Библия » Толкование Мэтью Генри

Галатам 3 глава

В этой главе апостол I. Укоряет галат за их несмысленность, за то, что они позволили увести себя с пути евангельской веры, и с помощью ряда доводов старается довести это до их сознания.

II. Доказывает учение, за отступление от которого укоряет их, – учение об оправдании верой без дел закона; при этом он исходит из:

1. Примера Авраама, оправдавшегося верой.

2. Сущности и цели закона.

3. Ясного свидетельства Ветхого Завета и 4. Непоколебимости завета Бога с Авраамом. Чтобы предупредить вопрос: «Для чего же тогда нужен закон?» – Павел говорит, что:

(1) Закон был введен по причине преступлений.

(2) Он был дан, для того чтобы убедить мир в необходимости Спасителя.

(3) Он был предназначен как детоводитель, чтобы привести нас к Христу. В заключение Павел знакомит нас с привилегиями христиан, находящихся под благодатью.

Стихи 1-5. Здесь апостол обращается к тем, кто, приняв веру во Христа, продолжал искать оправдания делами закона, то есть уповал на свое послушание нравственному закону как на праведность перед Богом и обращался к жертвоприношениям и обрядам очищения. Сначала он их строго обличает, а затем старается убедить на основании истины. Мы поступаем правильно, когда обличаем человека в его грехе или заблуждении с той целью, чтобы убедить его, что он грешит или заблуждается.

Он укоряет их, причем очень строго и страстно, называя их несмысленными Галатами, ст. 1. Хотя христиане являются чадами Премудрости, но, поколебавшись в вере, они могут стать несмысленными детьми. Более того, Павел спрашивает: ...кто прельстил вас? – подразумевая под этим, что они были прельщены коварным искусством лжеучителей и так далеко заблудились, что стали непохожи на самих себя. Их несмысленность проявилась в том, что они не покорялись истине, то есть не держались евангельского пути оправдания, которому были научены и который приняли. Примечание: Недостаточно знать истину и говорить, что мы верим в нее, необходимо также покоряться и оставаться верными ей. Заметим также: те, кому была ясно изложена истина, которая во Христе Иисусе, но они не хотят покоряться ей, находятся в состоянии духовного обольщения. Некоторые обстоятельства доказывали неразумие галат и усугубляли их вину.

1. Иисус Христос был предначертан перед их глазами, как бы у них распятый; то есть им было проповедано учение о кресте и среди них совершалось таинство вечери Господней; посредством того и другого распятый Христос был ясно представлен пред ними. Люди, познавшие такие святые тайны и допущенные к таким святым обрядам и не покоряющиеся истине, проявляют величайшее безумие. Заметьте: Размышление о чести и привилегиях, каких мы были удостоены как христиане, должно вызывать у нас чувство стыда за наше безумие и отступление.

2. Павел обращается к их личному опыту – к тому, что совершил Дух Святой над их собственными душами (ст. 2). Он напоминает им о том, как, став христианами, они получили Духа, как многие из них испытали не только освящающее действие Духа Святого, но стали причастниками Его замечательных даров, чем так ясно доказывалась истинность христианской веры и ее доктрин, в частности, учения об оправдании через Христа, а не делами закона. Чтобы убедить галат в неразумности их отступления от этого учения, апостол спрашивает их, как они получили дары Духа: Через дела ли закона, то есть через проповедь о необходимости этих дел для получения оправдания? Они не могли этого сказать, ибо такое учение не проповедовалось им, и они, будучи язычниками, не имели никакого права на получение оправдания таким путем. Или через наставление в вере, то есть через проповедь учения о вере во Христа как единственном пути оправдания? Если они хотят быть честными, то должны признать последнее, и следовательно, в высшей степени неразумно с их стороны отвергать учение, благодатное действие которого они испытали на самих себе. Примечание:

(1) Духа Святого люди получают через евангельских служителей.

(2) Крайне неразумен тот, кто позволяет увлечь себя от служения и учения, принесших ему духовное благословение.

3. Апостол призывает их сопоставить свое прошлое и настоящее поведение и из этого сделать вывод о том, насколько несмысленными они стали (ст. 3, 4). Он говорит им, что они, начавши в Духе, теперь оканчивают плотью (англ. ищут совершенства по плоти. – Прим. переводчика). Приняв евангельское учение, открывающее единственный путь к оправданию, они получили посредством него Духа. Таким образом, они начали хорошо; но теперь обратились к закону и надеялись достигнуть высшей степени совершенства, прибавив к вере во Христа соблюдение закона для получения оправдания, что не могло закончиться ничем иным, как только позором и разочарованием, ибо это было не усовершенствованием Евангелия, а его извращением. Стараясь делами закона получить оправдание, они были настолько далеки от христианского совершенства, что им грозила опасность вообще перестать быть христианами. Они одной рукой разрушали то, что построили другой, и уничтожали достигнутое ими в их собственном христианском опыте. Более того, Павел напоминает им, что они не только приняли христианское учение, но и страдали за него, и если теперь отступят от него, то это сделает их еще более неразумными, ибо в этом случае все их страдания окажутся напрасными. Примечание:

(1) Безумие отступников состоит в том, что они теряют все, чего достигли в вере или ради чего страдали за нее.

(2) Крайне прискорбно, когда все наше служение и все наши страдания оказываются тщетными, когда не приносят нам пользы ни богослужения, ни проповеди, ни духовные обряды; в этом случае прежняя праведность не воспомянется нам.

4. Павел напоминает им о том, что среди них трудились служители (в частности, и он сам), пришедшие с божественными полномочиями, ибо им подавался Дух и среди них совершались чудеса. И он обращается к ним с вопросом: делали ли они это через дела закона, или чрез наставление в вере, то есть было ли учение, проповеданное ими и подтвержденное чудесными дарами и действием Духа Святого, учением об оправдании делами закона или верою во Христа? Они прекрасно знали, что оно было учением об оправдании верою, а не делами закона, и поэтому их отступление от учения, подтвержденного таким чудесным образом, было непростительным.

Стихи 6-18. Сделав галатам упрек за непокорность истине и постаравшись убедить их, каким это было безумием с их стороны, в данных стихах Павел обстоятельно доказывает истинность учения, за отступление от которого укорял их, а именно: учения об оправдании верою, без дел закона. Он делает это несколькими путями.

I. Приводит пример Авраама, оправдавшегося верою. Этот аргумент Павел уже использовал в Рим. 4. Авраам поверил Богу, и это вменилось ему в праведность (ст. 6), то есть его вера утверждалась на слове и обетовании Бога и на уверенности, что Бог признал и принял его как праведника. Поскольку именно поэтому он является отцом верующих, то апостол хочет, чтобы мы знали, что верующие суть сыны Авраама (ст. 7), не по плоти, а по обетованию, и следовательно, они оправдываются так же, как и он, – верою. В подтверждение своих слов апостол говорит, что обетование, данное Аврааму (Быт 12:3), в тебе благословятся все народы, имело отношение именно к оправданию язычников верою, ст. 8. О Писании здесь говорится, что оно провидело, потому что тот, кто писал его, предвидел, что Бог оправдает языческий мир через веру и, следовательно, в Аврааме, то есть в его семени, которое есть Иисус Христос, благословятся не только иудеи, но и язычники, и не просто благословятся в семени Авраама, но благословятся так же, как и он, то есть через оправдание по вере. Апостол говорит, что Писание проповедало благую весть Аврааму (рус. предвозвестило. – Прим. переводчика), и отсюда делает заключение (ст. 9), что верующие, то есть истинные верующие, к какой бы нации они не относились, благословляются с верным Авраамом. Они благословляются с Авраамом, отцом верующих, по обетованию, данному ему, и поэтому таким же путем, как и он, – через веру. Именно благодаря своей вере в Божие обетование Авраам был благословлен, поэтому и другие получают эту привилегию только таким путем.

II. Он показывает, что мы не можем оправдаться ничем иным, как только верой, утверждающейся на Евангелии, так как закон осуждает нас. Если мы отдадим себя на его суд, то, конечно, будем приговорены к смерти ибо все, утверждающиеся на делах закона, находятся под клятвою; все уповающие на свои собственные дела, рассчитывая ими заслужить оправдание и усиливаясь поставить собственную праведность, проиграют свое дело перед судом закона, ибо написано: «Проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона», ст. 10. Закон ставит условием жизни абсолютное, личное и постоянное послушание ему; его язык таков: Делай, и живи, или, как написано в ст. 12: ...кто исполняет его, тот будет жив им; и за каждое нарушение закон угрожает проклятием. Если наше послушание неполное, если мы не исполняем всего написанного в книге закона и не делаем этого постоянно (но в какой-то момент времени что-то нарушаем), то подпадаем под проклятие закона. Проклятие – это проявление гнева, угроза гибели, это предание всякому роду зла, и все это имеет силу и власть против всех грешников, а значит, против всех людей, ибо все согрешили и виновны перед Богом. Если же мы являемся преступниками закона и находимся под его проклятием, то ясно, что ожидать оправдания посредством него тщетно. Однако далее Павел говорит, что для нас открыт путь избавления от этого проклятия и обретения Божьего благоволения. Это путь веры в Иисуса Христа (ст. 13), Который искупил нас от клятвы закона. Удивительный способ избрал Христос, для того чтобы избавить нас от клятвы закона: Он сделался за нас клятвою. Сделавшись грехом вместо нас, Он сделался клятвой за нас, подверг Себя той страшной Божией немилости, которую закон Моисея заклеймил особым позором, Втор 21:23. Целью этого было: Дабы благословение Авраамово чрез Христа Иисуса распространилось на язычников – чтобы все верующие во Христа, иудеи и язычники, могли стать наследниками Авраамова благословения и, в частности, великого обетования о Духе, сохранившегося для евангельского века. Отсюда следует, что они стали народом Божиим и наследниками Его обетовании не через послушание закону, а через веру во Христа. Заметим здесь:

1. В каком бедственном положении находились мы как грешники – мы были под проклятием и осуждением закона.

2. Как велика благодать и любовь нашего Господа Иисуса Христа к нам – Он согласился стать проклятием за нас, чтобы искупить нас от проклятия закона.

3. Какую блаженную перспективу мы имеем теперь благодаря Христу не только избежать проклятия закона, но наследовать благословение.

4. Только через веру во Христа мы можем надеяться обрести это благоволение.

III. Чтобы доказать, что человек оправдывается верой, а не делами закона, апостол приводит ясное свидетельство Ветхого Завета, ст. 11. Цитируемые слова взяты из книги пророка Аваккума 2:4: ...праведный верою жив будет; они цитируются также в Рим 1:17 и Евр 10:38. Их цель – показать, что праведными являются только те, кто действительно живет, кто свободен от смерти и гнева, кто восстановлен до состояния жизни в благоволении Божием; что праведным человек становится только через веру и как таковой получает эту жизнь и блаженство – он принимается Богом, чтобы жить с Ним здесь, на земле, и обретает право на вечную жизнь блаженного общения с Ним за гробом. Из этого апостол делает заключение: А что законом никто не оправдывается перед Богом, это ясно... Каким бы ни был человек в глазах других, перед Богом он не таков, ибо закон не по вере – он ничего не говорит относительно веры в деле оправдания, он не дает жизнь тем, кто верит, но гласит: Соблюдайте постановления... и законы... которые исполняя, человек будет жив, Лев 19:5. Он требует абсолютного послушания как условия жизни и поэтому никоим образом не может быть основанием для нашего оправдания. Этот аргумент апостола дает нам повод отметить, что оправдание по вере отнюдь не новое учение, оно было утверждено и проповедовалось в Божией церкви задолго до евангельского века. Более того, это всегда был единственный путь, каким грешник оправдывался или мог быть оправдан.

IV. С этой же целью апостол доказывает, что завет, заключенный Богом с Авраамом неизменен и не аннулируется законом Моисея, ст. 15 и далее. Вера предшествовала закону, ибо Авраам оправдался верою. Авраам полагался только на обетование, обетования – это истинный объект веры. Бог вступил в завет с Авраамом, и этот завет был неизменным и непоколебимым; даже человеческие заветы таковы, а Божий тем более. Когда документ оформлен, или когда соглашение подписано, тогда обе стороны оказываются связанными и уже не могут изменять чего-либо; поэтому нельзя допускать предположения, что завет Божий мог быть упразднен последующим законом. На языке оригинала слово завет означает и «завещание», и «соглашение». Обетование, данное Богом Аврааму, является, скорее, завещанием, чем соглашением. Когда завещание по смерти завещателя вступает в силу, оно не может быть изменено; так и обетование, данное Аврааму, будучи по своей сути завещанием, остается твердым и неизменным. Если кто-то считает, что завет может быть аннулирован из-за отсутствия людей, могущих претендовать на его привилегии, то Павел доказывает, что это не так, ст. 16. Авраам и пророки умерли, но завет заключен с Авраамом и его семенем. Здесь апостол дает очень удивительное толкование. Мы склонны думать, что под семенем подразумевается только израильский народ. «Нет, – говорит апостол, – слово семя стоит в единственном числе и указывает на одну Личность, это семя есть Христос». Итак завет остается в силе, ибо Христос пребывает вовек в Своей Личности и в Своем духовном семени, то есть в тех, что являются Его детьми по вере. На могущее возникнуть возражение, что закон, данный Моисеем, уничтожил этот завет, потому что он много настаивал на делах и мало говорил о вере или об обещанном Мессии, апостол отвечает, что последующий закон не мог отменить предшествующего ему завета, или обетования (ст. 18): Ибо, если по закону наследство, то уже не по обетованию, но, – говорит он, – Аврааму Бог даровал оное по обетованию, поэтому заменять обетование последующим законом и изменять установленный этим обетованием путь оправдания было бы несовместимо с Божией святостью, мудростью и верностью. Если наследство дано Аврааму по обетованию и переходит к его духовному семени, то мы можем быть уверены, что Бог не отречется от Своего обетования, ибо Он не человек, чтобы Ему изменяться.

Стихи 19-29. Перед этим апостол говорил о данном Аврааму обетовании, что именно оно, а не закон, является основанием нашего оправдания. Чтобы никто не подумал, что он слишком умаляет значение закона и делает его совсем бесполезным, апостол переходит теперь к обсуждению цели и назначения закона, объясняет, ради чего он был дан. Может возникнуть вопрос: «Если для спасения достаточно обетования, то для чего тогда закон?» На это апостол отвечает так:

I. Он дан после (англ. добавлен. – Прим. переводчика) по причине преступлений... ст. 19. Он был дан не для того, чтобы уничтожить обетование и установить другой путь оправдания, отличный от установленного обетованием; он был добавлен к обетованию, чтобы содействовать ему, и сделано это было по причине преступлений. Несмотря на то что израильтяне были особым Божиим народом, они были такими же грешниками, как и другие, и чтобы они могли осознать свой грех, им был дан закон: ...ибо законом познается грех (Рим 3:20). Кроме того, закон должен был удерживать их от совершения греха, внушать им страх перед грехом, обуздывать их похоти, чтобы они не предавались чрезмерно тем страстям, к каким была так склонна их ветхая природа. В то же время закон должен был направить их к единственно истинному пути искупления и прощения греха, а именно – через смерть и жертву Христа; именно этой цели служили постановления закона о жертвоприношениях и омовениях.

Апостол добавляет, что закон был дан с этой целью до времени пришествия семени, к которому относится обетование, то есть до пришествия Христа, или до установления евангельского домостроительства, когда как иудеи, так и язычники, без различия, станут семенем Авраама по вере. Закон был дан по причине преступлений, до тех пор пока не придет полнота времени, то есть наступит совершенное домостроительство. Но по пришествии семени, когда божественная благодать, содержавшаяся в Его обетовании, открылась полнее, закон, данный через Моисея, должен был прекратиться; поскольку первый завет был не без недостатка, то он должен был уступить место более совершенному, Евр 7:7,8. И хотя закон, рассматриваемый с точки зрения нашей ветхой природы, всегда остается в силе и по-прежнему сохраняет свое значение – чтобы доводить до сознания человека его греховнось и удерживать его от греха, – тем не менее мы теперь уже не под игом закона и не под страхом первого завета. Итак, закон был предназначен не для того, чтобы открывать другой путь оправдания, отличный от пути, открытого обетованием, но чтобы убедить людей в необходимости обетования, открыть им греховность греха и указать на Христа, через Кого единственно они могут быть прощены и оправданы.

Следующее доказательство того, что закон не предназначался в качестве замены обетования, апостол приводит из факта, что он был преподан чрез Ангелов, рукою посредника. Он был дан иным людям и иным путем, чем обетование, и, следовательно, в иных целях. Обетование было дано Аврааму и его духовному семени, включая верующих все наций, как иудеев, так и язычников; а закон был дан только израильтянам как избранному народу, отделенному от всего остального мира. Кроме того, в то время как обетование было дано непосредственно Самим Богом, закон был преподан чрез Ангелов, рукою посредника. Отсюда следует, что он не предназначался для упразднения обетования, ибо (ст. 20) посредник при одном не бывает, при одной стороне, а Бог один: давая обетование Аврааму и вступая в завет с ним, Бог был один; поэтому невозможно предположить, что договором, заключенным только между Ним и иудеями, Он мог отменить обетование, данное задолго до закона Аврааму и всему его духовному потомству. Это противоречило бы Его мудрости, истинности и верности. Моисей был лишь посредником между Богом и духовным семенем Авраама, и поэтому закон, преподанный через него, не затрагивал обетования, данного духовным потомкам, и тем более, не заменял его.

II. Закон был дан для того, чтобы убедить людей в необходимости Спасителя. Апостол ставит вопрос (ст. 21), могущий возникнуть у желающих возразить: «Итак закон противен обетованиям Божиим? Они противоречат друг другу? Не утверждаете ли вы, что завет с Авраамом и закон Моисея находятся в разногласии друг с другом?» На это он отвечает: Никак! Он сам был очень далек от такой мысли, и из его слов нельзя сделать такого заключения. Закон никоим образом не может противоречить обетованию, наоборот, он служит ему, так как его цель – раскрыть человеческие преступления и показать, что человек нуждается в более совершенной праведности, чем праведность от закона. Такой вывод скорее можно было бы сделать из их учения, чем из учения апостола: Ибо, если бы дан был закон, могущий животворить, то подлинно праведность была бы от закона, и в этом случае обетование было бы излишним. Но при нашем положении такого быть не может, ибо Писание всех заключило под грехом (ст. 22), то есть объявило, что все, и иудеи, и язычники, виновны и не в состоянии достичь праведности и оправдания делами закона. Закон обнажает их раны, но не может исцелить их: он показывает, что они виновны путем постановления о жертвоприношениях и омовениях, не могущих уничтожить греха; поэтому главной целью закона было дабы обетование верующим дано было по вере в Иисуса Христа, чтобы, убедившись в своей виновности и в неспособности закона сделать их праведными, они могли прийти к вере во Христа и таким образом воспользоваться благословением обетования.

III. Закон был предназначен в качестве детоводителя ко Христу, ст. 24. В предыдущем стихе апостол знакомит нас с положением иудеев при Моисеевом домостроительстве, до пришествия веры, то есть до того как пришел Христос и в Нем более полно раскрылось учение об оправдании верою: они были под стражею закона, то есть были обязаны, под страхом сурового наказания, строго исполнять его различные постановления; они были заключены, содержались под дисциплиной закона, как узники в заточении. Целью этого было подготовить их сердца к том, , чтобы они могли с радостью принять веру которой надлежало открыться, то есть убедить их принять Христа, когда Он придет в мир и установит более совершенное домостроительство, чтобы посредством его освободиться от рабства закона и получить свет и свободу. Итак, в том положении, о каком говорит апостол, закон был для них детоводителем ко Христу, дабы им оправдаться верою. Так как закон объявлял им волю Божию и в то же время провозглашал проклятие за каждое преступление его постановлений, то это должно было убедить их в безнадежности их состояния, в том, что их собственная праведность недостаточна, не может оправдать их перед Богом. Закон обязывал их приносить множество жертв, которые хотя и не могли уничтожить грех, но были прообразами Христа, той великой жертвы, какую Он должен был принести ради искупления греха. Они должны были указывать им на Него как на единственное убежище и единственный путь к освобождению. Таким образом, закон был их детоводителем, наставлявшим их и руководившим ими, когда они были несовершеннолетними детьми, или, в более точном значении слова natSayuydg, их слугой, направлявшим их ко Христу (как слуга, обязанный заботиться о детях, сопровождал их в школу), чтобы Он дал им более полное представление об истинном пути оправдания и спасения, каким является единственно путь веры в Него. Но, чтобы никто не сказал: «Если закон имел такое назначение для иудеев, то почему он не может оставаться таким же и для христиан» – апостол добавляет (ст. 25): По пришествии же веры и евангельского домостроительства, когда Христос, прощение и жизнь по вере в Него предстали перед нами в ясном свете, мы уже не под руководством детоводителя – у нас уже нет нужды в его руководстве, как тогда. Так апостол объясняет нам значение закона, и из сказанного им мы можем заметить следующее:

1. Бог проявил Свою благость к Израильскому народу, дав им закон, ибо хотя по сравнению с евангельским домостроительством ветхозаветное было неясным и внушающим страх, тем не менее оно снабжало их достаточными средствами и помощью как для понимания ими своих обязанностей перед Богом, так и для ободрения их в уповании на Него.

2. Иудеи сделали громадную ошибку и проявили великое неразумие, неправильно понимая назначение закона и употребляя его совершенно не для тех целей, для каких он предназначался Богом. Они надеялись оправдаться его делами, в то время как он был дан им вовсе не для оправдания, но лишь для того, чтобы убедить их, что они виновны и нуждаются в Спасителе, чтобы направить их ко Христу и к вере в Него как к единственному пути достижения праведности. См. Рим 9:31,32; 10:3,4.

3. Положение под благодатью имеет огромные преимущества по сравнению с положением под законом, так как дает нам не только более ясные откровения божественной благодати и милости, чем имели ветхозаветные иудеи, но также освобождение от рабства и страха, в которых они содержались. Теперь с нами обращаются не как с несовершеннолетними детьми, а как с сыновьями, достигшими полного возраста и получившими больше свободы и привилегий, чем они. На этом Павел останавливается подробно в следующих стихах. Показав, в чем состояло назначение закона, в заключение главы он говорит о наших привилегиях во Христе, заявляя в частности, (1) Что мы сыны Божий по вере во Христа Иисуса, ст. 26. Здесь мы отметим:

[1] Как велики и превосходны привилегии, какими обладают истинные христиане в Новом Завете. Они уже не рабы, а сыны; их не держат на расстоянии и в определенных границах, как иудеев, они допущены к более тесному общению с Богом и, более того, приняты в число Его сыновей.

[2] Каким образом они получили такие привилегии – по вере во Христа Иисуса. Приняв Его как своего Господа и Спасителя и доверив Ему свое оправдание и спасение, они были приняты в блаженное родство с Богом и получили право на привилегии этого родства, ибо (Иоан 1:12): Тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими. Апостол напоминает (ст. 27), что эту веру во Христа, делающую их детьми Божиими, они исповедали при крещении, ибо, добавляет он, все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. Исповедав при крещении свою веру во Христа, они тем самым посвятили себя Ему и как бы облеклись в Его одежды, объявили себя Его слугами и учениками; став таким образом членами тела Христова, они являются в Нем детьми Божиими. Отметим:

Во-первых, крещение – это торжественный обряд приема в Церковь Христову, как обрезание было обрядом принятия в иудейскую церковь. Сам Христос установил его в качестве такового, когда давал поручение Своим апостолам (Матф 28:19), и в соответствии с этим поручением они крестили всех, кого принимали в христианскую веру. Возможно, Павел говорит здесь о их крещении и принятии в число детей Божиих по вере во Христа с той целью, чтобы устранить дальнейшие возражения какие лжеучителя могли выдвинуть в защиту обрезания. Они могли сказать: «Хотя можно допустить, что закон, данный на горе Синай, был отменен приходом Христа, обетованным семенем, однако почему аннулируется обрезание, заповеданное Аврааму вместе с обетованием задолго до закона Моисеева?» На это апостол отвечает: Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись; отсюда следует, что в новозаветном домостроительстве крещение заменяет обрезание и что посвятившие себя через крещение Христу и искренне верующие в Него допускаются ко всем привилегиям христианского положения, как иудеи через обрезание допускались к привилегиям закона (Фил 3:3), и поэтому нет нужды сохранять обряд обрезания.

Во-вторых, крестившись, мы облекаемся во Христа; мы исповедуем нашу принадлежность Ему и обязываемся быть Его верными рабами. Крестившись во Христа, мы крестимся в Его смерть, чтобы как Он умер и воскрес, так и нам умереть для греха и ходить в обновленной жизни (Рим 6:3,4). Нам было бы очень полезно почаще вспоминать об этом.

(2) Что эта привилегия быть чадом Божиим дана всем истинным христианам. Закон делал различие между иудеем и еллином, давая иудеям много преимуществ; между рабом и свободным; между мужчиной и женщиной. Но теперь не так, теперь все равны: Все вы одно во Христе Иисусе. Каждый искренно верующий во Христа, независимо от его национальной, социальной или половой принадлежности, принимается Христом и по вере в Него становится чадом Божиим.

(3) Что, будучи Христовыми, мы являемся семенем Авраамовым и по обетованию наследниками. Иудействующие учителя хотели, чтобы галаты поверили в необходимость обрезания и исполнения закона Моисея для спасения. «Нет, – говорит апостол, – в этом нет никакой нужды, ибо вы Христовы; если вы искренно верите в Него, как в обетованное семя, в Котором благословятся все племена земли, то становитесь истинным семенем Авраама, отца всех верующих, и как таковые – наследниками по обетованию, то есть получаете право на его великие благословения и привилегии». Из всего сказанного апостолом следует, что галаты были очень нерассудительны и неразумны, внимая тем, кто стремился лишить их истины и свободы евангельской.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Толкование Мэтью Генри на послание к Галатам, 3 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.