Библия » Толкование Мэтью Генри

Евреям 9 глава

Заявив о том, что ветхозаветное домостроительство устарело и близко к уничтожению, апостол продолжает показывать иудеям соответствие между Старым и Новым заветами; при этом он отмечает, что все самое превосходное в Старом завете носило лишь прообразный, представительный характер по отношению к Новому, что Новый завет настолько превосходит Старый, как сущность превосходит тень. Назначение Старого завета не состояло в том, чтобы сохранять свое существование в эпоху Евангелия, но в том, чтобы подготовить путь для Евангелия. В этой главе Павел говорит:

I. О скинии, месте богослужения, ст. 1-5.

II. О поклонении и различных служениях, совершаемых в скинии, ст. 6-7.

III. О духовном смысле и главном назначении всего, ст. 8-28.

Стихи 1-7. I. Апостол рассказывает об устройстве скинии, которую Бог повелел установить на земле для поклонения Ему. Она названа земным святилищем, так как была земной во всех отношениях: как в отношении материалов, из которых она была построена, так и в отношении самого сооружения, подверженного разрушению. Она названа земным святилищем, потому что была дворцом Царя Израилева. Бог был их Царем и, подобно другим царям, должен был иметь Свой двор, или место обитания, а также слуг, внутреннее убранство и необходимое обеспечение. Скиния (описанная в Исх. 25-27) была передвижным храмом, прообразно представлявшим воинствующую церковь, не имеющую здесь постоянного местопребывания, а также человеческую природу Господа Иисуса Христа, в Ком обитала вся полнота Божества телесно. О скинии говорится, что она делилась на две части, внутреннюю и внешнюю, называемые первая и вторая скиния; они символизировали собой воинствующую церковь в ее земном положении и торжествующую церковь на небе, а также две природы Христа, человеческую и божественную. Описывается также, что размещалось в каждой скинии.

1. Внешняя скиния. Здесь приводится перечень предметов, которые были в ней расположены.

(1) Светильник; он был, конечно, не пустой и не потухший, но с постоянно горящими лампадами. Светильник был необходим, поскольку во святилище не было окон. Кроме того, это должно было напоминать иудеям о таинственном и мистическом характере того домостроительства. Свет, даваемый этим светильником, был всего лишь сумеречным светом по сравнению с полным светом, который принес людям Христос, Солнце правды; ибо весь наш свет исходит от Него, источника света.

(2) Стол с хлебами предложения на нем (рус. трапеза. – Прим. переводчика). Трапеза размещалась напротив светильника; это показывает, что наше общение с Христом и друг с другом должно быть во свете Его. Мы должны подходить к трапезе Господней не в темноте, но во свете, исходящем от Христа, чтобы видеть Его тело. На столе были разложены двенадцать хлебов, соответственно двенадцати коленам Израилевым (по одному хлебу от каждого колена), они лежали на нем от субботы до субботы и каждую субботу заменялись новыми. Эти хлебы предложения можно рассматривать либо как продовольственное обеспечение дворца (хотя Царь Израилев не нуждался в этом, тем не менее, по аналогии с дворцами земных царей, каждую неделю он должен был снабжаться хлебом), либо как то обеспечение, которое содержится во Христе для Его детей, для удовлетворения их духовных потребностей, для поддержки их душ. Он хлеб жизни, в доме нашего Отца хлеба достаточно и даже с избытком; мы постоянно получаем от Христа свежую пищу, особенно в день Господень. Эта внешняя часть скинии называлась святилище, или святое, так как она была воздвигнута для того, чтобы поклоняться святому Богу, представлять святого Иисуса и принимать святых людей ради их дальнейшего совершенствования в святости.

2. Апостол рассказывает нам также о том, что находилось во внутренней части святилища, находившейся за второй завесой и называвшейся святое святых. Вторая завеса, разделявшая святое и святое святых, была прообразом тела Христова, раздиранием которого нам открылся не только вид в святое святых как прообраз самого неба, но и доступ в него. В этой скинии размещались:

(1) Золотая кадильница, содержащая фимиам, или золотой жертвенник для возжигания курений. То и другое прообразно представляло Христа, совершающего на небе, на основании заслуг Своей вседостаточной жертвы, ходатайство, от которого зависит наш доступ к Богу и обретение Его благоволения.

(2) Ковчег завета, обложенный со всех сторон чистым золотом, ст. 4. Он символизировал Христа, Его совершенное послушание закону и исполнение всей правды его вместо нас. Далее говорится о том, что было внутри ковчега и над ковчегом.

[1] Что было внутри ковчега. Во-первых, золотой сосуд с манною, той самой манной, которая при сохранении ее в домах древних израильтян, вопреки повелению Господа, сразу же загнивала, но положенная, по повелению Божию, в Его доме, не портилась, всегда была чистой и вкусной. Это учит нас тому, что только во Христе как мы сами, так и наши добродетели и наши дела могут сохраняться чистыми. Манна была также прообразом хлеба жизни, который мы имеем во Христе, истинной пищи, дающей бессмертие. Это было также памятником того, как Бог чудесно питал Свой народ в пустыне, чтобы они никогда не забывали об этом замечательном Божием благоволении к ним и не сомневались в нем в последующие времена. Во-вторых, жезл Ааронов расцветший и этим самым доказавший, что Бог избрал Аарона из колена Левиина для служения пред лицом Его вместо всех колен Израилевых, и положивший конец ропоту народа и попыткам его вторгнуться в священническое служение, Числа 17. Это был тот самый жезл Божий, которым Аарон и Моисей совершали чудеса; он был прообразом Христа, названного Муж, Отрасль (Зах 6:12), посредством Которого Бог совершил чудеса с целью духовного избавления Своего народа, его защиты и обеспечения, а также сокрушения его врагов. Это был также прообраз божественной справедливости, поразившей Скалу-Христа и изведшей из нее для нас живительные потоки воды живой. В-третьих, скрижали завета, с записанным на них нравственным законом; это означало заботу Бога о сохранении Своего святого закона и то попечение, которое мы должны проявлять о соблюдении его, что мы можем делать только во Христе и через Христа, силою, получаемой от Него, ибо наше послушание может быть принято только через Него.

[2] Что было над ковчегом (ст. 5): А над ними херувимы славы, осеняющие очистилище. Во-первых, крышка, покрывающая ковчег, названная очистилищем. Она была сделана из чистого золота и имела такую же длину и ширину, как и ковчег, в котором лежали скрижали закона. Это был замечательный прообраз Христа, Его совершенной праведности, отвечающей всем требованиям закона Божьего и покрывающей все наши беззакония. Она находилась между Шекиной, или символом Божьего присутствия, и нашими греховными недостатками, покрывая их. Во-вторых, херувимы славы, осеняющие очистилище; они представляли святых ангелов Божиих, которые находят наслаждение в созерцании великого дела нашего искупления, совершенного Христом, и всегда готовы совершить любое доброе дело по указанию Искупителя для всех, кто является наследником спасения. Ангелы присутствовали при рождении Христа, во время Его искушения в пустыне и борения в саду, при Его воскресении и вознесении и будут сопровождать Его при втором пришествии. Ангелы видели Бога, явленного во плоти, наблюдали за Ним и посещали Его.

II. От описания места богослужения апостол переходит к описанию обязанностей и служений, совершавшихся на этом месте, ст. 6. Что совершалось в скинии, после того как отдельные части и принадлежности ее были установлены на своих местах?

1. В первую скинию всегда входили священники для совершения богослужения. Заметьте:

(1) Никто, кроме священников, не должен был входить в первую скинию. Это учит нас тому, что лица, не посвященные, не призванные Богом, не должны посягать на звание служителя и вторгаться в служение.

(2) Священники могли входить только в первую скинию, проникновение во святое святых было для них губительной дерзостью. Это говорит о том, что даже служители должны знать свое место и держаться его, а не посягать на то, что является прерогативой Христа, принося свое собственное курение, добавляя свои собственные измышления к Его установлениям или господствуя над совестью людей.

(3) Священники должны были входить в первую скинию всегда, то есть должны были полностью посвятить самих себя и свое время на служение и никогда не уклоняться от него; им надлежало всегда быть в состоянии готовности к служению и во все назначенные часы они должны были исполнять свои обязанности.

(4) Священники должны были входить в первую скиния для служения Богу. Они не могли делать дело Божие только отчасти или наполовину, но должны были исполнить все Его намерения и всю Его волю; не только хорошо начать, но и хорошо продолжить и завершить до конца, исполнив вверенное им служение.

2. Во вторую, внутреннюю скинию входил только первосвященник, ст. 7. Эта часть была символом небес и Христова вознесения туда. Заметьте здесь:

(1) Никто, кроме первосвященника, не должен был входить во святое святых. Также и в небо никто, кроме Христа, не может войти под своим собственным именем, на основании своего собственного права или своих собственных заслуг.

(2) Чтобы войти во святое святых, первосвященник должен был пройти сначала через первую скинию, а затем через завесу. Это означает, что Христос должен был войти в небо путем святой жизни и насильственной смерти, когда завеса плоти Его была разодрана надвое.

(3) Первосвященник входил во святое святых лишь однажды в год, но Христос и в этом превзошел Свой прообраз (как и во всем остальном), ибо Он вошел однажды и навсегда, один раз в течение всей евангельской диспенсации.

(4) Первосвященник не должен был входить без крови. Это символизирует то, что Христос, став нашим Первосвященником, не мог войти в небо без Своей Крови, пролитой за нас, и что никто из нас не может войти в благословенное присутствие Божие здесь на земле и в Его славу там на небе иначе, как только через Кровь Христа.

(5) Первосвященник, входя во святое святых, сначала приносил кровь за себя и за свои грехи, а затем за грехи народа, ст. 7. Это показывает, насколько Христос, и как Личность, и как Первосвященник, превосходил любого из первосвященников, которые были по закону, ибо Он не имел греха, чтобы приносить за него жертву. Это также учит нас тому, что служители, ходатайствуя во имя Христа за других, прежде должны воспользоваться Кровию Христа для прощения самих себя.

(6) Принеся жертву за себя, первосвященники не должны были останавливаться на этом, но должны были также принести жертву и за грехи народа. Наш Первосвященник, Который не нуждается в жертвоприношении за Себя, тем не менее никогда не забывает принести жертву за нас; Он ходатайствует на основании заслуг Своих страданий ради блага Своего народа на земле.

Стихи 8-14. В этих стихах апостол открывает нам, что Дух Святой подразумевал под всеми обрядами скинии и порядками, установленными законом относительно как самой скинии, так и совершаемого в ней служения. Писания Ветхого завета были даны по вдохновению Божьему, святые люди прошлого говорили и писали по указанию Духа Святого. Поэтому они представляют большую ценность и значение не только для тех, кому первоначально предназначались, но также и для христиан, которым следует не ограничиваться простым ознакомлением с постановлениями левитского закона, но постараться понять, что Дух Святой подразумевает и показывает им через них. Здесь отмечается несколько таких моментов, о которых Дух Святой несет свидетельство Своему народу.

I. Что путь во святое святых был еще не открыт, пока стояла прежняя скиния, ст. 8. Это первое, что хочет преподать нам Дух Святой через эти прообразы. Путь в небо не был таким понятным и ясным во времена Ветхого завета, как теперь. К чести Христа и Его Евангелия, а также ко благу всех живущих в век Евангелия, путь к жизни и бес смертию теперь ясно освещен. Тогда не было свободного доступа к Богу, ныне же Бог открыл для нас широкую дверь, место есть для многих, для всех, кто истинно желает прийти к Нему через Христа.

II. Что первая скиния была всего лишь образом настоящего времени, ст. 9. Ветхозаветное домостроительство было таинственным и временным по своему характеру, оно предназначалось только для того, чтобы прообразно представлять Христа и Евангелие, которым надлежало в свое время просиять собственным блеском и тем самым заставить все тени прообразов убежать и исчезнуть, подобно тому как исчезают звезды при восходе солнца.

III. Что никакие дары и жертвы не могли сделать совершенной совесть приносящего их (ст. 9), то есть они не могли устранить осквернения, производимого грехом, и освободить от господства его; не могли освободить совесть от страха перед Божиим гневом; они не могли приносящего их ни избавить от долга, ни разрешить его сомнений. Человек мог совершить все жертвоприношения по установленному порядку, часто повторять их и продолжать делать это всю свою жизнь – и так и не найти мира своей совести или очищения ее. Они могли избавить его от телесного временного наказания, угрожавшего не соблюдавшим их, но не могли спасти его от греха или ада, как спасает вера во Христа.

IV. Этим Дух Святой показывает, что ветхозаветные установления были даны до времени исправления, ст. 10. Они были несовершенны в трех отношениях:

1. По своей природе. Они были внешними, плотскими – яствами и питиями и различными омовениями. Это были телесные упражнения, от которых мало пользы; они могли удовлетворить только плоть, или, в лучшем случае, очистить тело.

2. Они не были необязательными, так чтобы можно было соблюдать или не соблюдать их, но налагались под угрозой сурового телесного наказания за их несоблюдение; это делалось с той целью, чтобы заставить иудеев взирать на обетованное Семя и с большей жаждой ожидать Его.

3. Они никогда не предназначались на вечные времена, но только до времени исправления, когда лучшее, уже уготованное, будет действительно им даровано. Евангельское время является и должно быть временем исправления, временем более ясного света относительно того, что необходимо знать, временем большей любви, побуждающей нас не питать зла ни к кому, но быть ко всем доброжелательными и находить утешение во всех подобных Богу; временем большей свободы духа и слова; временем более святой жизни согласно евангельским правилам. Мы, живущие в евангельские времена, имеем значительно большие преимущества, чем те, кто жил под законом, и мы должны быть лучше их, а иначе будем хуже. Вести себя достойно Евангелия – это значит вести превосходный образ жизни; ничто низменное, неразумное, пустое или рабское недостойно Евангелия.

V. Этим Дух Святой показывает нам, что мы только тогда правильно употребляем прообразы, когда применяем их к первообразу, и всякий раз, когда мы это делаем, убеждаемся в очевидности того, что первообраз намного превосходит прообраз (как и должно быть, по смыслу), что является главной целью всего сказанного. И поскольку Павел пишет тем, кто уверовал, что Христос пришел и что Иисус есть Христос, то он приходит к вполне справедливому заключению о бесконечном превосходстве Христа над всеми первосвященниками закона (cт. 11, 12) и весьма подробно объясняет это. Ибо:

1. Христос есть Первосвященник будущих благ. Под будущими благами можно понимать:

(1)Все блага, которые были будущими в течение Ветхозаветного периода, а теперь, в эпоху Нового завета, осуществились. Все духовные и вечные благословения в дни ветхозаветных святых были связаны с грядущим Мессией, в Которого они веровали. Ветхий завет представлял будущее в тенях, Новый завет является осуществлением Ветхого.

(2) Все блага, которые еще должны осуществиться в евангельский период, когда исполнятся обетования и пророчества, данные евангельской церкви последних дней; все они зависят от Христа и Его священства и обязательно будут осуществлены.

(3) Все блага, относящиеся к будущему небесному состоянию, представляющему собой совершенство обоих заветов; так как состояние славы является совершенством состояния благодати, то оно в гораздо большей степени превзойдет новозаветное, чем новозаветное превосходит ветхозаветное.

2. Христос – Первосвященник, пришедший с большею и совершеннейшею скиниею (ст. 11), со скинией неруктворенной, не такового устроения, но со Своим собственным телом, или точнее с человеческой природой, которая была зачата от Духа Святого, осенившего благословенную деву. Это было иное устройство, иной порядок строения, бесконечно превосходящего все земные строения, не исключая скинии самого храма.

3. Христос, наш Первосвященник, вошел в небо не как ветхозаветные первосвященники, входившие во святое святых с Кровью козлов и тельцов. Он вошел со Своею собственной кровью, бесконечно более драгоценной, чем кровь жертвенных животных, бывшая лишь прообразом Его крови.

4. Первосвященники ежегодно входили во святое святых, что доказывало несовершенство их священства: через него достигалось лишь прообразное очищение, или прощение грехов, совершенных в течение года. А наш Первосвященник вошел в небо однажды и приобрел не отсрочку приговора на год, но вечное искупление, и поэтому Ему не надо входить каждый год. В каждом из этих прообразов было нечто, доказывавшее его подобие первообразу, а также нечто, что было только прообразом, но не подобием первообраза, и, следовательно, ни в коем случае не должно было сопоставляться с ним.

5. Далее Дух Святой показывает, в чем заключалось действие крови ветхозаветных жертв, и делает из этого вывод о превосходстве Крови Христа по силе ее действия.

(1) Действие крови жертвенных животных распространялось только на плоть: она очищала внешнего человека от церемониальной нечистоты, вызванной нарушением обрядового закона, и от временного наказания, делая его достойным некоторых внешних привилегий (ст. 13).

(2) Отсюда Он совершенно справедливо делает вывод о несравненном превосходстве силы Крови Христовой (ст. 14): То кольми паче Кровь Христа, и далее. Заметьте здесь:

[1] Что придавало такую силу крови Христа.

Во-первых, то, что Он Сам отдал Себя в жертву Богу, принес Свою человеческую природу на жертвеннике Своей Божественной природы; Он был первосвященником, жертвенником и жертвой одновременно, в Своей божественной природе Он исполнял роль Первосвященника и жертвенника, а Его человеческая была жертвой.

Во-вторых, то, что Он принес Себя Богу Духом Святым, то есть не просто Его божественная природа поддерживала человеческую, но Дух Святой, Которого Он имел без меры, помогал Ему во всем, в том числе и в этом акте послушания до смерти.

В-третьих, то, что Христос принес Себя непорочного Богу, без единого пятна греха в сердце или в жизни. В этом исполнился закон о жертвах, который требовал, чтобы они были без порока. Заметим дальше:

[2] Какова сила Крови Христа. Она очень велика. Ибо,

во-первых, она способна очистить совесть от мертвых дел, она достигает самой души и совести человека, души, оскверненной грехами, которые суть мертвые дела, потому что исходят от мертвого духовно человека и ведут к его вечной смерти. Как соприкосновение с мертвым телом делало человека церемониально нечистым, так связь с грехом делает его морально и реально нечистым, причем саму душу его; но Кровь Христа очищает от этого осквернения.

Во-вторых, она способна сделать нас пригодными для служения живому Богу, не только путем очищения от вины греха, разделяющей грешника с Богом, но и путем освящения и обновления души через благодатное влияние Духа Святого, дара, приобретенного Христом именно для этой цели, чтобы мы могли служить живому Богу живым образом.

Стихи 15-22. В этих стихах апостол рассматривает Евангелие как завещание, или завет, как новое, или последнее завещание (завет) Христа, и показывает, что Кровь Христа необходима и достаточна для того, чтобы сделать этот завет действительным.

I. Евангелие рассматривается здесь как завет Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа, как Его последняя воля и завещание. Следует заметить, что взаимоотношения между Богом и человеком иногда называются договором, а иногда заветом. Договор – это соглашение между двумя или несколькими сторонами относительно вопросов, находящихся в их власти, и он заключается либо через посредника, либо без него; договор действует в течение срока и при условиях, оговоренных в нем. Завещание – это добровольный акт отдельного лица, надлежащим образом осуществляемый и заверяемый им; оно гарантирует наследство тем наследникам, кого описывает и характеризует сам завещатель, и вступает в силу это завещание только после смерти завещателя. Теперь заметьте: Христос есть Ходатай Нового завета (ст. 15), в цели и задачи Которого входило:

1. Совершить искупление людей от их преступлений, соделанных против закона, или первого завета, который за каждое преступление лишал свободы и делал людей должниками и рабами, или узниками, нуждавшимися в освобождении.

2. Дать всем истинно призванным право на обетованное вечное наследство. Наследие, завещанное Христом согласно Его последней воле, весьма велико.

II. Для того чтобы этот Новый завет вступил в силу, была необходима смерть Христа; наследство переходит к наследнику в результате смерти завещателя. Эту необходимость Павел доказывает двумя аргументами.

1. Исходя из общего характера всякого завещания, или завещательного распоряжения, ст. 16. Еде есть завещание, там необходима смерть завещателя; пока завещатель жив, имение его находится в его руках и он имеет право отменить, уничтожить или изменить завещание по своему желанию; ни имущество, ни право на владение им не передаются наследникам до тех пор, пока смерть завещателя не будет действительным фактом.

2. Из того способа, который был использован Моисеем при утверждении первого завета, – он был утвержден не без крови, ст. 18, 19. Вследствие греха все люди стали виновными перед Богом, рука божественной справедливости лишила их наследства, привилегий и даже самой жизни. Но Бог, желая показать обилие Своей милости, провозгласил завет благодати и прообразно представил его в ветхозаветном служении, совершаемом не без крови и тела жертвы: Бог принимал кровь тельцов и козлов как прообраз Крови Христа, и таким образом был утвержден завет благодати при прошлом домостроительстве. Здесь подробно описывается метод, примененный Моисеем, по данному ему от Бога указанию, при утверждении завета:

(1) Моисей провозгласил пред всем народом все заповеди закона, cт. 19. Он изложил пред ними сущность завета, объяснил возлагаемые на них обязанности, награды, обещаемые за исполнение их, а также наказания, грозившие за преступления против них, и призвал их дать согласие на условия завета. Все это было сделано в очень ясной форме.

(2) Затем он взял кровь козлов и тельцов с водою, шерстью червленою и иссопом и окропил ею. Эта кровь и вода символизируют кровь и воду, истекшие из пронзенного бока Спасителя (для оправдания и освящения), а также являются прообразами двух сакраментов Нового завета – крещения и вечери Господней; червленая шерсть представляет праведность Христа, в которую нам надлежит облечься, иссоп – веру, с помощью которой мы все применяем к себе. Итак Моисей окропил:

[1] Книгу закона и завета, чтобы показать, что завет благодати утверждается и становится действительным для нашего блага Кровью Христа.

[2] Народ, подразумевая под этим, что Кровь Христа не принесет нам пользы, если мы не применим ее к себе. Окропление книги закона и народа, кроме того, означало взаимное согласие обеих сторон, Бога и человека, и их взаимные обязательства друг перед другом в этом завете через Христа. Одновременно с окроплением Моисей произнес слова: Это кровь завета, который заповедал вам Бог. Это кровь завета, прообразно представляющая Кровь Христа, утверждает завет благодати для всех истинно верующих.

[3] Он окропил также скинию и все ее принадлежности, подразумевая под этим, что все приносимые жертвы и всякое совершаемое служение принимаются только через Кровь Христа, дарующую прощение тех беззаконий, которые проникают в наши святые дела и не могут быть искуплены ничем другим, кроме Его искупительной Крови.

Стихи 23-28. В этой последней части главы апостол продолжает говорить о том, что Дух Святой показывает нам через обряды очищения образов небесного, и делает из этого вывод о необходимости лучших жертв для очищения самого небесного.

I. Необходимость очищения образов небесного, ст. 23. Эта необходимость вытекает из божественного определения, которому всегда должно подчиняться, и из цели этого определения, заключавшейся в том, чтобы между прообразами небесного и самим небесным было соблюдено подобие. Здесь отмечается, что Божие святилище на земле является образом неба, а общение с Богом в этом святилище является небом на земле для Его народа.

II. Необходимость того, чтобы само небесное очищалось лучшими жертвами, чем тельцы и козлы. Само небесное лучше чем образы его, и поэтому должно освящаться лучшими жертвами. Под небесным подразумеваются привилегии, даруемые Евангелием, начинающиеся с благодати и завершающиеся славой. Они должны очищаться соответствующим средством освящения – Кровью Христа. Что жертва Христа несравненно лучше жертв, приносимых по закону, совершенно очевидно:

1. Из различия между местами, где приносились жертвоприношения по закону и где была принесена евангельская жертва. Ветхозаветные жертвы приносились в рукотворенном святилище, являвшемся лишь образом небесного, ст. 24. Жертва Христа, хотя и принесенная на земле, была Им Самим вознесена на небо, где Он ежедневно предстает с нею перед Богом, ходатайствуя за нас. Он вошел в небо не только для того, чтобы наслаждаться покоем и принимать подобающее Ему почитание, но чтобы являться в Божие присутствие за нас, представлять нас и наши дела Ему, чтобы давать ответ нашему противнику и обвинителю и изобличать его, чтобы защищать наши интересы и совершенствовать все наши дела, чтобы готовить нам место на небесах.

2. Из различия между самими жертвами, ст. 26. Ветхозаветными жертвами были плоть и кровь творений, отличных по своей природе от приносивших их; это была кровь животных, которая имела весьма незначительную ценность сама по себе и не имела бы вовсе никакой ценности в этом деле, если бы не была прообразом Крови Христовой. Христос же принес в жертву Себя Самого, Свою собственную Кровь, по справедливости называемую Кровью Божией (ввиду единства ипостасей Божества) и потому обладающую бесконечно великой ценностью.

3. Из частого повторения ветхозаветных жертвоприношений, что свидетельствует о несовершенстве закона. Христос же однажды принес жертву, которая удовлетворила сразу всем целям, что составляет ее достоинство и совершенство. Иначе и быть не могло, так как иначе Ему пришлось бы снова умирать, воскресать и возноситься на небо, потом опять сходить с небес и умирать, что совершенно немыслимо. Он же однажды, к концу веков, явился для уничтожения греха жертвою Своею. Евангелие является последним этапом домостроительства благодати Божией для людей.

4. Из бессилия ветхозаветных жертв, с одной стороны, и силы Христовой жертвы, с другой. Жертвы, приносимые по закону, не могли сами по себе уничтожить греха, не могли даровать прощения за грех, ни освободить от власти его. Грех оставался бы на нас и его господство над нами продолжалось бы, но Иисус Христос одною жертвою положил конец греху и разрушил дела дьявола.

III. Апостол поясняет свои рассуждения посредством аналогии между Божиим определением относительно людей (ст. 27, 28) и Его определением относительно Христа.

1. Определение Божие относительно людей состоит из двух частей:

(1) Человекам положено однажды умереть, или, по крайней мере, пережить изменение, эквивалентное смерти. Это страшная вещь – умереть, когда узел жизни развязывается или разрезается, все взаимосвязи разрушаются в один момент, когда заканчивается период нашего испытания и приготовления и мы вступаем в иной мир. Это великое дело, и оно совершается только однажды, поэтому его надо сделать хорошо. Смерть является утешением для благочестивого человека, умирающего хорошо и только однажды. Но для нечестивых смерть ужасна, они умирают в своих грехах и уже не могут возвратиться, чтобы исправить свое положение.

(2) После смерти человекам положено явиться на суд, на личный суд, который следует непосредственно после смерти, ибо душа возвращается к Богу как к своему Судье, чтобы получить от Него определение своей вечной участи. Затем все люди должны будут явиться на общий суд в конце мира. Это неизменное Божие установление для людей – им должно умереть и быть судимыми. Это положено им, и они должны верить этому и серьезно относиться к этому.

2. Определение Божие относительно Христа, имеющее некоторое сходство с определением для человека.

(1) Он должен был однажды принести Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, всех, кого Отец дал Ему, всех, кто поверил в Него. Он принес Себя в жертву не за Свой собственный грех, Он был изъязвлен за наши грехи. Бог возложил на Него беззакония всех Своих людей, а их так много, хотя и меньше, чем всех остальных людей; тем не менее, когда они все соберутся к Нему, Он будет первородным между многими братьями.

(2) Ему положено явиться во второй раз не для очищения греха (англ. без греха. – Прим. переводчика), а для ожидающих Его во спасение.

[1] Во второй раз Он явится без греха. В Свое первое явление, хотя Он и не имел Своего собственного греха, но был обременен грехами многих, Он был Агнцем Божиим, Который взял на Себя грехи мира и поэтому явился в подобии плоти греховной; но во второй раз Он явится без всякого бремени греха на Себе, так как совершенно освободился от него еще прежде, и поэтому вид Его ничем не будет обезображен, но будет очень славным.

[2] Он явится для спасения ожидающих Его. Он усовершит их в святости и блаженстве, число спасенных дополнится, и спасение их завершится. Заметьте: отличительной чертой истинных верующих является то, что они ожидают Христа. Они ожидают Его с верою, надеждой и святым желанием. Они ожидают Его, исполняя свой долг, совершая служение ожидают во всех обстоятельствах. Они ожидают Его второго пришествия и готовятся к нему; хотя оно будет внезапной пагубой для остального мира, который смеется над обетованием о нем, но для ожидающих Его оно будет вечным спасением.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Толкование Мэтью Генри на послание к Евреям, 9 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2021, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.
Рекомендуем хостинг, которым пользуемся сами – Beget. Стабильный. Недорогой.