Библия » Комментарии Мартина Лютера

Лекции по посланию к Римлянам 15 глава

Заметки на полях

Краткое содержание: Апостол призывает сильных поддерживать слабых и способствовать всему благому, что в них есть. Он приносит также извинения за то, что лично не навестил римлян. {примечание: эта глава прилагается к предыдущей (то есть как бы является ее дополнением). Ибо апостол заканчивает ее рассмотрением примера Христа, то есть тем, о чем он учил в предыдущей главе. Он еще раз повторяет увещевание о том, что им следует поддерживать друг друга и относиться друг к другу без пренебрежения.}

Стих 1. «Мы, сильные», сведущие и крепкие, «должны» по праву и по закону любви «сносить немощи», слабости и недостатки «бессильных», несведущих и слабых, не только в вере, как упоминалось выше, но также и в других добродетелях, потому что, согласно 1Кор 13:7: «Любовь…все переносит», «и не себе угождать» {примечание: на базе частного примера он учреждает общее учение, как бы говоря: «Как я учил о еде и слабости веры, так и во всех других немощах и недостатках мы должны поддерживать слабых и не презирать их, как и Христос поступал с нами, что показано далее.}, ибо угождение себе порождает разногласия и раздоры, что противоречит любви, речь же идет о любви не к себе, но к другому.

Стих 2. «Каждый из нас {примечание: переводчик: в версии, комментируемой Лютером, сказано: «Каждый из вас…», поэтому Лютер замечает: «В греческом оригинале сказано: ‘из нас’».} должен угождать ближнему [своему] [1]», а не самому себе, «во благо», потому что злые и порочные люди угождают себе самим и во зло, «к назиданию», не для тщетного хвастовства или плотского утешения.

Стих 3. «Ибо и Христос», образ и пример для нас всех, «не Себе угождал», и, таким образом, Он также учил, что нам не следует угождать себе самим, «но как написано», Пс 68:10: «злословия», то есть грехи «злословящих Тебя», тех, кто грешил против Тебя, «пали на Меня» {примечание: ибо как праведные дела почитают Бога [то есть являются проявлением уважения и благоговения перед Богом], так и злые дела бесчестят Бога, о чем мы читали выше, в Рим 2:23 и далее: «Хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога? Ибо ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников».}, то есть «Я понес их для них». Если бы Он угождал Себе Самому, то Он скорее изгнал бы их прочь от Себя.

Стих 4. «А все», также и в отношении Христа и в отношении кого бы то ни было еще, «что писано {примечание: переводчик: в версии, комментируемой Лютером, слово «прежде» опущено. Поэтому Лютер добавляет здесь: «в греческом оригинале сказано: «писано прежде».} было прежде» {примечание: он борется против скрытого возражения своих читателей, а именно: «Какое нам до этого дело? Это сказано буквально [только] о Христе». Ответ на это заключается в следующем: все, что сказано о Христе, сказано также и «нам в наставление», чтобы мы могли подражать Ему. И, таким образом, мы должны понимать это не только как нечто предположительное и касающееся Христа, но также как пример для нас. Следовательно, мы получаем из этого фрагмента весьма значительное наставление, ибо каждый поступок Христа является назиданием [наставлением] для нас, потому что Павел говорит: «…Все, что писано было…».}, что мы видели своими глазами, «написано было нам в наставление», то есть для нашего морального укрепления, в качестве примера, «чтобы мы терпением», в своих действиях, «и утешением из Писаний», в словах, «сохраняли надежду» в Боге. Ибо наше ободрение только в словах, но в действиях — страдания, таким образом, терпение здесь необходимо.

Стих 5. «Бог же терпения и утешения», ободрения; он как бы говорит этим: «Вы не имеете двух этих качеств в себе, но Бог дает вам их», «да дарует вам быть в единомыслии», то есть иметь единые мнения, мысли и чувства, «между собою», взаимно, так, чтобы не было разделений или раскола между вами, «по учению Христа Иисуса», а не по плоти и не по миру, в том, что принадлежит Христу или соответствует примеру Христа, Который совершил это для вас в честь Бога.

Стих 6. «Дабы вы единодушно», все вместе, в согласии, «едиными устами», в гармонии, «славили Бога», то есть чтобы вы могли в едином духе, гармонично делать все для прославления Бога «и Отца Господа нашего Иисуса Христа». {примечание: апостол молится за тех людей, которых он учредил в вере, так как хороший учитель обязан не только «орошать», но также укреплять, он сначала работает, затем наставляет и, наконец, молится за них. Ибо таким образом блаженный Бернард истолковывает в работе Ed Eugenium [2]; троекратное «паси овец Моих», сказанное нашим Господом Петру Ин 21:15 и далее).}

Стих 7. «Посему», настолько, насколько можете, «принимайте друг друга», как он говорил выше — сильный принимай немощного, могучий — немощного, «как и Христос», могучий Исполин, «принял вас», слабых и даже мертвых, «в славу Божию», то есть для Его славы, прославив тем самым Бога или ища не собственной славы, но славы Отца.

Стих 8. «Разумею {примечание: он объясняет, почему он увещевает их славить Бога; а именно — потому, что Христос принял их исключительно по милости, не как иудеи, которым Он был обетован и которые приняли Христа как Того, Кто им был обещан. Таким образом, как только он сказал: «Как и Христос принял вас» (выражение, которым обозначается даруемая благодать [милость]), отсюда сразу же видна причина того, почему это является дарованной милостью.} то, что Иисус Христос», Евр 3:1: «Итак…уразумейте Посланника и Первосвященника исповедания нашего, Иисуса Христа», «сделался служителем», апостолом, (посланником), глашатаем, посланным им Богом, «для обрезанных», то есть для иудеев, которые являются таковыми по обрезанию, «ради истины Божией», то есть чтобы обетование Божье, данное им, могло быть исполнено, посредством чего истина Божья провозглашается, «чтобы исполнить обещанное отцам», то есть чтобы исполнить их, как было сказано выше, [3], что Закон учреждается и подтверждается, когда он исполняется, и что он ослабляется (Рим. 8) [4], когда не исполняется. И в Рим 4:16 сказано: «Итак по вере, чтобы было по милости».

Стих 9. «А для язычников — из милости», которая была им дарована и без обетования, «чтобы славили», то есть чтобы они могли прославлять «Бога, как написано» Пс 17:50: «за то буду славить Тебя, (Господи)», — это слова Христа, говорящего о Своем Отце, — «между язычниками», то есть «язычники прославят Тебя через Меня», «и буду петь имени Твоему» {примечание: по утверждению апостола, язычники поступают так потому, что в Псалме говорится, что Христос делает это среди язычников. Нельзя сказать, что это неподходящее сравнение, потому что также истинно и то, что Христос почитает Бога в язычниках, а язычники почитают Бога во Христе, что происходит в Духе Святом, потому что физически Христос не был среди язычников, равно как Он не был «прославлен».}, то есть также и среди язычников.

Стих 10. «И еще сказано: возвеселитесь, язычники, с народом Его», то есть с иудеями.

Стих 11. «И еще» Пс 116:1: «хвалите Господа, все язычники», конечно, они прославляют Его из-за благодати, которую они получили, поэтому сказано, что тем самым это широко распространилось и среди язычников, «и прославляйте Его, все народы», все народы, а не только некоторые из иудеев.

Стих 12. «Исаия также говорит» (Ис 11:10): «будет [5] корень Иессеев», то есть Христос, Который происходит от корня Иессеева {примечание: в Септуагинте это выражено следующими словами [подстрочный перевод по английскому тексту. — Переводчик.]: «И в тот день будет Корень Иессеев и Тот, кто восстанет, как Князь язычников. В Нем будет надежда язычников и Его остаток [возм. варианты: «Его основание», «Его покой»] будет славным». Иероним выражает это так: «В тот день Корень Иессеев, Который станет знаменем [символом] народа, Его будут умолять язычники и Его могила будет славной». И этот «Корень» отнюдь не является тем, чем его повсеместно изображают художники, то есть неким патриархом, на месте корня дерева, но «Корень» здесь — это сам ствол дерева, то, что остается после того, как дерево умерло, ствол, который чудесным образом вырос в могучее дерево, то есть во Христа, — в дерево, которое стало великой церковью». Таким же образом Он говорил, что Он Сам является «пшеничным зерном», которое «принесло много плода», и «горчичным зерном», которое произрастает и становится деревом и т. д. И в Чис 24:17 мы читаем: «Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля, и разит князей Моава…». Потому что слово «Корень» означает смерть и страдания Христовы, то есть Христа, уничиженного и снова превознесенного так, как Он описывал это в Ис 53:2: «Ибо Он взошел пред Ним, как отпрыск и как росток из сухой земли…», — это метафора, описывающая Его страдания и воскресение.}, «и восстанет», то есть воскреснет из мертвых, «владеть народами» {примечание: поэтому в Иер 10:7 Он также назван «Царем народов»: «Кто не убоится Тебя, Царь народов?». И в Быт 49:10 мы читаем: «…И Ему покорность народов». [Переводчик:В версии, комментируемой Лютером, этот фрагмент дословно переводится так: «И на Него надежда народов», поэтому Лютер добавляет здесь: «…который часто переводят как ‘И Ему покорность…или «повиновение народов’»]. И в Пс 112:4: «Высок над всеми народами Господь». И можно привести еще множество подобных фрагментов.}, то есть для того, чтобы царствовать над язычниками; «на Него язычники», а не только иудеи, как им хотелось бы, «надеяться будут». {примечание: и во всех этих цитатах апостол улаживает спор (разногласия) между иудеями и язычниками, чтобы они не противостояли друг другу, но приветствовали и пригласили (приняли) друг друга, как Христос принял их. Ибо Он, исключительно по благодати Своей, принял не только иудеев, дабы они не гордились, но и язычников. Таким образом, и те и другие имеют все основания для того, чтобы славить Бога, но не для развития своих раздоров.}

Стих 13. «Бог же надежды», Зачинатель и Свершитель нашей надежды, потому что «бог» материального — это идол, «да исполнит вас всякой радости», которая в надежде, ибо «Бог надежды» дарует эту радость, «бог» же материального — это идол, «и мира», обоюдного согласия «в вере», то есть через вашу веру, «дабы вы, силою Духа Святого», то есть посредством силы Святого Духа; на древнееврейском это звучит: «в силе Духа Святого», то есть не в вашей собственной силе и не в силе мира сего, «обогатились», то есть чтобы вы были сильны и исполнились смелости, «надеждою», аналогично тому, как вы немощны в материальном плане и уничижены со Христом.

Стих 14. «И сам я уверен» [Переводчик:в версии, комментируемой Лютером, это звучит скорее «И сам я удовлетворен»; отсюда последующее замечание Лютера], слово confido, которое уже использовалось в предыдущей главе (стих 14), «о вас», а не только о других, о ком я слышал, «братия мои, что {примечание: точно так же как лицемеры-фарисеи, со своей стороны, были уверены в самих себе и, считая себя исполненными всякого познания, обращали особо пристальное внимание на «пустоту» других [«волновались» по поводу «пустоты» других].} и вы полны благости» {примечание: в греческом оригинале сказано: ἀγαθωσύνης, а в других версиях: ἀγαπωσύνης.}, {примечание: мы всегда должны думать о ближнем своем как можно лучше.} [в версии, комментируемой Лютером: «…исполнены всякой любви», поэтому Лютер добавляет здесь: «или благости, ибо я не пытаюсь безрассудно присваивать себе одному полноту и благость и приписывать вам порочность»] «исполнены всякого познания», или понимания, которое происходит от веры, «и можете», в греческом оригинале: «имеете способность», «наставлять друг друга» {примечание: апостол конфузливо извиняется, потому что, хотя он позволил себе высказать о них столь много, они, тем не менее, почти ничего не знали и он научил их многому. Где же теперь эти бесстыдные и злобные учителя, эти самодовольные доктора?}, в греческом оригинале сказано: «наставлять других».

Стих 15. «Но писал вам, братия, с некоторою смелостью», потому что он писал тем людям, которые не только познали себя, но также были способны учить других {примечание: ибо его смелость заключается в том, что мудрые наставляют также и учителей других людей.}, «отчасти», то есть не в полной мере, «как бы в напоминание вам», не намереваясь учить, но только для того, чтобы напомнить {примечание: в греческом оригинале добавлено: «с той целью».}, «по данной мне от Бога благодати», то есть выполняя свои апостольские обязанности в рамках служения, дарованного по благодати Божьей, и не из праздных или тщетных побуждений, но чтобы:

Стих 16. «Быть служителем» {примечание: в греческом оригинале данный фрагмент не содержит слова διάκονος, «служитель», но там используется термин λειτουργὸν, то есть «служитель священных таинств», потому что греки используют слово λειτουργία для описания того, что мы, на базе латинского слова missa, называем «мессой» и что, согласно Иоганну Рейхлину (Reuchlin), означает жертву или дар. Отсюда мы получаем слова: λειτουργέω, то есть «я отправляю священные обязанности», λειτουργία, «священное служение», или «отправление священных обрядов», λειτουργός, «тот, кто отправляет священные обряды». По аналогии, Апостол говорит «освящая», что в греческом означает «пребывая в священническом служении» или «совершая отправление…», имея ввиду то, как священник исполняет свою божественную работу. Таким образом, он превозносит свои обязанности и учит тому, как должно проповедоваться Евангелие, а именно — как самое священное, во всей целостности и святости. Слово ιερουργουντα означает: «тот, кто исполняет священные обряды». Ибо он упоминает священническое служение, как бы говоря: «Моя жертва заключается в проповеди Евангелия и в том, чтобы через Евангелие приносить язычников как бы в жертву Богу». Следовательно, слово ιερουργια — это «жертва» [жертвоприношение], слово ιερουργεω — «я жертвую», или «я праздную [отправляю, справляю]». Ибо, как мы говорим: sacrificio или celebro, так и они говорят: ιερουργεω или λειτουργεω. И там, где мы говорим sacrificium и missa, у них ιερουργια и λειτουργια. Поэтому апостол использует оба термина, называя себя λειτουργεω и ιερουργουντα.}, то есть исполнителем священных обязанностей «Иисуса Христа», будучи посланным Им, «у язычников» {примечание: этим он как бы говорит: «Я не претендую на то, чтобы учить, но лишь увещеваю, да и это делаю для того, чтобы исполнить возложенные на меня обязанности, потому что я «учитель язычников» 1Тим 2:7 и «тот, кому вверено благовестие для необрезанных» Гал 2:7». И далее, с этого момента, он начинает восхвалять свое служение, как бы говоря тем самым: «Поскольку вы — язычники, вы относитесь к моему служению, служению, которое я принял ради язычников», о чем он также говорит выше: «…Мы получили благодать и апостольство, чтобы во имя Его покорять вере все народы, между которыми находитесь и вы…».}, будучи посланным к язычникам, или будучи среди язычников, «и совершать священнодействие» {примечание: этим он как бы говорит: «Я — маленький священник в священническом служении Евангелия, в котором язычники были принесены в жертву и приносят жертвы в своей признательности Богу».}, или жертву «благовествования Божия, дабы сие приношение язычников, будучи освящено Духом Святым», а не плотью, или внешним одеянием, как в Законе, но внутренне, «было благоприятно Богу», потому что он приносит их, а они приносят себя в жертву через свою покорность в вере, как в главе Рим 1:5: «покорять вере».

Стих 17. «Итак я могу похвалиться», то есть у меня есть причина, по которой я могу гордиться и торжествовать «в Иисусе Христе» {примечание: потому что он не искал славы среди людей.}, конечно же, а не от себя, то есть «не в том, что я такой служитель для язычников», «в том, что относится к Богу», в присутствии Божьем; [в версии, комментируемой Лютером, это звучит скорее так: «для Бога», поэтому Лютер добавляет: «в греческом оригинале сказано: «…в том, что относится к Богу». Во Христе, говорю я вам, ибо я служитель, а не Господь. — Переводчик.]

Стих 18. «Ибо не {примечание: он отбрасывает всякое высокомерие и надменность и, делая так, он сражает наповал лжеапостолов, проповедующих скорее из амбициозных соображений, чем по призванию Божьему.} осмелюсь сказать», как поступают многие ловкачи, «что-нибудь такое, чего не совершил Христос чрез меня»; это надо понимать так: но только то, что Он совершил во мне, ибо Христос сделал меня апостолом язычников, «в покорении язычников вере», то есть чтобы язычники были покорны через веру, это то, что он выше называл «приношением язычников» (стих 16), «словом и делом», на словах и в поступках.

Стих 19. «Силою», через добродетель «знамений и чудес, силою Духа Божия {примечание: сила знамений в том, что они предупреждают; Сила же Духа Святого в том, что Он порождает эти знамения.}, {примечание: потому что как чародеи, так и лжехристы порождают знамения и чудеса, но они делают это не «силою Духа Божия», как в Дан 8:24: «И укрепится сила его, хотя и не его силою…».}» [в версии, комментируемой Лютером, здесь сказано: «Духа Святого», поэтому Лютер добавляет, что «в греческом оригинале сказано: «Духа Божия». — Переводчик.], «так что благовествование Христово распространено мною», то есть я проповедовал Евангелие, а не прославлял себя самого во всех тех местах, отведенных для благовестия, «от Иерусалима и окрестности», ибо здесь он начинает свои деяния, «до Иллирика» {примечание: этим он как бы говорит: «Теперь наступает время, когда я также приду в Италию, поскольку я подойду так близко к ней».}, который находится в Далматии, на Адриатическом море. {примечание: потому что Иллирия, или Иллирик, простирается на протяжении всего пути в Италию и Венецию, от границ Греции.}

Стих 20. «Притом я старался благовествовать [7]», то есть проповедовать Евангелие Божье, «не там, где уже было известно имя Христово», то есть где оно уже было проповедано другими учениками, и не потому, что я горжусь ими или презираю их {примечание: и он из скромности избегает хвастовства и подозрительности, которая проявляется в том, что человек сам себя спрашивает: «Ну а что, собственно, сделали другие апостолы?», или же: «Не единственный ли ты апостол?».}, но «дабы не созидать на чужом основании», ибо это принижало бы апостольское служение, поскольку апостолы были посланы для учреждения церкви и сами по себе являлись основанием церкви, Откр 21:14.

Стих 21. «Но как написано», Ис 52:15: «не имевшие о Нем известия увидят» {примечание: здесь имеется в виду не то, что он проповедует какое-то другое Евангелие, или какого-то другого Христа, не Того, Кого проповедуют другие апостолы, но то, что это производится через служение другого человека, как он говорит выше, в Рим 2:16: «…Когда по благовествованию моему…» (то есть «по Евангелию, провозглашаемому через мое служение»).}, Евангелие будет проповедано им и они познают Его, «и не слышавшие узнают» {примечание: апостол применяет к себе, в частности заявление, высказанное в общем ключе, о язычниках, которые не знали Бога. Поэтому в нашем переводе [8] сказано: «Он окропит многие народы, цари умолкнут при Нем, ибо те, кому не было рассказано о Нем, увидят, и кто не слышал о Нем — услышат» [подстрочный перевод с англ. — Переводчик.].}, что является повторением, или иносказанием того, что уже было сказано выше.

Стих 22. «Сие-то», то есть служение проповедования по дороге в Иллирик, «много раз», как я говорил выше: «я многократно намеревался придти к вам», то есть я пытался, но каждый раз что-то мешало мне (см. выше фрагмент Рим 1:13) «и препятствовало мне придти к вам», поэтому вам пришлось прийти ко мне [«но встречал препятствия до сих пор» [9], похоже, что это перенесено сюда из первой главы, потому что он использует там подобные слова]. [Переводчик:Последний фрагмент отсутствует в Синодальном переводе, поэтому он заключен в скобки].

Стих 23. «Ныне же, не имея такого места», то есть не имея работы по проповеди Евангелия, поскольку оно проповедовалось там уже повсюду, что уже показано выше, «в сих странах», в Греции, «а с давних [10] лет», в греческом оригинале слово «лет» отсутствует, «имея желание придти к вам», а причину, по которой он хочет навестить их, он привел выше, в разделе (Рим 1:11): «Ибо я весьма желаю увидеть вас, чтобы преподать вам некое дарование духовное к утверждению вашему».

Стих 24. «Как только предприму путь в Испанию, приду к вам». [Переводчик:В версии, используемой Лютером, это звучит так: «Надеюсь увидеть вас по дороге в Испанию»; Лютер добавляет к этому:] «Потому что там я тоже благовествую. Стапуленсис, опираясь на греческий оригинал, переводит это так: «Когда отправлюсь в Испанию, приду к вам» [11]. Он выбирает очень скромные выражения и не говорит: «Я буду учить вас», но: «Ибо надеюсь, что, проходя, увижусь с вами, и что вы проводите меня туда, как скоро наслажусь» {примечание: все эти слова кажутся не очень-то содержательными, но они наполнены любовью, ибо он легко и непринужденно предлагает себя, поскольку к такому великому благу он должен стремиться изо всех сил. «Не ясли нуждаются в корове, но корова в яслях» — это пословица, которая здесь применима в обратном смысле.}, {примечание: он говорит все это для того, чтобы поведать им на одном примере о том, чему он раньше учил относительно любви: «[Любовь]…не ищет своего…но пользы другого» (комбинация фрагментов: 1Кор 13:5; 1Кор 10:24).} «общением с вами», получу удовольствие от общения и беседы с вами, «хотя отчасти», то есть он как бы говорит: «Хоть немного, потому что я так хочу встретить вас, что сколько бы я ни пробыл с вами, мне не будет этого достаточно».

Стих 25. «А теперь я иду в Иерусалим», не потому, что я сам того хочу, но в служении любви другим, «чтобы послужить святым» [в версии, комментируемой Лютером, сказано: «чтобы помочь святым», поэтому Лютер добавляет здесь: «В греческом оригинале — ‘чтобы послужить’, то есть в этом предприятии я служу святым, а не себе самому». — Переводчик.];

Стих 26. «Ибо Македония», то есть верные язычники из Македонии, «и Ахаия», святые из Ахаии, «усердствуют», ηυδοχησαν, то есть они проявили добрую и свободную волю, «некоторым подаянием», пожертвованием, χοινωνια, «для бедных между святыми», то есть верующими, которых святые обратили из иудаизма, «в Иерусалиме». {примечание: с весьма примечательной скромностью апостол намекает также и римлянам на то, что им следовало бы пожертвовать что-то. В противном случае зачем же ему было вообще говорить об этом римлянам? Он хотел, чтобы они, будучи движимы скорее примером других, чем принуждением с его стороны, исполняли то, что им следовало делать по своей собственной воле, а не по необходимости, как бы говоря тем самым: «Никого не заставляли делать это, но они сами, по собственному желанию, это сделали. Точно так же я не заставляю вас, но я был бы весьма благодарен, если бы получил от вас какие-то добровольные пожертвования». Более того, это предприятие и служение были наложены на апостола другими апостолами, как мы знаем из Гал 2:9: «И узнавши о благодати, данной мне, Иаков и Кифа и Иоанн, почитаемые столпами, подали мне и Варнаве руку общения, чтобы нам идти к язычникам, а им к обрезанным, только чтобы мы помнили нищих, что и старался я исполнять в точности».}

Стих 27. «Усердствуют», то же самое слово [12], что он уже использовал: probaverunt {примечание: это выражение «Усердствуют» [в версии, используемой Лютером: «они с удовольствием сделали это»] (placuit), или: «они утвердили это» (probaverunt) на самом деле означает: «им понравилась идея, они сделали это с радостью, или желанием», потому что это выражение происходит от слова ευδοχια, которое наш переводчик переводит в некоторых местах как «добрая воля», а в других местах как «доброе благоволение (соизволение)», например, в стихе: «…на земле мир, в человеках благоволение» (ευδοχια) Лк 2:14, то есть «добрая воля», или «доброе соизволение».}, и не только это, «да и должники они», жители Македонии и Ахаии, «пред ними», бедняками. «Ибо если язычники сделались участниками в их духовном», в их духовных благословениях, в их благовестии и их благодати, которые, конечно же, были обетованы иудеям, а не язычникам, «то должны и им» {примечание: 1Кор 9:11: «Если мы посеяли в вас духовное, велико ли то, если пожнем у вас телесное?».} послужить {примечание: здесь снова в греческом оригинале используется слово λειτουργειν, о котором выше говорилось, что оно означает «отправление священных деяний». Таким образом, чтобы представить благотворительную деятельность эффектно, он называет это «плодом», или «священной работой», или «служением», то есть λειτουργια.} в телесном», в преходящих, временных благословениях, чтобы совершить для них святую работу.

Стих 28. «Исполнив», или совершив «это», то есть святую работу для них, «и верно доставив им», исполнив то, что было обещано, «сей плод усердия», сборы и приношения, «я отправлюсь чрез ваши места в Испанию» для того, чтобы послужить также и в Испании, с любовью. {примечание: этим он как бы говорит: «Посмотрите, с каким великим усердием я готов служить другим людям. И теперь, в вашем случае, что бы вы сделали?».}

Стих 29. «И уверен», знаю наверняка, «что когда приду к вам, то приду с полным благословением благовествования», то есть Евангелия «Христова», то есть потому, что они услышат Евангелие более полно и с большим благословением, как мы видели выше, в Рим 1:11: «…Чтобы преподать вам некое дарование духовное к утверждению вашему». {примечание: это является «благословением благовествования» для мощного продвижения в понимании и роста, как мы читаем в последней главе 2-го Послания Петра: «Но возрастайте в благодати и познании Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа» 2Пет 3:18. Ибо он торжественно заявляет, что несет не им благословение каких-то временных «богов», но только Евангелие.}

Стих 30. «Между тем умоляю вас, братия, Господом нашим Иисусом Христом», потому что никому не следует иметь такой уверенности в себе самом, но скорее следует ходатайствовать о других людях перед Ним, «и любовью Духа, подвизаться со мною», то есть трудиться вместе со мною в этом «состязании», или борьбе {примечание: греческое слово, используемое здесь, конечно, означает «помогать», но в смысле оказания помощи тому, кто пребывает в состоянии состязания, или борьбы. Стапуленсис выражает это так: «присоединяйся ко мне в моей борьбе».}, «в молитвах», вашими молитвами, ибо такими молитвами святые помогают друг другу, «за меня к Богу», пока я борюсь.

Стих 31. «Чтобы избавиться мне от неверующих», от неверующих иудеев, «в Иудее {примечание: потому что он знал о преследованиях, которые ожидали его, о преследованиях, описываемых в Книге Деяния апостолов, начиная с 21-й главы и до конца Книги. Отсюда ясно, что это послание было написано после 30-го года, если вести отсчет от страданий нашего Господа, потому что это было в царствование Нерона.} и чтобы служение мое» {примечание: в греческом оригинале здесь используется слово διακονία и конструкция предложения такова: «И чтобы служение мое в Иерусалиме (для Иерусалима) было благоприятно (приемлемо) для святых».}, служение, которое я предлагаю, «для Иерусалима было благоприятно святым», то есть апостолам и другим верующим.

Стих 32. «Дабы мне в радости, если Богу угодно», потому что если Богу это не угодно, то все тщетно, «придти к вам и успокоиться с вами», получить поддержку и ободрение в вашем обществе.

Стих 33. «Бог же мира», то есть Бог, Которому поклоняются в мире, точно так же как «Бог надежды» — это Тот, Кому поклоняются в надежде; идолы же — это «боги» раздоров; «да будет со всеми вами. Аминь». {примечание: возникает вопрос — приходил ли апостол когда-либо в Испанию? Стапуленсис утверждает, что приходил, и цитирует апокрифические писания [13]. Однако я полагаю, что он не был в Испании.}

Дополнительные примечания, составленные переводчиком английской версии

[1] Следуя Эразму, Лютер вычеркнул из своего текста слово suo.

[2] Bernard, De consideratione ad Eugenium, III, Patrologia, Series Latina, CLXXXII, 776.

[3] Смотрите комментарии к концу 3-й и началу 8-й главы.

[4] Лютер пишет «Рим. 6», однако, похоже, что здесь имеется в виду ссылка на его межстрочные комментарии и заметки на полях, относящиеся к фрагменту Рим 8:3.

[5] Лютер вычеркнул из текста слово et и представил фрагмент из Книги Исаии с редакторской поправкой: erit.

[6] Лютер вычеркнул из текста слово et и добавил предлог in в качестве редакторской поправки.

[7] Следуя Эразму, Лютер вычеркнул из текста слово hoc.

[8] Имеется в виду Вульгата.

[9] Это предложение опущено как Фабером, так и Эразмом. Лютер последовал их воззрениям и вычеркнул эти слова из своего текста.

[10] Лютер вычеркнул слово praecedentibus из своего текста, так же как Фабер и Эразм.

[11] Faber Stapulensis, Epistolae Pauli Apostoli (1512 и 1515).

[12] То же самое слово в греческом, а именно: ευδοκησαν. В латинском тексте это переводится термином probaverunt в стихе 26, однако в стихе 27 это переводится как placuit.

[13] Фабер цитирует Софрония.

Комментарий

Стих 1. «Мы, сильные, должны сносить…». Так любовь переносит всех и всё 1Кор 13:7, так Моисей и пророки терпели народ израильский. Более того, предполагается, что «переносящий» принимает грехи других людей на свой счет и страдает вместе с ними. Ибо это то, что совершает любовь, и слова любви таковы: «Кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся?» 2Кор 11:29. Также он призывает в Послании к Галатам Гал 6:2: «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов». И еще, в этом же Послании (стих 1): «Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным». А также в 1Кор 10:12: «Посему, кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть». И в Гал 6:3: «Кто почитает себя чем-нибудь, будучи ничто, тот обольщает сам себя». В (Флп 2:5−7): «Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе: Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек». Это напоминает человеческое тело, в котором кости поддерживают плоть и сильные члены не отвергают слабые, но о них проявляется еще большая забота, чем о сильных, — тело, в котором почетные члены защищают менее почетные, как мы читаем в (1Кор 12:22 и далее): «Напротив, члены тела, которые кажутся слабейшими, гораздо нужнее, и которые нам кажутся менее благородными в теле, о тех более прилагаем попечения».

В первую очередь обратите внимание на отдельные социальные группы. Бог не отвернулся от некоторых из них полностью, Он поставил среди них благих и достойных, чтобы они служили как прикрытие и слава другим. Так порочных женщин щадили ради добропорядочных, так хорошие священники защищали плохих, недостойные монахи почиталиь ради достойных. Но здесь безумцы вновь восстают против общего порядка, как будто они святы сами по себе и не имеют в себе ничего нечистого, хотя на самом деле они представляют собой не что иное, как сборище свиней и кабанов. Из этого источника не происходит ни женщина, ни священник, ни монах. Из этого источника исходит апостольское слово: «Почему вы, безумцы, столь самодовольны, и почему вы полагаете, что представляете из себя что-то, в то время как на самом деле вы — полнейшее ничтожество?» (сравн. с Гал 6:3). Опять же, находятся такие, которые считают себя достойными и полагают, что они являются прикрытием для других, а в результате — уходят прочь от других, от тех, кому они были даны как покров благопристойности. Эти люди — самые большие безумцы, потому что они думают, будто они благопристойны сами по себе, не осознавая, что на самом деле они являются таковыми потому, что существуют другие. В результате они не любят этих других и не желают быть в их обществе. Таковы еретики, а также многие другие невежественные люди. Они не поступали бы так, если бы не были столь самодовольны. Такова [например] женщина, которая не желает общаться с другими женщинами, пока они все не очистятся. Ей Апостол как бы говорит: «Послушай, сестра, ты стои́шь? Конечно, это так, но берегись, чтобы не упасть». Ибо ни одна женщина не стои́т столь твердо, что не может упасть. И ни одна не падает столь низко, что не может вновь подняться. Почему? «Ибо силен Бог восставить» ее Рим 14:4. И Он также может оставить ее. Многие женщины, стоявшие тверже и прочнее Вавилонской башни, пали.

С другой стороны, многие из павших в глубины бездны поднялись из нее. Первые [пали] — потому что они стали самодовольными, последние (поднялись) — потому что они перестали быть самодовольными. Подобным образом, если священник не желает быть священником по той причине, что не хочет иметь дело с порочными людьми, да будет ему сказано: «Учитель Иоанн, ты стои́шь и доволен собой; но смотри, как бы тебе не упасть и не оказаться в таком положении, когда ты будешь проявлять по отношению к себе еще большее презрение, чем то, что ты чувствуешь сейчас к этим людям». Подобным же образом обстоит дело с теми религиями, которые разваливаются на части по той причине, что вынуждены служить никчемным людям и ассоциироваться с ними. Они молят о том, чтобы иметь дело только с достойными, совершенными и благоразумными людьми, править только ими и иметь дружеские отношения только с ними, и сетуют [когда это не так]. В результате они перебегают с места на место. Но тщетно, ибо было заповедано: «Каждый должен нести позор другого» {примечание: Einer muss des Anderen Schanddeckel sein.} (подобно тому, как горожане несут позор члена муниципального совета в случае, имеющем место прямо здесь). {Примечание: это указание на ссору между епископом бранденбургским и городским советом Виттенберга. Совет приговорил некоего священника к тюремному сроку, несмотря на то, что тот претендовал на неприкосновенный статус и укрылся в монастыре. Епископ выступил против и наложил интердикт на город, но местное духовенство встало на сторону совета и отказалось исполнять это. В конце концов после того, как в это дело вмешались архиепископ и Рим, дело было улажено, совет принес свои извинения (1515 г.) и интердикт был снят.} Когда невинный человек несет позор другого человека — это дело хотя и нелегкое, но тем не менее благое и добродетельное. И легко сказать, что Христос добровольно и с радостью понес на Себе наш позор, но это было для Него тяжким бременем. Таким образом, «никто из нас не живет для себя» Рим 14:7.

Но самый большой глупец — это тот, кто (как я уже говорил) забывает, что он — самый нечистый из всех, но при этом совершает яростные выпады против священников, монахов и женщин, вменяя всем им то, что совершил один человек. Ответ такому человеку таков: разве ты никогда не источал зловоние [будучи младенцем] в подоле своей матери? Или разве сейчас в тебе нет никакой мерзости? Или разве ни одна из частей твоего тела не смердит сейчас? Ибо если ты столь чист, то удивительно, как это аптекари до сих пор не покупают тебя вместо целительного бальзама, поскольку ты пахнешь не иначе как бальзам. Если бы твоя матушка относилась к тебе таким же образом, то ты бы просто потонул во всем своем дерьме.

В этом заключается причина того, почему Бог даровал Даниила и его друзей народу Израильскому во времена вавилонского пленения Дан 1:6 и почему Он даровал Есфирь и Мардохея Артаксерксу в Персии (см. Есф 2:7 и далее).

И, таким образом, выражение «угождать себе» означает недовольство собой во всех отношениях. Ибо не может человек одновременно угождать кому-то и быть самодовольным. Такие люди не желают носить бремена других Гал 6:2, но хотят извлекать лишь собственную выгоду. В действительности они хотят лишь того, чтобы все носили их тяготы, но сами не хотят носить ничьи бремена. Подобные люди занимаются лишь тем, что порицают, осуждают, обвиняют и презирают других. Они не имеют ни малейшей милости к другим, но, скорее, испытывают негодование по отношению к ним, и ничто не кажется им чистым, кроме их самих.

О таких сказано у Исаи Ис 65:5: «Который говорит: ‘остановись, не подходи ко мне, потому что я свят для тебя’. Они — дым для обоняния Моего, огонь, горящий всякий день».

И таким человеком был упоминаемый в Евангелии фарисей, который только порицал, обвинял и осуждал мытаря и других людей, пребывая в совершенно пустой радости по поводу собственой праведности. Все эти люди похожи друг на друга. Поэтому Блаженный Августин в своих комментариях к Псалму 70 говорит о том фарисее: «Тебе нравится, что ты благ, и что он — порочен? И что он добавляет затем? ‘…Грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь’ Лк 18:10. Это уже не радость, но презрение». {Примечание: Августин, Enarrationes in Psalmos, Ps. 70, n. 4, Patrologia, Series Latina, XXXVI, 877 f.} И, таким образом, этих людей характеризует, скорее, презрительное отношение к неправедности других, чем радость по поводу их праведности. И если другие люди были бы столь же праведны, как и они, то это не вызвало бы у них ни малейшей радости. Потому что это раздражало бы их.

Стих 2. «Каждый из нас должен угождать ближнему…».

Как говорит Блаженный Григорий: «Так любовь простирается к другому человеку для того, чтобы она могла быть любовью. Ибо ни о ком не говорится, что он имеет милосердие по отношению к себе». {Примечание: Григорий, Homiliae in Evangelia, I, 17, 1, Patrologia, Series Latina, LXXVI, 1139.} И в первой части данной книги я подчеркивал, что милосердие является любовью не к себе самому, но к другому. Подобным же образом, поскольку Апостол отвергает самодовольство, он сразу же начинает учить тому, что нам следует угождать ближнему своему. {Примечание: слово «угождать» в современном русском языке может восприниматься с несколько иным оттенком. Поэтому читателю следует ориентироваться на библейский контекст. Хорошим ориентиром, например, может служить цитата: «А без веры угодить Богу невозможно» Евр 11:6. — переводчик.}

То есть «угождать ближнему своему» означает «не угождать себе самому». Но похоже, что это утверждение Григория, как и наше утверждение, противоречит известному определению различных способов [проявления] любви и их порядка. Ибо, согласно Блаженному Августину, учитель Изречений [Магистр Сентеций] утверждает: «Во-первых, мы должны любить Бога, затем нашу собственную душу, затем душу ближнего своего и, наконец, собственное тело». {Примечание: Августин, De doctrina christiana, I, 23, 22, Patrologia, Series Latina, XXXIV, 27; Peter Lombard, Collectanea in epistulas Pauli, on 1Tim. 1:1−5, Patrologia, Series Latina, CXCII, 329.} Заповеданная любовь, следовательно, начинает сама с себя. Ответ заключается в том, что это одно из явлений, которое уводит нас прочь от любви до тех пор, пока мы полностью не понимаем ее. Ибо пока мы используем всякое благо в первую очередь для себя, мы не заботимся о ближнем своем. Но истинная любовь по отношению к себе — это ненависть к себе. Как сказал наш Господь: «Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее» Мк 8:35. И в Флп 2:4 Апостол говорит: «Не о себе только каждый заботься, но каждый и о других». А также в 1Кор 13:5: «[Любовь] не ищет своего». Поэтому кто ненавидит себя и любит ближнего своего, тот воистину любит себя. Ибо он любит себя вне себя, и, таким образом, он любит себя исключительно постольку, поскольку он любит себя в ближнем своем.

Поэтому со всем уважением к суждению других и с почтением к отцам [церкви] я хочу высказать то, о чем думаю, даже если [кажется, что] я говорю, как безумец: когда закон любви к ближнему истолковывается таким образом, что мы говорим, будто в этой заповеди любящий человек является эталоном [моделью] (forma), посредством которого [в котором] он любит ближнего своего, потому что в этой заповеди сказано «как самого себя», то такая интерпретация не кажется правильной. В результате [этого неправильного истолкования] люди приходят к выводу, что необходимо прежде возлюбить самого себя, а затем, руководствуясь примером (exemplar) такой любви, возлюбить ближнего своего.

И в поддержку такой позиции они приводят слова мудреца Сирах 30:21: «Угождая Богу, пожалей (сжалься) о своей душе», {примечание: данная цитата не обнаружена в русском переводе Книги Премудрости Иисуса, сына Сирахова, (Сирах 30:20−21): «Так преследуемый от Господа, смотря глазами и стеная, подобен евнуху, который обнимает девицу и вздыхает». — Ред.} ставя ударение на местоимение «своей», как бы говоря: «Сначала пожалей свою собственную душу, а затем — душу ближнего своего». Но я не отвергаю такого истолкования, хотя и полагаю, что ударение в этом предложении стоит на слове «душа», то есть значение таково: «Не щади своего тела для того, чтобы душа могла быть спасена. Будь жесток по отношению к Ветхому Адаму, чтобы ты мог быть милостив к новому человеку, ибо: «Лучше порочность мужчины, чем женщина, творящая благое» Сирах 42:14 {примечание: как в этом, так и в предыдущем случае приводится дословный перевод цитаты по тексту. — Переводчик. Сирах 42:14. «Лучше злой мужчина, нежели ласковая женщина, — женщина, которая стыдит до поношения». — Ред.}, то есть более целительно, когда душа навлекает зло и невзгоды на тело, нежели когда тело балует душу и льстит ей, или «творит благое» в соответствии с тем, что кажется «благим» ему. Лучше, когда человек, как дух, творит по отношению к своей плоти то, что кажется ему плохим, нежели когда он позволяет ей творить то, что кажется ей благим. Ибо плоть удивительно мудра в своих интересах, она [образно выражаясь] «хитрее всех зверей полевых» Быт 3:1. И желание игумена [попечителя] лучше, даже если оно приводит к потерям, чем желание непокорного слуги, — желание, которое может казаться полезным и дающим какие-то премущества.

Таким образом, я полагаю, что словами «как самого себя» человеку не заповедуется любить самого себя, но, скорее, ими выставляется напоказ та грешная любовь, которой он фактически [уже] любит себя, то есть в этой заповеди как бы говорится: «Вы совершенно извращены {примечание: дословно: «изогнуты в себе», «внутренне изогнуты». — переводчик.} и нацелены на любовь по отношению к себе, — состояние, от которого вы не будете избавлены, пока не перестанете любить себя и пока, забыв о себе, вы не возлюбите ближнего своего». Ибо то, что мы хотим быть любимы всеми и преследуем свои интересы во всем, есть проявление порочности. Однако когда, совершая по отношению к кому-то нечто такое, что, в силу своей извращености, мы хотим, чтобы было сделано по отношению к нам, — это проявление праведности и мы творим добро с тем же усердием, с каким обычно творим зло. {Примечание: у Лютера дословно сказано: tanto studio facias malum, quanto fecisti bonum, однако, по всей вероятности, он хотел поставить слова malum и bonum наоборот, что мы и сделали при переводе.} Этим нам, конечно же, не заповедуется делать зло, но усердие должно быть таким же, как в случае, когда мы совершаем его. Точно так же, как Адам является «образом будущего» Рим 5:14, то есть образом Христа, второго Адама. И как в Адаме мы все порочны, так во Христе мы должны быть благими. Это сказано для сравнения, но не для подражания. Поэтому здесь также говорится: «Люби ближнего своего, как самого себя», но это не означает, что вы должны любить себя; в противном случае это было бы заповедано. Но здесь это не заповедано так, что заповедь основывается на указанном принципе. Таким образом, если вы любите себя, то поступаете плохо, — это порок, от которого вы не избавитесь, пока не возлюбите ближнего своего таким же образом, то есть пока не перестанете любить себя. Но если вы поступаете так, то этот закон также отпадает, потому что в этом случае уже нет нужды любить другого человека так, как вы любите себя, поскольку вы больше не любите себя. И у вас не будет никакой необходимости любить самого себя так же, как вы любите ближнего своего, поскольку вы [в результате всего этого уже] любите себя и в ответ все любят вас.

Обратите внимание на то, как аккуратно и точно выражается Апостол. Он не говорит: «Нам не следует угождать самим себе», но: «Каждый из нас должен угождать ближнему». {Примечание: Лютеровская фраза alii debent nobis placere не очень-то гармонирует с его аргументацией. Должно быть, он имел в виду скорее: alii non debent nobis placere или aliis debemus nos placere. Нам показался более предпочтительным второй вариант.} Потому что если бы они угождали нам, то нам было бы не нужно переносить их немощи, то есть терпеть их неприятные качества. Но напротив, мы должны угождать другим, как мы читаем в (1Кор 10:32-33): «Не подавайте соблазна ни Иудеям, ни Еллинам, ни церкви Божией, так, как и Я угождаю всем во всем…». Блаженный Августин замечательно и полно раскрывает это в проповеди о словах нашего Господа {примечание: Августин, Sermo 54, Patrologia, Series Latina, XXXVIII, 374.}, показывая, почему человеку следует поступать так, а именно — как Апостол говорит в том же контексте: «…Ища не своей пользы, но пользы многих, чтобы они спаслись» 1Кор 10:33. Ибо он не противоречит поговорке: «Всякому мил не будешь». {Примечание: дословно: «Никто не может угодить всем». — переводчик.} В самом деле, он угождает всем людям, то есть в том смысле, что он делает все от него зависящее, чтобы угождать всем людям надлежащим образом. И в результате он также продолжает:

«…Во благо», или ко благу, то есть чтобы человек был побуждаем ко благому, которое угождает; не к тому, что является благим само по себе, но «к назиданию», то есть к такому благу, которое назидает, поскольку существуют также и благие вещи, которые не назидают. И мы должны заметить, что Апостол находит способ сопоставления назидания со злоупотреблением и наоборот, о чем он также говорит выше Рим 14:19: «Итак будем искать того, что служит к миру…» (а именно, чтобы они не были оскорблены) «…и ко взаимному назиданию…» (то есть чтобы это не стало причиной их претыкания)». Мир — противоположность злоупотреблению [оскорблению], назидание — противоположность поводу для претыкания, забота о немощных — противоположность их истощению. Так он использовал эти три концепции ранее Рим 14:21: «От чего брат твой претыкается…» (то есть он впадает в душевные терзания и беспокойства, вместо того чтобы пребывать в мире), «… или соблазняется…» (то есть он падает, вместо того чтобы укрепляться, и, таким образом, он становится хуже, чем он есть), «…или изнемогает», — как противоположность принятию.

Стих 3. «Злословия злословящих Тебя». Это указание не только на злословия иудеев, иначе это не могло бы относиться к обсуждаемой теме. Потому что Апостол хочет привести Христа в качестве примера, — Того, Кто понес на Себе немощи всех, как сказано в Ис 53:4: «Но он взял на Себя наши немощи, и понес наши болезни…». {Примечание: в тексте дословно: «…понес наши грехи…». — переводчик.} И в том же смысле он говорит в Флп 2:5: «Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе». Ибо как мы прославляем Бога, совершая благое, «чтобы они видели ваши добрые дела, — как Он говорит в Евангелии от Матфея Мф 5:16, — и прославляли Отца вашего Небесного», так своими порочными поступками мы бесславим Бога и навлекаем злословия и позор на Него, то есть мы даем возможность для Его порицания и упреков в Его адрес, о чем Павел говорил выше (Рим 2:23−24): «Хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога? Ибо ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников». Поэтому мы молимся также: «Да святится имя Твое», то есть: да будет оно почитаться и наводить страх Божий как священное имя. Возможно, некоторые склонны считать, что термин «злословия» описывает наказание, или расплату за наши грехи, павшую на Него. Но Апостол не может уклониться от констатации того факта, что наказания не порочат Бога, в отличие от нашей вины.

Таким образом, наша вина пала на Него, то есть Он заплатил за наши грехи и удовлетворил Бога за нас. Если бы Он Сам хотел получить удовлетворение и возлюбить Себя самого, то Он, конечно же, не совершил бы того, что совершил. Но Он возлюбил нас, возненавидев и смирив Себя, Он всецело предал Себя за нас. Таким образом, любовь является причиной того, почему ближний наш не вызывает у нас отвращения и почему мы можем терпеть его. Любовь не позволяет нам находить удовольствие в себе, поскольку сама она терпелива и без нее всякий надменный праведник является просто невоздержанным и самодовольным человеком. Итак, он показывает, что это было сказано о Христе, но все же написано «к назиданию… чтобы мы терпением…» к ближнему своему «… и утешением из Писаний сохраняли надежду».

Стих 4. «Чтобы… терпением и утешением из Писаний». Какое прекрасное выражение, показывающее, что надежда может прийти через терпение и утешение из Писаний! Разумеется, если надежда не является категорией материальной. «Ибо, если кто видит, то чего ему и надеяться?» Рим 8:24. Надежда, таким образом, устраняет все материальное. Следовательно, нам необходимо терпение. И вместо материальных вещей Он дает нам Слово утешения, которым мы поддерживаемся так, что не имеем недостатка в терпении. Таким образом, отказаться от осязаемого в отношении слов и Писания — это воистину большое дело. И люди не могут сделать это, пока они не умрут для всего материального, по меньшей мере — в своих чувствованиях, хотя на практике они по-прежнему используют их, скорее по необходимости, чем добровольно. Христианами являются те люди, которые услышали утверждение своего Учителя: «Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником» Лк 14:33. Его ученики — это «пользующиеся миром сим, как непользующиеся» 1Кор 7:31 и они совершают добрые дела так, будто не совершают их. Ибо они делают все это для Бога, Которому они служат во всем этом, не ища ничего своего.

Стих 7. «Посему принимайте друг друга, как и Христос принял вас в славу Божию», то есть к славе Божьей, или для того, чтобы тем самым Бог мог быть прославлен. Слава Божья — это удивительная и чудесная вещь! Ибо Он прославлен, когда грешники и немощные [в вере] приняты. Потому что Его слава основывается на том факте, что Он — наш Благодетель. Таким образом, когда к Нему приводятся принимающие Его благословение, то это — Ему во славу, то есть это случай для проявления Его благости. Таким образом, нам не следует приводить к Нему сильных, святых, мудрых. Ибо в них Бог не может быть прославлен, поскольку Он не может быть благословением для них: они не нуждаются в Нем.

Стих 10. «Возвеселитесь, язычники, с народом Его». Лирский считает, что основанием для этого высказывания является библейский фрагмент Ис 35:1: «Возвеселится пустыня и сухая земля». Другие полагают, что это Ис 44:23: «Восклицайте, глубины земли». Однако, по моему мнению, источником этого утверждения является фрагмент Ис 66:10: «Возвеселитесь с Иерусалимом и радуйтесь о нем, все любящие его!» Ибо, когда это слово исходит от Иерусалима, то есть от народа Божьего, к другим, оно, разумеется, направлено не к кому иному, как к язычникам, которых нельзя назвать Иерусалимом, и это вытекает из слов Апостола, когда он добавляет слово «язычники» и поясняет, что Иерусалим — это «народ Его». С другой стороны, если он говорит это только в пророческом смысле, то это изречение похоже на соединение нескольких Псалмов, таких как Пс 66:5: «Да веселятся и радуются племена! Ибо Ты судишь народы праведно…» и Пс 96:1: «Господь царствует: да радуется земля; да веселятся многочисленные острова».

Стих 12. «Будет корень Иессеев…». Как мы уже говорили в «Заметках на полях», термин «корень» является здесь ссылкой не на самого Иессея, но на Христа, что основывается на фрагменте Ис 53:2 из Книги Исаии. В противном случае он сказал бы «жезл Иессея» или «цветок от Иессея», как делается, например, в Ис 11:1: «И произойдет отрасль от корня Иессеева…». Подобным же образом в Книге Откровение Откр 22:16 сказано: «Я есмь корень и потомок Давида». Таким образом, по плоти Христос укоренен в Давиде и в праотцах, от которых Он произошел, но по Духу Он Сам является корнем, от которого произросла вселенская церковь. В первом смысле Он является цветком, однако во втором смысле — они являются Его соцветием.

Более того, следует обратить внимание на то, как согласуются между собой различные версии переводов. Блаженный Иероним представляет этот фрагмент в таком виде: «Который станет как знамя для народов» Ис 11:10. В Септуагинте это выражено так: «Который восстанет для того, чтобы стать Князем язычников». Павел же говорит: «И восстанет владеть народами; на Него язычники надеяться будут». Но тот, кто стои́т, конечно же, восстал, и тот, кто является знаменем для народов, конечно же, владеет [правит] ими. Таким образом, Он является знаменем для того, чтобы язычники могли быть приведены к Нему. И здесь мы имеем выражение сущности правления Христова, ибо это правление не материальное, но правление в вере, в знамении, в том, что не явно. Князья же мира сего, однако, правят людьми материальным образом, а именно — посредством своего плотского присутствия и физическими методами. И, таким образом, выражение «обратятся язычники» {примечание: дословно: «Они будут просить [умолять] Его». — переводчик.} легко согласуется с фразой «На Него язычники надеяться будут» Рим 15:12, ибо тот, кто обращается [умоляет], делает это с надеждой.

И выражение «И покой его будет слава» Ис 11:10, то есть слава, которую подразумевает Иероним, переводится им более ясно, когда он говорит: «И Его гробница будет славной», в том смысле, что в латыни использование слова «покой» (requies), вообще говоря, не исключает сна смерти. {Примечание: Иероним, Commentaries in Esaiam, по поводу Ис 11:10, Patrologia, Series Latina, XXIV, 152, приводит следующие комментарии: «Для того, чтобы сделать смысл этого ясным для читателя, мы использовали другое, но эквивалентное применяемому слово, обозначающее «сон» и «покой», а именно — «могила» [«гробница»].} Но для моего образа мышления данное выражение становится еще более непонятным. Ибо некоторые {примечание: Лирский} понимают его так, что могила Христа была славной потому, что она была вырублена из камня, и Сам Он был помазан драгоценными маслами, хотя ни блаженный Иероним, ни Септуагинта, ни Дух не имели это в виду. Но блаженный Иероним пытался описать «славу содержания посредством содержащего». Ибо значение этого таково, что смерть и могила Христовы будут прославляться и праздноваться во всем мире вечно. Тем не менее, это нечто такое, что, естественно, противоречит смерти, поскольку смерть и могила других людей обычно лишают их славы, почестей и репутации, — их погребают, и «погибает память их с ними» (см. Пс 9:7). Здесь же имеет место обратное — Он не только не был поглощен смертью и могилой, но сделал Свою смерть славной.

Стих 13. «Бог же надежды да исполнит вас...». Какой чудесный титул: «Бог надежды»! Но это является признаком, по которому Апостол различает ложных богов и истинного Бога. Ибо ложные боги являются демонами, богами материальных субстанций, потому что они овладевают теми людьми, которые, положившись на материальное, не знают, как надеяться. Ибо тот, кто полагается на истинного Бога, когда всё материальное отброшено, живет одной лишь надеждой. Таким образом, «Бог надежды» — это Бог тех, кто имеет надежду. Ибо Он не является Богом тех, кто боязлив и робок и кто пребывает в отчаянии, скорее Он их враг и судья. И, говоря кратко, Он является «Богом надежды» потому, что Он — Тот, кто дарует надежду. Более того, Он является Богом надежды потому, что одна лишь надежда служит Ему, ибо как Он назван «Богом Авраама, Исаака и Иакова» и «Богом Израиля», так Он назван также и «Богом надежды», потому что где надежда, там служат и поклоняются Ему.

«Всякой радости и мира» — то есть [Он исполнит вас] уповающей совести и обоюдного соласия. На первое место он ставит радость, а затем мир, потому что радость дарует человеку мир и внутреннее спокойствие, а когда он сам становится спокоен, ему легче жить в мире с другими. Тот же, кто сам печален и обеспокоен, легко разочаровывается в остальных и имеет несдержанный характер. Но все это происходит в верующем, потому что наша радость и мир состоят не в чем-то материальном, но выходят за рамки материального и заключаются в надежде. В противном случае Бог надежды не дал бы им, — ибо это Он дает сокрытые блага, — радость в печали и личном страдании, мир в душевном смятении и внешнем преследовании. Где недостает веры, там человек впадает в печаль и терзания, потому что материальные категории, на которые он возложил свое упование в те времена, когда они были доступны ему, подвели его. Но терзания порождают обильную надежду, как Апостол говорит выше, в главе Рим 5:4: «…От опытности надежда». {Примечание: при дословном переводе по тексту: «Испытания порождают надежду». — переводчик.} И это происходит силою Духа Святого. Не потому, что мы внутренне уповаем на то, что «испытания порождают надежду», поскольку в этом случае мы по-прежнему оставались бы слабыми и бессильными во время преследований, но Дух укрепляет нас в немощах наших, — так, что мы не только выдерживаем, но совершенствуемся и выходим победителями из этих испытаний.

Стих 14. «…Вы полны благости…». Обратите внимание на то, как тщательно расставлен порядок слов: сначала идут слова «полны благости», а затем уже «исполнены всякого познания». Ибо знание без назидающей любви делает человека надменным. Так же, как они не могут «наставлять друг друга», не будучи прежде исполнены благости. Ибо одно только лишь знание ограничено самим собой и надмевает, и не «опускается» до наставления другого, но лишь желает быть на виду, презирая всех. Любовь же изобилует знанием и назидает. Впрочем, любовь без знания также не назидает. Разумеется, святая простота [непритязательность], происходящая от благодетельной и примерной жизни, назидает, но просвещенная любовь делает это как сама по себе, так и словом своим, в то время как знание и примером своим, и словом своим оскорбляет и не назидает. Таким образом, любовь в сочетании со знанием, и знание само по себе — это вещи совершенно противоположные друг другу. Само по себе знание без любви ищет своего, оно удовлетворено самим собой и презирает других людей; поэтому оно не боится злоупотребить своим примером, и, тем не менее, оно не дает отчета ни единым словом. Любовь же, в отличие от этого, назидает своим словом и даже удерживает резким словом от любого деяния, которому она неспособна научить.

Стих 17. «Итак, я могу похвалиться в Иисусе Христе». Этим выражением Апостол пытается сказать, что это не он сам говорит или совершает вещи, которые он говорит и совершает «в покорении язычников вере» (см. стих 18), но это делает Христос, — что Павел раскрывает во 2Кор 13:3: «Вы ищете доказательства на то, Христос ли говорит во мне…».

Таким образом, он утверждает, что не смеет говорить ничего, кроме того, что Христос говорит через него. И он делает так, что при сопоставлении двух его выражений слово «говорить» соответствует слову «Он совершает», — так, чтобы выразить идею как о слове, так и о деле. Ибо это то же самое, как если бы он сказал: «Я не смею говорить или делать что-либо, кроме того, что Христос говорит и совершает через меня», но для того, чтобы избежать многословия, поскольку в первой части он обсуждает то, что Христос говорит, ему было необходимо затем добавить представление о «совершении», поэтому он помещает это во вторую часть. И здесь уже не было необходимости повторять термин «говорит», поскольку тот, кто действует, — тем более говорит о Нем, потому что говорить — легче, чем делать что-то. Более того, поскольку «совершение» включает в себя как слова, так и исполнение, он хочет особенно подчеркнуть то, что именно Христос совершил через него, чтобы показать, что не только его изречения, но и всё, что он делал, было Христовым. Я знаю, что, по мнению других {примечание: Эразм}, Апостол говорит так для того, чтобы исключить всякую надменность и всякое высокомерие, имея в виду, что, хотя он и прославлен пред Богом во Христе, он не смеет гордиться тем, чем гордятся лжеапостолы, а именно — тем, чего Бог не совершает через них, ибо они хвалятся тем, чего они не совершили и чего Бог не совершил в них. Однако первая интерпретация кажется мне более правильной, а именно — что отрицательное выражение имеет здесь утвердительное значение, что показывает следующая фраза: «В покорении язычников». Ибо дело не в том, что Христос «не совершил» чего-то или что не Христос совершил что-то «в покорение язычников», но в том, что Христос совершил всё через Апостола, и этим Апостол хвалится, а не вещами, которые он совершил сам. Таким образом, значение этого фрагмента таково: «Я хвалюсь потому, что я служу язычникам, освящая Евангелие. И я хвалюсь потому, что не я совершил это, но Христос сделал это через меня, и через Него происходит все так, что мое прославление имеет цену даже в глазах Божьих».

Стих 20. «Притом я старался благовествовать не там…». Похоже, что переводчик здесь побоялся, что это может звучать оскорбительно, если представить это прямо, как сказал Апостол. Потому что на греческом он говорит просто и прямо: «Я амбициозно жаждал проповедовать Евангелие». {Примечание: или: «Я претенциозно и вызывающе проповедовал Евангелие». — переводчик.} И это не тот случай, когда слово «амбициозно» используется в своем основном значении, как, например, когда Плиний говорит об Иордане: «Он ambitiosus настолько, насколько это позволяют местные участки земли» {примечание: Pliny, Natural History, V, 15, par. 71.} (Следовательно, слово ambitiosus используется в таком смысле, что человек желает окружить [охватить] многие места и старается распространить себя и «охватить собой» всё, как река, разливающаяся и заполняющая собой многие пространства). Но здесь используется греческое слово φιλοτιμουμενος, то есть «желание славы или почестей». Таким образом, по-гречески слова, записанные у нас как «я старался благовествовать», звучат, скорее, как «я амбициозно (ambitiosus) жаждал проповедовать», или «я стремился проповедоваать, будучи побуждаем стремлением к славе». И каков же ответ на этот вопрос? Был ли Апостол амбициозен? Создает ли он здесь прецедент оправдания для амбициозных людей? Ни в коем случае. Ведь до этого он сказал: «Ибо я могу похвалиться в Иисусе Христе...» (стих 17), а также в 1Кор 9:15: «...Ибо для меня лучше умереть, нежели чтобы кто уничтожил похвалу мою». {Примечание: при дословном переводе: «…Чтобы кто уничтожил основание для моей похвалы». — переводчик.} Если бы он искал этой славы ради себя самого, то слава его была бы тщетна. Но он, конечно же, искал ее ради других, а именно:

Во-первых, для того, чтобы его апостольская власть не умалялась, что было бы помехой для веры язычников, ради которых он и был рукоположен Апостолом, как было показано в первой части данной книги. {Примечание: то есть из лютеровских заметок на полях по поводу фрагмента Рим 15:16 — см. выше.}

Во-вторых, он говорит все это от обилия любви, а именно — из-за своего желания спасти как можно больше людей, он не хотел проповедовать в том месте, где Христа уже знали, и при этом не иметь возможности проповедовать тем, кто не знал Его. И он показыват это, цитируя Исаию: «Не имевшие о Нем известия увидят, и не слышавшие узнают» (стих 21; Ис 52:15), как бы говоря этим: «Необходимо проповедовать Христа там, где Его еще не знают, потому что если Его проповедовать там, где уже знают о Нем, может быть упущено время, отведенное для Его проповеди другим. Немаловажно также и то, что он не говорит: «Я не проповедовал там, где проповедовали другие апостолы», потому что это было бы признаком амбициозности и надменности, как будто он брезгует проповедовать там, где уже проповедовали другие, но он говорит: «Не там, где уже было известно имя Христово», чтобы показать, что он воздерживался от проповеди там, где в этом не было необходимости, чтобы проповедовать там, где это было необходимо.

Но во всех этих случаях у нас имеется достаточно объяснений того, почему он так делал, но недостаточно оснований для объяснения того, почему он использовал слово φιλοτιμουμενον. Потому что человек может делать все это, даже если он и не утверждает, что желает славы. Но здесь он явственно и отчетливо говорит, что совершал все это из ревностного стремления к чести и славе. Поэтому мы не должны спрашивать здесь, до какой степени он делал всё это не из стремления к славе, но, скорее, нам следует спросить, что представляет собой та слава. Таким образом:

В-третьих, мы должны отметить, что проповедь Евангелия была обязанностью, презираемой окружающими и постыдной с их точки зрения, — как, впрочем это обстоит и по сей день, — обязанностью, лишенной какой бы то ни было славы и почестей, обязанностью, навлекающей на человека всевозможные нарекания, упреки, гонения и т. п. до такой степени, что Христос даже предупреждает: «Кто постыдится Меня и Моих слов, того Сын Человеческий постыдится, когда приидет во славе Своей и Отца и святых Ангелов» (см. Лк 9:26). И Иеремия Иер 20:8 свидетельствует: «Слово Господне обратилось в поношение мне и в повседневное посмеяние». И в Пс 13:6 сказано: «Вы посмеялись над мыслию нищего, что Господь упование его». {Примечание: дословно: «Вы посмеялись над мыслию нищего, но Господь — упование его». — переводчик.} И Христос также исповедует повсюду в Псалмах, что Он был презираем и что «бесчестие покрывает лицо Его» Пс 68:8. И еще Он говорит: «Боже! Ты знаешь безумие мое…» и ту непочтительность, которой Я был осыпан. И то, что происходит со Христом, Который является истиной, ибо Христос есть истина, происходит и со служителями Христа, то есть служителями истины, о чем мы читаем в (1Кор 4:9−10): «Ибо я думаю, что нам, последним посланникам, Бог судил быть как бы приговоренными к смерти; потому что мы сделались позорищем для мира, для Ангелов и человеков. Мы безумны Христа ради, а вы мудры во Христе; мы немощны, а вы крепки…». И чуть позже (стих 13) он говорит: «Хулят нас, мы молим; мы как сор для мира, как прах, всеми попираемый доныне».

Итак, поскольку проповедь Евангелия не является делом, приносящим почести, с изумляющей апостольской любовью Павел выставляет то, что считается позором, как свою славу — только для того, чтобы быть полезным для других. Ибо проповедовать там, где Христос известен, не выглядит позорным, потому что там уже пройден и преодолен первый позор Евангелия. Но там, где Христос пока неизвестен, немилость [со стороны окружающих], проявляемая по отношению к Благовестию, является новой, и она весьма велика. Он высказывается в том же смысле в Рим 1:14: «Я должен и Еллинам и варварам, мудрецам и невеждам». А также в Рим 1:16: «Ибо я не стыжусь благовествования Христова», — этим он как бы говорит: «Я рассматриваю проповедь Евангелия как почетное служение, и я ревностно стремлюсь к этому по той самой причине, что другие питают к этому отвращение из-за бесчестия, связанного с этим». Таким образом, мы читаем в Деяниях (Деян 5:41): «Они же [Апостолы] пошли из синедриона, радуясь, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие». Разве слово «радуясь» здесь означает что-либо иное, кроме как то, что они приняли эту немилость за оказанную им честь? Поэтому он также сказал ранее Рим 15:17: «Итак я могу похвалиться в Иисусе Христе в том, что относится к Богу», как бы говоря этим: «Несмотря на то, что перед миром я имею бесчестие и среди людей — непонимание». Таким образом, мы читаем в Пс 118:46: «Буду говорить об откровениях Твоих перед царями, и не постыжусь», то есть: «Я не смущаюсь говорить о Тебе, но рассматриваю это как честь для себя». Люди же, которые смущаются, испытывают раздражение и отвращение, поскольку они напуганы тем, что навлекут на себя бесчестие. В том же самом Псалме он часто молится об освобождении от «поношения», говоря: «Сними с меня поношение и посрамление…» Пс 118:22. И еще: «Отврати поношение мое, которого я страшусь» Пс 118:39. И в другом месте: «Довольно насыщена душа наша поношением от надменных и уничижением от гордых» Пс 122:4.

В-четвертых, что, однако, лишь слегка отличатся от третьего пункта, он говорит, что понимает эту славу как славу совести пред Богом, то есть что он имеет не свидетельство порочной совести, но свидетельство доброй совести, как, например, в 2Кор 1:12: «Ибо похвала наша сия есть свидетельство совести нашей…». Итак, для того, чтобы иметь чистую {примечание: дословно: богатую. — переводчик.} совесть перед Богом, поскольку он исполнял свои обязанности весьма преданно, он спешил проповедовать Христа только там, где Его еще не знали до этого, — точно так же, как в 1Кор 9:15, о чем упоминалось выше, он говорит, что для него было бы лучше умереть, чем утратить славу, то есть чем обрести ущербную совесть. Ибо совесть — это нечто такое, что либо позорит, либо прославляет нас перед Богом. Это не говорит о том, что чья-то совесть такова, что иногда она не позорит его (иначе Христос умер бы напрасно), но человек должен стремиться нанести своей совести как можно меньший ущерб и сохранить ее как можно более чистой, и тогда то, что отложено и остается сокрытым, покрывается, извиняется и прощается через веру во Христа и упование на Него. В этом смысле Апостол имел амбициозное стремление проповедовать, потому что он пытался обогатить свою совесть, которая не может быть обогащена лучше, нежели через служение другим из любви, даже если это ведет к бесчестию и страданиям. Такое бесчестие является славой, потому что оно — слава совести. И я полагаю, что мысль Апостола такова, что в этом открытом позоре он мог видеть сокрытую славу, внешне поносимую, но почитаемую в сознании, презираемую среди людей, но прославленную перед Богом. Ибо истина порождает ненависть. Но эта ненависть приносит благодать. Следовательно, мы должны ревностно и амбициозно искать ненависти, то есть благодати, — даже через ненависть.

Но чтобы не казалось, будто мы полностью и безоговорочно отвергаем мнение других людей, например таких, как Эразм, и прочих, подобных ему, мы соглашаемся, что Апостол также прилагал все усилия, претендуя со своего рода «святыми амбициями» на то, чтобы быть Апостолом язычников (хотя данный фрагмент не говорит этого, потому что здесь не говорится, что он воздерживается от проповеди там, где проповедовали другие Апостолы, но говорится, что он не проповедует там, где имя Христа уже известно; однако даже среди язычников имя Его было известно, как, например, в Риме). Но давайте пойдем на уступку и согласимся с этим, потому что Павел, «призванный Апостол, избранный к благовестию» Рим 1:1, прилагал все усилия, движимый благоговейными амбициями для осуществления свого служения, так, будто он один хотел принести свет язычникам, — задача, в которой он самым убедительным образом доказал свою любовь. Ибо амбициозное устремление к сотворению добра — это редкая и воистину апостольская черта. Более того, проповедовать Евангелие — значит даровать величайшее благословение, даже если это делается в условиях жестоких преследований и враждебности всего мира. Таким образом, стремиться к такой славе (и это сильнейшее из желаний), — славе принесения величайших благословений, причем принесения их как дара, а также того [знания о том], что представляет собой этот дар, и не получать при этом ничего, кроме всевозможных упреков, — разве это не являтся чем-то таким, что выше человеческих сил, и разве это не является воистину апостольской чертой?

В самом деле, разве это нельзя назвать этакими «божественными амбициями»? Если человек проявляет добросердечность и благотворительность, ничего не получая взамен, то позвольте спросить вас: разве это не является проявлением смирения? Подумайте об этом. Евангелие является неописуемым даром, который нельзя сравнить ни с какими богатствами, почестями или удовольствиями. Более того, если кто-то дает благое даже своим врагам и тем, кто воздает ему злом за добро, что может быть для него бо́льшим благословением, чем Евангелие? Тем не менее человек, дающий благое только своим друзьям, меньше такого человека, действительно являющегося очень редким. И еще меньшим является тот человек, который делает все только себе во благо.

И ниже его — тот, кто не разделяет ничего ни с кем. А хуже всех — тот, кто даже забирает эти дары либо в помыслах своих (что склонны делать почти все люди), либо делами своими (что делают очень многие). Таким образом, когда Апостол хвалится своим служением, он возвещает только хвалу Евангелию. А что еще более необходимо для людей, пренебрегающих Евангелием или совершающих нападки на Евангелие, чем услышать, как оно так восхваляется? Поэтому Апостол ищет славы, но той славы, которая есть спасение тех, среди кого он ее ищет.

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии Мартина Лютера на послание к Римлянам, 15 глава. Комментарии Мартина Лютера.


«Лютеранское наследие»

Публикуется с разрешения фонда «Лютеранское наследие» в России.
Лекции Мартина Лютера на послания Римлянам и Галатам.
© 1996−97, 2021−22.

НАМ НУЖНА ТВОЯ ПОМОЩЬ

Римлянам 15 глава в переводах:
Римлянам 15 глава, комментарии:
  1. Комментарии Баркли
  2. Новой Женевской Библии
  3. Толкование Иоанна Златоуста
  4. Учебной Библии МакАртура
  5. Комментарии Жана Кальвина
  6. Комментарии Мартина Лютера
  7. Комментарии МакДональда
  8. Серия комментариев МакАртура
  9. Толкование Мэтью Генри
  10. Толковая Библия Лопухина
  11. Толкование Далласской семинарии
  12. Толкование Феофилакта Болгарского
  13. Новый Библейский Комментарий
  14. Лингвистический. Роджерс
  15. Комментарии Давида Стерна
  16. Библия говорит сегодня
  17. Толкования Августина
  18. Комментарии Скоуфилда


2007–2023. Сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите нам: bible-man@mail.ru.