Библия » Толкование Мэтью Генри

Бытие 29 глава

В данной главе описаны обстоятельства и события, усмотренные Господом для Иакова и связанные с обетованиями, о которых мы узнали из предыдущей главы.

I. Благополучное завершение путешествия Иакова, в котором провидение направило его прямо к родственникам, оказавшим ему радушный прием (ст. 1-14).

II. Успешное разрешение вопроса о женитьбе (ст. 15-30).

III. Создание семьи и рождение четырех сыновей Иакова (ст. 31-35). Дела правителей и могущественных народов того времени не нашли своего отражения в Книге Божьей, но преданы забвению, тогда как небольшие семейные заботы святого Иакова описаны в мельчайших подробностях, дабы навеки сохраниться в памяти людей. Ибо память праведника пребудет благословенна.

Стихи 1-8. В Библии по-особому выделены все этапы пути Израиля в Ханаан, однако мы не находим «путевого журнала» передвижения Иакова дальше Вефиля. Не было у него больше таких блаженных ночей, как та в Вефиле, не было больше таких видений от Всевышнего. Это стало для него праздником и не должно было превращаться в хлеб насущный. Но мы видим, (1) с какой бодростью он продолжал свой путь после приятного общения с Богом в Вефиле: и встал Иаков (ст. 1). Он живо и бодро пошел дальше, не обремененный более своими заботами, не скованный страхами, уверенный в благодатном присутствии Господа. Следует заметить, что после видений от Бога и торжественных обетов, принесенных нами Всевышнему, нам надлежит с расширенным сердцем проходить предлежащее нам поприще заповедей Божьих (Евр 12:1).

(2) С какой радостью он подошел к концу своего путешествия. Провидение привело Иакова именно на то поле, где поили стада его дяди и где он встретился с Рахилью, которой суждено было стать его женой. Обратите внимание:

[1] мы должны признавать Божье провидение во всех мельчайших обстоятельствах, способствующих успеху и облегчению в наших путешествиях и предприятиях. Например, если мы растеряны и вовремя встречаем людей, способных нас направить, или если нас постигают невзгоды и рядом оказывается тот, кто может нам помочь, нам не следует почитать сие за случайность или говорить, что к нам благоволит судьба, но видеть в том провидение и благоволение Всевышнего. Наши пути становятся приятными, если мы постоянно признаем в них Господа.

[2] Тот, кто имеет стада, должен хорошо о них заботиться и прилежно следить за их состоянием (Прит 27:23). То, что здесь говорится о постоянной заботе пастырей об овцах (ст. 2,3,7,8), может послужить примером того, как наш Господь Иисус, Великий Пастырь овец, нежно печется о Своем стаде – Церкви; ибо Он – пастырь добрый, который знает Своих овец, а они знают Его (Иоан 10:14). Камень, прикрывавший устье колодца, который так часто здесь упоминается, служил либо для защиты собственности (ибо запасы воды там были скудными, не для usus communis aquаrum – всеобщего пользования), либо для защиты колодца от вредного воздействия солнца, недоброй руки, либо для того, чтобы уберечь агнцев стада от падения туда.

[3] Наши частные интересы не должны мешать нам оказывать взаимную помощь; когда все пастухи собирались со своими стадами, то, подобно добрым соседям, они в предназначенное для водопоя время вместе поили овец.

[4] Нам приличествует разговаривать с незнакомцами вежливо и учтиво. Хотя Иаков был не каким-нибудь царедворцем, а простым человеком, живущим в шатрах, к тому же – чужестранцем, он обращается к людям, которых встретил, весьма любезно и называет их своими братьями (ст. 4). Кроткое наставление на языке имеет силу повеления (Прит 31:26). Существует мнение, что Иаков назвал их братьями, потому что они занимались тем же делом – были такими же пастухами, как и он. Несмотря на оказанное ему расположение свыше, Иаков не стыдился своего ремесла.

[5] Тот, кто оказывает почтение, обычно и сам пользуется уважением. Поскольку Иаков был вежлив с незнакомцами, то и они проявили к нему учтивость. Когда он взялся их учить, как лучше поступить (ст. 7), пастухи не сказали ему, чтобы он не вмешивался не в свое дело и оставил их в покое, но, несмотря на то что был чужестранцем, объяснили, с чем данная задержка связана (ст. 8). Тот, кто дружелюбен и приветлив, вправе ожидать дружелюбия и приветливости от других.

Стихи 9-14. Здесь мы узнаем:

1. О смирении и трудолюбии Рахили: она пасла овец отца своего (ст. 9), то есть заботилась о них, имея в своем распоряжении рабов. Имя Рахиль обозначает «овца». Следует заметить, что почетен и полезен тот труд, которого не нужно стыдиться и который не станет помехой в дальнейшем продвижении по службе.

2. О нежности и чувствительности Иакова. Когда он понял, что перед ним его родственница (возможно, он слышал ее имя раньше), и зная, с каким поручением был отправлен в ту страну, можно предположить, что его разум тотчас же посетило озарение – эта девушка должна стать его женой. Сраженный наповал ее простым миловидным лицом (хотя оно, вероятно, было смуглым от загара, и одета девушка была в непритязательное платье пастушки), Иаков превращается в саму любезность и стремится услужить Рахили (ст. 10), приветствуя ее со слезами радости и поцелуем любви (ст. 11). Девушка что есть силы спешит к Лавану рассказать ему обо всем, ибо никоим образом не собирается принимать слова Иакова без ведома и одобрения своего отца (ст. 12). Взаимное уважение при первой встрече стало добрым предзнаменованием того, что Иаков и Рахиль будут счастливой парой.

3. Провидение распорядилось так, что все, казавшееся приятной неожиданностью, тотчас же принесло душе Иакова удовлетворение, стоило ему прибыть к месту назначения. Раб Авраама, исполняя подобное поручение, обрел похожее ободрение. Именно так Господь ведет народ Свой оком Своим (Пс 31:8). Некоторые иудейские богословы считают, что Иаков, поцеловав Рахиль, заплакал оттого, что подвергся в дороге нападению со стороны Елифаза, старшего сына Исава, отобравшего по приказу своего отца все деньги и драгоценности, которые дала Иакову мать, провожая его в путь, однако это – совершенно беспочвенное заблуждение. Просто слезы на глазах были вызваны взрывом чувств к Рахили и удивлением от такой счастливой встречи.

4. Лаван, хотя и не относился к числу добрейших представителей рода людского, оказал Иакову радушный прием и удовлетворился тем, что тот рассказал ему о себе и о причинах своего визита при таких скверных обстоятельствах. Избегая крайности быть излишне доверчивым, с одной стороны, нам следует остерегаться опасности попасть в другую крайность – проявлять излишнюю до немилосердия подозрительность и бдительность. Лаван признал Иакова своим родственником: «подлинно ты кость моя и плоть моя» (ст. 14). Следует заметить, что истинно жестокосерд и недобр к своим родственникам тот, кто укрывается от единокровного своего (Ис 58:7).

Стихи 15-30. Эти стихи описывают:

I. Справедливый договор, заключенный между Лаваном и Иаковом в тот месяц, когда Иаков гостил у Лавана (ст. 14). Похоже, Иаков проводил время не в праздности и развлечениях, но, как и большинство людей дела, хотя и не имел там собственного скота, принялся служить своему дяде, и служение сие началось, когда он впервые напоил его овец (ст. 10). Следует заметить, что где бы мы ни были, хорошо бы заняться каким-либо полезным делом на благо себе самому или другим людям. Лавану, похоже, настолько понравились мастерство и прилежание, с какими Иаков заботился о его стаде, что он пожелал, дабы тот продолжал трудиться у него, и вполне резонно рассудил: «Неужели ты даром будешь служить мне, потому что ты родственник? По какой причине ты служишь мне?» (ст. 15). Даже если Иаков и почитал своего дядю так сильно, что готов был служить ему, не требуя никакого вознаграждения, то и Лаван не будет столь несправедливым по отношению к своему племяннику, чтобы злоупотреблять то ли его нуждой, то ли добротой. Следует заметить, что не следует насильно подчинять себе кого бы то ни было, и если служить нам – долг человека, то наш долг – вознаграждать его. Теперь у Иакова появилась прекрасная возможность рассказать Лавану о своих чувствах к его младшей дочери Рахили. И не имея в своих руках мирских благ, которым он мог бы одарить девушку, Иаков обещает служить своему дяде семь лет при условии, что в конце семилетнего периода Лаван даст Рахиль ему в жены. Как показывают подсчеты, Иакову было семьдесят семь лет, когда он поступил на службу ради женитьбы, и за жену стерег овец (Ос 12:12). Таким вот образом много позже потомкам Иакова напомнят об этом, как о примере низости их происхождения: вероятно, когда Иаков только прибыл туда, Рахиль была молодой и едва ли достигла зрелости, необходимой для вступления в брак, что побудило патриарха остаться ради нее до самого конца семилетней службы.

II. Честное исполнение Иаковом своих обязательств по договору (ст. 20). Он служил семь лет за Рахиль. Если девушка продолжала пасти овец отца своего, как и раньше (ст. 9), то целомудренные беседы о религии на пажитях не могли не способствовать лучшему узнаванию друг друга и взаимному усилению чувств (Соломонова песнь любви – пастораль). Если же теперь Рахиль перестала пасти овец, то освобождение от этой работы весьма обязывает. Иаков честно отслужил свои семь лет, не нарушая условий договора, хотя был уже не молод. Более того, отслужил их с радостью: и они показались ему за несколько дней, потому что он любил ее, как будто бы желание заслужить Рахиль было сильнее желания обладать ею. Следует заметить, что любовь делает трудную и долгую службу короче и приятнее; поэтому здесь речь идет о труде любви (Евр 6:10). Если умеем ценить блаженство небес, то в сравнении с ним нынешние страдания будут ничем для нас. Целый век трудов станет как несколько дней для любящих Господа и жаждущих явления Христа.

III. Подлое мошенничество Лавана по отношению к Иакову, отслужившему свой срок: вместо Рахили он дал ему Лию (ст. 23). Это был грех Лавана. Он обидел как Иакова, так и Рахиль, которые, вне всякого сомнения, привязались друг ко другу, и если (существует такое мнение) Лия в данной ситуации ничем не лучше прелюбодейки, то немалый вред был нанесен и ей. Но более всего пострадал Иаков: ложкой дегтя в меде брачного пира стало его пробуждение поутру рядом с Лией (ст. 25). Здесь легко увидеть, как Иакову было отплачено его же монетой. Когда-то он обманул собственного отца, притворившись Исавом, а теперь же он обманут своим тестем. Следовательно, каким бы неправедным ни был Лаван, Господь – праведен (сравните с Суд 1:7). Даже праведник, если делает ложный шаг, получает порой подобным образом возмездие на земле. Многие из тех, что, в отличие от Иакова, не разочаровываются во внешности, вскоре, к еще большей печали, разочаровываются в характере. Выбор в такой ситуации должен быть и с той и с другой стороны взвешенным и продуманным, чтобы, если разочарованию и суждено наступить, оно не усугублялось осознанием неправильных решений и действий.

IV. Предлог, которым Лаван оправдывает свой обман, и возмещение за него.

1. Предлог был несерьезным: в нашем месте так не делают (ст. 26). У нас есть основания думать, что в той стране такого обычая, как его представил Лаван, не существовало, он просто ввел Иакова в заблуждение и посмеялся над его ошибкой. Следует заметить, что тот, кто совершает зло и думает превратить его в шутку, хотя и может обмануть себя и других, в конечном счете поймет, что над Господом посмеяться не удастся. Ибо, если бы такой обычай и существовал и Лаван решил бы его придерживаться, он должен был сообщить Иакову об этом еще до того, как тот подвизался служить ему за младшую дочь. Древняя притча гласит: «от беззаконных исходит беззаконие» (1Цар 24:14). И тот, кто имеет дело с ненадежными людьми, не должен удивляться их вероломству по отношению к себе.

2. Попытка Лавана урегулировать данный вопрос лишь усугубила и без того неприятную ситуацию: потом дадим тебе и ту (ст. 27). Поступив так, он втянул Иакова в грех, западню и смятение от многоженства, которое легло пятном позора на его репутацию и останется таковым до скончания века. Целомудренный Иаков не мыслил ничего иного, кроме как хранить верность Рахили, как его отец – Ревекке. Прожив в безбрачии до восьмидесяти четырех лет, он вполне мог радоваться одной жене, однако Лаван, дабы пристроить обеих своих дочерей без наследства и добиться от Иакова еще семи лет службы, навязывает ему именно такую схему (данный вопрос в то время не был определен столь четко, как впоследствии в Законе Божием (Лев 18:18) и в дальнейшем – исчерпывающе – нашим Спасителем, Мат 19:5), поставив его своим обманом в безвыходную ситуацию, чтобы у патриарха были некие правдоподобные основания жениться на двух сразу. Иаков не мог отказать Рахили, ибо обручился именно с ней, тем более не мог он отказать Лии, поскольку женился на ней, поэтому должен был взять два таланта (4Цар 5:23). Следует заметить, что один грех обычно влечет за собой другой. Тот, кто входит в одну дверь нечестия, выход найдет не иначе как через другую такую же дверь. Полигамия среди патриархов была некоторым образом оправдана, и хотя аргументы против таковой существовали еще со времен Адама (Мал 2:15), прямого запрета не было, и в случае с патриархами расценивается как грех по незнанию. Полигамия в данном случае не являлась следствием греховной похоти, но послужила созиданию Церкви – именно на такое благо была она обращена провидением. Однако никоим образом многоженство не может быть оправдано в наши дни, когда воля Господа по этому вопросу уже известна и четко определена: в супружеской паре может быть только один муж и одна жена (1Кор 7:2). Обладание многими женами вполне соответствует похотливому плотскому духу заблуждений, присущих магометанам, которые допускают подобное. Христос же нас научил совсем иному. Доктор Лайтфут считает, что Лия и Рахиль выступают в качестве прообраза двух церквей – Иудеев под законом и язычников, принявших Благую Весть: младшая – красивее и больше думает о Христе, принявшем вид раба, тогда как другая, подобно Лии, была в Его объятиях первой; однако данная аллегория не учитывает того, что уверовавшие из язычников – младшая – стали более плодовитыми (Гал 4:27).

Стихи 31-35. Здесь повествуется о рождении четырех сыновей Иакова от Лии. Обратите внимание:

(1) Лия, менее любимая, была благословлена детьми, тогда как Рахили в таком благословении было отказано (ст. 31). Видите, как провидение, распределяя дары, соблюдает гармонию, дабы чаша весов со страданиями не перевешивала чашу утешений, чтобы никто не превозносился, но и не был слишком удручен. У Рахили нет детей, но она благословлена любовью своего мужа, которой недостает Лии, зато та плодовита. Так было и с двумя женами Елканы (1Цар 1:5); ибо Господь мудр и справедлив. Господь узрел, что Лия была нелюбима, то есть любима менее, нежели Рахиль (и дабы нас не смутило слово нелюбима, ненавидима (англ.пер), мы должны вспомнить о повелении возненавидеть отца и мать, которое подразумевает, что Христа мы должны любить больше, Лук 14:26), и тогда Бог подарил ей дитя, что послужило Иакову упреком за слишком разное отношение к женщинам, состоявшим с ним в равной степени родства, а также должно было сдерживать Рахиль, которая, возможно, оскорбляла по этому поводу свою сестру, а Лии принести утешение, чтобы ее не угнетало презрение со стороны окружающих: именно так Господь внушает о менее совершенном большее попечение (1Кор 12:24).

(2) Имена, которые Лия дала своим детям, выражали ее почтение как к Господу, так и к мужу.

[1] Вероятно, Лия жаждала любви мужа и почитала недостаток таковой своим бедствием (ст. 32); без упреков и обвинений в адрес Иакова, дабы не обременять его, она сокрыла в сердце скорбь, которую ей все же предстояло терпеливо переносить, потому что женщина сама согласилась пойти на обман, благодаря которому стала его женой. Подобным же образом и нам следует терпеливо переносить невзгоды, которые мы сами на себя навлекли собственным грехом и недомыслием. Лия пообещала себе, что дети, которых она рожала мужу, помогут ей завоевать его любовь, столь для нее желанную. Своего первенца женщина назвала Рувимом («вот сын») с приятной мыслью: «…теперь будет любить меня муж мой»; третьего сына назвала Левием («соединенный») в надежде: «теперь-то прилепится ко мне муж мой…» (ст. 34). Взаимные чувства – это и обязательство, и утешение в супружеских отношениях; сочетавшиеся узами брака должны научиться заботиться друг о друге (1Кор 7:33,34).

[2] Лия с благодарностью признает во всем этом милостивое провидение Всевышнего: «Господь призрел на мое бедствие…» (ст. 32). «Господь услышал, то есть заметил, что я нелюбима (ибо страдания наши не только предстают перед очами Бога, но и криком отдаются в Его ушах), и дал мне и сего». Следует заметить, что независимо от того, что мы находим в скорбях – поддержку и утешение или избавление от страданий, – нам надлежит выражать свою признательность Господу, особенно за Его милость и сострадание. Четвертого сына Лия назвала Иудой («хвала») и сказала: «теперь-то я восхвалю Господа» (ст. 35). Именно от Иуды произошел Христос по плоти. Следует заметить:

(а) что бы ни стало причиной нашей радости – тому надлежит стать предметом нашего благодарения. Новые милости должны побуждать нас восхвалять Господа за милости, обретенные нами ранее. «Теперь-то я восхвалю Господа еще больше и сильнее».

(б) Всякая хвала должна быть направлена ко Христу – как к предмету и Посреднику таковой. Он произошел от Того, чье имя было хвалой, ибо Он – хвала наша. Образовался ли Христос в моем сердце? Теперь-то я восхвалю Господа.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Толкование Мэтью Генри на Бытие, 29 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.