно богатства для всех нас. Иоанн сообщает о том, что это Господь, именно Петру, зная, что он обрадуется встрече с Ним больше, чем все остальные. Хотя Петр и отрекся от своего Учителя, однако он раскаялся и вновь был допущен в среду учеников, они общались с ним так же свободно и непринужденно, как и прежде.

2. Что Петр был самым ревностным и горячим учеником: как скоро он услышал, что это Господь (ибо он понял это из того что сказал ему Иоанн), лодка не в состоянии была удержать его, и он не мог ждать, когда она пристанет к брегу, но тут же бросается в море, чтобы первым прийти к Христу. При этом:

(1) Он выразил свое почтение Христу, опоясавшись одеждою, чтобы предстать перед своим Учителем в лучшей одежде, какая имелась у него, а не вторгаться грубо в Его присутствие обнаженным до пояса, каким он был во время работы, так как труд его был утомительным и он прилагал все старания в нем. Возможно, его рыбацкая одежда была сделана из кожи или из промасленной ткани, не пропускающей воду, и он надел ее, чтобы легче было добраться к Христу по воде, как он обыкновенно делал, когда плыл позади сетей, поглощенный своей ловлей.

(2) Бросившись в море, Он показал силу своей любви к Христу и свое искреннее желание быть с Ним он был готов любым путем добраться до Него, либо идя по воде к берегу, либо вплавь. Когда он шел к Нему по воде (Мф 14:28,29), он спокойно вышел из лодки; здесь же говорится, что он стремительно бросился в море; утонет он или поплывет, его стремлением было показать свое желание и намерение быть с Иисусом. «Если Христос допустит, чтобы я утонул и не достиг Его, – думает он, – то это будет лишь то, чего я заслужил своим отречением от Него». Петру было много прощено, и он показал, что возлюбил много, подвергая свою жизнь опасности и преодолевая большие трудности ради того, чтобы достигнуть Иисуса. Те, кто однажды был с Иисусом, готовы плыть по штормовому морю, по кровавому морю, чтобы только сблизиться с Ним. Состязание среди учеников Христа в том, чтобы первым приблизится к Нему, является весьма похвальным.

3. Что остальные ученики были старательными и искренними. Хотя они и не были исполнены такого рвения, чтобы броситься в воду, подобно Петру, тем не менее они спешно гребли к берегу, стараясь изо всех сил (ст. 8): другие ученики и Иоанн с ними, который первый определил, что это Христос, хотя и медленно, но верно приближались к Христу. Здесь можно заметить:

(1) Как многоразлично Бог раздает Свои дары. Одни выделяются среди братьев, как Петр и Иоанн, своими дарами и способностями, другие ничем не выделяются, а просто исполняют свои обязанности и пребывают верными Ему, не совершая ничего такого, что сделало бы их замечательными чем-либо. Тем не менее как те, так и другие – и выдающиеся, и неприметные – все вместе воссядут с Христом в славе; более того, может оказаться, что последние будут первыми. Из тех, кто превосходит других, одни, как Иоанн, выделяются своей созерцательностью, имеют великие дары познания и служат ими в церкви; другие, как Петр, выделяются своей решительностью и мужеством, показывают свою силу и совершают подвиги, и таким образом могут быть чрезвычайно полезными для своих современников. Одни служат глазами церкви, другие – руками церкви, и все вместе служат ко благу тела.

(2) Какая огромная разница может существовать между одними и другими добрыми людьми в том, как они почитают Христа, и тем не менее Он принимает и тех и других. Одни служат Христу больше своей набожностью и необычайными проявлениями благочестивой ревности, и хорошо делают, ибо они делают это для Господа. Не следует осуждать Петра за то, что он бросился в воду, напротив, его следует похвалить за его ревность и силу его чувств; следует похвалить также и тех, кто из любви к Христу оставляет этот мир, чтобы вместе с Марией сидеть у Его ног. Другие же больше служат Христу в земных делах. Они остаются в лодке, тянут сеть и вытаскивают рыбу на берег, подобно остальным ученикам в этой истории. Таковых тоже не следует осуждать, называя их мирскими верующими, ибо они, находясь на своем месте, также верно служат Христу, как и прочие, тем, что пекутся о столах. Если бы все ученики поступили так, как Петр, то что стало бы с их рыбой и сетями? И в то же самое время если бы Петр сделал то, что сделали они, то нам в таком случае недоставало бы этого примера святой ревности. Христос был удовлетворен действиями тех и других, и мы должны быть довольны ими.

(3) Существует несколько способов как вывести учеников Христа из житейского моря к Нему на берег. Одних приводит к Нему насильственная смерть, как тех мучеников, которые в своей ревности к Христу бросились в море с головой; другие приводятся к Нему естественной смертью, подобной вытаскиванию сети, что менее ужасно; однако и те и другие в конце концов встречаются с Христом на безопасном и тихом берегу.

V. Какой прием устроил им Господь Иисус, когда они вышли на берег.

1. Он приготовил для них пищу. Когда они вышли на берег, мокрые и дрожащие от холода, уставшие и голодные, то увидели разложенный для них огонь, чтобы они могли согреться и обсохнуть, а также рыбу и хлеб – пищу, достаточную для обеспечения хорошего обеда.

(1) Нам не следует заниматься выяснением того, откуда взялись этот огонь, рыба и хлеб, так же как и того, откуда бралось то мясо, которое приносили Илии вороны. Тот, Кто мог умножить ячменные хлебы и рыбок, мог, конечно, и сотворить новые хлебы и рыбу по Своему желанию, или превратить в хлеб камни, или послать за ними Своих Ангелов туда, где, как Он знал, можно было добыть их. Не ясно, была ли эта пища приготовлена на открытом воздухе или в домике или хижине какого-нибудь рыбака на берегу; однако в самом меню не было ничего изысканного или утонченного. Мы должны довольствоваться самым скромным, ибо этим довольствовался Христос.

(2) Этот пример попечения Христа о Своих учениках может послужить для нас утешением: у Него есть чем восполнить все наши нужды, и Он знает, в чем мы имеем нужду. Он любезно позаботился об этих рыбаках, когда они уставшие пришли с работы, ибо поистине насытятся (ссылка на Пс 36:3 в английском переводе Библии. – Прим. переводчика.) те, кто уповает на Господа и делает добро. Служителей Христа, которых Он сделал ловцами человеков, должно ободрять то обстоятельство, что они могут полагаться на заботу Того, Кто их нанял; если они не найдут никакой поддержки в этом мире и будут, подобно Павлу, испытывать голод и жажду, часто будут в посте, то пусть довольствуются здесь тем, что имеют, лучшее же их ждет впереди, когда они будут есть и пить за трапезою Его в Царстве Его, Лук 22:30. Незадолго до этого ученики угощали Христа печеной рыбой (Лук 24:42), и теперь Он, как друг, ответил на их любезность и угостил их такой же рыбой; более того, уловом рыбы Он восполнил потраченное ими более чем в сто раз.

2. Он попросил их принести кое-что из того, что было ими поймано, и они принесли, ст. 10, 11. Заметьте здесь:

(1) Повеление Христа вытащить улов на берег: «Принесите рыбы, которую вы сейчас поймали, и возьмем из нее несколько». Это не значит, что Ему нужна была эта рыба или что Он не мог приготовить без нее обед для них, но:

[1] Он хотел, чтобы они ели от трудов рук своих, Пс 117:2. Что добывается нашим личным усердием и честным трудом при посредстве Божьего благословения, то приносит особую сладость, если Бог даст нам власть есть и услаждать душу свою от труда своего. О ленивом человеке сказано, что он не жарит своей дичи; он не может расположить своего сердца к тому, чтобы приготовить то, что ему с таким трудом удалось поймать, Прит 12:27. Но Христос желал этим научить нас пользоваться тем, что мы имеем.

[2] Он хотел, чтобы они вкусили от даров Его чудесного изобилия, чтобы они могли быть свидетелями как Его могущества, так и Его благости. Те блага, которыми одаряет нас Христос, не следует прятать и откладывать про запас, а употреблять в дело и расточать.

[3]Он хотел дать образец духовного приема, которого удостаивает всех верующих и которое является самым свободным и непринужденным: Он вечеряет с ними, а они с Ним, их добродетели угодны Ему, а им угодны Его утешения; Он принимает от них то, что Сам творит в них.

[4] Служители, являющиеся ловцами человеков, должны приносить своему Учителю все, что им удается поймать, ибо от Него зависит их успех.

(2) Их повиновение этому повелению, ст. 11. В ст. 6 сказано, что они не могли вытащить сети от множества рыбы, то есть им это было трудно, эта работа была им не под силу; но Тот, Кто повелел им вытащить сеть на берег, облегчил им и эту задачу. Так и ловцы человеков, захватив души в сеть Евангелия, не могут вытащить их на берег, не могут продолжить и завершить хорошо начатое дело без постоянного содействия Божественной благодати. Если бы Тот, Кто помог нам их поймать, чего мы не могли бы сделать без Него, не помог нам удержать их в сети и вытащить на берег, назидая их на святейшей вере, то мы в конце концов просто потеряли бы их, 1Кор 3:7. Заметьте:

[1] Кто активнее других вытаскивал рыбу на берег – Петр, который, как в предыдущем случае (ст. 7) показал более ревностную, по сравнению с другими, любовь к личности своего Учителя, так и теперь проявил более быстрое повиновение Его повелению; не все верные одинаково проворны.

[2] Число пойманных рыб. У них достало любопытства сосчитать их, а возможно, это было сделано ими с целью раздела рыбы между собою; всего их оказалось сто пятьдесят три, и притом все они были большими рыбами. Это было больше того, в чем они сейчас нуждались, однако они могли продать их, а вырученные деньги могли послужить им для восполнения издержек во время пребывания их в Иерусалиме, куда они вскоре должны были возвратиться.

[3] Еще один пример попечения о них Христа, послуживший умножению как чудес, так и милости: при таком множестве, и притом больших рыб, не прорвалась сеть, так что они не повредили сети и не потеряли ни одной рыбы. В Лук 5:6 сказано, что сеть у них прорывалась. Возможно, эта сеть была взята на подержание, так как свою собственную они уже давно оставили где-то. Если это так, то здесь Христос учит нас настолько бережно относиться к тому, что мы взяли взаймы, как если бы это была наша собственность. И хорошо, что их сеть не прорвалась, ибо сейчас у них не было столько свободного времени, сколько было раньше, для починки сетей. Сеть Евангелия захватила великое множество, три тысячи человек в один день, и, однако же, не прорвалась; доставляя души Богу, она остается такой же крепкой, как и прежде.

3. Он пригласил их к обеду. Замечая, что они соблюдают дистанцию и никто не смеeт спросить Его: «кто Ты?», потому что знали, что это их Господь, Он очень дружески обратился к ним: «Придите, обедайте».

(1) Посмотрите, как свободно держался Христос со Своими учениками, обращаясь с ними, как с друзьями. Он не сказал им: «Придите, послужите Мне», но: «Придите, обедайте». И не сказал: «Идите, обедайте сами, как положено слугам», но: «Придите, обедайте со Мной». На это любезное приглашение можно ссылаться как на иллюстрацию:

[1] Призыва Христа к ученикам разделить с Ним общение в благодати. «Уже все готово; придите, обедайте». Христос – это пир; придите, обедайте Им; Плоть Его истинно есть пища, и Кровь Его истинно есть питие. Христос – это друг; придите, обедайте с Ним; Он окажет вам радушный прием, Песн 5:1.

[2] Призыва к вознесению с Ним в славу, которое будет иметь место в будущем: «Приидите, благословенные Отца Моего, возлягте с Авраамом, Исааком и Иаковом». У Христа есть все необходимое для того, чтобы угостить обедом всех Своих друзей и последователей, места и пищи довольно для всех.

(2) Посмотрите, как почтительно держались ученики с Христом. Они в какой-то мере боялись воспользоваться той свободой в отношениях с Ним, к которой Он их побуждал, и то, что Ему пришлось приглашать их принять пищу, по-видимому, указывало на то, что они стояли в нерешительности. Призванные вкушать пищу с властелином, с таким Властелином, они тщательно наблюдают, что перед ними. Никто не смел спросить Его: «кто Ты?» То ли потому, что:

[1] Они не хотели допускать фамильярности в отношениях с Ним. Хотя вначале Он, возможно, предстал перед ними в ином образе (подобно тому как являлся двум ученикам, когда глаза их были удержаны, так что они не узнали Его), однако у них были все основания думать, что это был Он, а не кто-то другой. То ли потому, что:

[2] Они не хотели слишком явно выдавать свое недомыслие. Когда Он явил им Свою силу и благость, с их стороны было бы поистине глупо вопрошать, Он ли это или кто-то другой. Если Бог уже дал нам в провидении Своем очевидные доказательства попечения о наших телах и в Своей благодати дал явные доказательства благоволения к нашим душам и совершаемого Его благодатью труда в нас, то нам следует стыдиться своих подозрений и не сметь сомневаться в том, в чем Он не оставил нам возможности для со мнений. Беспочвенные сомнения нужно подавлять в себе и не давать им зарождаться.

4. Он обслужил их, как распорядитель пира, ст. 13. Приметив, что они все еще остаются робкими и нерешительными, Он приходит, Сам берет хлеб и дает им, каждому по части, также и рыбу. Вне всякого сомнения, Он благословил пищу и воздал благодарение (как в Лук 24:30), но об этом здесь не упоминается, так как это было Его известной и постоянной практикой.

(1) Угощение было самым обыкновенным – это был всегонавсего обед из рыбы, просто приготовленный, в нем не было ничего помпезного, ничего изысканного, он был поистине обильный, но простой домашний обед. Голод – лучшая приправа. Хотя Христос и перешел в Свое прославленное состояние, тем не менее Он являл Себя живым Человеком, а не каким-нибудь князем, Он просто ел перед ними, а не пиршествовал. Те, кто не может довольствоваться хлебом и рыбой до тех пор, пока им не подадут соуса и вина, едва ли отыщут в своих сердцах желание пообедать здесь с Самим Христом.

(2) Христос начал есть Сам. Хотя, возможно, Он и не нуждался в пище, потому что у Него было прославленное тело, тем не менее Он желал доказать, что у Него было самое настоящее тело, способное вкушать пищу. Апостолы приводили в качестве одного из доказательств Его воскресения тот факт, что они с Ним ели и пили, Деян 10:41.

(3) Он подал еду всем Своим гостям. Он не только приготовил для них трапезу и пригласил их к ней, но и Сам разделил ее между ними и подал ее им в руки. Таким образом, именно Ему обязаны мы тем, что пользуемся преимуществами искупления, равно как и тем, что они приобретены для нас.

Евангелист оставляет их обедать и делает следующее замечание (ст. 14): Это уже в третий раз явился Иисус ученикам Своим, или большей их части. Это третий день (так понимают некоторые). В день Своего воскресения Он явился людям пять раз, второй такой день был через восемь дней после первого, а теперь был третий такой день. Или же это было третье явление Его большому числу Его учеников, собранных вместе; хотя Он уже и являлся Марии, женщинам, двум ученикам и Кифе, однако всем ученикам вместе Он являлся только дважды до этого. Внимание на это обращается с целью:

(1) Подтвердить истинность Его воскресения; видение повторилось однажды и дважды, ибо это был несомненный факт. Те, кто не поверил первому знамению, вынуждены были поверить гласу следующих знамений.

(2) Показать нескончаемую благость Христа к Своим ученикам; Он посетил их однажды и дважды и наконец в третий раз пришел к ним. Хорошо вести счет благодатных посещений Христа, ибо Он считает их, и они будут приводиться на память нам в том случае, если мы будем поступать недостойно их, как это было сделано с Соломоном, когда ему напомнили, что Господь Бог Израилев являлся ему дважды. Это было уже в третий раз; сделали ли мы должные выводы из первого и второго раза? См. также 2Кор 12:14. Это был третий раз, может быть, он будет последним?

Стихи 15-19. В этих стихах описан послеобеденный разговор Христа с Петром, та часть его, которая имеет отношение лично к Петру, где:

I. Он испытывает любовь Петра к Себе и дает ему поучение относительно Своего стада, ст. 1517. Заметьте:

1. Когда Христос начал этот разговор с Петром. Это было после того, как они пообедали: все поели, насытились и наслаждались, вероятно, назидательной беседой, какую обычно наш Господь Иисус проводил за обеденным столом. Христос предвидел, что слова, которые Он собирался сказать Петру, приведут его в некоторое смущение, и не заводил этого разговора до тех пор, пока они не отобедали, потому что не хотел портить ему обед. Петр отдавал себе отчет в том, что он навлек на себя неудовольствие своего Учителя и не может теперь ожидать ничего иного, как только укоров за свои предательство и неблагодарность. «Такова-то была твоя доброта к твоему другу? Не сказал ли Я тебе, каким трусом ты окажешься?» Более того, он по справедливости мог бы ожидать исключения из числа учеников и отлучения от этого священного общества. Он дважды, если не трижды, виделся со своим Учителем после Его воскресения, и Он ни слова не сказал ему об этом. Можно предположить, что Петр был полон сомнений относительно того, какое теперь будет его положение перед его Учителем; временами он надеялся на лучшее, так как удостоился Его благоволения наравне с остальными учениками, а иногда испытывал страх при мысли, что рано или поздно ему придется за все расплатиться. И вот теперь Учитель наконец-то выводит его из этого мучительного состояния, говорит то, что должен был сказать ему, и утверждает его в служении апостола. Он не спешил напоминать ему о его проступке, но отложил этот разговор на некоторое время; Он не стал заводить этого разговора несвоевременно, чтобы не смутить сидящих за столом, но когда они обедали вместе, Он начал беседовать с ним об этом, в знак примирения, не как с преступником, а как с другом. Петр сам укорял себя за свой проступок, и потому Христос не стал его укорять за него и не сказал ему о нем прямо, а только деликатно намекнул на него. Убедившись в искренности Петра, Он не только простил его преступление, но и забыл о нем и дал ему понять, что он остался для Него таким же дорогим, каким и прежде был. В этом Он показал, с целью ободрить нас, образец Своего чуткого отношения к кающимся грешникам и преподал нам пример, как исправлять согрешивших в духе кротости.

2. Что было предметом этого разговора. В нем трижды был задан один и тот же вопрос, трижды был дан один и тот же ответ и трижды была произнесена одна и та же, с небольшими изменениями, реплика, и тем не менее это было не пустое повторение. Наш Спаситель повторял одно и то же вслух, для того чтобы сильнее подействовать на Петра и на других учеников, там присутствовавших; евангелист повторяет это, для того чтобы сильнее подействовать на нас и всех читающих эти слова.

(1) Христос трижды спрашивает Петра, любит он Его или нет. Первый раз этот вопрос звучит так: «Симон Ионин! любишь ли ты Меня больше, нежели они?» Заметьте:

[1] Каким именем Он называет его: Симон Ионин. Он обращается к нему по имени с целью сильнее подействовать на него, как в Лук 22:31: «Симон! Симон!» Он употребляет не то имя, которое дал ему, Кифа, или Петр (ибо он не оправдал значения этих имен, не проявив мужества и твердости), а его первоначальное имя, – Симон. Однако Он не прибегает к жестким словам, не называет его не по его имени, хотя он и заслужил того, но так, как Он называл его, когда объявил его блаженным: Симон, сын Ионин (Мф 16:17). Он называет его сыном Иониным (или Иоанновым, или Иоханановым), желая напомнить ему о его происхождении – каким незнатным оно было – и о том, как недостоин он был оказанной ему чести.

[2] Какие вопросы Он предлагает ему: «Любишь ли ты Меня больше, нежели они?»

Во-первых, любишь ли ты Меня? Если бы мы захотели проверить самих себя, действительно ли мы являемся учениками Христа, то нам следовало бы спросить себя, любим ли мы Его? Однако у Христа имелось особое основание, для того чтобы задать этот вопрос Петру.

1. Его падение дало повод сомневаться в его любви: «Петр, у Меня есть основания сомневаться в твоей любви, ибо, если бы ты любил Меня, ты не постыдился бы и не побоялся бы исповедать Меня во время Моих страданий. Как же ты можешь тогда говорить, что любишь Меня, когда сердце твое не со Мною?»

Примечание: когда нашу искренность подвергают сомнению, мы не должны расценивать это как оскорбление, если мы допустили нечто такое, что делает ее сомнительной; после потрясающего падения мы должны остерегаться слишком скоро успокаиваться, чтобы не успокоиться на ложном основании. Заданный вопрос был весьма трогательным; Он не спрашивает: «Боишься ли ты Меня? Чтишь ли ты Меня? Восхищаешься ли ты Мной?», но: «Любишь ли ты Меня? Ты только докажи это, и нанесенное оскорбление будет забыто и уже никогда больше не будет вспомянуто». Петр покаялся (о чем свидетельствовали его слезы и тот факт, что он был вновь принят в общество учеников) и теперь проходил испытание, однако Христос не спрашивает его: «Симон! сколько слез ты пролил? как часто ты постился и томил свою душу?», но: «Любишь ли ты Меня?» Только это делает приемлемыми все остальные выражения покаяния. В глазах Христа самым важным в кающихся грешниках является то, что они в своем покаянии взирают на Него. Прощаются грехи ее многие не за то, что она проплакала много, а за то, что она возлюбила много.

2. Его обязанности давали ему возможность проявить свою любовь на деле. Прежде чем доверить ему попечение о Своих агнцах, Христос спросил его: «Любишь ли ты Меня?» Христос настолько нежно относится к Своему стаду, что никому не доверяет попечения о нем, кроме тех, которые любят Его и потому будут любить ради Него всех принадлежащих Ему. Не любящие Христа истинной любовью никогда не будут любить истинной любовью души людей и никогда не будут непринужденно, естественно заботиться об их состоянии так, как следует им это делать. Не будет также любить свое дело тот служитель, который не любит своего Учителя. Ничто, кроме любви Христовой, не может дать силу служителям с радостью преодолевать трудности и разочарования, встречающиеся в их труде, 2Кор 5:13,14. Любовь делает их труд легким, а их самих ревностными в труде.

Во-вторых, любишь ли ты Меня больше, нежели они – jtAeov toutojv; 1. «Любишь ли ты Меня больше, нежели их, то есть этих людей? Любишь ли ты Меня больше, чем Иакова, или Иоанна, твоих близких друзей, или Андрея, твоего родного брата и товарища?» Кто не любит Христа больше, чем своего самого лучшего друга, какой только есть у него в этом мире, тот не любит Его истинной любовью, и он доказывает это всякий раз, когда ему приходится сравнивать или делать выбор между Христом и своим лучшим другом. Или же: «Любишь ли ты Меня больше, нежели эти лодки и сети – больше, чем все удовольствие от рыбной ловли, являющейся для некоторых развлечением, и больше, чем выгоду от рыбной ловли которая для других людей является их ремеслом?» Только те поистине любят Христа, кто любит Его больше всех чувственных удовольствий и всех выгод этого мира. «Любишь ли ты Меня больше, нежели занятия, поглощающие тебя в настоящее время? Если да, то в таком случае оставь их, чтобы целиком посвятить себя делу попечения о Моем стаде» (др. Уитби, Whitby).

2. «Любишь ли ты Меня больше нежели они, то есть все остальные ученики?» Тогда этот вопрос может выражать укор за его тщеславное хвастовство: «Если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь». – «Ты по-прежнему так считаешь?» Либо в нем содержится намек на то, что теперь он имеет больше оснований любить его, нежели все остальные, ибо Ему прощено больше, нежели им, так же как и его грех отречения от Христа был больше их греха оставления Его. «Скажи же, который из них более возлюбит его?» (Лук 7:42).

Примечание: всем нам следует стараться превосходить друг друга в любви к Христу. Борьба за лидерство в любви к Христу не нарушает общественного спокойствия, превосходить других в этой любви не является нарушением правил приличия.

В-третьих, Христос задал этот вопрос в другой и в третий раз.

1. Он исключает при этом сравнение больше, нежели они, потому что Петр из скромности исключил его из своего ответа, не желая сравнивать себя со своими братьями и тем более превозноситься перед ними. Хотя мы и не можем сказать, что мы любим Христа больше, нежели другие, тем не менее мы все же угодим Ему, если можем сказать, что действительно любим Его.

2. Задавая Свой вопрос о любви в последний раз, Христос употребляет другое слово. В первых двух вопросах это было слово агапе (в оригинале Ayanag me), и вопрос означал: «Ты по-прежнему так же добр ко Мне?». Отвечая, Петр употребляет более выразительное слово: «Я люблю Тебя нежно» (в оригинальном тексте: OlM as). Задавая Свой вопрос в последний раз, Христос употребляет это самое слово, примененное Петром: «А ты действительно нежно любишь Меня?»

(2) Петр трижды отвечает Христу одними и теми же словами: «Так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя». Заметьте:

[1] Петр не претендует на то, что любит Христа больше, нежели любили Его остальные ученики. Ему теперь стыдно вспоминать свое поспешно сказанное слово: «Если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь»; и у него были все основания стыдиться этого.

Примечание: хотя мы и должны стремиться к тому, чтобы быть лучше других, тем не менее каждый из нас должен по смиренномудрию почитать другого высшим себя, ибо нам лучше известны наши отрицательные стороны, чем отрицательные стороны наших братьев.

[2] Однако он вновь и вновь исповедует, что любит Христа: «Так, Господи, конечно, я люблю Тебя, я не достоин был бы и жить, если бы не любил Тебя». Он высоко ценил Его, был благодарен Ему за Его великодушие и всецело посвятил себя Его славе и Его интересам; его желание было обращено к Нему, ибо без Него он погиб бы; он наслаждался Им, так как в Нем одном было его несказанное блаженство. Это равносильно исповеданию им своего греха и покаянию в нем (ибо, оскорбив любимого человека, мы глубоко печалимся о том) и обещанию быть верным Ему в будущем: «Господи, я люблю Тебя и никогда не оставлю Тебя». Христос молился о нем, чтобы не оскудела вера его (Лук 22:32), и именно потому, что вера его не оскудела, не оскудела и его любовь, ибо вера действует любовью. Петр потерял свое право на родственную связь с Христом. Теперь же, после покаяния, он нуждался в восстановлении этого права. Христос подвергает Петра испытанию по такому признаку: «Любишь ли ты Меня?» И Петр соглашается на это испытание: «Господи! я люблю Тебя».

Примечание: те, которые поистине могут сказать, что (благодаря действию благодати в их душах) они любят Иисуса Христа, могут утешаться тем, что имеют в Нем часть, несмотря на свои ежедневно проявляющиеся немощи.

[3] Он обращается за доказательствами к Самому Христу: «Ты знаешь, что я люблю Тебя» – и утверждает то же в третий раз с еще большей выразительностью: «Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя». Он не призывает в свидетели своих товарищей-учеников: они могли обмануться в нем; не думает он и о том, что ему должны поверить на слово: доверие к нему давно уже было утрачено; Он призывает в свидетели Самого Христа.

Во-первых, Петр был уверен в том, что Христос знает все, в частности, что Он знает сердце человека и судит помышления и намерения сердечные, Иоан 16:30.

Во-вторых, Петр был убежден в том, что Христос, Который знает все, знает и об искренности его любви к Нему и с готовностью подтвердит это. Мысль о том, что Христос все знает, ужасна для лицемера, ибо Божье всеведение будет свидетельствовать против него. Но для искреннего христианина она является утешительной, потому что он знает, к Кому может обратиться: «На небесах Свидетель мой, и Заступник мой в вышних!» Христос знает нас лучше, чем мы сами себя знаем. Хотя нам и не известна наша честность, Он знает ее.

[4] Он опечалился, когда Христос в третий раз спросил его: «Любишь ли Меня?» (ст. 17).

Во-первых, потому, что это напомнило ему о его троекратном отречении от Него, и он понял, что один и тот же вопрос был задан ему не случайно; и начал плакать. Всякое напоминание о прошлых грехах, даже о прощенных грехах, заставляет истинно раскаявшегося грешника вновь скорбеть и печалиться. «Ты будешь постыжен, когда Я прощу тебе все».

Во-вторых, потому, что это вызвало в нем опасение того, как бы его Учитель не предвидел какую-нибудь будущий его проступок, который опровергнет его нынешнее исповедание любви к Нему, как это случилось с его прежним исповеданием. «Несомненно, – думает Петр, – мой Учитель не стал бы подвергать меня такой пытке, если бы не видел для этого какого-нибудь основания. Что со мной будет, если я снова подвергнусь искушению?» Печаль ради Бога производит усердие и страх, 2Кор 7:11.

(3) Христос трижды поручает Петру заботиться о Его стаде: «Паси агнцев Моих... Паси овец Моих... Паси овец Моих...»

[1] Те, о ком Христос поручил Петру заботиться, были Его агнцы и овцы. Церковь Христа есть Его стадо, которое Он приобрел Себе Кровию Своею (Деян 20:28), и Он является его Пастыреначальником. В этом стаде одни являются агнцами, молодыми, нежными и слабыми, другие – овцами возросшими до определенной степени зрелости и силы. Пастырь проявляет здесь заботу как о тех, так и о других, но об агнцах Он заботится в первую очередь, ибо Он всегда был особенно нежен к ним. Он агнцев берет на руки и носит на груди Своей, Ис 40:11.

[2] Обязанность, которую Он возлагает на Петра в отношении овец, заключается в том, чтобы пасти их. Точный смысл слова рoаке, употребленного в ст. 15, 17, – давать им пищу, а слово jjoiaiv, употребленное в ст. 16, имеет более широкое значение и обозначает исполнение всех обязанностей пастыря по отношению к овцам: «Питай агнцев подходящей для них пищей, а также и овцам давай насущный хлеб. Ищи погибших овец дома Израилева их, а также и других овец, которые не сего двора».

Примечание: долгом всех служителей Христа является питать Его агнцев и овец. «Паси их», то есть: «Учи их», ибо учение Евангелия есть духовная пища. «Паси их», то есть: «Води их на злачные пажити, председательствуя на собраниях и совершая для них все необходимые духовные требы. Питай их, приспосабливаясь к индивидуальному состоянию и положению каждого из них; не просто полагай перед ними пищу, но корми ею тех, кто упрям и не желает есть или же слаб и не может питаться сам». Когда Христос восшел на высоту, Он назначил пастырей, оставил Свое стадо тем, кто любил Его и готов был заботиться о них ради Него.

[3] Но почему Он возложил эту обязанность именно на Петра? Если спросить об этом защитников папской власти, то они скажут, что Христос желал таким образом передать Петру и, следовательно, его преемникам, а потому и римским епископам абсолютную власть и главенство над всей христианской Церковью, как если бы поручение служить овцам давало власть господствовать над всеми пастырями, тогда как совершенно очевидно, что ни сам Петр никогда не претендовал на такую власть, ни другие ученики никогда не признавали за ним такой власти. Эта возложенная на Петра обязанность проповедовать Евангелие по некоему хитрому искусству стала поддержкой для узурпации церковной власти его мнимыми преемниками, которые стригут овец и, вместо того чтобы питать их, питаются ими. В действительности же это частное обращение к Петру имело целью,

Во-первых, восстановить его в апостольстве, после того как он покаялся в отречении от него, и обновить данное ему поручение ради удостоверения как его самого, так и его братьев. Когда человеку, уличенному в каком-нибудь преступлении, дается новое поручение, это считается равносильным прощению; не может быть никакого сомнения в том, что поручение, данное Петру, было свидетельством того, что Христос примирился с ним, в противном случае Он ни за что не доверил бы ему такого дела. О некоторых обманувших нас людях мы говорим: «Хотя мы и простили им, но никогда уже больше не будем им доверять». А Христос, простив Петра, доверил ему самое ценное сокровище, какое только было у Него на земле.

Во-вторых, оно имело целью побудить его усердно исполнять свое служение апостола. Петр был человеком смелым и ревностным, всегда готовым говорить и действовать, и, чтобы он не подвергся соблазну взять на себя руководство пастырями, ему поручается пасти овец, как и сам он обязывает поступать всех пресвитеров, а не господствовать над наследием Божьим, 1Пет 5:2,3. Если он желает трудиться, пусть трудится, но не претендует на большее.

В-третьих, что Христос сказал ему, то Он сказал всем Своим ученикам; Он обязал всех их быть не только ловцами человеков (хотя это было сказано именно Петру, Лук 5:10), обращающими грешников, но и пастухами стада, назидающими святых.

II. Определив таким образом Петра на дело служения, Христос далее определяет его на дело страдания. Утвердив его в почетном звании апостола, Он говорит ему теперь о следующем назначенном ему повышении – о почетном звании мученика. Заметьте:

1. Как предсказывается его мученичество (ст. 18): «Прострешь руки твои, будучи принуждаем к тому, и другой препояшет тебя (как арестанта, которому связывают руки) и поведет туда, естественно, куда не хочешь».

(1) Извещение Петра о предстоящих ему страданиях Христос предваряет торжественным заявлением: «Истинно, истинно говорю тебе...» Он говорит об этом не как о чем-то вероятном, что может произойти, а как о вполне определенном: «Я говорю тебе». «Другие, возможно, будут говорить тебе то, что ты однажды сказал Мне, а именно: да не будет этого с тобою; но Я говорю, что так будет». Как Христос предвидел все Свои страдания, так точно Он предвидел страдания и всех Своих последователей и предсказал их, хотя и не так подробно, как Петру, а в общем, что они должны будут взять свой крест. Поручив ему пасти Своих овец, Он повелевает ему рассчитывать не на легкий труд и на славу от него, а на скорби и гонения, на страдания за добрые дела.

(2) В частности, Он предсказывает, что он умрет насильственной смертью, от рук палача. Как полагают некоторые, предсказание о том, что он прострет руки свои, указывает на его смерть через распятие на кресте; и предание гласит (если ему можно доверять), что Петр был распят в Риме во время правления императора Нерона в 68 г. по Р.Х. или, согласно иной точке зрения, в 79 г. по Р.Х. Другие считают, что простирание его рук указывает на оковы и узы, которыми связывают приговоренных к смерти. Казнь, совершаемая с торжественностью, много добавляет к ужасу смерти и делает ее вдвойне страшной для всякого чувствительного человека. Ужасы насильственной смерти часто бывали уделом верных последователей Христа, но они побеждали ее кровию Агнца. Хотя это предсказание, главным образом, указывало на смерть Петра, тем не менее оно включало в себя и предшествующие ей страдания. Оно начало исполняться уже вскоре, когда он был заключен в темницу, Деян 4:3; 5:18; 12:4. Предсказание о том, что его поведут туда, куда он не захочет, означает лишь то, что он должен будет умереть насильственной смертью, такой смертью, о какой невинная природа не может даже и подумать без содрогания и ужаса и к какой она не может приближаться без некоторого отвращения. Становящийся христианином не перестает быть человеком. Сам Христос молился о горькой чаше, чтобы она миновала Его. Естественное неприятие боли и смерти не противоречит святому подчинению воле Божьей. Хотя благословенный Павел и воздыхал под бременем плоти, тем не менее он признает, что не желает совлечься ее, 2Кор 5:4.

(3) Он сравнивает это с его прежней свободой. «Было время, когда ты не знал никаких таких трудностей, препоясывался сам и ходил, куда хотел». Когда приходит скорбь, мы склонны усугублять ее мыслью о том, что прежде все было иначе, и жаловаться на стесненность, болезнь и нужду потому, что некогда наслаждались радостями свободы, здоровья и изобилия, Иов 29:2; Пс 41:5. Но мы можем смотреть на это иначе и рассуждать с самими собою так: «Сколько лет я незаслуженно наслаждался благоденствием дней моих и преуспевал. Так неужели, приняв доброе, мне не принять также и злого?» По смотрите:

[1] Как может измениться наше положение в этом мире! Те, кто препоясывался крепостью и красотой, позволял себе полнейшую свободу во всем и, может быть, даже допускал легкомыслие, могут оказаться вдруг в таких обстоятельствах, что все изменится на совершенно противоположное. См. также 1Цар 2:5.

[2] Какая перемена происходит уже сейчас с теми, кто оставляет все и следует за Христом! Они уже не должны сами препоясываться, а Он должен их препоясывать! И ходить они должны уже не туда, куда они хотят, а туда, куда Он хочет.

[3] Какая перемена непременно произойдет с нами, если мы доживем до старости! Те, кто в молодости обладал физической силой и живостью ума, легко справлялся с делами и трудностями, наслаждался всеми удовольствиями, какие только мог пожелать, в старости обнаружат, что сила их оставила, подобно тому как это случилось с Самсоном, когда ему отрезали волосы, и он не мог пойти, как и прежде, и освободиться.

(4) Христос говорит Петру, что эти страдания постигнут его в старости.

[1] Хотя он и состарится и не проживет долго в силу естественных причин, тем не менее его враги поспешат насильственным путем выдворить его из этого мира, когда он и сам уже будет готов с миром его оставить, – они потушат его свечу, когда она уже почти догорит до самого своего основания. См. также 2Пар 36:17.

[2] Бог будет охранять его от неистовства его врагов до тех пор, пока он не состарится, чтобы таким образом он лучше подготовился к страданиям, а Церковь дольше пользовалась его служением.

2. Истолкование этого предсказания (ст. 19): сказал же это Петру, давая разуметь, какою смертью он прославит Бога, когда совершит свое течение. Заметьте:

(1) Всем не просто положено однажды умереть, но каждому положено, какой смертью он должен умереть, естественной или насильственной, медленной или быстрой, легкой или мучительной. Есть только один путь в этот мир, но из этого мира много путей, и Бог определил для нас, каким путем мы должны пройти.

(2) Какою бы смертью ни умирал добрый человек, его великой заботой должно быть – прославить ею Бога; ибо что еще является нашей главной целью, как не то, чтобы умереть для Господа, по слову Господа? Когда мы умираем терпеливо, подчиняясь воле Божьей, умираем бодро, радуясь в надежде на славу Божью, умираем с пользой, свидетельствуя об истинности и блаженстве жизни веры и ободряя других людей, тогда мы прославляем Бога своей смертью. Уверенность и надежда всех добрых христиан, как и Павла, заключается в том, чтобы возвеличился Христос в них, жизнью ли то или смертью, Фил 1:20.

(3) Смерть мучеников особым образом служила прославлению Бога. Умирая в защиту истин Божьих, они тем самым подтверждали их. Благодать Божья, помогавшая им с верностью пройти через все страдания, возвеличивалась в них. Утешения Божьи, которые преизобиловали в их скорбях, и Его обетования, источники этих утешений, содействовали вере и радости всех святых. Кровь мучеников была семенем Церкви, она послужила обращению и духовному становлению тысяч людей. Потому дорога в очах Господних смерть святых Его, что она прославляет Его; а кто такой дорогой ценой чтит Его, тех и Он почтит.

3. Слово повеления, которое Он дает Петру после этого: И, сказав сие и заметив, может быть, его смущенный взгляд, говорит ему: иди за Мною. Вероятно, Он встал с того места, на котором сидел за ужином, отошел на небольшое расстояние и повелел Петру следовать за Ним. Эти слова, иди за Мною, были:

(1) Еще одним подтверждением того, что благоволение его Учителя возвратилось к нему и что он восстановлен на апостольство, ибо тем же самым словом, идите за Мною, ученики были призваны в первый раз.

(2) Объяснением предсказания о его страданиях, которое Петр поначалу, возможно, и не понимал до конца, пока Христос не дал ему этого ключа к истолкованию, сказав: «Иди за Мною», то есть: «Жди, что с тобой поступят точно так же, как поступили со Мной, и рассчитывай на то, что тебе придется пройти тем же самым кровавым путем, которым до тебя прошел Я; ибо ученик не больше Господина своего».

(3) Они должны были вдохновить и ободрить его быть верным и усердным в труде апостола. Он призвал его пасти Его овец, и пусть он возьмет в пример пасторской заботы своего Учителя: «Делай, как Я». Пусть сопастыри стараются подражать Пастыреначальнику. Они следовали за Христом, когда Он находился на этой земле, и теперь, покидая их, Он по-прежнему проповедует им о том же долге, хотя с этих пор он должен будет исполняться ими иным образом: «Иди за Мною». Они по-прежнему должны были придерживаться тех принципов, которые Он заповедал им, и того образца, который Он дал им. И в чем они могли найти большее ободрение в служении и в страданиях, как не в этом?

[1] То, что они действительно последовали за Ним теперь, составляло их честь в этом веке, да и кто постыдился бы пойти за таким вождем?

[2] То, что они последуют за Ним впоследствии, составит их блаженство в будущем веке. Таким образом мы находим здесь повторение обетования, данного Христом Петру (Иоан 13:36): «После пойдешь за Мною». Тот, кто верно следует за Христом в благодати, непременно последует за Ним и в славе.

Стихи 20-25. Эти стихи включают в себя:

I. Разговор Христа с Петром относительно Иоанна, любимого ученика, из которого мы узнаем следующее:

1. Петр бросает взгляд на Иоанна, ст. 20. Слушаясь повеления своего Учителя, он пошел за Ним, довольный оказанной ему почестью, и, обратившись, видит идущего за ним ученика, которого любил Иисус. Заметьте здесь:

(1) Как охарактеризован Иоанн. Евангелист не называет себя по имени, считая свое имя недостойным того, чтобы быть вписанным в эту книгу, но дает такую информацию о себе, какая позволяет нам сделать однозначное заключение о том, кого он здесь подразумевал, и к тому же объясняет нам, почему он с такой неотступностью следовал за Христом. Это был ученик, которого любил Иисус, к которому Он был особенно благосклонен, больше, чем ко всем остальным; и потому нельзя обвинить его в том, что он так сильно жаждал услышать как можно больше благодатных слов Христа в эти немногие драгоценные минуты, которыми Христос наградил Своих учеников. Упоминание о том, как Иоанн приклонился к груди Иисуса и спросил о предателе по просьбе Петра (Иоан 13:24), вероятно, делается здесь с целью объяснения того, почему Петр спросил сейчас об Иоанне: он хотел вознаградить его за проявленную к нему доброту. Тогда Иоанн, возлежавший у груди Христа, воспользовался своим привилегированным положением, чтобы сделать одолжение Петру. Теперь же Петр, позванный прогуляться с Христом, оказался в таком положении и посчитал себя обязанным, из чувства благодарности к Иоанну, задать о нем вопрос, какой, по его мнению, будет одолжением для него – ведь все мы желаем знать будущее.

Примечание: имея доступ к престолу благодати, мы должны использовать его для блага друг друга. Те, кто помогает нам своими молитвами в одно время, должны получать помощь через наши молитвы в другое время. В этом заключается общение святых.

(2) Что он сделал: он тоже последовал за Иисусом, показывая этим, как сильно он любил Его общество; где находился Он, там желал находиться и этот Его слуга. Когда Христос позвал Петра следовать за Ним, это выглядело так, будто Он намеревался о чем-то тайно переговорить с ним; но Иоанн был так сильно привязан к своему Учителю, что предпочитал лучше сделать нечто такое, что могло показаться нетактичным, нежели упустить какую-нибудь беседу Христа. То, что Христос сказал Петру, он отнес и на свой счет, ибо повеление: «Идите за Мною» – было однажды сказано всем ученикам. По меньшей мере он желал иметь общение с теми, кто имел общение с Христом, и сопровождать тех, кто сопровождал Его. Приведение одного к следованию за Христом должно побуждать к тому же и других. Влеки меня, мы побежим за тобою... (Песн 1:3).

(3) Петр заметил это: он, обратившись, видит его. Это обстоятельство можно расценить как:

[1] Уклонение его от следования за своим Учителем, заслуживающее порицания; ему следовало бы целиком превратиться в слух, чтобы не упустить того, что еще Христос имеет сказать ему, а он озирался по сторонам, чтобы видеть, кто еще следует за ними.

Примечание: лучшие из людей находят трудным для себя служить Господу без развлечения, концентрировать, как должно, свое внимание на следовании за Христом; излишнее и несвоевременное внимание, уделяемое нашим братьям, часто отвлекает нас от общения с Богом. Или же как:

[2] Заслуживающая похвалы забота о своих товарищах. Честь, оказанная ему его Учителем и выделившая его среди всех остальных, возвысила его не до такой степени, чтобы он отказал в добром взгляде тому, кто шел за ним. Проявления любви к нашим братьям должны идти рука об руку с проявлениями веры в Христа.

2. Петр задает вопрос в отношении Иоанна (ст. 21): «Господи! а он что? Ты возвестил мне, что мой труд – пасти овец и что мой жребий – быть поведенным, куда не хочу. А какими будут его труд и его жребий?» Этот вопрос можно рассматривать как выражающий:

(1) Беспокойство за судьбу Иоанна и доброту к нему: «Господи, Ты проявил ко мне такое великое благоволение. Вот идет Твой любимый ученик, который никогда не терял Твоего благоволения, как терял я; он хочет, чтобы на него обратили внимание; неужели Тебе нечего сказать ему? Неужели Ты не скажешь, сколько он должен будет потрудиться и какой удостоится чести?»

(2) Или тревогу по поводу сказанного Христом о его страданиях: «Господи! неужели только меня должны будут повести, куда не хочу? Неужели я один из всех призван к этой участи, неужели этот человек не разделит со мной этого креста?» Трудно примириться с особенными страданиями и скорбями, когда нам кажется, что мы остаемся одни.

(3) Или любопытство и неумеренное желание знать будущее других людей, равно как и свое собственное. Из ответа Христа, по-видимому, следует, что этот вопрос Петра был неуместным, некстати. После того как Христос доверил ему такое сокровище и известил его о таком испытании, ему подобало бы сказать: «Господи, а что мне надлежит сделать, чтобы оказаться верным такому поручению при таком испытании? Господи, умножь во мне веру. Пусть сила моя умножается, как дни мои». Однако его, как видно, больше интересовала:

[1] Судьба другого человека, нежели своя собственная. Так и мы бываем склонны исследовать жизнь других людей и пренебрегать истинными интересами собственной души, бываем проворными в чужом деле и нерадивыми в своем собственном, судим других людей, предсказывая их поступки, в то время как у нас есть достаточно дела которым мы должны заниматься, чтобы оправдать доверенный нам труд и уразуметь собственный наш путь.

[2] Больше интересовали события, нежели обязанности. Иоанн был младше Петра и в силу естественных причин должен был пережить его: «Господи, – говорит он, – а для какого времени сберегается его жизнь?» Если Бог Своей благодатью поможет нам устоять до конца и хорошо закончить наш путь, в целости и сохранности дойти до неба, то нам не нужно спрашивать: «Каков будет жребий тех, кто придет после нас?» Разве мало мне того, что мир и истина пребывают в дни мои? Предсказания Писания следует рассматривать как указания для нашей совести, а не как данные для удовлетворения нашего любопытства.

3. Ответ Христа на этот вопрос (ст. 22): «Если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, и не страдал так, как ты должен пострадать, что тебе до того? Наблюдай за исполнением твоего собственного долга, того, который сейчас вменен тебе: ты иди за Мною».

(1) В этих словах, по-видимому, содержится намек на планы Христа в отношении Иоанна в двух вопросах:

[1] Чтобы он не умер насильственной смертью, как Петр, а пребыл до тех пор, пока Сам Христос не придет и не заберет его к Себе посредством естественной смерти. Историк древности, заслуживающий наибольшего доверия среди всех прочих историков того времени, сообщает нам о том, что Иоанн был единственным из всех двенадцати апостолов, кто не умер мученической смертью. Он часто был в опасности, в узах и ссылках, но в конце концов умер на своей постели, в доброй старости.

Примечание:

Во-первых, в момент смерти Христос приходит к нам и призывает нас к отчету, и потому нам следует позаботиться о том, чтобы быть готовыми к Его приходу за нами.

Во-вторых, хотя Христос и призывает некоторых Своих учеников сражаться до крови, тем не менее Он не призывает к этому всех. Хотя венец мученичества и сияет славой и великолепием, тем не менее любимому ученику Христа он все же не достался.

[2] Чтобы он не умер прежде прихода Христа для разрушения Иерусалима, – так понимают некоторые предсказание о его пребывании до тех пор, пока Христос не придет. Все остальные апостолы умерли до этого разрушения, а Иоанн намного пережил его. Согласно мудрому распоряжению Бога один из апостолов должен был прожить настолько долгую жизнь, чтобы завершить канон Нового Завета (что Иоанн и сделал с такой торжественностью в Отк 22:18) и чтобы разрушить замысел врага, сеявшего плевелы еще прежде того, как уснули слуги. Иоанн дожил до времени появления ранних еретиков: ему пришлось противостать Евиону и Керинфу, говорящим превратно.

(2) Другие считают, что это было сказано только как упрек Петру за его любопытство и что пребывание Иоанна до времени второго пришествия Христа является всего лишь нелепым предположением. «Почему ты спрашиваешь Меня о том, что не относится к делу и является тайной? Допустим, Я действительно хочу, чтобы Иоанн никогда не умер, какое тебе до этого дело? Это не касается тебя – когда, или где, или как должен умереть Иоанн. Я уже сказал тебе, какой смертью ты должен будешь умереть; довольно для тебя того, что ты знаешь это, ты иди за Мною».

Примечание: воля Христа в том, чтобы Его ученики помнили об исполнении своих настоящих обязанностей, а не любопытничали относительно будущих событий, касающихся либо их самих, либо других людей.

[1] Мы склонны заботиться о многом таком, что не касается нас. Характеры других людей не имеют к нам никакого отношения – не наше дело судить их, Рим 14:4. Павел говорит, что, какими бы они ни были, это не имеет для него никакого значения. Дела других людей нас не касаются, и мы не должны вмешиваться в них; нам надо тихо трудиться и думать о своих собственных делах. Книжники и совопросники века сего задают много любопытных вопросов относительно советов Божьих и невидимого мира, о чем мы можем сказать: «Что нам до того?» Часто задают такой вопрос: «Как вы думаете, что будет с тем-то и с тем-то?» На него можно ответить другим вопросом: «Что мне до того? Перед своим Учителем стоит он или падает». Что для нас знать времена и сроки? Тайное принадлежит не нам.

[2] Самым главным для нас, нашим все во всем является наш долг, а не будущие события, которые принадлежат Богу, причем наш собственный долг, а не кого-то другого, ибо каждый понесет свое бремя; наш настоящий долг, а не будущий, ибо довольно для каждого дня данных для него указаний: Господом утверждаются стопы такого человека (Пс 36:23), Он руководит каждым его шагом. Весь наш долг состоит в одном – в следовании за Христом. Мы должны следить за Его движениями и сообразовываться с ними, следовать за Ним, чтобы чтить Его, как слуга чтит своего господина; мы должны ходить тем путем, которым Он ходил, и стремиться туда, где находится Он. И если мы будем старательно исполнять свой долг следования за Христом, то у нас не будет оставаться ни энергии, ни времени вмешиваться в то, что нам не принадлежит.

4. Неверное истолкование этих слов Христа, будто ученик тот не умрет, а пребудет с Церковью до конца времени; чтобы исправить эту ошибку, здесь повторяются слова Христа, ст. 23. Заметьте:

(1) Как легко возникают ошибочные понимания в Церкви в связи с неправильным истолкованием слов Христа и предположения превращаются в утверждения. Из того что Иоанн не умрет смертью мученика, они заключают, что он вообще не умрет.

[1] Они были склонны ожидать этого, потому что не могли этого не желать. Quod volumus facile crediumus – Мы легко верим в то, что нам хочется считать истиной. Ученики думали, что если Иоанн пребудет в плоти в то время, когда всех остальных уже не будет, если он останется в мире до самого Второго пришествия Христа, то это будет большим благословением для Церкви, которая могла бы обращаться к нему за помощью как к оракулу во все века. Когда им предстояло расстаться с телесным присутствием Христа, они надеялись на то, что с ними всегда будет Его любимый ученик, как будто это могло восполнить Его отсутствие, забыв о том, что это должен был сделать благословенный Дух, Утешитель.

Примечание: мы склонны слишком надеяться на людей и средства, на орудия и помощь извне и воображать себя счастливыми, если они всегда с нами, тогда как Бог постоянно заменяет одних Своих делателей другими, и при этом дело Его продолжается, чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не человекам. Нет никакой нужды в бессмертных служителях для руководства Церковью, которая находится под водительством предвечного Духа.

[2] Возможно, именно теперь они и утвердились в своих ожиданиях, когда узнали, что Иоанн переживет всех остальных апостолов. Поскольку он должен был прожить долгую жизнь, они готовы были подумать, что он будет жить всегда; тогда как стареющее близко к уничтожению, Евр 8:13.

[3] Однако это ошибочное представление возникло на основании изречения Христа, вначале неправильно понятого, а впоследствии ставшего церковным преданием. Из этого мы можем сделать следующие выводы,

Во-первых, о неосновательности человеческих преданий и о безрассудстве тех, кто строит на них свою веру. В данном случае предание вышло от апостолов – слово, которое пронеслось между братиями. Оно было ранним, всеми принятым, гласным, и тем не менее ложным. Насколько меньше тогда следует доверять тем устным преданиям, которые Трентский собор объявил обязательными для принятия с благоговением и набожным почитанием, наравне со Святым Писанием. Данное предание было основано на истолковании Писания. Никакое новое изречение Христа не выдвигалось, а только толковалось братьями то, что Он на самом деле сказал, и тем не менее это было неверное толкование. Пусть же Писание само себя истолковывает и объясняет, поскольку оно содержит обильные свидетельства о себе самом и само себя доказывает, так как оно есть свет.

Во-вторых, о склонности людей неправильно истолковывать слова Христа. Самые грубые ошибки иногда выдаются за неоспоримые истины, и сами Писания искажаются неграмотны ми людьми, людьми превратного ума. Мы не должны удивляться, когда слова Христа неправильно истолковываются, когда они цитируются с целью подкрепления ложных учений антихриста, например наглого учения о пресуществлении, которое обосновывается благословенными словами Христа: Сие есть Тело Мое.

(2) Как легко исправляются эти ошибочные понимания путем послушания слову Христа и пребывания в нем. Так евангелист исправляет и удерживает слово, пронесшееся между братьями, повторив те же самые слова Христа. Христос не сказал, что ученик тот не умрет, поэтому и мы не должны говорить этого. Но Он сказал: «Если Я хочу, чтобы он пребыл, пока прииду, что тебе до того?» Он сказал только это и не больше. Не прибавляй к словам Его. Пусть слова Христа говорят сами за себя, не будем вкладывать в них никакого иного смысла, кроме первоначального и естественного и согласимся с ним.

Примечание: наилучшим исходом человеческих словопрений является согласие в точности придерживаться слов Писания, говорить, равно как и думать, в соответствии с этим словом, Ис 8:20. Язык Писания является самым надежным и самым подходящим средством выражения истины Писания: это суть слова, изученные от Духа Святого, 1Кор 2:13. Само Писание является, при должном уважении к нему, как наилучшим средством поражения всех опасных заблуждений (почему деисты, социниане, паписты и энтузиасты и стараются всеми силами умалить авторитет Писания), так и наилучшим целительным средством для исцеления ран, причиняемых различными мнениями относительно одних и тех же истин, при условии смиренного подчинения ему. Не могущие прийти к согласию относительно одних и тех терминов логики и метафизики и правильности употребления одних и тех же абстрактных понятий и их применения, тем не менее, могут прийти к согласию относительно терминологии Писания и после этого согласиться любить друг друга.

II. В последних стихах (24, 25) содержится заключительная часть этого Евангелия, а вместе с ним и всего евангельского повествования. Этот евангелист не обрывает своей истории, как это сделали три другие летописца, а заканчивает ее чем-то вроде каденции.

1. Евангелие завершается отчетом о его авторе, связанным с предыдущим текстом плавным переходом (ст. 24): Сей ученик и свидетельствует о сем нынешнему веку и написал сие во благо последующих поколений, в том числе и то, о чем говорили в предыдущих стихах Петр и его Учитель, то есть им является апостол Иоанн. Заметьте здесь:

(1) Писавшим историю Христа не стыдно было поставить под ней свои имена. Иоанн, в сущности, ставит здесь свою подпись. Как мы уверены в том, кто был автором первых пяти книг Ветхого Завета, составляющих основание этого откровения, так же уверены и в том, кем были авторы четырех Евангелий и книги Деяний – Пятикнижия Нового Завета. Описание жизни и смерти Христа не есть работа неизвестного нам автора, оно было составлено людьми, известными своей честностью, готовыми не только дать свои показания под присягой, но и больше того – подписаться под ними своей кровью.

(2) Писавшие историю Христа писали ее на основании своих собственных познаний, а не понаслышке, на основании того, что они сами видели и слышали. Человеком, написавшим эту историю, был ученик, любимый ученик, тот, кто возлежал у груди Иисуса, кто сам слышал Его проповеди и беседы, видел Его чудеса и доказательства Его воскресения. Он свидетельствует о том, в чем был совершенно уверен.

(3) Писавшие историю Христа свидетельствовали о том, что видели, и писали о том, о чем вначале свидетельствовали. Прежде чем эта история была написана, она с величайшей уверенностью передавалась из уст в уста. Они свидетельствовали о том за кафедрой, свидетельствовали о том же перед судом, торжественно утверждали и уверенно признавали это перед всеми, не так, как путешественники рассказывают о своих путешествиях, чтобы развлечь слушателей, но так, как свидетели дают под присягой показания о том, что им известно по рассматриваемому делу, – с предельной осторожностью и точностью, чтобы на их основании можно было вынести справедливое решение. Написанное ими подобно письменному показанию под присягой, которого они должны держаться. Их писания – это раз навсегда данные миру свидетельства о истине учения Христа, и они будут свидетельствовать либо за нас, либо против нас в зависимости от того, принимаем или не принимаем мы это учение.

(4) Провидение великодушно позаботилось о том, чтобы эта история Христа была записана на бумаге для блага всей Церкви, чтобы она могла с наибольшей полнотой и достоверностью распространиться повсюду и сохраниться на протяжении всех веков.

2. Оно завершается удостоверением истинности того, о чем в нем повествуется: ...и знаем, что истинно свидетельство его. Эти слова можно понять:

(1) Либо как выражающие свидетельство здравого человеческого смысла в вопросах подобного рода, то есть свидетельство очевидца, имеющего незапятнанную репутацию, торжественно изложившего то, что он видел, и записавшего это с целью большего подтверждения фактов; такое свидетельство является неоспоримым. Мы знаем, то есть весь мир знает, что свидетельство такого человека имеет юридическую силу, и общечеловеческая вера требует от нас доверия к этому свидетельству, если мы не можем привести опровергающие его истинность доказательства; также и в других случаях решение и суд выносятся на основании подобных свидетельских показаний. Истинность этого Евангелия подтверждается всеми разумными доказательствами, какие только можно желать или надеяться получить в вопросах такого рода. Сам факт, что Иисус проповедовал такое учение, творил такие чудеса и воскрес из мертвых, доказан бесспорно таким свидетельским показанием, какое всегда принимается в иных случаях и удовлетворяет всех беспристрастных судей; пусть учение само свидетельствует о себе и чудеса доказывают, что они от Бога.

(2) Либо как выражающие убежденность церквей того времени в истинности того, о чем здесь повествуется. Одни приписывают авторство этой подписи Ефесской церкви, другие – ангелам, или служителям, церквей Асии. Это не значит, что богодухновенное Писание нуждается в каком-либо человеческом удостоверении и допускает некоторые добавления с целью увеличения его достоверности. Этим лишь дается рекомендация для Церкви, чтобы она приняла их как богодухновенное слово и заявила о своей убежденности, полученной по прочтении его.

(3) Либо как выражающие личную уверенность евангелиста в истинности того, о чем он написал (подобно тому, как в Иоан 19:35): он знает, что говорит истину. Он говорит о себе во множественном числе, знаем, не от сознания собственного величия, а из скромности, как и в 1Иоан 1:1: ...что видели... (см. также 2Пет 1:16).

Примечание: сами евангелисты были совершенно убеждены в истинности того, о чем они свидетельствовали и что передали нам. Они не требуют от нас веры в то, во что они сами не верили, нет; они знали, что свидетельство их истинно, ибо ставили в зависимость от него как земную жизнь, так и будущую, отвергая эту жизнь и уповая на будущую совершенно доверяя тому, что они говорили и писали.

3. Оно завершается словами et cetera – ссылкой на многое другое, весьма достопамятное, сказанное и сделанное нашим Господом Иисусом и хорошо известное многим, жившим в то время, но признанное не нужным для передачи последующим поколениям, ст. 25. Много было замечательного и полезного, но если описывать все подробно, с упоминанием всех обстоятельств, то это привело бы к такому количеству книг, которого не вместил бы и сам мир, то есть все находящиеся в нем библиотеки. Так, он завершает, как оратор, подражая Павлу (Евр 11:32): «И что еще скажу? Недостает мне времени...» Если бы кто-нибудь спросил, почему Евангелия такие краткие, почему новозаветная история не такая обширная и длинная, как история ветхозаветная, то на это можно было бы ответить так:

(1) Не потому, что евангелисты исчерпали свою тему и не нашли больше ничего достойного быть записанным; нет, было много слов и дел Христа, не записанных ни одним из евангелистов, которые, тем не менее, были достойны того, чтобы их записали золотыми буквами. Ибо:

[1] Все, что сказал и сделал Христос, было достойно нашего внимания и могло быть употреблено нам на пользу. Он ни разу не сказал праздного слова и не сделал ничего праздного; более того, Он никогда не говорил и не делал ничего худого, или незначительного, или пустого, что вполне может быть сказано о мудрейших и лучших из людей.

[2] Его чудеса были многочисленны, очень многочисленны и многоразличны, одни и те же чудеса часто повторялись, когда в этом была нужда. Хотя и одного истинного чуда может быть достаточно для подтверждения Божественного поручения, тем не менее повторение чудес над многими разными людьми, в самых разнообразных случаях и в присутствии многочисленных и разных свидетелей весьма способствовало удостоверению истинности этих чудес. Каждое новое чудо заставляло с большим доверием относиться к слуху о предыдущем, а их множество делало все свидетельство в целом неоспоримым.

[3] В нескольких случаях евангелисты дают общее описание проповеди и чудес Христа, исключая многие подробности, как например: Мф 4:23,24; 9:35; 11:1; 14:14,36; 15:30; 19:2 и многие другие. Когда мы заводим разговор о Христе, мы имеем перед собой обширную тему; действительность превосходит молву о ней, и в конце концов мы приходим к выводу, что нам и в половину не сказано. Святой апостол Павел цитирует одно из высказываний Христа, которое не записано ни одним из евангелистов (Деян 20:35), и таких высказываний, несомненно, было намного больше. Все Его высказывания были афоризмами.

(2) Но на это имелись следующие три причины:

[1] Писать больше не было необходимости; это здесь подразумевается. Было много другого, о чем не написано, потому что не было настоятельной необходимости для этого. Написанное в достаточной мере открывает и обосновывает учение Христа, а остальное, ненаписанное, служило той же самой цели. Те же, кто делает из этого вывод о недостаточности Писания как правила для нашей веры и практики и о необходимости устных преданий, должны прежде всего показать, чем именно эти предания совершенствуют, по их мнению, написанное слово; мы же уверены в том, что в них есть нечто противоречащее ему, и потому отвергаем их. Поэтому будем беречься, что сверх всего этого, ибо составлять много книг – конца не будет, Еккл 12:12. Если мы не верим написанному и не используем его, то не поверили бы и в том случае, если было бы написано намного больше этого.

[2] Написать о всем было невозможно. Для Духа Святого возможно было продиктовать все, но для летописцев все это описать было бы морально невозможно. Самому миру не вместить бы написанных книг. Это вполне приемлемая и законная гипербола, означающая только то, что описание всего привело бы к несметному, невероятному количеству книжных томов. Это была бы такая пространная и гипертрофированная история, какой еще никогда не было; она вытеснила бы все остальные исторические документы и не оставила бы для них места. Сколько бы томов заняли молитвы Христа, если бы мы имели описания всех их, ведь Он пребывал всю ночь в молитве к Богу и при этом никогда не повторялся? Еще больше места заняли бы подробные описания всех Его проповедей и встреч с людьми, Его чудес, Его исцелений, всех Его трудов, всех Его страданий; эта была бы бесконечная история.

[3] Писать много было нецелесообразно, ибо мир в духовном смысле не мог бы вместить написанных книг. Христос не говорил Своим ученикам того, что Он мог бы им сказать, ибо они были еще не в силах вместить это; по этой же самой причине и евангелисты не написали того, что они могли бы написать. Мир не мог их вместить – Хирот. Это же самое слово употреблено в Иоан 8:37, где сказано: «Слово Мое не вмещается в вас». Книг было бы так много, что для них не нашлось бы места. Все человеческое время было бы потрачено на их чтение, а на исполнение других обязанностей времени уже не осталось бы. Из всего написанного многое остается без внимания, многое забывается и многое делается предметом сомнительных дискуссий; насколько сильно осложнилось бы положение дела, если бы было такое множество книг, имеющих одинаковый авторитет и равно необходимых, что весь мир раздулся бы от них; тем более что написанное требует размышления и разъяснения, для чего Бог с премудростью посчитал нужным оставить место. Когда родители и служители дают наставление, они должны отдавать себе отчет в том, насколько велики познавательные и другие возможности тех, кого они учат, и, подобно Иакову, остерегаться переутомлять своих слушателей. Будем же благодарны Ему за написанные книги и не будем ценить их меньше оттого, что в изложении они просты и кратки, а будем усердно пользоваться тем, что Бог посчитал нужным открыть, и стремиться в горний мир, где наши способности настолько улучшатся и расширятся, что не будет никакой опасности их перегрузить.

Заканчивая словом аминь, евангелист тем самым ставит здесь свою печать и позволяет также и нам поставить нашу печать, наше аминь веры в подтверждение того, что это истинно, все истинно, и аминь нашей уверенности в том, что написанное может умудрить нас во спасение. Аминь – да будет так.


Толкование Мэтью Генри на евангелие от Иоанна, 21 глава


← 20 Ин 21 MGC 1

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.