Ис 52:1−8. Следует торжественный призыв к будущему Сиону, ибо Иерусалим в стихе 1 — это город мессианского времени, куда доступ всему «нечистому» будет закрыт; необрезанный здесь синоним «нечистого», но не в ритуальном, а в духовно-нравственном плане (подразумевая то, что позднее будет определено апостолом Павлом как «необрезанность сердца»; Рим 2:28−29).

Отряси с себя прах (стих 2) значит «перестань скорбеть» (прахом, или пылью, посыпали голову в знак скорби; Иов 2:12). Пленная дочь Сиона — аллегория Иерусалима, которому с приходом Мессии наступит пора сбросить с шеи своей вековые цепи.

За ничто вы были проданы (стих 3); фраза эта станет понятнее (как и созвучная ей в стихе 5: народ Мой взят даром) при сравнении с 50:1, где из риторического вопроса «или которому из Моих заимодавцев Я продал вас?» и ответа на него Иеговы следует, что еврейский народ «не был продан» Им (или «предан в рабство» из «корыстных побуждений», но — по грехам и преступлениям его.

Момент «бескорыстия» тонко обыгрывается в стихе 3, и особенно в последней его фразе. Применительно к ближайшим (к Исаии) историческим обстоятельствам — иудеи без уплаты серебра будут отпущены из вавилонского плена царем Киром (45:13). В плане же мессианском тут нельзя не видеть мысли о даровании спасения, об искуплении из рабства греху по вере во Христа, кровью Его (1Пет 1:18−19).

События еврейской истории (как уже говорилось) служат Исаии «отправной точкой» для проникновения в сферу духовную. Вот и в стихе 4 он обращается к истории, вкратце упоминая о пребывании Израиля в Египте, о притеснениях его Ассуром. Мысль о «неистовстве властителей» народа в стихе 5, очевидно, перекликается со сказанным в 51:18; недостойным поведением духовных и гражданских вождей Израиля всякий день бесславилось имя их Господа. Заслуживал ли такой народ и такие вожди его неоднократных на протяжении истории избавлений «из тесных обстоятельств» и «искуплений из рабства»? Очевидно, нет.

Отсюда Поэтому, с которого начинается стих 6. Поэтому-то узнает… народ Мой, говорит Иегова, что Я — Бог всемогущий и милосердный, равного Которому нет, Бог, открывшийся праотцам его; он узнает это в тот день… три последних слова здесь, относимые Исаией к будущему времени, некоторыми исследователями понимаются и в значении всякого такого дня, когда лучшим представителем Израиля через чудесные избавления народа открывалась уникальность его Бога. Но слова эти, очевидно, подразумевают и «ближние события» в будущем (исход из Вавилона), а в еще большей, вероятно, степени относятся они к мессианскому времени.

И это подтверждается смыслом и содержанием стихов 7−8, где под «благовестником» понимается Мессия. Образ сторожей, которые в древних восточных городах со специальных смотровых башен передавали от одного к другому весть о приближающейся опасности, здесь может быть аллегорией соучастников «в передаче от одного к другому» благой вести.

Ис 52:9−10. То, чему предстоит совершиться, пророк видит уже совершившимся (стих 96; так называемое пророческое прошедшее). О том, что произойдет в пришествие Мессии («искупление Иерусалима», «утешение остатка»), Исаия говорит, прибегая к исторической аллегории из времени близкого ему (разрушение Иерусалима Навуходоносором, и долгие десятилетия спустя — восстановление города и храма по воле Господа, Который искупил Иерусалим… утешил… народ Свой).

Продолжение пророческого прошедшего в стихе 10, которое, однако, переходит в будущее время. Всемогущество Господа (святую мышцу Его) узрят все народы. Тут опять-таки можно видеть как намек на то, что произойдет вскоре (избавление иудеев из плена, которое продемонстрирует всем языческим народам силу их Господа), так и прозрение Исаией отдаленного будущего, когда весь мир станет свидетелем спасения, исходящего от Бога Иаковлева.

Ис 52:11−12. Снова аллегория, основанная на исторических фактах, — как тех, что имели место до Исаии (самый образ исхода в первую очередь, конечно, подразумевает исход из Египта), так и тех, что произойдут после него (в период вавилонского пленения и второго исхода). Так известно, что Навуходоносором были вынесены священные сосуды из храма, которые Киром были иудеям возвращены; Езд 1:7. Но в контексте стихов 11−12 все это образы; облеченные в них призывы и наставления подразумевают исход из злой, нечистой среды, полный разрыв с нею.

И последующее — торжественное, благостное, в присутствии вездесущего и всевидящего Бога (окончание стих 12) — вступление в Тысячелетнее царство. Все, кому предстоит войти в него, должны очистить себя; под «сосудами, которые они носят», могут пониматься их сердца — отныне они должны всецело принадлежать Господу.

Образ неторопливого исхода под защитой Господа исторической параллелью, по-видимому, имеет исход из Вавилона, который, в отличие от исхода из Египта, не был поспешным, со страхом. Хотя и в том и в другом случае Господь, как известно, был впереди и позади Своего народа.

3. РАБ БУДЕТ ПРОСЛАВЛЕН (52:13 — 53:12)

Перед нами, вероятно, не только наиболее известный раздел из всей Книги Пророка Исаии, но и самое замечательное из всех ветхозаветных пророчеств о Мессии. Несколько мест из него цитируются в Новом Завете: Ис 52:15 в Рим 15:21; Ис 53:1 в Ин 12:38 и в Рим 10:16; Ис 53:4 в Мф 8:17; Ис 53:7−8 в Деян 8:32−33; Ис 53:9 в 1Пет 2:22, и Ис 53:12 в Лк 22:37. Большая часть этих строк, поражающих разум и глубоко трогающих душу, посвящена страданиям Раба и отвержению Его, однако, главная мысль, заключенная в них (52:13; 53:11−12), — та, что страдание Его — путь к возвеличению и славе. Ибо Раб страдал добровольно — во исполнение воли Божией.

а. Изумление народов (52:13−15)

Ис 52:13. Вот, раб Мой будет действовать мудро (именно так правильнее читать первую строку в стихе 13; сравните с «Господь… дал Мне язык мудрых» в 50:4). Сказанное тут — один из двух главных смысловых моментов стиха 13. Второй — в том, что Раб возвысится и вознесется, и возвеличится (Флп 2:9; Кол 3:1; Евр 1:3; 8:1; 10:12; 12:2; 1Пет 3:22).

Ис 52:14. Крестные страдания, которые «обезобразят» лик Спасителя, как и позорная смерть Его, послужат к продолжению «нареканий» и неверия в Него. Это и понимается под «изумлением многих», которое станет для них «камнем преткновения» на века (Ис 8:14; Лк 2:34) — в первую очередь потому, что не таким представлял себе Мессию народ Божий (Ин 1:11 — «Пришел к своим, и свои Его не приняли»). (Паче значит «более»; здесь со смысловым оттенком «хуже».)

Ис 52:15. Изумление, о котором речь в стихе 15, — иного свойства. И масштабами своими оно значительно превзойдет первое. Ибо обезображенный Раб явится перед людьми как величественный Царь вселенной, перед Которым онемеют все сильные (цари) земли. Мир узрит Его в иной перспективе. Но он, пророк, видит это теперь. (Как, впрочем, видел и раньше, когда возвещал своему неверующему народу о явлении чаямого им Мессии в облике смиренного Раба Господня, Отрока Иеговы; главы 48−50.) Он теперь обращается — скорбно, торжественно, поэтически — ко всем, кто усомнятся, со своим удивительным предсказанием. Ибо глава 53 — это пик пророческого прозрения Исаии, которому открывается тут величайшая духовная тайна относительно искупления человечества воплотившимся Богом (Богочеловеком).

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

толкование Далласской семинарии на книгу пророка Исаии, 52 глава



2007–2022, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.