Библия » Толкование Мэтью Генри

50 псалом

← 49 Пс 50 MGC 51

Хотя Давид написал этот псалом по вполне определенному поводу, тем не менее его можно использовать обычным образом, как и любой другой из его псалмов. Это самый известный из покаянных псалмов, и он очень выразительно показывает беспокойства и стремления раскаявшегося грешника. Жаль, что в благоговейных обращениях к Богу нам приходится приносить Ему не только хвалу (ибо это небесный труд), а из-за своих грехов и глупостей приходится совершать другую работу, когда мы приходим к престолу благодати в качестве кающихся грешников, чтобы исповедать свои грехи и попросить у Бога благодати. Если при этом мы нуждаемся в соответствующих словах, то не найдем ничего более подходящего, чем данный псалом. Он представляет собой запись покаяния Давида за свой грех в отношении Урии, который нанес огромный урон его репутации, так как Писание говорит, что все остальные грехи псалмопевца были ничто по сравнению с этим (3Цар 15:5) и что он не отступал от всего того, что Бог заповедал ему, во все дни жизни своей, кроме поступка с Уриею Хеттея-нином.

(I) В этом псалме Давид исповедует свой грех (ст. 5-8). Он искренне молится (II) о прощении этого греха (ст. 3,4,9,11).

(III) О мире в совести (ст. 10,14).

(IV) О благодати, чтобы больше не грешить (ст. 12,13,16).

(V) О свободном доступе к Богу (ст. 17).

(VI) Он обещает делать все, что в его силах, для блага других (ст. 15) и для славы Божьей (ст. 18,19,21). И наконец, заканчивает молитвой о Сионе и Иерусалиме (ст. 20). Тот, чья совесть обличает его в страшном грехе, вновь и вновь с верой в Иисуса Христа, Посредника, должен молиться этим псалмом. Более того, даже если мы не были виновны ни в прелюбодеянии, ни в убийстве или другом подобном отвратительном злодеянии, тем не менее, воспевая его и молясь им, мы искренне должны применять его к себе, что, сопровождаясь соответствующими чувствами, через Иисуса Христа поможет нам обрести прощение и благодать.

Начальнику хора. Псалом Давида, когда приходил к нему пророк Нафан, после того, как Давид вошел к Вирсавии.

Стихи 3-8. Предисловие к псалму ссылается на очень печальную историю о падении Давида. Хотя он пал, но не был окончательно изгнан, так как Бог милостиво поддержал его и поставил на ноги.

(1) О грехе, который оплакивается в этом псалме и который был безрассудством и злом, содеянным с женой соседа, невозможно ни говорить, ни думать без отвращения. Обольщение Вирсавии было подобно прорвавшейся плотине, началом всех дальнейших грехов. Этот грех Давида записан для нашего предостережения, чтобы тот, кто думает, что стоит, опасался, чтобы не упасть.

(2) Покаяние, изливающееся в этом псалме, было результатом служения Нафана, посланного Богом для обличения Давида во грехе после того, как на протяжении девяти месяцев после согрешения (насколько нам известно) не последовало ни угрызений совести, ни раскаяния. Хотя Господь может допустить, чтобы Его дети грешили и какое-то время жили во грехе, но тем или иным способом Он приведет их к покаянию, восстановит их разум и отношения с Ним. Для этого Он чаще всего использует служение Слова, хотя и не привязывается к нему. Согрешивший случайно должен считать верное обличение величайшей милостью, которая только может быть ему оказана, а мудрый упрек – наилучшим другом. Пусть наказывает меня праведник: это лучший елей.

(3) Обличенный во грехе Давид изливает свою душу Богу в молитве, умоляя о милости и благодати. Куда еще могут обратиться оступившиеся дети, как не к Господу, Своему Богу, от которого они отступили, и лишь Он единственный может исцелить их от отступничества?

(4) Благодаря божественному вдохновению псалмопевец записывает в виде псалма ощущения своего сердца и чувства к Богу, чтобы позднее его можно было часто повторять и восстанавливать в памяти. Он передал сочинение начальнику хора для исполнения при публичном служении в Церкви [1] как исповедание своего собственного покаяния, обращая особое внимание на мерзость своего греха, так как пластырь, покрывающий его, должен быть так же широк. Тот, кто искренне раскаялся в своих грехах, не будет стыдиться собственного покаяния, а, потеряв честь невинности, будет страстно желать обрести почести кающегося грешника.

[2] Как пример для других, чтобы, во-первых, своим примером побудить других к покаянию, и, во-вторых, научить их, что делать и говорить при покаянии. Будучи обращенным, он таким образом утверждал братьев своих (Лук 22:32) и для того был помилован (1Тим 1:16).

В этих стихах нам представлено I. Смиренное прошение Давида (ст. 3,4). Его молитва очень похожа на слова, вложенные Спасителем в уста кающегося мытаря, о котором говорится в притче: «Боже! будь милостив ко мне грешнику!» (Лук 18:13). Во всяком случае, Давид был великим мужем, обладавшим многочисленными заслугами. Он не только много совершил, но и много пострадал за дело Божье. Но в то же время, получив обличения во грехе, он не приносит на весы свои добрые дела, чтобы они послужили противовесом плохим. Псалмопевец не считает, что его служения искупят оскорбления, а спешит к безграничной Божьей милости и лишь на нее полагается для получения прощения и мира: «Помилуй меня, Боже…» Он считает себя не защищенным от Божьей справедливости и поэтому отдает себя в руки Божьей милости. Безусловно, что наилучший человек в этом мире погибнет, если Бог не будет к нему милостив. Обратите внимание,

1. Как он просит о милости: «Помилуй меня, Боже, но не за благородство моего происхождения как потомка главы колена Иудина, не за мои служения как победителя израильского или мои гражданское почести как царя израильского». Нет, он не говорит: «Вспомни, Господи, Давида и все сокрушение его: как он клялся Господу, давал обет Сильному Иакова» (Пс 131:1,2). Истинно раскаявшийся грешник не упоминает ни о чем таком, а говорит: «Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей. Я не могу просить Тебя ни о чем другом, кроме (1) помилования по великой милости Твоей, снисхождения и благости Твоей природы, которая склоняет Тебя жалеть несчастных».

(2) «О Твоей полной милости, ибо в Тебе присутствуют не только милость и щедрость, но и их множество: множество щедрот и прощения для многих грешников за многие грехи, чтобы прощение умножалось, как умножается беззаконие».

2. О какой особой милости он просит – о прощении греха: «…изгладь беззакония мои, как долг, который вытирается или вычеркивается из книги, когда либо должник уплатил, либо сам кредитор простил его. «Изгладь беззакония мои, чтобы они не встали против меня и не потребовали суда, чтобы они не смотрели пристально в мое лицо, к моему смущению и ужасу». Кровь Христа, окропившая совесть для ее очищения и умиротворения, изглаживает преступления и примиряет нас с Богом и с собой (ст. 4). «Многократно омой меня от беззакония моего; Своей милостью и благодатью омой мою душу от вины и греха, ибо эта вода разделения сможет очистить меня не только от официального осквернения. Многократно омой меня, так как пятно глубоко въелось и вина долго всасывалась в меня, поэтому мне нелегко будет избавиться от нее. Многократно и тщательно омой меня, от греха моего очисти меня». Грех оскверняет нас и представляет отвратительными в глазах святого Бога и беспокойными для себя. Он делает нас негодными для общения с Богом в благодати и славе. Когда Бог прощает грех, то Он очищает нас от него, чтобы мы стали достойными для Него и спокойными для себя, чтобы мы имели свободный доступ к Нему. Нафан убедил Давида, что после первого покаяния его грех был прощен: «Господь снял с тебя грех твой; ты не умрешь» (2Цар 12:13). Тем не менее Давид молится: «Омой меня, очисти, изгладь беззакония мои». Бога надо искать ради того, что Он обещал, и тот, чей грех прощен, должен молиться, чтобы прощение еще четче было представлено ему. Бог простил его, но сам Давид не мог простить себя, и поэтому он неистово ищет прощения как человек, хорошо знающий ему цену и считающий себя недостойным его.

II. Покаянное исповедание Давида (ст. 5-7).

1. Он открыто признавал свою виновность перед Богом: «Беззакония мои я сознаю…» Давид уже нашел единственный способ облегчить свою совесть (Пс 31:4,5). Нафан сказал ему: «Ты – человек», и Давид ответил: «Да, я согрешил».

2. Псалмопевец так глубоко ощущал свой грех, что постоянно думал о нем со стыдом и скорбью. Его сожаление было не внезапным незначительным чувством, а поглощающей скорбью: «…грех мой всегда предо мною, чтобы смирять и умерщвлять меня, чтобы я постоянно испытывал стыд и трепетал». «…Грех мой всегда против меня», – как читают некоторые. «Я вижу его перед собой, как обвиняющего и пугающего врага». Во всяком случае, Давид постоянно ощущал свой грех и желал этого для своего дальнейшего уничижения. Всякий раз, гуляя по крыше своего дома, он вспоминал с покаянием о той несчастливой прогулке, когда оттуда увидел Вирсавию. Ложась спать, он с грустью вспоминал о ложе своей нечистоты. Садясь есть, посылая своего слугу с поручением, беря в руку ручку, он вспоминал о том, как напоил Урию, как послал предательское послание, в котором говорилось о соседе, и о том смертном предписании, написанном и подписанном им, которое означало верную смерть для воина. Обратите внимание, что покаяния даже об одном и том же грехе должно часто повторяться. Каждому из нас было бы полезно постоянно иметь свои грехи перед глазами, чтобы воспоминания о них поддерживали нас в смирении, вооружали против искушений, побуждали к исполнению долга и делали терпимыми, когда мы несем свой крест.

(1) Он исповедует свое фактическое преступление (ст. 6): «Тебе, Тебе единому согрешил я». Великий муж, Давид подчиняется наказанию, определенному для грешника, и не считает, что царское достоинство может освободить его. В этом богатые и бедные равны. Для обоих существует один общий закон покаяния. Самые великие мужи будут вскоре судимы, и поэтому они должны судить себя сейчас. Давид был очень хорошим человеком, но, согрешив, добровольно занимает место и положение кающегося грешника. Наилучшие мужи, согрешив, должны подавать наилучший пример раскаянности.

[1] Его исповедание четко: «…я и лукавое пред очами Твоими сделал; именно в этом я обвинен сейчас и за это моя совесть укоряет меня». Отметьте, что хорошо при исповедании греха быть точным – это позволит быть более выразительным, молясь о прощении; и таким образом мы получим больше утешения. Мы должны размышлять о причинах грехов нашей слабости и определенных обстоятельствах страшных грехов.

[2] Давид отягощает исповеданный грех и возлагает на себя всю его тяжесть: «Тебе, Тебе единому согрешил я и лукавое пред очами Твоими сделал». Похоже, что отсюда наш Спаситель заимствует исповедание, вложенное в уста вернувшегося блудного сына: «…я согрешил против неба и пред тобою» (Лук 15:18). Давид оплакивает свой грех и то, что, во-первых, он был совершен против Бога. Ему было нанесено оскорбление, и Он является пострадавшей стороной. Согрешая, мы отвергаем Его истину, проявляем неуважение к Его руководству, неповиновение Его заповедям, недоверие к Его обетованию; мы бесчестим Его имя, поступаем по отношению к Нему лживо и лицемерно. Исходя из этих соображений, Иосиф выдвигает великий аргумент против греха (Быт 39:9), а Давид отягощает свой грех: «Тебе, Тебе единому…» Некоторые считают, что здесь подразумевается его исключительное право, как царя, не отчитываться ни перед кем, кроме Бога. Но скорее всего, соответственно его настроению в то время, эти слова подразумевали глубокое раскаяние его души о совершенном грехе и то, что для этого были правильные основания. Он согрешил против Вирсавии и Урии, против своей собственной души, тела, семьи, против своего царства и Церкви Божьей. Все это помогло ему смириться, но самый большой грех был совершен против Бога, и поэтому главный акцент ставится на этом: «Тебе единому согрешил я». Во-вторых, это было совершено перед очами Божьими. «Это не только доказывает, что грех был совершен мною, но и подразумевает, что он чудовищный». То, что грех был совершен перед очами Господа, в огромной степени должно смирять нас из-за наших грехов, так как свидетельствует либо о неверии в Его всеведение, либо о презрении к Его справедливости.

[3] Он оправдывает приговор, вынесенный ему Богом, который гласит, что не отступит меч от дома твоего во веки (2Цар 12:10,11). Давид выставляет напоказ свой грех и отягощает его, но не только для того, чтобы получить прощение, а, чтобы исповедав, воздать почести Богу. Во-первых, чтобы Бог был оправдан в угрозах, произнесенных Нафаном: «Господи, я ничего не могу сказать, кроме того, что они справедливы. Я заслужил эти наказания – и в тысячу раз хуже». Точно так Илий соглашается с подобными угрозами (1Цар 3:18): «Он – Господь; что Ему угодно, то да сотворит», и Езе-кия (4Цар 20:19): «…благо слово Господне, которое ты изрек». Во-вторых, чтобы о Боге никто не мог плохо говорить, когда Он приведет в исполнение Свои угрозы. Давид провозгласил свое исповедание греха, чтобы в дальнейшем, когда на него обрушатся беды, никто не мог сказать, что Бог причинил ему какое-то зло. Он осознает, что Бог праведен, и таким же образом все искренне раскаявшиеся грешники оправдывают Бога, осуждая себя. Ты праведен в приговоре Твоем.

(2) Он исповедует свою природную порочность (ст. 7): «Вот, я в беззаконии зачат». Псалмопевец призывает не Бога увидеть это, а себя. «Приди, душа моя, посмотри на скалу, из которой я был высечен, и ты увидишь, что я был зачат в беззаконии. Если бы я задумался об этом раньше, то не был бы так дерзок, соприкасаясь с искушением, и не осмелился бы принести искру в свое сердце, где присутствует такое сухое гнилое дерево. Таким образом можно было бы предотвратить грех. Позволь мне задуматься об этом сейчас, но не для того, чтобы оправдать или смягчить свой грех, сказав: «Господь, я согрешил, но ничего не мог поделать, слабость привела меня к этому» (ибо подобная исповедь лжива, так как при достаточном старании и бдительности, а также с помощью благодати Божьей он мог избежать греха, и поэтому истинно раскаявшийся грешник никогда не сошлется на это), – а «позволь мне поразмыслить об этом, как об отягчающем обстоятельстве. Господь, я виновен не только в прелюбодеянии и убийстве, но и в том, что имею прелюбодейную и смертоносную природу – и поэтому испытываю к себе омерзение». В другом месте Давид говорит о чудесном строении своего тела (Пс 138:14,15), которое было дивно устроено, а здесь он говорит, что был зачат в беззаконии, грех переплелся с его телом, так как оно вышло не из Божьих рук, а из родительских чресл. В третьем месте Давид говорит о благочестии своей матери, называя ее рабой Божьей и ссылаясь на родственные узы (Пс 115:7; 85:16), а здесь говорит, что был в беззаконии зачат, так как хотя по благодати она была чадом Божьим, но по природе – дочерью Евы и не являлась исключением из общего числа. Отметьте, что каждый из нас имеет повод оплакивать то, что в этот мир мы пришли в сопровождении порочной природы, которая ужасно деградировала от своей первоначальной чистоты и нравственности. С самого рождения в своих телах мы имеем сети греха, в душах – семена греха и пятно греха на том и другом. Это и есть то, что мы называем первородный грех, так как он такой же древний, как наше происхождение, и является корнем всех наших действительных злодеяний. Это то безрассудство, которое живет в сердце ребенка, та склонность ко злу и медлительность к добру, которая является бременем для духовного возрождения и гибелью для невозрожденных. Это склонность отступить от Бога.

III. Признание Давидом Божьей благодати (ст. 8), Его доброй воли по отношению к нам: «Ты возлюбил истину в сердце, Ты хочешь, чтобы мы были честными, искренними и правдивыми в своем исповедании» и Его работы, совершаемой в нас: «…внутрь меня явил мне мудрость» или «явишь мне, чтобы познать мудрость». Отметьте:

(1) истина и мудрость совершат необходимую работу, чтобы сделать из человека хорошего человека. Чистый разум и неиспорченное сердце (благоразумие и искренность) свидетельствуют о том, что этого человека сделал Господь.

(2) То, чего Бог требует от нас, Он сам вырабатывает в нас. Он совершает эту работу правильно, просвещая разум и благодаря этому подчиняя волю. Но каким образом это происходит?

[1] Благодаря совершенной в нас работе Бог оправдан и невиновен: «Господи, не Ты был творцом моего греха; на Тебя нельзя возлагать вину за его совершение; я один должен отвечать за него. Ты много раз убеждал меня быть искренним и дал понять, что если я должным образом поразмыслю, то это поможет мне удержаться от греха. Если бы я воспользовался данной мне благодатью, то удержался бы в своей непорочности».

[2] Тем самым грех отягощен: «Господь, Ты возлюбил истину, но где она была, когда я замыслил зло Урии? Ты внутрь меня явил мне мудрость, но я не жил соответственно этим знаниям».

[3] Тем самым Давид в своем покаянии получает ободрение и надеется, что Бог будет милостив и примет его, так как (а) сделал его искренним, и он решил никогда впредь не возвращаться к безрассудству: «Ты возлюбил истину в сердце». Это то, на что Господь обращает внимание, взирая на раскаявшегося грешника, в чьем духе нет лукавства (Пс 31:2). В этом покаянии Давид осознавал, что его сердце было право перед Богом, и поэтому не сомневался, что Господь примет его.

(б) Он надеялся, что Бог даст ему силу исполнить свои благие решения, что в сокровенной части, в новом человеке, который назван «сокровенного сердца человек» (1Пет 3:4), Бог даст ему познать мудрость, чтобы различать и избегать искушений. Некоторые читают эти слова, как молитву: «Господь, я поступил безрассудно, но на будущее дай мне познать мудрость». Там, где присутствует истина, Бог даст и мудрость, а тот, кто искренне прилагает усилия, чтобы исполнить свой долг, будет научен, в чем он заключается.

Стихи 9-15. I. Обратите внимание, о чем молится Давид. Он излагает много превосходных прошений, к которым мы можем лишь добавить слова «ради Христа». Они такие же евангельские, как и любые другие.

1. Он молится, чтобы Бог очистил его от грехов и осквернения, причиненного ими (ст. 9): «Окропи меня иссопом, то есть прости мои грехи, дай мне понять, что они прощены, чтобы я восстановился в тех привилегиях, которых из-за греха я был лишен и растерял». Это выражение ссылается на обряд очищения прокаженного или человека, осквернившегося прикасанием к мертвому телу. Он заключался в окроплении человека водой или кровью (или тем и другим) пучком иссопа, в результате чего, по крайней мере, снимались наложенные на него из-за осквернения ограничения. «Господи, твердо убеди меня в том, что я восстановлен в Твоем благоволении и в привилегиях общения с Тобой, как те люди, которые посредством этого обряда были допущены к прежним привилегиям». Это основано на евангельской благодати: «Окропи меня иссопом», то есть с помощью живой веры коснись моей души Кровью Христа, как вода очищения окропляла грешника пучком иссопа. Именно Кровь Иисуса Христа, которая названа Кровью кропления (Евр 12:24), очищает совесть от мертвых дел, от вины за грех и страха перед Богом, который препятствует общению с Ним, как по закону прикосновение к мертвому телу лишало человека возможности присутствовать при дворах дома Божьего. Если Кровь Христа, очищающая от всякого греха, очищает нас от нашего греха, то мы несомненно будем чисты (Евр 10:2). Если мы омоемся в этом открытом источнике, то станем белее снега, и Бог не только оправдает, но и примет нас. Это касается всех оправданных. Если будут грехи ваши, как багряное, – как снег убелю (Ис 1:18).

2. Псалмопевец молится, чтобы, получив прощение своих грехов, ощутить утешение. Он не просит утешения до того, как очистится, но если грех – горький корень скорби – будет выдернут, он сможет с верой молиться: «Дай мне услышать радость и веселие» (ст. 10), то есть позволь иметь правильно обоснованный мир, который утвержден Тобой, чтобы кости, сокрушенные Твоими обличениями и угрозами, могли возрадоваться – и не только вновь собрались, но и избавились бы от боли, чувственно утешились и, по словам пророка, могли процветать, как трава». Отметьте, (1) что боль сердца, искренне сокрушающегося из-за греха, вполне можно сравнить с болью перебитой кости. Тот же самый Дух, который, являясь Духом рабства, бьет и поражает, как Дух усыновления исцеляет и перевязывает.

(2) Утешение и радость, как результат запечатленного прощения раскаявшегося грешника, в той же степени освежают, как и абсолютное избавление от самой сильной боли.

(3) Господь не только говорит нам об этой радости и веселье, но дает возможность услышать и утешиться ими. Давид искренне желает, чтобы Бог возвел свет лица Своего и вложил радость в его сердце, чтобы Он не только примирился с ним, но (что является дальнейшим шагом благодати) дал ему почувствовать это.

3. Давид молится о полном и действенном прощении. Этого он больше всего желает, как основания для своего утешения (ст. 11): «Отврати лице Твое от грехов моих, то есть не раздражайся из-за них и не поступай со мной так, как я того заслуживаю. Мои грехи всегда передо мною, брось же их за спину. Изгладь все беззакония мои из Своей книги, изгладь их, как облако рассеивается под воздействием солнечных лучей» (Ис 44:22).

4. Давид молится об освящающей благодати, и этого так же, как прощения и мира, больше всего жаждет каждый истинный раскаявшийся грешник (ст. 12). Давид не молится: «Господи, сохрани мою добрую репутацию» или, как Саул: «…я согрешил, но почти меня ныне пред старейшинами народа». Нет, больше всего Давид заботится о том, чтобы изменилась его порочная природа. Его грех, (1) был доказательством его безнравственности, и поэтому он молится: «Сердце чистое сотвори во мне, Боже!» Сейчас, как никогда ранее, он увидел, каким порочным является его сердце. Он горько оплакивает этот факт, но видит, что не в его силах изменить сердце, и поэтому просит Бога (который имеет исключительное право творить), чтобы Он сотворил в нем чистое сердце. Только сотворивший сердце может сделать его новым, и для Него нет ничего невозможного. Он сотворил этот мир словом Своей силы, как Бог природы, и через слово, как Бог благодати, Он очищает нас (Иоан 15:3), чтобы мы были освящены истиною (Иоан 17:17).

(2) Стал причиной сердечного расстройства, в результате чего много хорошего, совершенного в нем, было разрушено. Поэтому Давид молится: «Господи, дух правый обнови внутри меня, останови угасание духовной силы, причиной которого стал грех, и восстанови в прежних правах». «Дух постоянства обнови внутри меня», – как читают некоторые. В этом смысле Давид обнаружил в себе много непостоянства и непоследовательности, и поэтому он молится: «Господь, утверди меня на все оставшееся время, чтобы больше я никогда не отступил от Тебя».

5. Давид молится, чтобы Бог продолжал благоволить к нему и совершать в нем добрую работу (ст. 13).

(1) Чтобы впредь он никогда не лишался Божьего благоволения: «Не отвергни меня от лица Твоего как человека, которым Ты гнушаешься и вид которого Тебе невыносим». Он молится о том, чтобы не лишиться Божьей защиты, а повсюду, куда бы он ни отправился, ощущать рядом с собой божественное присутствие, всегда находиться под водительством Его мудрости и охраной Его силы, чтобы ему не запрещалось общение с Богом: «Не изгоняй меня из Твоих дворов, а даруй свободный доступ к Тебе в молитве». Давид не возражает против сиюминутных судов, которые Бог через Нафана обещал обрушить на него. «Да будет воля Божья исполнена. Но, Господь, не наказывай меня во гневе. Если меч вступит в мой дом, чтобы никогда не отступить от него, то пусть у меня будет Бог, к которому я мог бы прийти в бедствии моем, и тогда все будет хорошо».

(2) Чтобы никогда не лишаться Божьей благодати: «Духа Твоего Святого не отними от меня». Давид знал, что своим грехом он огорчил Дух и побудил Его отступить от него, и так как он есть плоть, Бог мог вполне справедливо сказать, что Его Дух больше не будет сражаться с ним и трудиться над ним (Быт 6:3). Этого он боялся больше всего. Мы погибнем, если Бог отнимет от нас Свой Святой Дух. Печальный пример этому – Саул. Каким чудовищно греховным и несчастным он стал, когда Дух Господа покинул его! Давид знал об этом и поэтому ревностно молился: «Господи, что бы Ты ни отнял у меня – моих детей, мой венец, мою жизнь, – Духа Твоего Святого не отними от меня (см. 2Цар 7:15). Пусть Твой Святой Дух пребывает во мне и совершает во мне работу моего покаяния, пусть Он препятствует мне грешить вновь, а дает силы выполнять свой долг царя и псалмопевца».

6. Он молится о восстановлении божественных утешений и постоянном ощущении божественной благодати (ст. 14). Давид обнаруживает два последствия своего греха.

(1) Грех сделал его печальным, и поэтому псалмопевец молится: «Возврати мне радость спасения Твоего». Дитя Божье может обрести истинную и основательную радость лишь в Божьем спасении, в Боге, своем Спасителе, и в надежде на жизнь вечную. Преднамеренно согрешая, мы лишаем себя этой радости: признаки Божьего присутствия тускнеют, а надежда ослабевает. И если мы сами даем так много поводов сомневаться в собственном спасении, то как можно надеяться получить радость от него? Но когда мы искренне каемся, то можем надеяться, что Бог восстановит для нас эти радости. Тот, кто сеет со слезами покаяния, будет пожинать радости Божьего спасения, когда придут времена обновления.

(2) Грех сделал его слабым, и поэтому Давид молится: «Духом владычественным утверди меня, ибо я почти впал то ли в грех, то ли в отчаяние. Господь, поддержи меня, мой дух (хотя дух человека в состоянии поддержать человека в его слабостях). Его недостаточно. Если я останусь сам, то безусловно погибну. Поэтому поддержи меня Своим Духом, пусть Он противодействует злому духу, который хочет лишить меня моих превосходств. Твой Дух свободен, Он действует по Своему усмотрению (и это делает свободными тех, в ком Он трудится, ибо где Дух Господень, там свобода) – Твой открытый владычествующий Дух». Давид осознает, что по отношению к Урии поступал лицемерно и неподобающе для царя. Его поведение было подлым и презренным. «Господь, – говорит он, – пусть Твой Дух вдохновит мою душу благородными и добрыми принципами, чтобы я всегда вел себя достойно». Свободный Дух будет твердым и неизменным, Он поддержит нас. Чем более радостны мы в исполнении своего долга, тем более постоянны будем в нем.

II. Обратите внимание, что обещает Давид (ст. 15). Отметьте,

1. Какое доброе дело он обещает совершить: «Научу беззаконных путям Твоим». Давид сам был беззаконником и на собственном опыте знал, как говорить с такими людьми. Поэтому, когда благодаря покаянию он обрел милость у Бога, псалмопевец решает научить других путям Божьим, то есть (1) пути к Богу через покаяние. Давид пообещал учить других, что, согрешая, они становятся на тот же путь, что и он, но должны смириться, исповедать свои грехи и искать лица Божьего.

(2) Пути, с помощью которого Бог приближается к нам в прощающей благодати. Он готов принять тех, кто возвращается к Нему. Ранее на собственном примере Давид направлял грешников к покаянию. Позднее он на собственном примере наставлял их к ободрению. А в этом псалме он учит беззаконников, рассказывая им о том, что Бог совершил для его души. Отметьте, что раскаявшиеся грешники должны быть проповедниками. Таким был Соломон и благословенный Павел.

2. Какого хорошего результата он ожидает от своих действий: «…нечестивые к Тебе обратятся; они не будут больше упорствовать, удаляясь от Тебя, и отчаиваться, обретя милость после возвращения к Тебе». Наставляя беззаконников, мы преследуем великую цель – их обращение к Богу. Счастливы достигшие этой цели и те, которые были инструментами, приведшими к Нему (Иак 5:20).

Стихи 16-21. I. Давид молится, чтобы избавиться от чувства вины за грех и о благодати Божьей, усиливая оба эти прошения ссылкой на славу Божью, которую он обещает явить с благодарностью.

(1) Он молится, чтобы избавиться от чувства вины и обещает после этого прославить Бога (ст. 16). Особенно псалмопевец молится о своем грехе кровопролития, в котором был виновен, убив Урию мечом аммонитян. До того времени он, возможно, закрывал уста совести незначительным оправданием, что он лично не убивал его. Но теперь Давид убежден в том, что стал убийцей, и, услышав, что кровь вопиет к Богу о мщении, просит у Него милости: «Избавь меня от кровей, Боже. Не дай мне пасть под тяжестью вины, которой я связан, прости мой грех и никогда не оставляй меня, чтобы я впредь не был связан подобной виной». Отметьте: этот стих подразумевает, что мы все должны ревностно молиться, чтобы Бог избавил нас от чувства вины за кровопролитие. В этой молитве Давид смотрит на Бога, как на Бога спасения. Обратите внимание, что тот, кто считает Бога Богом спасения, будет избавлен от чувства вины, так как спасение, Богом которого Он является, есть спасение от греха. Поэтому мы можем просить этого с псалмопевцем: «Господь, Ты Бог моего спасения, поэтому избавь меня от власти греха». Давид обещает, что если Бог избавит его, то язык его восхвалит правду Твою. Бог должен иметь славу и от прощающей милости и от предотвращающей благодати. Правда Божья особым образом часто оценивается как Его благодать в важных вопросах оправдания и освящения. Этим псалмопевец утешает себя и это воспевает; он прилагает усилия, чтобы другие узнали и испытали это, поэтому он будет громко возвещать об этом. Каждый, кто испытал на себе благодать Бога и ее привилегии, должен воспевать ее и всем быть обязанным ей.

(2) Давид молится о благодати Божьей и обещает использовать ее для Его славы (ст. 17): «Господи! отверзи уста мои, но не только для того, чтобы я наставлял грешников (чего не может делать наилучший проповедник, преследуя определенную цель, если только Бог не откроет ему уста и не даст язык образованный), а чтобы уста мои возвестили хвалу Твою; не только для того, чтобы у меня было много поводов для хвалы, но чтобы мое сердце вознеслось в хвале». Чувство вины закрывало его уста, служило препятствием для молитвы. Из-за стыда и страха Давид не мог прийти в присутствие того Бога, которого (как он сам знал) обидел, тем более он не мог разговаривать с Ним. Его сердце осуждало его, и поэтому он почти не доверял Богу. Особенно немота поражала его хвалу. С тех пор как он потерял радость спасения, псалмопевец повесил свою арфу на иву. Поэтому здесь Давид молится: «Господи! Отверзи уста мои, настрой мое сердце вновь на хвалу Тебе». Тот, чьи уста связаны чувством вины, для получения уверенности в прощении говорит: «…»еффафа», то есть: отверзись», а когда уста открываются, то о чем еще они могут говорить, кроме хвалы Божьей, как это было с Захарией (Лук 1:64)?

II. В качестве жертвы Давид приносит раскаянное сокрушенное сердце, зная, что Богу это будет приятно.

(1) Он хорошо знал, что жертвоприношения из животных в глазах Господа не имели ценности (ст. 18): «Ибо жертвы Ты не желаешь (так как в противном случае я дал бы ее от всего сердца, чтобы обрести прощение и мир); к всесожжению не благоволишь». Здесь обратите внимание, что Давид с радостью отдал бы тысячу козлов, чтобы искупить свой грех. Тот, кто основательно обличен в своем бедствии и опасности, в которые вовлекает грех, не пожалеет богатства, чтобы получить его прощение (Мих 6:6,7). Но для Бога это не имеет ценности. Как испытание послушания и в качестве прообразов Христа, Бог требовал, чтобы жертвы приносились, но они не нравились Ему, так как по своей сущности не имели ценности. «Жертвы и всесожже-ний Ты не желаешь». Они не могут принести удовлетворение за грех, и Бог не может получить от них никакого удовлетворения, если только они не являются выражением любви и готовности исполнить долг.

(2) Давид также знал, что Бог благоволит к истинному покаянию (ст. 19): «Жертва Богу – дух сокрушенный». Здесь обратите внимание,

[1] какая хорошая работа совершается в каждом истинно раскаявшемся грешнике – дух и сердце становятся сокрушенными. Эта работа проводится в сердце, то есть это то, на что Бог смотрит, чего Он требует во всех религиозных проявлениях, в особенности при покаянии. Эта работа протекает болезненно и напоминает перебои в работе сердца, но не от отчаяния (когда, видя гибель человека, мы говорим: «Его сердце разбито»), а от необходимого смирения и скорби о грехе. Сердце сокрушается из-за того, какое оно есть, и из-за греха; это сердце податливо для слова Божьего и терпеливо для жезла Божьего. Такое сердце подчиняется и проявляет послушание, оно нежно, как сердце Иосии, и трепещет от слова Божьего. О, если бы такими были наши сердца!

[2] Как милостив и доволен Господь, принимая эту жертву. Это жертва Богу, и не одна, а многочисленная. Она замещает все всесожжения и жертвы. Сокрушение тела Христа за грех было лишь искупительной жертвой, а сокрушение нашего сердца из-за греха является жертвой признания, жертвой Богу, так как она приносится лишь Ему. Он требует ее, Он готовит ее (заботясь об агнце для всесожжения) и принимает ее. Господу было не столько угодно откармливание животного и наращивание плоти, как его убийство; таким же образом не угождение плоти, а ее умерщвление примет Бог. Жертва была связана, она истекла кровью и была сожжена. Так и раскаявшийся грешник связан обличениями, истекает кровью при раскаянии и затем сгорает от святой ревности в борьбе против греха и за Бога. Жертва возлагалась на алтарь, освящавший приношение, поэтому и Бог принимает сокрушенное сердце только через Иисуса Христа. Без веры в Него нет истинного покаяния, и эту жертву Бог оценит. Люди презирают то, что сокрушено, но не Господь. Он презирает жертву из разорванных и сокрушенных животных, но не пренебрегает рвущимся на части и сокрушенным сердцем. Он не будет смотреть на него свысока и не откажется от него. Хотя такое сердце не удовлетворит Бога за зло, причиненное Ему грехом, в то же время Он не будет презирать его. Гордый фарисей с презрением смотрел на сокрушенного сердцем мытаря, который очень скромно думал о себе, но Бог не пренебрег им. Здесь больше подразумевается, чем выражается: великий Бог обозревает небо и землю, чтобы с благоволением посмотреть на смиренного и сокрушенного духом (Ис 66:1,2; 57:15).

III. Давид ходатайствует о Сионе и Иерусалиме, желая воздать почести Богу. Обратите внимание, о чем он заботится:

1. О благах для Церкви Божьей (ст. 20): «Облагодетельствуй по благоволению Твоему Сион, то есть (1) всех тех, кто искренне приходит, чтобы поклониться на Сионе, кто любит имя Твое и боится его. Удержи их от падений и от таких страшных грехов, которые я совершил; защити и помоги им бояться имени Твоего». Испытавший на себе духовные проблемы знает, как сострадать и молиться о тех, кто испытывает подобные трудности.

(2) О государственных интересах Израиля. Давид осознавал, какое зло он причинил Иуде и Израилю своим грехом, насколько это ослабило руки и огорчило сердца благочестивых людей, а также открыло уста их противникам. Так как он занимал государственную должность, то опасался, чтобы его грех не навлек суды на город и царство. Поэтому псалмопевец молится Богу, чтобы тот хранил и содействовал тем государственным интересам, которым он сам нанес вред и подвергнул опасности. Он молится, чтобы Господь предотвратил те государственные суды, которых заслужил его грех, чтобы Он продолжал благословлять, чтобы Он не исполнил Свои угрозы, не отсрочил и не перестал совершать добро. Давид молится не только о том, чтобы Бог облагодетельствовал Своим провидением Сион, как другие места, а чтобы Он сделал это по благоволению Своему, по особому благоволению, которое испытывал к этому месту, Им избранному для пребывания там имени Его, чтобы стены Иерусалима, которые, возможно, в то время строились, могли бы подняться, и эта добрая работа закончилась бы. Отметьте:

[1] даже в тех случаях, когда мы больше всего беспокоимся о себе и приступаем к престолу благодати с чрезвычайно важными вопросами, мы не должны забывать молиться о Церкви Божьей. Более того, наш Учитель учил нас каждую свою молитву начинать словами: «Да святится имя твое, да приидет Царствие твое».

[2] Размышления об ущербе, который мы нанесли своим грехом государственным интересам, побуждают нас совершать для своей страны все, что в наших силах, особенно молиться.

2. О почестях, возносимых церквами Богу (ст. 21). Если Бог покажет, что Он примирился с ним и Своим народом (о чем молился Давид), тогда они должны продолжить публичные служения в Доме Божьем, (1) испытывая при этом радость. Ощущение благости Господа по отношению к ним побудило бы их сердца при любой возможности выражать благодарность и послушание. Тогда они придут в Его скинию со всесожжениями, предназначенными всецело для славы Божьей, и вознесут ее (не только агнцев и козлов, но и овнов – самые дорогие жертвы) на алтарь.

(2) Угодные Богу: «Тогда благоугодны будут Тебе жертвы», то есть у нас есть повод надеяться на это, если мы осознаем, что избавились от греха, который мог воспрепятствовать жертве быть угодной». Отметьте, что для благочестивого человека великим утешением являются размышления об общении между Богом и Его народом во время публичных служений, о том, что своим участием они воздают Ему почести и испытывают счастье, когда Он милостиво принимает их.


Толкование Мэтью Генри на Псалтирь, 50 псалом


← 49 Пс 50 MGC 51

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.