Библия » Толкование Мэтью Генри

Бытие 31 глава

← 30 Быт 31 MGC 32

Иаков был очень хорошим, добрым человеком, чрезвычайного посвящения и чести, тем не менее его постигло больше трудностей и неприятностей, чем кого-либо из патриархов. Он в страхе покинул отцовский дом, пришел в дом дяди с огорчением, его тяжело эксплуатировали, и теперь он возвращается домой полон страха. Здесь мы видим следующее:

(I) Его решение о возвращении (ст. 1-16).

(II) Его тайный уход (ст. 17-20).

(III) Преследование Лавана, который недоволен им (ст. 22-25).

(IV) Нелицеприятный разговор, который произошел между ними (ст. 26-42).

(V) В конечном итоге – мирное соглашение (ст. 43 и т.д.).

Стихи 1-16. Иаков принимает решение тотчас же прекратить работать на дядю, забрать все, чем он обладал, и вернуться в Ханаан. Это решение он принял после обоснованного побуждения, руководствуясь божественным водительством, при совете и согласии своих жен.

I. Обоснованное побуждение. Лаван с сыновьями стали весьма злобно и недоброжелательно относиться к нему, поэтому он больше не чувствовал себя спокойно и уверенно среди них.

1. Сыновья Лавана проявили свои плохие намерения в том, что они говорили (ст. 1). Кажется, что они специально сообщали об этом вслух, чтобы досадить ему. Предыдущая глава начиналась с проявления зависти Рахили в отношении Лии; эта глава начинается с описания зависти сынов Лавана в отношении Иакова. Заметьте:

(1) насколько они превозносят богатство Иакова – составил все богатство сие. И в чем заключалось все сие богатство, из-за которого они подняли такой шум? Это было стадо черных овец и коз с крапинами и пятнами (возможно, чудесная расцветка придавала особенное величие этому богатству), несколько верблюдов, ослов и другое имущество подобного рода. И это все называлось его богатство. Отметьте, что богатство является весьма важным аспектом в глазах плотских людей, в то время как для людей, которым ведомы небесные ценности, это все не имеет значения по сравнению с той славой, что превосходит его. Чрезмерная переоценка значимости богатства у людей является фундаментальной ошибкой, которая в свою очередь ведет к укоренению жадности, зависти и другого рода зла.

(2) Как несправедливо они описывают преданность Иакова, как будто то, чем он обладал, было приобретено нечестным путем; Иаков завладел всем, что было у отца нашего. Уж наверняка не всем. Что случилось с той частью стада, которая была поручена сыновьям Лавана и была отослана на расстояние трех дней пути? (Быт 30:35,36). Они думали о той части стада, что была вверена Иакову, но, обуреваемые завистью, выразились обо всем стаде в целом. Заметьте:

[1] тот, кто усердно стремится сохранить добрую совесть, не всегда может быть уверенным в том, что ему удастся сохранить свое доброе имя.

[2] Внешнее процветание сопровождается досадой и беспокойством, так как оно вызывает зависть у соседей (Еккл 4:4), и кто устоит против ревности? (Прит 27:4). Ад проклинает тех, кого небеса благословляют, и всех чад небесных на земле.

2. Лаван сам по себе был немногословен, но внешне уже не был расположен к Иакову, как раньше, и тот не мог не заметить этого (ст. 2,5). Он был просто скупым человеком, но теперь стал еще скупее, чем прежде. Заметьте: зависть – это грех, который зачастую отображается на нашей внешности, поэтому мы читаем о глазах завистливых (Прит 23:6, англ.пер.). Угрюмый и недовольный вид может хорошо потрудиться в деле разрушения мира и любви в семье, делая положение людей, о которых нам надлежит заботиться, невыносимым. Гневное выражение лица Лавана привело к тому, что он потерял, возможно, самое большое благословение, которое его семья когда-либо имела, и это было справедливым последствием.

II. Божественное водительство, сопровождающееся обетованием: «И сказал Господь Иакову: возвратись в землю отцов твоих… и Я буду с тобою» (ст. 3). Хотя здесь Иакова нещадно эксплуатировали, он не покидал этого места до тех пор, пока Бог не велел ему. Он направился туда по велению небес и там находился до тех пор, пока не получил повеления возвратиться. Заметьте: наш долг, отправляясь куда-то или покидая место, – следовать божьему водительству; и мы получим утешение, увидев себя в правильном положении. Небесное водительство полнее раскрывается в рассказе, обращенном к его женам (ст. 10-13), где он повествует о сне, в котором видел стадо и чудодейственное увеличение своего скота, отличавшегося цветом, так как ангел Господний (я считаю, что сон, описанный в ст.10 и ст.11, говорит об одном и том же событии) пробудил воображение во время его сна и дал ему указание. Поэтому он значительно обогатился не благодаря простой случайности или собственной инициативе, а (1) по провидению Бога, который видел все лишения, которые он претерпел из-за Лавана, и сейчас использовал такой путь, чтобы возместить ему: «Я видел все, что Лаван делает с тобой, и посему уделяю пристальное внимание этому». Заметьте: в действиях божественного провидения существует намного больше справедливости, чем мы можем себе представить, и благодаря ему обиженные получают возмещение, хотя, возможно, и не осознают этого. Иаков обогатился не только благодаря справедливости Божьего провидения, но и (2) для осуществления обетования, тесно связанного со сказанным в ст.13: «Я Бог, явившийся тебе в Вефиле» – месте, где был обновлен завет с ним. Заметьте, земной успех и процветание вдвойне приятны и приносят утешение, когда проистекают не от обычных обстоятельств и ситуаций, но исходят от нашего завета, основанного на любви, для осуществления обетованной милости – когда мы имеем их от Бога, который есть Богом Вефиля, от тех жизненных обетований, которые имеют божественную принадлежность. Даже сейчас, имея такую прекрасную перспективу обогащения у Лавана, Иаков должен думать о возвращении. Когда мир начинает улыбаться нам, мы должны помнить о том, что он не является нашим домом. Теперь встань (ст. 13) и возвратись [1] для богослужения в Ханаане, которое на некоторое время, возможно, было прервано, пока он жил у Лавана. Во время его порабощения Бог закрывал глаза на это; но теперь говорит: «Вернись на то место, где ты возлил елей на памятник и дал Мне обет. Сейчас, когда ты начинаешь обогащаться, время вновь подумать о жертвеннике и приношениях».

[2] Для твоего утешения в Ханаане: возвратись в землю родины твоей (родства твоего). Он здесь находился среди самых близких и родных людей. Однако ему следует считать своими родными (в самом лучшем значении этого слова, с которыми он должен жить и умирать) тех людей, кому принадлежит завет с Богом. Заметьте, что наследники Ханаана не должны считать, что находятся дома, до тех пор, пока не достигнут его, хотя и может казаться, что они укоренились здесь.

III. При осведомленности и с согласия своих жен.

Отметьте:

1. Он позвал Рахиль и Лию в поле (ст. 4), чтобы посовещаться с ними наедине. Возможно, он не был уверен, что они смогут вместе открыто поговорить в доме Лавана, или просто у него была определенная работа на поле, которую он не мог оставить. Заметьте, что мужья, которые любят своих жен, всегда будут делиться с ними своими планами и намерениями. Там, где есть взаимная привязанность, всегда будет взаимное доверие. Рассудительность жены всегда должна вселять в сердце мужа уверенность и доверие к ней (Прит 31:11). Иаков поведал своим женам о том, (1) насколько преданно он служил их отцу (ст. 6). Заметьте, если кто-либо не выполняет своих обязанностей по отношению к нам, мы все же со спокойным сердцем должны исполнить свои обязанности по отношению к ним.

(2) Насколько нечестно повел себя их отец по отношению к нему (ст. 7). Он не только не держал слово в любой из заключенной с ним сделок, но после первого года, видя Божье расположение к Иакову, каждые полгода из оставшихся пяти менял свои условия договора (в общей сложности десять раз), как будто намеревался обмануть не только Иакова, но и божественное провидение, которое явно улыбалось ему. Заметьте: с тем, кто поступает честно, не всегда честно поступают другие.

(3) Каким образом Бог вопреки всему даровал ему богатство. Он защитил его от недоброжелательности Лавана: но Бог не попустил ему сделать мне зло. Заметьте: Бог всегда защитит тех, кто близок к Нему. Он в преизбытке обеспечил Иакова, вопреки намерениям Лавана разорить его: «И отнял Бог скот у отца вашего и дал мне» (ст. 9). Так праведный Господь заплатил Иакову за его нелегкую службу в поместье Лавана; подобным образом Он впоследствии воздал потомству Иакова за их работу в Египте тем, что принадлежало египтянам. Заметьте: Бог не неправеден, чтобы, подобно человеку, забыть труд любви (Евр 6:10). У Божьего провидения всегда есть пути, чтобы все было честно, хотя оно не было таковым изначально. Более того, богатство грешника сберегается для праведного (Прит 13:23).

(4) Он поведал им о повелении вернуться в родную страну, которое Бог дал ему во сне (ст. 13), чтобы они не заподозрили, что в принятии такого решения он руководствовался недовольством и неудовлетворенностью их страной или семьей, и увидели, что это исходит из принципа его послушания своему Богу и зависимости от Него.

2. Жены с радостью согласились с его решением. Они также поделились наболевшим, жалуясь, что отец не только не был к ним добр и справедлив (ст. 14-16), но и обращался с ними как с чужими, не проявляя природной привязанности и симпатий к ним; и, подобно Иакову, смотревшему на переход богатства от Лавана к нему, как на уплату его жалования, они видели в этом благословении и свою часть; так Бог заставил Лавана заплатить долги и своему слуге, и дочерям. Кажется, что они (1) устали от своих родных и отцовского дома и могли бы с легкостью забыть о них. Заметьте: когда мы сталкиваемся с недоброжелательным отношением к нам этого мира, то должны сделать правильные выводы: не следует привязываться к миру, а всегда быть готовыми оставить его, чтобы вернуться домой.

(2) Они были готовы пойти со своим мужем, руководствуясь божественным велением: делай все, что Бог сказал тебе. Заметьте, что жены, которые являются помощниками своим мужьям, никогда не станут препятствием тому, к чему Бог призывает их.

Стихи 17-24. Эти стихи описывают:

I. Побег Иакова от Лавана. Мы можем предположить, что он уже долго об этом размышлял, мысленно представляя побег со всей серьезностью, и теперь, когда, наконец, Бог положительно ответил ему, он без промедления совершил его, будучи послушен небесному видению. Он использовал первую подвернувшуюся возможность, когда Лаван занялся стрижкой овец (ст. 19) и часть стада, находившаяся в руках его сыновей, была на расстоянии трехдневного пути. Посему:

(1) вполне очевидно, что Иаков вправе был покинуть свою службу без уведомления. Это было оправдано не только детальными указаниями, данными Богом, но и продиктовано элементарным законом самосохранения, который направляет нас в минуты опасности предпринимать шаги для собственной защиты в согласии с нашей совестью.

(2) Было весьма предусмотрительно ускользнуть от Лавана незаметно, в противном случае, зная о намерениях Иакова, он бы задержал или разорил его.

(3) Было весьма честно забрать только то, что ему принадлежит: скот собственный, который он приобрел (ст. 18). Он взял лишь то, что провидение дало ему, и был вполне доволен этим, ничего не взяв для возмещения причиненного ему убытка. Однако Рахиль оказалась не такой честной, как ее муж – она похитила идолов, которые были у ее отца (ст. 19), и унесла с собой. Евреи называли их терафимами. Некоторые считают, что они представляли собой миниатюрные копии прародителей их семьи (статуэтки или изображения), к которым Рахиль относилась с особенным расположением и хотела оставить их при себе, отправляясь в другую страну. Но, скорее, эти изображения использовались с религиозной целью; это были пенаты – покровители домашнего очага, – которым поклонялись или обращались за советом, как к пророкам; и нам хотелось бы надеяться (вместе с епископом Патриком), что она забрала их не из жадности к драгоценному металлу, из которого они были сделаны, отнюдь не для использования и не из суеверного страха, что Лаван, обратившись к своему терафиму, мог бы выведать их место пребывания (Иаков, без сомнения, в жизни проявил себя мудрым и знающим человеком в общении со своими женами, чему и им следовало научиться). Главным ее побуждением было желание убедить отца, что нельзя к тем, кто не может обезопасить себя, относиться как к богам (Ис 46:1,2).

II. Преследование Иакова Лаваном. Новость о побеге Иакова пришла к нему на третий день; он тотчас поднимает весь свой род, берет своих братьев, то есть тех, которые относятся к его семье и им не безразлична его судьба, и начинает погоню за Иаковым (подобно фараону и египтянам, которые впоследствии преследовали потомков Иакова), чтобы вернуть его в подневольную зависимость или забрать все, чем он обладал. Семь дней провел он в преследовании (ст. 23). Для того чтобы посетить своих лучших друзей, он не приложил бы и половины таких усилий. И истина заключается в том, что нечестивые люди прилагают больше усилий для достижения своих греховных побуждений, чем праведные – для достижения своих добрых устремлений, и в большей мере проявляют свое страстное побуждение в гневе, чем в любви. Ну что ж, наконец Лаван настиг его, но перед тем как встретиться с ним, Бог вмешался в этот спор. Он защитил Иакова и упрекнул Лавана, обязывая его не говорить Иакову ни доброго, ни худого (ст. 24), то есть не отговаривать его от намерения продолжать путешествие, поскольку это исходило от Господа. Подобное выражение мы встречаем в Книге Бытие 24:50. Лаван на протяжении своего семидневного вояжа был преисполнен ярости против Иакова и надеялся, что его страстные желания по отношению к Иакову сбудутся (Исх 15:9). Однако Бог приходит к нему и лишь одним словом связывает его руки, хотя сердце его не подверглось изменению. Заметьте:

(1) даже если мы спим или дремлем на ложе, у Бога всегда есть способы открыть у человека ухо и запечатлить Свое наставление (Иов 33:15,16). Подобным образом Он предостерегает людей через их совесть, в тайном шепоте, который мудрые люди слышат и принимают во внимание.

(2) Безопасность праведника во многом зависит от того, как Бог воздействует на совесть нечестивых людей, имея прямой доступ к ним.

(3) Иногда Бог удивительным образом появляется для избавления Своего народа, когда тот находится на грани гибели. Евреи были спасены от заговора Амана, когда царский указ был провозглашен для его исполнения (Есф 9:1).

Стихи 25-35. В этих стихах мы находим объяснение того, что произошло между Лаваном и Иаковом во время их встречи возле горы, которая впоследствии была названа Галаад (ст. 25). В них изложены:

I. Серьезные обвинения, которые Лаван высказал ему. Он обвинил его 1. В том, что он изменник, который нечестно покинул свою службу. Чтобы представить Иакова преступником, он хотел, чтобы все думали, что он намеревался проявить доброту к своим дочерям (ст. 27,28) и был готов отпустить их с любовью и всевозможными почестями, что он организовал бы все торжественно, поцеловал бы своих маленьких внучат (и это все, что он сделал бы для них) и в соответствии с глупыми обычаями своей страны отправил бы их с веселием и с песнями, с тимпаном и с гуслями – не так, как Ревекка была отправлена из этой же семьи более 120 лет назад с молитвами и благословениями (Быт 24:60), а с играми и весельем, что было признаком серьезного упадка религиозности семьи и их безответственного отношения к этому. Однако он хотел представить, что к ним отнеслись бы с уважением на прощание. Заметьте: вполне естественно для нечестивых людей делать вид, что они хотели поступить честно и по-доброму, тогда как они разочарованы в том, что их злонамеренные планы не осуществились. Когда им не удается причинить задуманное зло, они стараются, чтобы никто не знал о том, что они замышляли. Когда не получается осуществить задуманные планы, они оправдываются, что намерены были поступить именно так. Человек может быть обманут подобным образом, но не Бог. Таким образом Лаван обвиняет Иакова в его худых намерениях и воровстве (ст. 26), в том, что он похитил своих жен, как пленниц. Заметьте, замышляющие худое чаще всего склонны порочно судить о невинных делах других людей. Недоброжелательные намеки и усугубление вины являются изобретениями преднамеренной озлобленности, которая пытается представить нечестивыми тех (в высшей мере несправедливо), в отношении которых эта озлобленность проявляется.

(1) Лаван хвалится своей силой (ст. 29): «Есть в руке моей сила сделать вам зло». Он полагает, что на его стороне и право (как говорится) проучить Иакова, и сила отомстить за зло и восстановить правду. Заметьте, что нечестивые люди чаще всего оценивают себя по способности причинить зло другим, а не по способности сделать добро, в то время как возможность сделать добро намного ценнее. Те, кто ничего не делает, чтобы проявить дружелюбие, любят казаться грозными. Тем не менее (2) он признает, что его сдерживает и ограничивает Божья сила; и хотя это значительно успокаивает Иакова, Лаван не мог не поведать о предупреждении, которое Бог дал ему во сне предыдущей ночью: «…не говори Иакову ни хорошего, ни худого». Заметьте: Бог связывает все нечестивые инструменты в цепочку, и, когда Ему угодно, дает им осознать это; тогда ради Своей славы Он делает их защитниками благочестивых, как это было в случае с Валаамом. Можно также смотреть на случившееся, как на сознательное уважение Лавана к Божьему запрету. Несмотря на свое нечестие, он не осмелился причинить зло тому, о ком особым образом заботились небеса. Отметьте: можно предотвратить много злобных намерений, если быть внимательными к предостережениям своей совести во время дремоты на ложе и внимать голосу Божьему, обращенному к нам.

2. Как вора (ст. 30). Вместо того чтобы признать, что сам спровоцировал его к побегу, Лаван приписывает этот поступок глупой привязанности Иакова к родному дому, повлекшей за собой его внезапный уход. Но затем он говорит: «Но зачем ты украл богов моих?» Глупый человек! Называть своими богами тех, кого можно украсть! Можно ли ожидать защиты от тех, кто не может распознать или противостоять своим захватчикам? Как счастливы те, кто имеет Господа своим Богом, так как они имеют Бога, которого у них нельзя украсть. Враги могут украсть наше имущество, но не нашего Бога. Здесь мы видим, как Лаван возлагает на Иакова несправедливые обвинения, о которых тот и не подозревает. Угнетенная невинность часто оказывается в подобных стесненных обстоятельствах.

II. Оправдания Иакова в свой адрес. Тот, кто предал все в руки Божьи, всегда может в кротости и страхе Божьем постоять за себя.

1. В ответ на обвинения в краже своих собственных жен он оправдывает себя, называя истинную причину ухода без предупреждения (ст. 31). Он боялся, чтобы Лаван не забрал силой своих дочерей и не обязал его продолжать служить ему, так как он связан узами любви с ними. Заметьте: кто несправедлив в малом, тот и во многом может поступить так же (Лук 16:10). Если Лаван обманывает в зарплате, то, вполне вероятно, он без зазрения совести похитит его жен и разделит тех, кого Бог соединил. Почему бы не опасаться человека, лишенного принципов чести?

2. Иаков защищает свою невиновность в ответ на обвинение в воровстве богов (ст. 32). Он не только сам не брал их (он со всем не был в восторге от них), но даже не знал об их пропаже. Хотя, возможно, он высказался несколько поспешно и необдуманно, когда отметил: «Кто взял их, тот не будет жив». Об этом он, вероятно, вспоминал с некоторым огорчением чуть позже, когда Рахиль, похитившая их, внезапно умерла в родовых муках. Даже если мы считаем себя абсолютно правыми, лучше все же воздерживаться от проклятий, дабы это не обернулось более весомыми последствиями, чем мы ожидали.

III. Тщательный поиск, который Лаван предпринял ради своих богов (ст. 33-35) отчасти из ненависти к Иакову, с которым он с огромным желанием поссорился бы по этому поводу, отчасти из привязанности к своим идолам, с которыми не хотел расставаться. Мы не находим, чтобы Лаван осматривал стада Иакова в поиске пропавшего скота, но он обыскивал его имущество в поиске украденных богов. Он рассуждал подобно Михе: «Вы взяли богов моих; чего еще более?» (Суд 18:24). Неужели поклонники лжебогов были так привязаны к своим идолам? Может быть, они так поступают во имя своих богов? Не должны ли мы быть такими же настойчивыми и страстными в наших стремлениях к истинному Богу? Когда Он по разным причинам покидает нас, с каким старанием мы должны обращаться к нему: «Где Бог, Творец мой? О, если бы я знал, где найти Его» (Иов 23:3). После тщательных поисков Лаван не смог найти своих богов и оказался обманутым; но ищущие Бога не только могут найти Его, но и получить от Него щедрое вознаграждение.

Стихи 36-42. В этих стихах мы увидим:

I. Силу провокации. По своему природному темпераменту Иаков был мягким и спокойным, и благодать Божья лишь улучшила эти качества: он был мирным и открытым человеком. Однако безосновательные обвинения Лавана в его адрес привели к раздражению, которое проявилось в определенного рода вспыльчивости (ст. 36,37). Хотя его брань с Лаваном отчасти можно извинить, но она не может быть оправдана или служить примером для подражания. Обидные слова лишь распаляют гнев и обычно усугубляют дело. Огромное унижение для честного человека – быть обвиненным в нечестности, но даже в подобном случае мы должны научиться переносить это с терпением, вручая ситуацию в руки Божьи.

II. Утешение доброй совести. Иакова радовало то, что, несмотря не обвинения Лавана, он был в согласии со своей совестью, которая засвидетельствовала, что в жизни он со всей тщательностью стремился жить честно (Евр 13:18). Заметьте: тот, кто во всех делах проявляет верность, даже не завоевывая доверие у людей, всегда будет иметь утешение и ободрение в своем сердце.

III. Характер доброго слуги и особенно верного пастуха. Иаков проявил себя имен но таковым (ст. 38-40).

1. Он был очень осторожным, чтобы из-за недосмотра или небрежности молодые овцы не были обижены старшими. Его благочестие обеспечивало благословение его господину на все дела его рук. Заметьте: слуги должны проявлять такую же заботу в отношении того, что им вверено, как если бы это было их собственностью.

2. Он был предельно честным и ничего не брал для своего пропитания из того, что не позволялось ему, а довольствовался скромным жалованьем и не жаждал попиршествовать баранами из стада. Отметьте: слуги не должны быть привередливыми в вопросах питания и жаждать того, что им запрещено, а при любой возможности должны проявлять полную преданность.

3. Он был очень трудолюбивым (ст. 40). Будучи поглощен своей работой в любую погоду, переносил и жару и стужу с непоколебимым терпением. Заметьте: кто трудится и хочет иметь плоды, должен проявлять готовность в преодолении трудностей. В этой истории Иаков представляет собой пример для служителей: они также являются пастырями, от которых требуется верность в том, что им вверено, и готовность переносить лишения и страдания.

IV. Характер немилосердного господина. Именно таков Лаван по отношению к Иакову. Нечестивые господа – это те, (1) кто взыскивает со своих слуг несправедливо, обязывая их восполнять все так, чтобы не допустить для себя никакого ущерба или недостатка. Так поступал Лаван (ст. 39). Более того, если даже что-то упущено в работе, несправедливо наказывать сверх нанесенного ущерба – это может принести весьма незначительный урон для господина и почти полностью разорить бедного слугу.

(2) Кто отказывается воздавать своим слугам по справедливости. Именно так и поступал Лаван (ст. 41). Неразумно было заставлять Иакова служить за своих жен, когда в ответ Лаван получил такое великое благосостояние, находящееся под защитой Божьего обетования, как и отдавать своих дочерей Иакову без приданого, ведь в его власти была возможность сделать добро для них. Таким образом он обокрал нищего просто потому, что тот был нищий, как и в случае перемены награды за труд.

V. Забота провидения о защите оскорбленной невинности (ст. 42). Бог принял к сведению зло, причиненное Иакову, и воздал ему, в противном случае Лаван отпустил бы его ни с чем; Он запретил Лавану, который просто поглотил бы Иакова. Заметьте: Бог является покровителем всех угнетенных; и те, кому причиняют зло, но они еще не подавлены, не изгнаны и не уничтожены, должны признать, что их сохранность – дело рук Божьих, и воздать славу Ему. Отметьте:

(1) Иаков говорит о Нем как о Боге своих отцов, внутренне осознавая, что не достоин подобного отношения, а возлюблен ради отца своего.

(2) Он называет его Богом Авраама и страхом Иакова, потому что Авраам уже был мертв и перешел в иной мир, где совершенная любовь изгоняет всякий страх; но Исаак был еще живой, благословляя Господа в своем сердце, в страхе и трепете.

Стихи 43-55. Здесь мы встречаемся с компромиссом, достигнутым в деле Лавана и Иакова. Лаван ничем не смог ответить на возражения Иакова; он не мог ни оправдать себя, ни осудить Иакова, но был обличен собственной совестью в своих неправильных поступках в отношении Иакова и больше ничего не хотел слышать по этому поводу. Он не желал признать свою вину или попросить прощения у Иакова, удовлетворив его притязания, как и следовало поступить. Но:

I. Он перевел разговор на заверения своей сердечности и доброты в отношении жен Иакова и их детей (ст. 43): «…дочери – мои дочери». Когда он не смог оправдать свои поступки, то приписал себе то, что в действительности должен был делать: ему следовало относиться к ним как к своим детям, в то время как он считал их чужими (ст. 15). Заметьте, обычно те, у кого нет естественной привязанности и любви к другим людям, делают вид, что в полноте этим обладают, когда это им выгодно. Возможно также, что Лаван обратился напыщенно и тщеславно просто потому, что любил высокопарные речи, используя возвышенные слова: «…все, что ты видишь, это мое». Это было неправдой, все это принадлежало Иакову, за что он заплатил огромную цену; все же Иаков позволил ему так говорить, воспринимая его слова как шутку. Заметьте: богатство всегда находится близко к сердцу мирских людей. Они любят хвалиться им: «Это мое и иное также мое», как Навал (1Цар 25:11): хлебы мои и вода моя.

II. Он предлагает заключить завет дружбы между ними, на что Иаков с готовностью соглашается, не настаивая на послушании Лавана и на возмещении ущерба. Заметьте, когда возникает спор, мы всегда должны стремиться к поддержанию дружественных отношений при любых условиях; мир и любовь – весьма драгоценные жемчужины, плата за которые не может быть чрезмерной. Лучше остаться побежденным, чем продолжать вести тяжбу. Теперь давайте отметим следующее:

1. Сущность заключенного завета. Иаков полностью отдал Лавану право составить его. Смысл завета заключался в следующем:

(1) Иаков должен быть хорошим мужем для своих жен, не должен огорчать их и брать других жен, кроме имеющихся (ст. 50). Иаков никогда не должен давать повода для сомнения в том, что будет примерным мужем, и, что бы ни случилось, с готовностью выполнять взятые обязательства. Хотя сам Лаван причинял им боль и страдания, тем не менее он обязал Иакова не огорчать их. Заметьте: поступающие несправедливо зачастую очень ревниво относятся к другим; а не выполняющие своих обязанностей в самой категоричной форме требуют выполнения их от других людей.

(2) Он не должен быть недоброжелательным соседом для Лавана (ст. 52). Было договорено, что между ними не должно быть никаких враждебных действий; Иаков должен был забыть и простить причиненное ему зло и не напоминать впоследствии об этом ни Лавану, ни его семейству. Заметьте: иногда мы можем негодовать о нанесенном вреде, за который не в силах отомстить.

2. Церемония заключения завета. Он был заключен и утвержден с великой торжественностью, в соответствии с традициями того времени.

(1) Был установлен памятный обелиск (ст. 45);

чтобы увековечить память об этом событии, из множества камней был сооружен холм (ст. 46). Традиция в письменном виде закреплять договоренность была или незнакома или просто не использовалась.

(2) Была принесена мирная жертва (ст. 54). Заметьте: мир с Богом приносит истинное утешение в наши мирные отношения с друзьями. Если стороны спорят, их примирение с Богом посодействует примирению друг с другом.

(3) Они вместе ели хлеб (ст. 46) и совместно участвовали в трапезе после приношения жертвы (ст. 54). Это было символом их чистосердечного примирения. Заветы дружбы в древности всегда утверждались сторонами совместным принятием пищи. Торжество проводилось на уровне свадебной церемонии.

(4) Показывая в этом свою искренность, они торжественно взывали к Богу,

[1] как к свидетелю (ст. 49): «Да надзирает Господь надо мною и над тобою», то есть «Господь будет осведомлен о поступках каждой из сторон, если они будут нарушать данный союз. Когда мы не видим друг друга, пусть Он удерживает нас; где бы мы ни были, мы находимся в поле Его зрения». Это воззвание может обратиться в молитву. Находясь на расстоянии друг от друга, друзья могут утешаться тем, что, пребывая в неведении или не имея возможности оказать помощь друг другу, Бог надзирает над ними, и Его взор устремлен на обоих.

[2] Как к судье (ст. 53): «Бог Авраамов (от которого произошел Иаков) и Бог Нахоров (от которого произошел Лаван), Бог отца их (их общего прародителя, от которого они произошли) да судит между нами». Связь Бога с ними выражена подобным образом, чтобы подчеркнуть, что они поклоняются одному и тому же Богу, и, задумавшись об этом, не должны враждовать. Заметьте: те, у кого Бог един, должны иметь и одно сердце; те, кто приходят к соглашению в религиозных вопросах, должны стремиться к согласию и во всех других сферах. Бог является Судьей между противоборствующими сторонами, и Он будет судить праведно; кто поступает неправильно, сам себя подвергает опасности.

(5) Они дали новое название этому месту (ст. 47,48). Лаван назвал его по-сирийски, а Иаков по-иудейски: холм свидетель; и (ст. 49) оно было названо Мицпа, наблюдательная башня. Потомки также включались в этот союз; были приняты меры, чтобы память о нем сохранилась. Эти имена могут запечатлять завет благой вести и свидетельствовать за нас, когда мы верны ему, и против нас, когда мы нарушаем его. К этому месту прилепилось имя, которое дал Иаков (Галаад), а не то, которым нарек его Лаван. Во всех этих переделках Лаван очень много шумел и говорил, Иаков, напротив, был тих и немногословен. В то время как Лаван воззвал к Богу, используя много имен, Иаков лишь поклялся страхом отца своего Исаака, то есть Богом, которому в страхе служил его отец, не почитая никаких других богов, не в пример Аврааму и Нахору. Несколько слов Иакова запомнились больше, чем все речи Лавана и напрасные повторения: «Слова мудрых, высказанные спокойно, выслушиваются лучше, нежели крик властелина между глупыми» (Еккл 9:17).

В итоге: после гневных переговоров они расстались друзьями (ст. 55). Лаван очень нежно поцеловал внуков своих и дочерей своих, и благословил их, и отправился домой в мире. Заметьте: Бог зачастую относится к нам лучше, чем мы думаем, и удивительным образом управляет побуждениями людей для нашего же блага сверх того, что мы ожидаем; поэтому стоит доверять Ему.


Толкование Мэтью Генри на Бытие, 31 глава


← 30 Быт 31 MGC 32

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.