Библия » Толкование Мэтью Генри

От Иоанна 10 глава

← 9 Ин 10 MGC 11

В этой главе помещены:

I. Иносказательная речь Христа о Самом Себе как двери в овчий двор и как пастыре овец, ст. 1-18.

II. Различные высказывания людей, вызванные этой речью, ст. 19-21.

III. Состязание Христа с иудеями в храме во время праздника Обновления, ст. 22-39.

IV. Последовавшее за этим удаление Его из города, ст. 40-42.

Стихи 1-18. Не ясно, была ли эта речь произнесена во время праздника обновления, празднуемого зимой (как говорится в ст. 22), и можно ли считать этот праздник датой не только того, что следует далее упомянутого стиха, но и того, что предшествует ему (это находит подтверждение в том обстоятельстве, что Христос в последующей Своей речи продолжает использовать сравнение людей с овцами (ст. 26, 27), откуда, по-видимому, вытекает, что и та, и эта речь были произнесены в одно время), или же первая речь была продолжением Его разговора с фарисеями, помещенного в конце предыдущей главы. Выступая против Христа, фарисеи основывались на том принципе, что они были пасторами церкви и что Иисус, не получавший от них никакого назначения, был обманщиком и самозванцем, и потому народ обязательно должен был поддержать их против Него. Возражая против этого, Христос описывает лжепастырей и истинных пастырей, оставляя им самим сделать вывод о том, какими пастырями они являются.

I. Здесь нам предлагается притча, или сравнение (ст. 1-5);

она взята из обычая той страны, имеющего отношение к овцеводству. Сравнения, используемые для иллюстрации Божественных истин, должны заимствоваться из тех сторон жизни, которые являются повседневными и хорошо знакомыми людям, чтобы Божественное не затемнялось тем, что, напротив, должно его прояснять. Торжественно звучит предисловие к этой речи: Истинно, истинно говорю вам – аминь, аминь. Это сильное заявление указывает на непреложность и важность сказанного; мы находим двукратное аминь в церковных славословиях и молитвах, Пс 40:14; 71:19; 88:53. Если мы хотим, чтобы наши утверждения аминь принимались на небе, то пусть эти утверждения аминь Христа, Его повторные аминь, господствуют на земле.

1. В этой притче описываются:

(1) Признаки вора и разбойника, который приходит для того, чтобы нанести вред стаду и причинить ущерб его владельцу, ст. 1. Он не дверью входит, так как не имеет законных оснований на это, но перелазит инде, влезает в окно или через какой-нибудь пролом в стене. Как усердно стараются нечестивые причинить вред! Какие заговоры они составляют, какие усилия прилагают, каким опасностям подвергают себя, чтобы достичь своих нечестивых целей! Это должно пристыдить нас за наше нерадение и малодушие, проявляемые в служении Богу.

(2) Отличительный признак законного владельца, которому принадлежат овцы и который заботится о них: он входит дверью как имеющий на это право (ст. 2) и приходит для того, чтобы послужить овцам тем или другим – пораненную перевязать, больную укрепить, Иез 34:16. Овцы нуждаются в человеческой заботе и в ответ на нее служат человеку (1Кор 9:7);

они одевают и питают тех, кто их питает и держит в загоне.

(3) Готовый вход для пастыря: ему придверник отворяет, ст. 3. В древности овчарня располагалась для большей безопасности овец во внутреннем дворе дома, так чтобы никто не смог проникнуть в нее иначе, как только через открытую придверником дверь или с помощью ключа, полученного от самого хозяина дома.

(4) Забота и попечение об овцах, проявляемые пастырем. Овцы слушаются голоса его, когда он заходит в загон и разговаривает с ними голосом, хорошо им знакомым, как в наше время люди разговаривают со своими собаками и лошадьми; больше того, он зовет своих овец по имени (так точно он знает их и так внимательно наблюдает за ними) и выводит их из загона на злачные пажити; когда он выведет их на пастбище (ст. 4, 5), то не погоняет их, а идет перед ними (таков был обычай того времени), чтобы предотвратить любой вред или могущую встретиться опасность; они же, привыкшие к этому, за ним идут и остаются невредимы.

(5) Удивительная привязанность овец к своему пастырю: они знают голос его, узнают по нему его намерения и отличают его от голоса чужого (ибо вол знает владетеля своего, Ис 1:3): за чужим же не идут, но, чувствуя какой-то злой умысел, бегут от него, потому что не знают его голоса, знают лишь то, что это не голос их пастыря. Это притча, ключ к ее истолкованию мы находим в Иез 34:31: Вы – овцы Мои, овцы паствы Моей; вы – человеки, а Я – Бог ваш».

2. Заметим из этой притчи следующее:

(1) Хорошие люди справедливо сравниваются с овцами. Люди вообще как творения, зависящие от своего Творца, называются овцами паствы Его. Хорошие люди, являющиеся новым творением, имеют в себе добрые качества овец: они безвредные и безобидные, как овцы, кроткие и спокойные, не создающие шума; терпеливые, как овцы в руках стригущего или закалывающего их; полезные и приносящие прибыль, ручные и послушные пастырю, общительные по отношению друг к другу, часто употребляемые для жертвоприношений.

(2) Церковь Божья в этом мире есть двор овчий, в котором рассеянные чада Божьи собираются во едино (Иоан 11:52), объединяются и соединяются в одно; это – хороший загон, Иез 34:14. См. также Мих 2:12. Этот загон хорошо защищен, ибо Сам Бог является огненной стеной вокруг него, Зах 2:5.

(3) Этот овчий двор часто подвергается нападениям воров и разбойников: искусных обольстителей, которые совращают и обманывают, и жестоких гонителей, которые уничтожают и поглощают, как лютые волки (Деян 20:29);

воров, которые желают украсть у Христа Его овец, чтобы принести их в жертву бесам, или же украсть у них их пищу, чтобы они погибли от недостатка ее; это волки в овечьей одежде, Мф 7:15.

(4) Великий Пастырь овец проявляет удивительную заботу о стаде и о всех принадлежащих к нему. Этим великим Пастырем является Бог, Пс 22:1. Он знает Своих, зовет их по имени, помечает их для Себя, водит их на злачные пажити, питает и покоит их на этих пажитях, разговаривает с ними ласково, охраняет их Своим предвидением, водит их Своим Духом и словом, идет впереди их, чтобы поставить на путь стопы их.

(5) Сопастыри, которым поручено питать Божье стадо, должны быть заботливыми и верными исполнителями вверенного им дела; судьи должны защищать этих овец на суде и охранять и оберегать все их земные интересы; служители должны служить им в их духовных интересах: питать их души словом Божьим, верно открывая и правильно применяя его, должным образом совершать евангельские обряды, а также надзирать за ними. Они должны входить дверью официального посвящения (рукоположения), и таковым придверник отворяет: Дух Христов отворяет перед ними дверь, дает им власть в церкви и уверенность в их сердцах. Они должны знать членов своей паствы по имени и надзирать за ними, должны водить их на пажити общих собраний, председательствовать на этих собраниях, быть их устами перед лицом Бога и Божьими устами для них, и в своем хождении должны показывать пример верующим.

(6) Истинные овцы Христа неотступно следуют за своим Пастырем, они очень осторожны и избегают чужаков.

[1] Они идут за своим Пастырем, ибо знают голос Его; они имеют ухо, способное различать Его голос, и сердце готовое повиноваться ему.

[2] Они бегут от чужого и боятся идти за ним, потому что не знают его голоса. Опасно идти за теми, в ком мы не различаем голоса Христа и кто желает увести нас от веры в Него к домыслам о Нем. Пережившие силу и действенность Божественных истин, действующих в их душах, и проявляющие интерес и любовь к ним имеют удивительную способность раскрывать сатанинские уловки и различать добро от зла.

II. Непонимание иудеями смысла и значения этой притчи (ст. 6): Сию притчу сказал им Иисус, то есть иносказательную, но мудрую, прекрасную и назидательную речь.

Но они не поняли, что такое Он говорил им, не уразумели, кого Он имеет в виду под ворами и разбойниками, а кого под добрым Пастырем. Многие из слушающих слово Христово не понимают его потому, что не желают понимать его, и еще потому, что желают понимать его превратно, это их грех и их позор. Они не знают и не имеют представления о сущности обсуждаемых предметов и потому не понимают притч и сравнений, которыми они иллюстрируются. Фарисеи были очень высокого мнения о своих познаниях и не могли допустить того, чтобы они оспаривались кем-то, однако у них не оказалось достаточного разумения на то, чтобы понять, что такое Иисус говорил им – это было выше их понимания. Весьма часто претендующие на величайшую образованность оказываются величайшими невеждами в Божественных вопросах.

III. Христос истолковывает эту притчу, подробно останавливаясь на ее деталях. Какими бы трудными ни казались нам изречения Господа Иисуса, мы всегда найдем Его готовым объяснить нам их, если только пожелаем понять Его. Мы обнаружим, что одно место Писания объясняет другое и что благословенный Дух выступает истолкователем благословенного Иисуса. В этой притче Христос провел различие между пастырем и разбойником и определил это различие по тому, что пастырь входит дверью. Объясняя притчу, Он представляет Себя одновременно дверью которой входит пастырь, и пастырем, который входит этой дверью. Хотя представление одного и того же человека одновременно и дверью и пастырем является нарушением правил риторики, тем не менее в том, что Христос Сам присваивает Себе власть (поскольку Он имеет жизнь в Самом Себе) входить со Своею Кровию, как бы дверью, во святилище, не является нарушением Божественных принципов.

1. Христос есть дверь. Он говорит это тем, которые претендовали на правдоискательство, но, подобно жителям Содома, измучились, искав входа там, где его не следовало искать. Он говорит это иудеям, которые хотели, чтобы только их считали овцами Божьими, и фарисеям, которые хотели, чтобы их считали единственными пастырями: «Я дверь во двор овчий, дверь в Церковь».

(1) В общем.

[1] Он закрытая дверь, не допускающая вовнутрь воров и разбойников, а также тех, кому не дано права на вход. Закрытая дверь защищает дом; а может ли что-то еще защитить Церковь Божью лучше, чем нахождение Господа Иисуса с Его мудростью, могуществом и благостью между ней и всеми ее врагами?

[2] Он – открытая дверь, приглашающая войти и иметь общение.

Во-первых, Христом, как дверью, мы впервые входим в стадо Божье, Иоан 14:6.

Во-вторых, мы входим и выходим в религиозном общении, поддерживаемые Им, принимаемые в Нем, ходим во имя Его, Зах 10:12.

В-третьих, посредством Него Бог приходит в Свою Церковь, посещает ее и общается с ней.

В-четвертых, Им, как дверью, овцы наконец получают доступ в Небесное Царство, Мф 25:34.

(2) Более подробно.

[1] Христос есть дверь пастырям, так что те, кто не входит Им, не могут считаться пастырями, но должны рассматриваться (согласно правилу, изложенному в ст. 1) как воры и разбойники (хотя бы они и претендовали на то, чтобы быть пастырями): но овцы не послушали их. Это относится ко всем тем, кто носил звание пастырей в Израиле, будь то судьи или священники, которые совершали свое служение, не взирая на Мессию и не ожидая Его, разве только такого, каким они представляли Его себе во свете своих собственных плотских интересов. Заметьте.

Во-первых, какая дается им характеристика: они суть воры и разбойники (ст. 8);

все, кто приходил перед Ним, не те, кто приходил прежде Него по времени (так как многие из них были верными пастырями), но все те, кто опережал Его назначение и шел прежде, чем Он посылал их (Иер 23:21), кто присуждал себе первенство и заявлял о своем превосходстве над Ним, подобно антихристу, о ком сказано, что он превозносится, 2Фес 2:4. «Книжники, и фарисеи, и первосвященники, все, сколько их ни приходило предо Мною, все те, кто пытался заранее завладеть Моей властью и помешать Мне в приобретении влияния на умы людей, настраивая их предубежденно против Меня, суть воры и разбойники, ворующие те сердца, на которые они не имеют никаких прав, и обманом лишающие истинного владельца принадлежащей Ему собственности». Они осудили нашего Спасителя, как вора и разбойника, потому что Он не вошел не через них, как через дверь, и не получил у них разрешения. Но Он показывает, что это им следовало получить от Него назначение, быть допущенным Им и последовать за Ним, и именно потому, что они не сделали этого, но побежали перед Ним, они и являются ворами и разбойниками. Они не захотели войти как Его ученики, и потому были осуждены как узурпаторы, а присвоенные ими самовольно должности – аннулированы и отменены.

Примечание. Те, кто соперничает с Христом, суть разбойники в Его Церкви, хотя бы они и претендовали на звание пастырей, более того, пастырей над пастырями.

Во-вторых, как овцы остерегались их: Но овцы не послушали их. Истинно набожные, духовные и небесные, искренно посвятившие себя Богу и благочестию никак не могли ни одобрять предания старцев, ни получать удовольствие от соблюдения их формальностей. Ученики Христа со свободной совестью ели неумытыми руками и срывали колосья в субботу, хотя не получали никакого особого наставления от Христа по этому вопросу; ибо ничто не противостоит так активно истинному христианству, как фарисейство, и ничто не вызывает такого сильного отвращения у истинно посвященной души, как их лицемерное поклонение.

[2] Христос есть дверь овцам (ст. 9): Кто войдет Мною (di j emou через Меня, как через дверь) во двор овчий, как один из стада, тот спасется; спасется не только от воров и разбойников, но будет блажен, он войдет и выйдет. Здесь,

Во-первых, дано прямое повеление, как входить во двор овчий: чрез Иисуса Христа, как через дверь. Чрез веру в Него как великого Посредника между Богом и человеком мы вступаем в завет с Богом и в общение с Ним. Нет другого входа в Церковь Божью, как только через вступление в Церковь Христа; и никто не может считаться членами Царства Божьего среди людей, кроме тех, кто готов покоряться благодати и правлению Искупителя. Мы должны теперь входить дверью веры (Деян 14:27), поскольку дверь невинности закрыта для нас, этот проход стал для нас непроходимым, Быт 3:24.

Во-вторых, даны драгоценные обетования исполняющим это повеление.

1. Они спасутся; в этом заключается привилегия их дома. Эти овцы спасутся от наказания Божественного правосудия за содеянные преступления, поскольку великий Пастырь возместил причиненный ими ущерб и спас их, как добычу из пасти рыкающего льва; они будут иметь вечное блаженство.

2. Между тем они войдут и выйдут, и пажить найдут; в этом заключается привилегия их пути. Они будут ходить в этом мире под благодатью Христа, будут находиться в Его стаде так же, как находится человек в собственном доме, в котором он имеет свободные вход, выход и куда он может свободно возвратиться. Истинные верующие находятся во Христе как бы в доме; когда они выходят, от них не запирают, как от чужих, но они вольны войти опять; когда они входят, за ними не запирают, как за преступниками, но они вольны выйти. Поутру они выходят в поле, а ночью возвращаются на двор; и там и тут их ведет и покоит Пастырь, и там и тут они находят пажить – траву в поле и корм на дворе. Собравшись вместе или оставшись наедине с собой, они общаются со словом Божьим, которое поддерживает и питает их духовную жизнь и удовлетворяет их благодатные желания; они снова и снова наполняются благостью дома Божьего.

2. Христос есть пастырь, ст. 11 и далее. О Нем, как о пастыре, пророчествовал Ветхий Завет, Ис 40:11; Иез 34:23; 37:24; Зах 13:7. В Новом Завете о Нем говорится кто Пастыре великом (Евр 13:20), Пастыреначальнике (1Пет 5:4), Пастыре и Блюстителе душ наших, 1Пет 2:25. Бог – наш великий Владелец, и мы являемся овцами паствы Его по праву творения. Он назначил Своего Сына Иисуса нашим пастырем, и здесь Он снова и снова подтверждает эти взаимоотношения. Он так же заботится о Своей Церкви и о каждом верующем в отдельности, как добрый пастырь заботится о своем стаде, и ожидает такого же внимания и такой же покорности Себе со стороны Церкви и каждого отдельного верующего, какие имели пастыри тех мест от своих стад.

(1) Христос есть пастырь, а не вор, Он не из тех, кто не дверью входит. Заметьте:

[1] Злобные намерения вора (ст. 10): вор приходит не с благим намерением, а для того, чтобы украсть, убить и погубить.

Во-первых, кого они крадут, отвлекая их сердца и привязанности от Христа и Его пажитей, тех они убивают и губят духовно; ибо ереси, которые они вводят, являются пагубными. Обманщики душ суть душеубийцы. Кто крадет Писание тем, что неверно изъясняет его, кто крадет святые таинства, извращая их изменяя их сущность, кто крадет предписания Христа, заменяя их собственными изобретениями, тот убивает и губит; невежество и идолопоклонство ведут к погибели.

Во-вторых, кого они не могут украсть, кого они не могут ни увлечь за собой, ни утащить силой, ни увести из стада Христа, тех они стремятся при помощи гонений и избиений убить и погубить физически. Тот, кто не позволяет, чтобы его украли, находится в опасности быть убитым.

[2] Благие намерения пастыря. Он пришел для того:

Во-первых, чтобы дать жизнь овцам. В противоположность намерениям вора, состоящим в том, чтобы убить и погубить (таковыми были намерения книжников и фарисеев), Христос говорит: Я пришел для того:

1. Чтобы имели жизнь. Он пришел для того, чтобы вдохнуть жизнь в стадо, в Церковь вообще, которая больше походила на доли ну, полную сухих костей, чем на пажить, усеянную стадами. Христос пришел для того, чтобы отстоять Божественные истины, очистить Божественные установления, исправить поврежденное и оживить умирающую ревность, чтобы взыскать потерявшихся из Своего стада и пораненных пере вязать (Иез 34:16);

это есть для Его Церкви нечто иное, как жизнь из мертвых. Он пришел для того, чтобы дать жизнь отдельным верующим. Жизнь включает в себя все блага и противопоставляется угрожающей смерти, Быт 2:17. Он пришел для того, что бы мы имели жизнь, подобно прощенному преступнику, подобно больному, когда он исцеляется, подобно мертвому, когда его воскрешают; для того, чтобы оправдать нас, освятить и в конце концов прославить.

2. Что бы имели ее с избытком nspiaadv EXOJOiv. Мы понимаем это как сравнительную степень, то есть Его намерение состоит в том, чтобы они имели жизнь более полноценную, нежели та, которая была утрачена вследствие грехопадения; более полноценную, нежели та, которая была обещана в законе Моисеевом, нежели долгота дней жизни в Ханаане; более полноценную, нежели та, какую мы можем ожидать, о какой можем просить или помышлять. Но сказанное можно понимать и не в смысле сравнения: что бы имели избыток, или имели ее с избыт ком. Христос пришел для того, чтобы дать жизнь и nspiaadvn – еще что-то, что-то лучшее, жизнь, в которой есть прибыль, чтобы мы не просто жили во Христе, но жили в довольстве, жили богато, жили и радовались. Жизнь с избытком – это вечная жизнь, жизнь без смерти или без страха перед смертью, жизнь и нечто гораздо большее.

Во-вторых, чтобы положить жизнь Свою за овец и этим самым даровать им жизнь (ст. 11): Пастырь добрый полагает жизнь свою за овец.

1. Качеством, отличающим всякого доброго пастыря, является его готовность рисковать своей жизнью и подвергать ее опасности ради овец. Так поступал Иаков, когда до изнеможения трудился, ухаживая за овцами, Быт 31:40. Так поступал Давид, когда поражал льва и медведя. Таким пастырем душ был и св. Павел, который охотно издерживал свое и истощал себя ради служения им и не дорожил своею жизнью, считая спасение душ дороже. Но:

2. Только великий Пастырь имел исключительное право положить Свою жизнь, чтобы приобрести Свое стадо (Деян 20:28), совершить искупление за их преступления и пролить Свою Кровь, чтобы омыть и очистить их.

(2) Христос есть пастырь добрый, Он не наемник. Много было тех, которые хотя и не были ворами и не стремились убить и погубить овец, тем не менее, считаясь пастырями, очень небрежно исполняли свои обязанности, и по причине их халатности стаду причинялся огромный ущерб; это были глупые пастухи, негодные пастухи, Зах 11:15,17. В противоположность им:

[1] Христос называет Себя здесь (ст. 11) и в ст. 14 пастырем добрым, лощцу каАдд – тем пастырем, добрым Пастырем, Которого обещал Бог.

Примечание. Иисус Христос является лучшим из пастырей, самым лучшим на свете блюстителем душ; не существует пастыря более умелого, более верного и более заботливого, чем Он; не существует другого такого кормильца и руководителя, такого защитника и исцелителя душ, каким является Он.

[2] Он доказывает, что является таковым пастырем, противопоставляя Себя всем наемникам, ст. 12-14. В этих стихах заметим:

Во-первых, как описано нерадение неверного пастыря (ст. 12, 13): наемник, – которого нанимают на работу и которому платят за прилагаемые им усилия, которому овцы не свои, который ничего от них не приобретает и не теряет, – видит приходящего волка или другую какую опасность, грозящую стаду, и оставляет овец волку, ибо поистине нерадит о них. Это очевидная ссылка на описание негодного пастуха, Зах 11:17. Здесь описываются как негодные принципы, так и негодное поведение злых пастырей, то есть судей и священников.

а. Их негодные принципы, основа их негодного поведения. Почему те, на кого возложена обязанность заботиться о душах, бросают порученное им дело в трудное время и не радеют о нем в спокойное время? Что делает их неискренними, несерьезными, ищущими своего? Причина этого кроется в том, что они наемники и нерадят об овцах. То есть:

(а) Их главным богом является мирское богатство, именно поэтому они стали наемниками. Они взяли на себя служение пастыря как ремесло, чтобы жить и обогащаться за счет него, но не как возможность послужить Христу и сделать доброе дело. Сребролюбие и чревоугодие – вот что ими движет. Наемники – это не те, кто, служа жертвеннику, берут долю от жертвенника и живут радуясь. Трудящийся достоин пропитания, и скудное содержание очень скоро приводит к скудному служению. Наемниками являются те, кто любит плату больше, чем сам труд, и чья душа ждет ее, как сказано о наемнике, Втор 24:15. См. также 1Цар 2:29; Ис 56:11; Мих 3:5,11.

(б) Труд, связанный с их званием пастырей, беспокоит их меньше всего. Они не дорожат овцами, не беспокоятся о душах других людей; они видят свою задачу в том, чтобы быть господами над братьями своими, а не сторожами или помощниками их; они ищут своего, в противоположность Тимофею, который столь искренно заботился о душах. Чего еще можно ожидать от них, как не того, что они убегут, когда придет волк? Наемник нерадит об овцах, ибо ему овцы не свои. В некотором смысле можно сказать о лучших из сопастырей, что им овцы не свои, они не господствуют над ними, и они им не принадлежат («Паси овец Моих, паси агнцев Моих», – сказал Христос);

но в смысле любви и привязанности к овцам они им свои. Павел считал своими тех, кого называл возлюбленными и вожделенными. Те, кто не отдается интересам Церкви всем сердцем и не делает их своими, недолго будут оставаться верными им.

б. Их негодное поведение как результат этих негодных принципов, ст. 12. Посмотрите: (а) Как бесчестно наемник оставляет свой пост: когда он видит приходящего волка, то оставляет овец и бежит, хотя именно в этот момент он нужен стаду больше всего.

Примечание. Те, кто думает о своей безопасности больше, чем о своем долге, легко делаются жертвой искушений сатаны.

(б) Как губительны последствия этого! Наемник воображает, что овцы сами могут посмотреть друг за другом, но это оказывается далеко не так: волк расхищает овец и разгоняет их, и стадо постигает печальное опустошение, вина за которое будет целиком возложена на вероломного пастыря. Кровь погибающих душ взыскивается от руки беспечных стражей.

Во-вторых, посмотрите на благость и заботу доброго Пастыря, который противопоставляется негодному пастырю, как это сделано и в пророчестве (Иез 34:21,22 и далее): Я есмь пастырь добрый. Церковь и всех ее друзей должно утешать то обстоятельство, что хотя она и может понести урон и подвергнуться опасности по причине вероломства и неверного управления ее руководителей, тем не менее Господь Иисус есть и будет, как и всегда был, добрым Пастырем. Вот два проявления благости этого Пастыря.

а. Он знает Свое стадо, всех тех, кто принадлежит или так или иначе имеет отношение к Его стаду; они делятся на две категории, каждую из которых Он знает:

(а) Как добрый Пастырь (ст. 3, 4) Он знает всех, кто уже находится в Его стаде (ст. 14, 15): Я знаю Моих, и Мои знают Меня.

Примечание. Христос и истинные верующие знакомы друг с другом; они очень хорошо знают друг друга, а знание свидетельствует о любви.

[а] Христос знает Своих. Он различает, кто суть Его овцы, а кто – не Его; Он узнает Своих овец со всеми их многочисленными немощами и узнает козлов под их самыми благовидными масками. Он благоволит к тем, кто является истинно Его овцами; Он заме чает их состояние, беспокоится о них, про являет чуткое и трогательное попечение о них, постоянно совершая за завесой Свое ходатайство за них, ибо Он всегда жив, что бы делать это; Он милостиво посещает их Своим Духом и имеет общение с ними; Он знает их, то есть одобряет и принимает их, как написано в Пс 1:6; 36:18; Исх 33:17.

[б] И они знают Его. Он взирает на них глазами благоволения, а они взирают на Него глазами веры. Сначала говорится о знании Христом Своих овец, а затем – об их знании Его, ибо Он прежде узнал и возлюбил нас (1Иоан 4:19), и наше блаженство состоит не столько в том, что мы познали Его, сколько в том, что мы познаны Им. Однако то, что они знают Его, является их отличительным признаком как овец Христовых: они отличают Его от всех самозванцев и узурпаторов, они знают Его намерения, знают Его голос, на опыте познали силу Его смерти. Христос говорит здесь так, как если бы Он гордился тем, что Его овцы знают Его, и считал честью для Себя, что они чтут Его. В этой связи Христос ссылается (ст. 15) на то обоюдное знание, которое было между Его Отцом и Им: Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца. Это может рассматриваться либо, во – первых, как основание тех близких, родственных взаимоотношений, какие существуют между Христом и верующими. Завет благодати, скрепляющий эти родственные связи, основывается на завете искупления, заключенном между Отцом и Сыном, который, мы можем быть в этом уверены, непоколебим; ибо Отец и Сын имели в этом вопросе со вершенное взаимопонимание и в нем не могло оказаться никакой ошибки, могущей поставить под сомнение или поколебать его. Господь Иисус знает, которых избрал, и не сомневается в них (Иоан 13:18), также и они знают, в Кого уверовали, и не сомневаются в Нем (2Тим 1:12);

в основании того и другого лежит то самое совершенное знание, которое Отец и Сын имели о намерениях друг друга, когда совет мира был между тем и другим. Либо,

Во-вторых, как аналогию, иллюстрирующую близость отношений между Христом и верующими. Это можно так связать с предыдущими словами: И знаю Моих, и Мои знают Меня, как Отец знает Меня, и Я знаю Отца; ср. с Иоан 17:21.

1. Как Отец знал Сына, и любил Его, и признавал Его Своим в Его страданиях, когда, как овца, веден Он был на заклание, так и Христос знает Своих овец и бдительно, с любовью, наблюдает за ними; Он будет с ними, когда они останутся одни, как и Его Отец был с Ним.

2. Как Сын знал Отца, любил Его, и был послушен Ему, и всегда делал то, что Ему угодно, доверяясь Ему как Своему Богу даже тогда, когда, казалось, Он покинул Его, так и верующие знают Христа, оказывая Ему свое послушание и доверие.

(б) Он знает тех, кто впоследствии должен будет приобщиться к Его стаду (ст. 16): Есть у Меня и другие овцы, на которых Я имею права и виды, которые не сего двора, не из Иудейской церкви, и тех надлежит Мне привесть. Заметьте:

[а] Христос имел в виду несчастных язычников. Он иногда говорил о Своей особой заинтересованности в погибших овцах дома Израилева; действительно, именно ими ограничивалось Его личное служение на земле; однако Он говорит: «Есть у Меня и другие овцы...» Те язычники, которые с течением времени должны будут уверовать в Христа и быть приведены в послушание Ему, названы здесь овцами, и о них говорится, что они есть у Него (хотя они еще не призваны и многие из них даже не рождены еще), потому что они были от вечности избраны Богом и даны Христу в советах Божественной любви. На основании дара Отца и совершенного Им Самим выкупа Христос имеет право на многие души, которыми Он пока еще не обладает; так, у Него было много людей в Коринфе, хотя в тот момент этот город лежал во зле Деян 18:10. «Есть у Меня и другие овцы, – говорит Христос, – Я ношу их в Своем сердце, Я уже как бы вижу их, Я настолько уверен в том, что они будут у Меня, как если бы Я уже имел их». Христос говорит о тех других овцах для того, чтобы,

Во-первых, снять с Себя то презрение, которое лежало на Нем, потому что у Него было незначительное число последователей, малое стадо, потому, что хотя Он был и добрым пастырем, однако очень бедным: «Но, – говорит Он – у Меня овец больше, чем вы видите».

Во-вторых, унизить гордость и тщеславие иудеев, считавших, что Мессия должен собрать всех Своих овец только из среды их одних. «Нет, – говорит Христос, – есть у Меня и другие овцы, которых Я помещу рядом с агнцами стада Моего, хотя вы и брезгуете поместить их рядом с псами стада вашего».

[б] Цели и намерения Его благодати в отношении тех овец: «И тех надлежит Мне привесть – привести домой к Богу, привести в Церковь, а для этого Мне нужно спасти их от тщетных блужданий, привести их назад, как ту пропавшую овцу» (Лук 15:5). Но почему Ему надлежало их привести? Почему это было необходимо?

Во-первых, потому, что этого требовала безысходность их положения: «Мне надлежит привести их, потому что в противном случае они окажутся брошенными на бесконечные блуждания, ибо они никогда не смогут вернуться сами и никто другой не сможет и не захочет при вести их».

Во-вторых, этого требовал Его собственный долг; Он должен был привести их, потому что в противном случае Он не исполнил бы порученного Ему дела и оказался бы неверен взятым на Себя обязательствам. «Они суть Мои, они были куп лены, и за них было уплачено, и потому Я не должен ни пренебрегать ими, ни оставлять их на погибель». Ему надлежит при весть с честью тех, кто был доверен Его попечению.

[в] Успех этого дела, его два результата.

Во-первых, «Они услышат голос Мой. Мой голос не просто будет слышен у них (они не слышали, потому и не могли поверить, теперь же звук Евангелия дойдет до концов земли), но он будет услышан ими; Я буду говорить и дам им услышать Меня». Вера происходит от слышания, и наше прилежное слушание голоса Христа является одновременно и средством, и доказательством приведения нас к Христу и через Него – к Богу.

Во-вторых, и будет одно стадо и один Пастырь. Поскольку есть только один Пастырь, постольку будет толь ко одно стадо. Иудеи вместе с язычника ми, после того как они обратятся к вере во Христа, будут соединены в одну Церковь, на равных правах, все вместе будут разделять ее привилегии, без всякого различия. Объединившись с Христом, они объединятся в Нем и между собой; два жезла станут одно в руке Господа.

Примечание. Как один пастырь объединяет под своим началом одно стадо, так и один Христос объединяет под Своим началом одну Церковь. Поскольку Церковь есть одно целое по своему составу, имеет над собой одну главу, животворится одним Духом и руководствуется одним правилом, постольку ее члены должны быть одно в любви и сердечной привязанности, Еф 4:3-6.

б. Принесением Себя в жертву за овец Христос дает еще одно доказательство того, что Он – пастырь добрый; этим Он еще больше доказал им Свою любовь, ст. 15, 17, 18.

(а) Он открыто говорит о Своем намерении умереть за Свое стадо (ст. 15): «Я жизнь Мою полагаю за овец». Он не про сто рисковал Своей жизнью ради них (в таком случае надежда сохранить ее могла бы оказаться на одних весах вместе со страхом потерять ее), но Он действительно отдавал ее и смирялся с необходимостью умереть, чтобы искупить нас; тЩун – Я полагаю ее как залог или как заклад, как расплачиваются наличными деньгами. Овцы, обреченные на заклание, приготовленные к жертвоприношению, были искуплены Кровью самого Пастыря. Он полагал Свою жизнь – йлёртсЗу прорабу – не только ради блага овец, но и вместо них. Тысячи овец были принесены за своих пастырей в жертву за грех; здесь же наблюдается удивительная противоположность: в жертву за овец приносится Пастырь. Когда Давид, пастырь Израиля, сам оказался виновен перед Богом и Ангел-губитель простер Свой меч на стадо за него, тогда он не без основания начал умолять: «...а эти овцы, что сделали они? пусть же рука Твоя обратится на меня...» (2Цар 24:17). Но Сын Давидов был безгрешным и непорочным, а Его овцы – чего только не сделали они? Однако Он говорит: «Пусть же рука Твоя обратится на Меня». Христос, по-видимому, ссылается здесь на следующее пророчество: «О, меч! поднимись на пастыря Моего...» (Зах 13:7);

хотя в настоящее время поражение пастыря послужит к рассеянию овец, тем не менее оно нацелено на собрание их в будущем.

(б) Он снимает поношение с креста, который для многих был камнем преткновения:

[а] Его отдача жизни Своей за овец была условием, исполнение которого давало Ему право на почести и полномочия Его высокого положения (ст. 17): «Потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою... Только на том условии, что Я становлюсь жертвой за избранный остаток, могу Я, как Посредник, рассчитывать на одобрение со стороны Отца и на предназначенную Мне славу». Он был от вечности возлюблен Своим Отцом не просто как Сын Божий, но и как Богочеловек, как Еммануил; Он потому был возлюблен Отцом, что взял на Себя обязательство умереть за овец; душа Бога потому благоволила к Нему как к избранному Своему, что Он проявил Себя в этом как Его верный раб (Ис 42:1);

поэтому Он сказал: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный...» Как сильно проявилась любовь Божья к человеку в том, что Он возлюбил Своего Сына более всего за то, что Тот возлюбил нас! Посмотрите, как высоко ценит Христос любовь Своего Отца, что, желая заслужить ее, был готов даже положить жизнь Свою за овец. Он считал, что Божья любовь обильно вознаградит Его за все Его служение и за все Его страдания; неужели же мы посчитаем ее недостаточной для того, чтобы вознаградить нас за наше служение и за наши страдания, и будем заискивать перед миром, чтобы его благоволение к нам компенсировало этот недостаток? «Потому любит Меня Отец (то есть Меня и все то, что посредством веры становится одно со Мной, Меня и то самое таинственное тело), что Я отдаю жизнь Мою».

[б] Он полагал жизнь Свою, чтобы опять принять ее: Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять ее.

Во-первых, это было действием любви Его Отца и первым шагом к Его возвышению, плодом этой любви. Поскольку Он был святым Божьим, Он не должен был увидеть тление, Пс 15:10. Бог слишком сильно возлюбил Его, чтобы оставить Его в могиле.

Во-вторых, отдавая жизнь Свою, Он имел в виду возможность открыться Сыном Божьим в силе через Свое воскресение, Рим 1:4. Применив Божественную стратегию (подобную той, которая была применена на подступах к Гаю, Иис. Нав 8:15), Он отступил перед смертью, будто пораженный ею, что бы с тем большей славой одержать победу над смертью и восторжествовать над могилой. Он полагал тело уничиженное, чтобы принять тело прославленное, достойное того, чтобы подняться в мир духов; полагал жизнь принадлежавшую этому миру, чтобы принять жизнь, принадлежащую иному миру, подобно пшеничному зерну, Иоан 12:24.

[в] Он исключительно добровольно шел на страдания и смерть (ст. 18): «Никто не отнимает, да и не может отнять у Меня жизнь против Моей воли, но Я Сам, добровольно полагаю ее, отдаю ее, совершая самостоятельный акт, ибо имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее (власть, которой человек не имеет)».

Заметьте здесь:

Во-первых, власть Христа как Господина жизни, в данном случае Его собственной жизни, которую Он имел в Самом Себе.

1. Он имел власть защитить Свою жизнь от всего мира, так что она не могла быть отнята у Него силой без Его согласия. Хотя жизнь Христа, казалось, была отнята у Него штурмом, однако, в действительности, она была сдана без боя, в противном случае она оказалась бы неприступной и никогда не была бы взята. Господь Иисус оказался в руках Своих гонителей не потому, что не мог избежать этого, но потому, что Он предал Себя в руки их, так как час Его пришел. Никто не отнимает ее у Меня. Это был такой вызов, какой никогда не был брошен ни одним даже самым отважным героем.

2. Он имел власть отдать Свою жизнь.

(1) Он мог это сделать. Он мог, когда хотел, развязать узел, связывающий вместе душу и тело, и без всякого насилия над Собой разъединить их; добровольно приняв тело, Он мог так же добровольно опять отдать его, что и случилось, когда Он, возопив громким голосом, предал дух.

(2) Он имел право это сделать iouoiav. Хотя мы и можем найти орудия жестокости, чтобы с их помощью покончить с собственной жизнью, тем не менее id possumus quod jure possumus – мы можем делать то и только то, что нам позволяет закон. Мы не свободны сделать это, а Христос имел верховную власть распоряжаться собственной жизнью так, как Он хотел. Он не был (как мы) должником ни жизни, ни смерти, но был совершенно sui juris.

3. Он имел власть опять принять ее, мы же такой власти не имеем. Наша жизнь, отданная однажды, – как вода, вылитая на землю, но когда Христос отдавал Свою жизнь, она все так же оставалась в Его распоряжении, Он мог вызвать ее и снова принять. Расставаясь с ней посредством добровольной отдачи, Он мог по желанию ограничить продолжительность этой отдачи; это Он и сделал, воспользовавшись властью отмены, что было необходимо для достижения тех целей, ради которых и совершалась эта отдача.

Во-вторых, благодать Христа: поскольку никто не мог потребовать Его жизни по закону или отобрать у Него силой, то Он Сам отдал ее ради нашего искупления. Он предложил Себя в качестве Спасителя: «Вот, иду...», а затем, ввиду нашего безысходного положения, предложил Себя в качестве жертвы: «Вот Я – оставьте их, пусть идут». По сей-то воле освящены мы, Евр 10:10. Он был одновременно приносящим жертву и самой этой жертвой, полагая Свою жизнь, Он приносил в жертву Себя Самого.

[г] Все это Он делал по ясному указанию и определению Своего Отца, разрешая тем самым окончательно все дело: Сию заповедь получил Я от Отца Моего. Это не было заповедью, обязывающей Его делать что-то прежде Его добровольного решения; это заповедь была законом посредничества, который Он желал записать в сердце Своем, исполнить волю Божью согласно этому закону было наслаждением для Него, Пс 39:9.

Стихи 19-21. Здесь мы находим описание различных настроений и мнений людей о Христе, поводом для которых послужила предыдущая беседа; в их среде произошло разделение, раскол; их мнения разделились, и это накалило страсти и вызвало появление партий. Такое брожение в их среде имело место и в прошлом (Иоан 7:43; 9:16), а там, где однажды произошло разделение, легко возникает новое. Трещины образуются быстрее, чем их успевают замазывать. Разделение было вызвано словами Христа, которые, казалось бы, должны были объединить всех их вокруг Христа как общего центра; однако они вызвали конфликт между ними, как Христос и предсказывал, Лук 12:51. Но пусть лучше лют разделяются в мнениях относительно учения Христова, чем объединяются в служении греху, Лук 11:21. Остановимся более подробно на их разногласиях.

I. Одни по поводу беседы Христа плохо отзывались как о Нем, так и о Его словах, выражая свои мнения либо открыто перед лицом всего собрания (ибо Его враги были людьми очень дерзкими), либо в тайне между собой. Они говорили: «Он одержим бесом и безумствует; что слушаете Его?»

1. Его порицают как одержимого. Худшая из характеристик дается лучшему из людей. Он – сумасшедший, Он безумствует и говорит что-то бессвязное, Его слова нужно воспринимать не иначе, как бредни умалишенного. Точно так же, когда кто-либо серьезно и настойчиво проповедует о загробном мире, о нем обязательно будут говорить, что он фанатик, и его поведение будут приписывать бурной фантазии, разгоряченному рассудку и больному воображению.

2. Его слушателей высмеивают: «Что слушаете Его? Зачем поощряете Его, внимая тому, что Он говорит?»

Примечание. Сатана губит многих людей, внушая им отвращение к слову и таинствам представляя их как немощные и бессмысленные, недостойные того, чтобы соблюдать их. Люди не потерпели бы, если бы их стали высмеивать за пищу, необходимую для поддержания их жизни, и тем не мене они терпят, когда их высмеивают за то, что гораздо нужнее им. Слушающие Христа и растворяющие слышанное верой вскоре окажутся способными дать хороший отчет о том, зачем они слушают Его.

II. Другие встали на защиту Его и сказанного Им слова, осмелившись идти против общего течения, хотя оно было весьма сильным; возможно, они и не веровали в Него как в Мессию, и тем не менее не могли переносить того, как Его поносили. Если они и не могли сказать о Нем ничего больше, то одно готовы были с уверенностью утверждать – что Он в Своем уме, что Он не одержим бесом, не безумствует и не делает ничего постыдного. Самые бессмысленные и безрассудные укоры, нередко бросавшиеся в адрес Христа и Его Евангелия, побуждали встать на их защиту тех, кто до этого не выражал особой любви ни к Нему Самому, ни к Его учению. Они защищают два положения:

1. Превосходство Его учения: «Это слова не бесноватого; это не пустые слова; умалишенным не свойственно так говорить. Это не слова того, кем насильно овладел бес или кто сам по доброй воле вступил в союз с диаволом». Если христианство не является истинной религией, то оно, определенно, является величайшим мошенничеством, когда-либо навязанным миру; и если это так, то оно должно быть от диавола, отца всякой лжи; но одно не вызывает сомнений, что учение Христа не есть учение бесов, ибо оно напрямую направлено против царства диавола, а сатана слишком умен для того, чтобы разделиться в самом себе. В словах Христа заключено столько святости, что можно легко заключить – это слова не бесноватого, а, следовательно, Того, Кто был послан от Бога; эти слова не из ада, а потому они должны быть с небес.

2. Силу Его чудес: «Может ли бес, то есть человек, в котором есть бес, отверзать очи слепым?» Ни умалишенные, ни развращенные не могут творить чудеса. Бесы не являются такими властелинами над силами природы, чтобы быть способными творить такие чудеса; не являются они и такими друзьями человечества, чтобы желать творить их, если бы это было в их силах. Диавол скорее ослепит глаза человека, нежели откроет их. Поэтому Иисус был не бесноватый.

Стихи 22-38. Здесь мы находим описание еще одного столкновения между Христом и иудеями, имевшего место в храме; трудно сказать, что в нем достойно большего изумления: слова благодати, вышедшие из Его уст, или слова, полные ненависти, вышедшие из их уст.

I. Здесь указано время этой встречи: На стал же тогда в Иерусалиме праздник обновления, и была зима. Это был праздник, который по согласию ежегодно соблюдался в память об освящении нового жертвенника и очищении храма Иудой Маккавеем, которые перед этим были осквернены. Эти со бытия подробно описаны в истории Маккавеев (1 Макк. 4), имеется также пророчество об этом, Дан 8:13,14. Дополнительную информацию об этом празднике см. в 2Макк 1:18. Возвращение их былой независимости было для них как воскресение из мертвых, и в память об этом они еже годно отмечали праздник, который начинался двадцать пятого числа месяца кислева, выпадающего на начало декабря, и продолжался в течение семи дней. Празднование этого праздника не ограничивалось Иерусалимом, как это было в случае Божественных праздников, но каждый праздновал его в своем месте, не как день святой (только Божественное установление может освящать день), но как день праздничный, подобно дням праздника Пурим, Есф 9:19. Христос планировал быть в Иерусалиме в это время, не в честь праздника, который не требовал Его присутствия на нем, но с той целью, чтобы использовать эти восемь выходных дней для благих целей.

II. Место этой встречи (ст. 23): И ходил Иисус в храме, в притворе Соломоновом, называемом так (Деян 3:11) не потому, что его построил Соломон, а потому, что он был построен на том самом месте, где некогда находился притвор, носивший его имя в первом храме, и ради репутации нового притвора сохранили это имя. Христос ходил в этом притворе, чтобы иметь возможность наблюдать за тем, как работает великий синедрион, который там заседал (Пс 81:1);

Он ходил, готовый выслушать всех, кто бы ни обратился к Нему, и предложить им Свои услуги. В продолжение какого-то времени Он, кажется, ходил один, как человек, на которого не обращают внимания; ходил задумчивый, предвидя разрушение храма. Желающие сказать что-либо Христу могут найти Его в храме и походить с Ним в нем.

III. Сама встреча, в которой можно заметить следующее:

1. Иудеи задают Ему важный вопрос, ст. 24. Они обступили Его, чтобы докучать Ему; Он искал случая сделать им добро, а они воспользовались случаем сделать Ему зло. Когда кому-нибудь платят злом за добро, это не такое уж редкое и необычное воздаяние. Он не мог насладиться пребыванием в храме, в доме Своего Отца, без помех. Они подошли к Нему, так сказать, осаждая Его, окружили Его, как пчелы. Они подошли к Нему, как бы имея одно общее, единодушное желание получить разъяснение, как подходит человек, претендующий на беспристрастное и настойчивое искание истины, но в действительности они задумали совершить широкомасштабное нападение на нашего Господа Иисуса. Они говорят от лица своего народа, как если бы были устами всех иудеев: «Долго ли Тебе держать нас в недоумении? если Ты Христос, скажи нам...»

(1) Они придираются к Нему, как будто Он до сих пор несправедливо держал их в неведении. Trjv фиЛг]у ificov mpsig; – Долго ли еще Ты будешь обольщать наши сердца? Или: завладевать нашими душами? Так некоторые понимают эти слова, как оскорбительно указывающие на то, что Он завоевывал любовь и уважение народа не честным путем, не прямыми методами, но как Авессалом, который вкрадывался в сердца мужей израильских, и как соблазнители, обольщающие сердца простодушных, чтобы увлечь учеников за собою, Рим 16:18; Деян 20:30. Но большинство толкователей понимают эти слова так же, как и мы: «Долго ли Тебе держать нас в недоумении? Долго ли еще нам продолжать спорить о том, Христос Ты или нет, оставаясь неспособными разрешить этот вопрос?»

[1] То, что они по-прежнему были раздираемы сомнениями относительно того, Христос ли Он, даже после того, как наш Господь Иисус так исчерпывающе это доказал, было результатом их неверия и предрассудков; они упорно колебались в этом вопросе, тогда как легко могли бы удостовериться в нем. Происходила борьба между их убеждениями, говорившими им, что Он Христос, и их испорченной природой, говорившей «нет», потому, что Он был не таким Христом, какого они ждали. Желающие быть скептиками могут, если пожелают, попытаться удержать равновесие, так чтобы самые убедительные доводы не перевесили самых ничтожных возражений, однако весы все равно покажут им, что тяжелее.

[2] Это было наглостью и высокомерием с их стороны, что они возлагали вину за свое недоумение на Самого Христа, как если бы это Он держал их в нем Своей непоследовательностью, тогда как на самом деле они сами держали себя в недоумении, предаваясь своим предрассудкам. Если изречения Мудрости кажутся нам сомнительными, то винить в этом следует не рассматриваемый предмет, а рассматривающее око; все они ясны для разумного. Христос хотел бы сделать нас верующими, мы сами себя держим в недоумении.

(2) Они настаивают на том, чтобы Он дал прямой и недвусмысленный ответ на вопрос о том, Мессия Он или нет: «Если Ты Христос, во что верят многие, скажи нам прямо, не в притчах, таких, как: «Я свет миру...» и «Я есмъ пастырь добрый...», и в других, подобных им, a totidem verbis – в нескольких словах: либо Ты Христос, либо, как Иоанн Креститель сказал о себе, Ты не Христос» (Иоан 1:20). Этот их настойчивый вопрос казался вполне доброжелательным; они показывали вид, будто хотят познать истину, как бы готовые принять ее; но в действительности он был крайне недоброжелательным и был задан со злым умыслом; ибо если бы Он сказал им прямо, что он Христос, то уже ничего другого больше не понадобилось бы им для того, чтобы сделать Его ненавистным для ревнивого и строгого римского правительства. Все знали, что Мессия должен быть Царем, а потому всякий, кто претендовал на звание Мессии, преследовался как изменник. Именно это и было их конечной целью, ибо если бы Он сказал им прямо, что Он Христос, то они уцепились бы за эти Его слова, чтобы повторить то, что они сказали уже однажды (Иоан 8:13): «Ты Сам о Себе свидетельствуешь...»

2. Ответ Христа на этот вопрос, в котором:

(1) Он оправдывает Себя как совершенно непричастный к их неверию и скептицизму, отсылая их:

[1] К тому, что Он сказал прежде: «Я сказал вам...» Он уже говорил им, что Он Сын Божий и Сын Человеческий, что Он имеет жизнь в Самом Себе, что Ему дана власть производить и суд, и так далее. Неужели после этого Он не Христос? Он сказал им это, а они не поверили; зачем же еще говорить им то же самое? Чтобы просто удовлетворять их любопытство? Яне верите. Они хотели показать, будто сомневаются, но Христос говорит им, что они не поверили сказанному. Скептицизм в религии ничем не лучше явного неверия. Не нам учить Бога тому, как Он должен учить нас, и не нам указывать Ему, насколько прямо Он должен открывать нам Свои намерения. Напротив, нам следует быть благодарными Ему за то Божественное откровение, какое мы имеем от Него. Если мы не верим ему, то ничто не может убедить нас, как бы ни старались нам потакать.

[2] Он отсылает их к Своим делам, к примеру собственной жизни, которая была не только совершенно чистой, но и в высшей степени благодетельной, она составляла одно целое с Его учением. В частности, Он отсылает их к Своим чудесам, которые Он совершал в подтверждение Своего учения. Не могло быть никакого сомнения в том, что никакой человек не может творить эти чудеса, если не будет с ним Бог, а Бог не будет подтверждать обмана.

(2) Он осуждает их за их упорство в неверии, несмотря на самые сильные и убедительные аргументы: «Вы не верите», – и опять: «Вы не верите». Он как бы говорит: «Вы и теперь такие же, какими были всегда, упорные в своем неверии». Но причина, которой Он объясняет это неверие, удивительна: «Вы не верите, ибо вы не из овец Моих. Вы не верите Мне, потому что вы не принадлежите Мне».

[1] «Вы не расположены сделаться Моими последователями, вы не поддаетесь обучению, вы не склонны к тому, чтобы принять учение и закон Мессии; вы не хотите пастись вместе с Моими овцами, не хотите прийти и увидеть, прийти и слушать Мой голос». Глубоко укоренившиеся враждебность и антипатия к Евангелию Христа суть узы беззакония и неверия.

[2] «Вы не предназначены к тому, чтобы быть Моими последователями; вы не из тех, кого Мой Отец дал Мне, чтобы Я ввел их в благодать и славу. Вы не из числа избранных, и ваше неверие в случае, если вы и дальше будете в нем упорствовать, будет служить очевидным доказательством того, что вы не суть избранные».

Примечание. Те, кому Бог никогда не дает дара веры, никогда не предназначались для неба и блаженства. То, что Соломон говорит о безнравственном поведении, верно и в отношении неверия. Оно есть глубокая пропасть; на кого прогневается Господь, тот упадет туда, Прит 22:14. Non esse electum, non est causa incredulitatis proprie dicta, sed causa per accidens. Fides autem est donum Dei et effectus praedestinationis – Heсопричисленность к избранным есть не собственная причина неверия, а просто побочная причина. Вера же есть дар Божий и следствие предопределения. Такое хорошее разграничение проводит здесь Янсений.

(3) Пользуясь данным поводом, Он описывает расположение к благодати и блаженное состояние тех, кто относится к Его овцам; ибо таковые существуют, хотя это не они.

[1] Чтобы убедить их в том, что они не являются Его овцами, Он говорит им о качествах, отличающих Его овец.

Во-первых, они слушаются голоса Его (ст. 27), ибо знают, что это Его голос (ст. 4), и Он позаботится о том, чтобы они услышали его, ст. 16. Они различают его: Это голос возлюбленного Моего! (Песн 2:8). Они наслаждаются им и пребывают в своей стихии, когда сидят у Его ног и слушают слово Его. Они поступают в соответствии с ним и делают его правилом для себя. Христос не считает Своими овцами тех, кто глух к Его призывам, глух к Его заклинаниям, Пс 57:6.

Во-вторых, они идут за Ним; они покоряются Его водительству, проявляя добровольное послушание всем Его повелениям и радостное сообразование с Его духом и образом поведения. Следуй за мной – так звучит повеление. Мы должны смотреть на Него как на нашего руководителя и капитана и идти по Его следам, ходить так, как Он ходил, – следовать предписаниям Его слова, указаниям Его провидения и водительству Его Духа, идти за Агнцем (dux gregis – предводителем стада), куда бы Он ни пошел. И если мы не идем за Ним, то напрасно тогда слушаем мы Его голос.

[2] Чтобы убедить их в том, как велика их беда и несчастье, потому что они не являются овцами Христа, Он описывает блаженное состояние и положение тех, кто ими является; это должно послужить также поддержкой и утешением для Его бедных, презренных последователей и предохранить их от чувства зависти силе и знатности тех, кто не из Его овец.

Во-первых, наш Господь Иисус знает Своих овец: «Они слушаются голоса Моего, и Я знаю их». Он отличает их от других (2Тим 2:19) и уделяет особое внимание каждой из них (Пс 33:7);

Он знает их нужды и желания, знает, когда души их в бедствии, знает, где найти их и что сделать для них. Других Он знает издали, а их Он знает вблизи.

Во-вторых, Он уготовал им блаженство, соответственное им: Я даю им жизнь вечную, ст. 28.

1. Они наделяются богатым и ценным наследием; это – жизнь, вечная жизнь. Человек имеет живую душу, поэтому уготованное ему блаженство есть жизнь, отвечающая его природе. Человек имеет бес смертную душу, поэтому уготованное ему блаженство есть вечная жизнь, текущая параллельно с его временной жизнью. Жизнь вечная есть блаженство, наивысшее благо бессмертной души.

2. Эта жизнь сообщается им совершенно даром: Я даю ее им; она не покупается и не продается по оценке, но дается бесплатно по благодати Иисуса Христа. Ее Даятель имеет власть давать ее. Тот, Кто является источником жизни и Отцом вечности, дал Христу власть давать жизнь вечную, Иоан 17:2. Он не говорит: «Я дам ее», но: «Я даю ее», как дар, имеющийся налицо. Он дает гарантию ее, задаток и залог ее, начаток и предвкушение ее в той духовной жизни, которая есть начало вечной жизни, небо в семени, в почке, в зародыше.

В-третьих, Он поручился за их безопасность и сохранность до дня обретения ими этого блаженства.

а. Они будут спасены от вечной погибе ли. Они ни в коем случае не погибнут вовек; таково значение сказанных Им слов. Как существует вечная жизнь, так существует и вечная погибель; душа не уничтожается, а гибнет; само ее бытие продолжается, но она безвозвратно лишается утешения и блаженства. Все верующие спасены от этого; какие бы страдания им ни пришлось претерпеть, на суд они не придут. Человек не является погибшим до тех пор, пока не окажется в аду, а они никогда не сойдут в него. Пастухи, имеющие большие стада, часто теряют некоторых из овец и оставляют их погибать, а Христос связал Себя обещанием, что ни одна из Его овец не погибнет.

б. Они не могут лишиться своего вечно го блаженства; оно сохраняется, а Тот, Кто дает им его, сохраняет их для него. (а) Их оберегает Его могущество: И никто не может похитить их из руки Моей. Здесь пред полагается, что эти овцы становятся предметом горячего спора. Пастырь так поглощен заботой об их благополучии, что держит их не только в Своем стаде и под Своим при смотром, но и в Своей руке – они пользуются Его особой любовью и находятся под Его особой защитой (все святые Его в руке Его, Втор 33:3). Однако их враги так дерзки, что пытаются похитить их из Его руки, руки Того, Кому они принадлежат и Кто о них заботится, но они не могут этого сделать и не сделают.

Примечание. Находящиеся в руках Господа Иисуса находятся в полной безопасности. Святые сохранены Иисусом Христом, и их спасение зависит не от них, а от Посредника. Фарисеи и начальники делали все, что было в их силах, чтобы запугать учеников Христа и страхом заставить их отстать от Него, выговаривая и угрожая им, но Христос говорит, что они не одержат победы.

(б) Могущество Его Отца также обеспечивает их сохранность, ст. 29. Христос в настоящее время пришел в немощи, и чтобы Его гарантии безопасности не посчитали по этой причине недостаточными, Он ссылается на Своего Отца как на еще одного гаранта безопасности. Заметьте:

[а] Могущество Отца: Отец Мой больше всех, больше всех прочих друзей Церкви, всех других пастырей, судей или служителей и способен сделать для них то, что они не могут. Эти пастыри дремлют и спят, и из их рук нетрудно похитить овец, а Он день и ночь охраняет Свое стадо. Он больше всех врагов Церкви, всех тех сил, которые восстают против ее интересов, и способен защитить Своих от всех их нападок; Он больше всех объединенных сил земли и ада. Он мудрее древнего змея, хотя тот и известен своей хитростью; сильнее великого красного дракона, хотя имя ему – легион и титул его начальства и власти. Диавол и ангелы его не раз переходили в наступление, прилагали немалые усилия в борьбе за свое господство, но еще ни разу не одержали победы, Отк 12:7,8. Силен в вышних Господь.

[б] Заинтересованность Отца в овцах, ради которой Его могущество и защищает их: «Отец Мой дал Мне их, и Он всерьез обеспокоен тем, чтобы защитить Свой дар». Они были отданы Сыну, чтобы через Него управлять ими, и потому Бог желает и дальше присматривать за ними. Все Божественное могущество направлено на исполнение всех Божественных советов.

[в] Сохранность святых как следствие первых двух положений. Если все это так, то никто (ни человек, ни диавол) не может похитить их из руки Отца, не может ни лишить их благодати, которую они имеют, ни помешать им войти в ту славу, которая им определена; никто не может ни вывести их из-под защиты Божьей, ни подчинить их своей собственной власти. Христос Сам испытал на Себе то, как сила Его Отца поддерживала и укрепляла Его, и потому Он вверяет в Его руку и всех Своих последователей. Кто позаботился о сохранении славы для Искупителя, Тот позаботится о сохранении славы и для искупленных. В целях еще большего подтверждения гарантий этой безопасности, чтобы овцы Христа имели тем большее утешение, Он делает заявление о союзе, объединяющем эти две стороны: «Я и Отец – одно, Мы прилагаем совместные и личные усилия, направленные на защиту святых и их совершенствование». Это означает больше, чем только гармонию, согласие и доброе сотрудничество между Отцом и Сыном в деле искупления человека. Всякий добродетельный человек составляет одно целое с Богом и действует с Ним сообща; следовательно, данные слова означают единство природы Отца и Сына, то, что Они являют Собой одно и то же в Своей сущности и равны друг другу по Своей силе и славе. Отцы Церкви отстаивали эту истину как против последователей Савелия, доказывая индивидуальность и множественность личностей и убеждая их в том, что Отец и Сын суть две Личности, так и против последователей Ария, доказывая единство сущности Божества и убеждая их в том, что эти две Личности суть одно. Если бы мы умолчали, утаив этот истинный смысл сказанных Им слов, то даже те камни, которые иудеи взяли, чтобы бросить на Него, возопили бы, ибо иудеи поняли Его, что Он делал Себя Богом (ст. 33), и Он не отрицал этого. Он доказывает, что никто не может похитить их из Его руки, потому что невозможно похитить их из руки Отца, что, впрочем, не было бы столь убедительным доводом, если бы Сын не имел такого же всемогущества, что и Отец, и, следовательно, не был одно с Ним в сущности и действиях.

IV. Ярость и возмущение иудеев, вызванные этими словами Христа. Тут опять иудеи схватили каменья..., ст. 31. Здесь употреблено не то же самое слово, что в Иоан 8:59, а другое – ёраотаоау Шоод, указывающее на то, что они принесли с собой каменья, большие камни, имевшие большой вес, которыми побивали преступников. Они принесли их откуда-то издалека, как бы приготавливая все необходимое для того, чтобы казнить Его без суда и следствия, как если бы Он был признан виновным в богохульстве на основании всем совершенно известного факта, не требующего никакого дополнительного расследования. Нелепость этого выпада, совершенного иудеями против Христа, станет очевидной, если принять во внимание следующее:

1. Они потребовали в повелительном тоне (чтобы не сказать – в дерзком), чтобы Он прямо сказал им, Христос Он или нет; и несмотря на это, теперь, когда Он не только сказал, что Он – Христос, но и доказал это, они осудили Его как преступника. Когда проповедники истины предлагают эту самую истину скромно, их называют трусами, когда же они предлагают ее смело, их называют дерзкими, наглыми; но оправдана премудрость чадами ее.

2. Когда однажды в прошлом они предприняли подобную же попытку побить Его камнями, она не увенчалась успехом: Он скрылся, прошед посреди них (Иоан 8:59);

однако они повторяют свою неудавшуюся попытку. Дерзкие грешники бросают в небо камни, несмотря на то что они, возвращаясь, падают на собственные их головы, и усиливаются против Всемогущего, несмотря на то что еще никто никогда не преуспел, ожесточаясь против Него.

V. Христос мягко укоряет их за проявленное ими возмущение, ст. 32. Иисус отвечал им на их действия, ибо мы не находим того, чтобы они что-нибудь говорили, разве только они, возможно, возбуждали толпу, которую собрали вокруг Него, чтобы она поддержала их криками: «Побить Его камнями! Побить Его камнями!», как впоследствии она же ревела: «Распни Его! Распни Его!» Он мог бы ответить им огнем с неба, но Он кротко возразил: «Много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня камнями?» В этих словах столько нежности, что, казалось бы, они должны были расплавить и каменное сердце. Имея дело со Своими врагами, Он по-прежнему использовал в качестве доводов Свои дела (о людях судят по их поступкам), Свои добрые дела – кaa spya, – превосходные, выдающиеся дела. Словосочетание opera eximia vel praeclara означает как великие дела, так и добрые дела.

1. Божественная сила Его дел обличала их в их упорном неверии. Это были дела от Отца Его, которые настолько превосходили возможности физического мира и его законы, что они с очевидностью доказывали, что Сотворивший их был послан от Бога и действовал по поручению от Него. Он показал им эти дела, Он творил их перед народом открыто, а не в углу. Его дела могли выдержать испытание и заслужить одобрение самых пытливых и беспристрастных зрителей. Он не показывал Своих дел при свечах, как те, кто устраивает спектакль, но Он показывал их миру при свете дня, Иоан 18:20. См. также Пс 110:6. Его дела так неопровержимо доказывали, что они были неоспоримым доказательством законности Его полномочий.

2. Божественная благодать Его дел обличала их в самой низкой неблагодарности. Дела, которые Он творил среди них, были не только чудесами, но и милостями, не только делами чудотворения, которые изумляли их, но и делами любви и доброты, которые несли им добро и тем самым делали добрыми их самих, а Его делали дорогим для них. Он исцелял больных, очищал прокаженных, изгонял бесов, что было благодеянием не только для самих заинтересованных лиц, но и для всего общества. Он неоднократно повторял и умножал эти дела: «За которое из них хотите побить Меня камнями? Вы не можете сказать, что Я чем-либо навредил вам или вызвал в вас справедливое раздражение; поэтому если вы желаете со Мной поссориться, то это может быть только за какое-нибудь доброе дело, за какую-нибудь добрую услугу, оказанную вам; тогда скажите Мне, за что?»

Примечание.

(1) Ужасная неблагодарность, существующая в наших грехах против Бога и Иисуса Христа, одновременно усугубляет и делает их крайне грешными. Посмотрите, что говорит Бог по этому поводу, Втор 32:6; Иер 2:5; Мих 6:3.

(2) Мы не должны удивляться тому, когда встречаем тех, кто не только ненавидит нас без причины, но и выступает противниками нашей любви к ним, Пс 34:12; 40:10. Когда Он спрашивает: «За которое из них хотите побить Меня камнями?» – Он тем самым обнаруживает Свою глубокую удовлетворенность собственной невиновностью, которая дает человеку мужество устоять в день страданий и заставляет его гонителей задуматься над истинной причиной их вражды и задать самим себе вопрос (который должны задавать себе все причиняющие неприятности своему ближнему): «Зачем мы преследуем Его?» Как советовал сделать своим друзьям Иов, Иов 19:28.

VI. Защита иудеями своих нападок на Христа и причина, которой они обосновывают свои преследования Его, ст. 33. Какой грех не сможет покрыть себя смоковными листьями, если даже кровожадные гонители Сына Божьего смогли найти нечто в оправдание себя?

1. Они не хотели прослыть врагами собственного народа, преследующими Его за доброе дело: «Не за доброе дело хотим побить Тебя камнями...» Действительно, они едва ли считали какое-либо из Его дел добрым. Случаи исцеления Им расслабленного (Иоан. 5) и слепого (Иоан. 9) были настолько далеки от того, чтобы они посчитали их добрыми делами для города, достойными похвалы, что, напротив, были расценены как преступления закона, потому что были совершены Им в субботу. Но даже если Он и сделал какие-то добрые дела, они ни за что не признались бы в том, что за них хотят побить Его камнями, хотя именно они больше всего их и раздражали, Иоан 11:47. Таким образом, их невозможно было заставить признать нелепость своих возражений, хотя она была крайне нелепой.

2. Они хотели прослыть друзьями Бога и Его славы, преследующими Христа за богохульство: «...за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом». Здесь выступают:

(1) Притворная ревность о законе. Они как будто очень сильно переживают за честь Божьего величия и охвачены благоговейным ужасом при виде того, как, по их представлениям, ее оскорбляют. Богохульника следовало побить камнями, Лев 24:16. Это постановление закона, думали они, не только оправдывает, но и освящает то, что они пытались предпринять, см. Деян 26:9.

Примечание: самые негодные поступки часто прикрываются благовидными предлогами. Как нет ничего отважнее хорошо осведомленной совести, так и нет ничего неистовее заблуждающейся совести. См. также Ис 66:5; Иоан 16:2.

(2) Истинная враждебность к Евангелию. Они не могли оскорбить его сильнее, чем представив Христа богохульником. Нет ничего нового в том, что самых лучших людей представляют в самом худшем свете те, кто наихудшим образом обращается с ними.

[1] Преступлением, в котором Его обвинили, было богохульство, то есть укоризненные и злобные высказывания о Боге. Сам Бог недосягаем для грешника и Ему невозможно причинить какой бы то ни было реальный ущерб; поэтому враждебность к Богу изрыгает свой яд на Его имя, проявляя этим свою ненависть к Нему.

[2] Доказательство этого преступления: «...Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом». Слава Божья состоит в том, что Он Бог, и мы отнимаем у Него ее, когда унижаем Его до равенства с нами, людьми; слава Его состоит также в том, что нет иного, кроме Него, и мы лишаем Его этой славы, когда возвышаем себя или какое бы то ни было творение до равенства с Ним. Итак,

Во-первых, они были правы в том, что сказанное Христом о Себе было равносильно утверждению, что Он Бог, ибо Он сказал, что Он и Отец – одно и что Он дает жизнь вечную. Христос не отрицает этого, что Он, несомненно, сделал бы, если бы из Его слов был сделан ошибочный вывод.

Но, во-вторых, они глубоко заблуждались, считая Его простым человеком и думая, что Его претензии на звание Божества незаконны и являются Его собственным измышлением. Они считали абсурдом и нечестием то, чтобы такой Человек, как Он, бедный, слабый, презренный, мог исповедовать Себя Мессией и приписывать Себе почести, подобающие Сыну Божьему. Заметьте:

1. Кто говорит, что Иисус – это простой человек, что Он был просто создан Богом, как утверждают социнианцы, те, в сущности, обвиняют Его в богохульстве, но при этом открыто изобличают в нем себя самих.

2. Кто, будучи человеком, грешным человеком, делает себя богом, как это делает Папа, заявляющий свои права на Божественные авторитет и прерогативы, тот, бесспорно, является богохульником, а богохульник есть антихрист.

VII. Ответ Христа на обвинение иудеев (ибо так они защищали себя) и оправдание Им Своих претензий, которые были вменены Ему в вину как богохульные, ст. 34 и далее; Он доказывает, что не является богохульником, с помощью двух доводов:

1. Довод, имеющий в своем основании Слово Божье. Он апеллирует к тому, что было написано в законе их, то есть в Ветхом Завете; кто бы ни выступал против Христа, Он уверен в том, что Писание находится на Его стороне. Написано (Пс 81:6): «Я сказал: вы – боги...» Это аргумент типа a minore ad majus – от меньшего к большему. «Если они были богами, тем более Я являюсь таковым». Заметьте:

(1) Как Он объясняет этот текст (ст. 35): «...Он назвал богами тех, к которым было слово Божье, и не может нарушиться Писание...» К ним было послано слово Божье в виде поручения, определившего их на служение судей, и потому они названы богами, Исх 22:28. К одним слово Божье обращалось непосредственно, как к Моисею; к другим – путем установления должности. Судейство есть Божественное установление, и судьи суть Божьи представители, и потому Писание называет их богами; и мы уверены в том, что Писание не может нарушиться, или быть нарушено кем-либо, и никто не может найти в нем ошибок. Всякое слово Божье верно; даже стиль и язык Писания совершенны и не нуждаются в исправлении, Мф 5:18.

(2) Как Он применяет его. Нетрудно видеть, в общем, что осудившие Христа как богохульника потому только, что Он назвал Себя Сыном Божьим, поступили весьма неразумно и поспешно так как они сами называли богами своих судей и Писание давало им право так их называть. Однако приведенный Христом аргумент простирается еще дальше (ст. 36): если судей называли богами, потому что им было поручено отправлять правосудие в народе, то Тому ли, Которого Отец освятил... вы говорите: «богохульствуешь»? Здесь мы можем заметить следующие два момента относительно Господа Иисуса:

[1] Отец оказал Ему честь, которой Он справедливо хвалится: Он освятил Его и послал в мир. Судьи были названы сынами Божьими, хотя к ним слово Божье было только послано и дух управления сходил на них в ограниченной мере, как на Саула; но наш Господь Иисус Сам был Словом и имел Духа без меры. Судьи ставились над отдельной страной, городом или народом, а Он был послан в мир, наделенный универсальными полномочиями, как Господь всего. К ним было послано слово, как к людям, находящимся на расстоянии; Он же был послан как существовавший с Богом от вечности. Отец освятил Его, то есть определил и отделил Его на служение Посредника, наделил Его способностями и качествами, необходимыми для совершения этого служения. Освящение Его значит то же, что и запечатление, Иоан 6:27.

Примечание: кого Отец посылает, тех Он и освящает; кого Он определяет на служение святым целям, тех Он и подготавливает, влагая в них святые принципы и устремления. Святой Бог не наградит и, следовательно, не наймет потрудиться для Него никого, кроме тех, кого Он найдет или сделает святым. Тот факт, что Отец освятил и послал Его, приводится здесь в подтверждение того, что Он имел достаточные основания называть Себя Сыном Божьим; ибо потому, что Он был Святое, Он и был наречен Сыном Божьим, Лук 1:35. См. также Рим 1:4.

[2] Иудеи оказали Ему бесчестье, на которое Он справедливо жалуется, а именно: исполненные нечестия, они сказали о Том, Кого Отец так возвеличил, что Он богохульник, потому что Он назвал Себя Сыном Божьим: «Тому ли вы говорите так-то и так-то? Да как вы смеете так говорить? Как смеете вы открывать уста свои против неба? Какие надо иметь медные лбы, чтобы сказать Богу истины, что Он лжец, или обвинить Всеправедного! Посмотрите Мне в глаза и ответьте, если можете. Как? неужели это вы о Сыне Божьем говорите: Он богохульник?» Если бы так сказали бесы, которых Он пришел осудить, то это было бы не так удивительно, но как могли говорить такое люди, которых Он пришел научить и спасти? О, подивитесь сему небеса! Вот что говорит упрямое неверие: оно, в сущности, называет святого Иисуса богохульником. Трудно сказать, чему следует удивляться больше – тому ли, что люди, живущие дыханием Божьим, способны говорить подобное, или же тому, что эти люди продолжают еще жить дыханием Божьим. Беззаконие человека и терпение Бога как бы соревнуются друг с другом в том, чтобы заслужить большее удивление.

2. Довод, имеющий в своем основании Его дела, ст. 37, 38. Своим предыдущим доводом Он ответил только на обвинение Его в богохульстве, применив для этого логическую тактику ad hominem – обращения собственных доводов обвинителя против него самого; здесь же Он разъясняет суть Своих претензий и доказывает, что Он и Отец – одно (ст. 37, 38): «Если Я не творю дел Отца Моего, не верьте Мне...» Хотя Он мог бы справедливо оставить этих богохульствующих негодяев как неизлечимо больных, однако Он снисходит до рассуждения с ними. Заметьте:

(1) На чем Он основывает Свои доводы – на Своих делах, на которые Он часто ссылался как на Свои верительные грамоты и доказательства, подтверждающие подлинный характер Его миссии. Он доказал, что послан от Бога, Божественностью Своих дел, так и мы должны доказать, что состоим в союзе с Христом, нашим христианством.

[1] Этот довод является очень убедительным, ибо дела, которые Он творил, были делами Его Отца которые мог сотворить только Отец и которые не могли быть сотворены силами природы, без вмешательства сверхъестественной силы суверенного Бога природы. Opera Deo propria – дела, присущие Богу, и opera Deo digna – дела, достойные Бога, – суть дела, совершаемые Божественной силой. Тот, Который может распоряжаться законами природы, отменять, изменять их и господствовать над ними по Своему усмотрению и Своей властью, несомненно, является тем суверенным Царем, Который вначале учредил и постановил эти законы. Этот аргумент получал свое подтверждение и после того, как Христос ушел, через те чудеса, которые совершали апостолы во имя Его и Его властью.

[2] Он приводится с такой честностью, какую только можно желать, и предлагается на обсуждение.

Во-первых: «Если Я не творю дел Отца Моего, не верьте Мне...» Он не требует ни слепой веры, ни признания Своей Божественной миссии без доказательства ее. Он не вкрадывался в сердца людей, и не обольщал их тайными внушениями, не обманывал их доверия смелыми заявлениями, а с величайшей честностью, какую только можно себе представить, отвечал на все запросы их веры, даже превосходящие предоставленные Им права на них. Христос не из тех жестоких учителей, которые надеются пожать признание там, где они не сеяли убедительных доводов. Никто не погибнет за неверие в то, что было предложено ему без достаточных оснований для веры, потому что судьей в этом деле выступает Сама Безграничная Мудрость.

Во-вторых: «А если Я творю дела Отца Моего, если творю явные чудеса, которые подтверждают святое учение, то когда не верите Мне, когда вы настолько щепетильны, что не можете принимать на веру Мои слова, верьте делам Моим, верьте вашим глазам, вашему рассудку; Мои дела достаточно определенно говорят сами за себя». Как невидимое Творца ясно видимо через рассматривание Его творений и дел Провидения (Рим 1:20), так и невидимое Искупителя стало видимо через рассматривание Его чудес и всех тех дел, в которых проявились Его сила и милосердие; так что те, кого эти дела не убедили, остались безответны.

(2) Для чего Он приводит эти доводы – «чтобы вы узнали и поверили, чтобы поверили с полным пониманием и глубокой удовлетворенностью, что Отец во Мне и Я в Нем». Это повторение того, что уже было сказано Им однажды (ст. 30): «Я и Отец – одно». Отец так пребывал в Сыне, что в Нем обитала вся полнота Божества, и этой Божественной силой Он совершал Свои чудеса. Сын так пребывал в Отце, что совершенно знал все Его намерения, не потому, что они были сообщены Ему, а потому, что Он Сам знал их, будучи сущим в недре Его. Это мы должны узнать; не узнать и объяснить (ибо невозможно исследованием постичь это совершенно), а узнать и поверить, признавая, что это глубина, которой мы можем только восхищаться, так как она непостижима для нас.

Стихи 39-42. В этих стихах мы читаем об исходе этой полемики с иудеями. Казалось бы, она должна была убедить их и расплавить, однако сердца их были ожесточены. Здесь нам сообщается:

I. Как они набросились на Него. Тогда они опять искали схватить Его, ст. 39.

1. Поскольку Он исчерпывающе ответил на предъявленное Ему обвинение в богохульстве и снял с Себя это пятно, так что они не могли, к стыду своему, довести дело до конца и побить Его камнями, то они замыслили схватить Его и предать суду как государственного преступника. Когда они оказались вынужденными оставить свой первый замысел – возбудить против Него народ, – то решили узнать, смогут ли они сделать что-нибудь, если дадут делу законный ход. См. Отк 12:13. Или:

2. Поскольку Он продолжал настаивать на Своем прежнем свидетельстве о Себе, они решили упорствовать в Своей злобе против Него. Он, в сущности, повторил то, что уже сказал прежде, ибо верный свидетель никогда не отступает от того, что было сказано им однажды; поэтому, раздражаемые тем же самым, они продолжают возмущаться и стараются оправдать свою прежнюю попытку побить Его камнями новой попыткой схватить Его. Таков характер духа преследования и такова его политика male facta male factis tegere ne perpluant – скрыть один ряд злодеяний при помощи другого, чтобы первый из них не был раскрыт.

II. Как Он ушел от них; это было не бесславное отступление, не проявление человеческой немощи, а славный демарш, в котором была явлена Божественная сила. Он уклонился от рук их не благодаря вмешательству кого-нибудь из Его друзей, служивших Ему, но отделался от них благодаря Своей собственной мудрости; Он облек Себя покрывалом, или же застлал их глаза туманом, или же связал руки тех, чьих сердец Он не обратил.

Примечание. Никакое оружие, задуманное против нашего Господа Иисуса, не будет успешно, Пс 2:4. Он уклонился не потому, что боялся пострадать, а потому, что еще не пришел час Его. Тот, Кто знал, как избавить Себя, конечно, знает, как избавлять благочестивых от искушения и как давать им облегчение в нем.

III. Как Он распорядился Собой, удалившись от иудеев: Он пошел опять за Иордан, ст. 40. Попечитель наших душ пришел не для того, чтобы заниматься только одной паствой, а для того, чтобы переходить с места на место, творя добро. Этот великий Благодетель никогда не уклонялся от Своего пути, ибо, куда бы Он ни приходил, везде было дело, которое Ему нужно было сделать. Хотя Иерусалим и был царским городом, тем не менее Он часто посещал провинции, не только Свою собственную страну, Галилею, но и другие страны, даже те, которые находились далеко за Иорданом. Заметьте:

1. Какое убежище Он нашел там для Себя. Он пошел в пустынную часть страны и остался там; Он нашел здесь для Своей души тишину и покой, которых не находил в Иерусалиме.

Примечание. Хотя гонители могут выгнать Христа и Его Евангелие из своего города или страны, тем не менее они не могут выгнать Его или Евангелие из мира. Хотя Иерусалим и не был собран, не хотел быть собранным, тем не менее Христос был прославлен и хотел быть прославленным. Уход Христа за Иордан знаменовал собой взятие Царства Божьего от евреев и передачу его язычникам. Христос и Его Евангелие часто находили лучший прием среди простых сельских жителей, чем среди мудрых, сильных, благородных, 1Кор 1:26,27.

2. Какой успех Он нашел там. Он пошел туда не просто ради собственной безопасности, но чтобы творить добро. Ему захотелось пойти именно туда, где прежде крестил Иоанн (Иоан 1:28), потому что у живущих там не могло не остаться добрых воспоминаний о служении и крещении Иоанна, которые должны были располагать их к принятию Христа и Его учения; ибо не прошло еще и трех лет с того времени, как Иоанн крестил здесь в Вифаваре и Сам Христос крестился от него. Христос пришел сюда с целью посмотреть, какие плоды принес весь тот тяжелый труд, который совершил Иоанн Креститель среди жителей этого места, и что они сохранили из того, что слышали и приняли тогда. Результаты в какой-то мере отвечали ожиданиям, ибо нам сообщается:

(1) Что к Нему стали приходить люди (ст. 41): Многие пришли к Нему Возвращение средств благодати туда, где они однажды уже были, а потом какое-то время отсутствовали, обычно вызывает большое оживление чувств. Некоторые полагают, что Христос решил остановиться в Вифаваре, доме переправы (где находились паромы, на которых пересекали реку Иордан), чтобы воспользоваться большим стечением людей в этом месте. Это давало Ему возможность учить многих, которые готовы были послушать Его, когда это было им по пути, но которые едва ли сделали бы шаг в сторону ради того, что бы сделать это.

(2) Они говорили в Его пользу и с таким же старанием искали аргументы, могущие привести их к сближению с Ним, с каким живущие в Иерусалиме искали обвинения против Него. Они довольно рассудительно говорили, что Иоанн не сотворил никакого чуда, но все, что сказал Иоанн о Нем, было истинно. Припоминая то, что они видели и слышали от Иоанна, и сравнивая это со служением Христа, они отмечают два момента:

[1] Что Христос намного превосходил Иоанна Крестителя по силе, ибо Иоанн не сотворил никакого чуда, а Иисус творит многие чудеса, откуда легко было заключить, что Иисус больше Иоанна. И если Иоанн был таким великим пророком, то каким великим тогда должен быть этот Иисус! Христа можно лучше познать и признать, если сравнивать Его с другими, так как это открывает Его громадное превосходство над ними. Несмотря на то что Иоанн пришел в духе и силе Илии, тем не менее он не творил чудес, как Илия, чтобы не вызвать колебаний в умах людей при выборе между ним и Иисусом; честь творить чудеса сохранялась за Иисусом, как цветок на Его венце, чтобы представить явное и неоспоримое доказательство того, что хотя Он пришел после Иоанна, тем не менее стал впереди него.

[2] Что Христос в точности соответствовал свидетельству Иоанна Крестителя о Нем. Иоанн не только не сотворил никакого чуда, чтобы не отвести взоров людей от Христа, но и многое говорил о Нем, стремясь указать им на Христа и сделать их Его учениками. И вот это пришло им теперь на память: все, что сказал Иоанн о Нем, было истинно, и то, что Он Агнец Божий, и то, что Он крестит Духом Святым и огнем. Великое возвестил о Нем Иоанн, и это пробудило в них ожидание чего-то великого, так что хотя у них и не нашлось достаточного рвения для того, чтобы отправиться в Его местность и расспросить о Нем, тем не менее, когда Он пришел в их местность и принес к их дверям Свое Евангелие, они признали, что Он велик, как описал Его Иоанн. Когда мы знакомимся с Христом и познаем Его на опыте, мы обнаруживаем, что все, что Писание говорит о Нем, есть истинно, даже более того, действительность превосходит сказанное, 3Цар 10:6,7. Иоанна Крестителя уже не было в живых, однако слушавшие его получили пользу от того, что слышали прежде, и, сопоставляя слышанное тогда с тем, что видели теперь, они получили двойную пользу:

Во-первых, они были утверждены в своей вере в то, что Иоанн был пророк, предсказавший о том, что они видели теперь, о том высоком положении, которое надлежало занять Иисусу, несмотря на Его малообещающее начало.

Во-вторых, они были приготовлены принять верой то, что Иисус есть Христос, они увидели в Нем исполнение всего предсказанного Иоанном. На примере этого случая мы видим, что успех и действенность проповедуемого слова не ограничиваются временем жизни проповедующего и не исчезают с его уходом из жизни, – то, что вначале казалось водой, вылитой на землю, может впоследствии быть собрано. См. также Зах 1:5,6.

(3) Многие уверовали в Него. Веруя в то, что Тот, Кто совершал такие чудеса и в Ком исполнились предсказания Иоанна, был Тем, за Кого Он Себя выдавал, Сыном Божьим, они отдали Ему себя и сделались Его учениками, ст. 42. Делается ударение:

[1] На людях, которые уверовали в Него, – их было много. В то время как принявшие Его учение в Иерусалиме были всего лишь начатками будущего урожая, уверовавшие в Него в этой местности, за Иорданом, были полным урожаем, собранным для Него.

[2] На месте, где эти события происходили. Они происходили там, где Иоанн проповедовал и крестил, где он имел в этом большой успех; там многие уверовали в Господа Иисуса. Где имела желаемый успех проповедь учения о покаянии, там, вероятнее всего, будет успешной и проповедь учения о примирении, о евангельской благодати. Где был желанным Иоанн, там непременно будет желанным и Иисус. Звуки юбилейной трубы приятнее всего ушам тех, кто в день искупления сокрушался душой своей о грехе.


Толкование Мэтью Генри на евангелие от Иоанна, 10 глава


← 9 Ин 10 MGC 11

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.