Библия » Толкование Мэтью Генри

37 псалом

← 36 Пс 37 MGC 38

Это один из покаянных псалмов. С самого начала и до конца он наполнен скорбью и жалобами.

Причиной этой скорби были грехи, а сутью жалоб – страдания Давида. Похоже, в то время он был болен и страдал от боли, это напомнило ему о собственных грехах и помогло смириться. В то же время друзья оставили Давида, а враги преследовали его. Поэтому данный псалом подходит для человека, находящегося в глубоком отчаянии и окруженного бедствиями. Давид жалуется (I) на недовольство Бога и сожалеет о своем грехе, вызвавшем это недовольство (ст. 2-6).

(II) На свою болезнь (ст. 7-11).

(III) На недоброжелательность своих врагов (ст. 12).

(IV) На обиды, причиненные врагами; он приводит в оправдание свое доброе отношение к ним и исповедует свои грехи перед Богом (ст. 13-21). Давид заканчивает псалом ревностными молитвами к Господу, умоляя Его о милостивом присутствии и помощи (ст. 22,23). Воспевая этот псалом, мы должны ощущать пагубность греха; и если в настоящее время мы не испытываем таких трудностей, как здесь описаны, то неизвестно, как скоро сможем сами оказаться в подобной ситуации. Поэтому должны петь его, готовясь к трудностям и зная, что другие имеют их. Исполняя этот псалом, мы должны исполниться состраданием.

Псалом Давида. В воспоминание.

Стихи 2-12. Название этого псалма заслуживает внимания; это псалом «в воспоминание». Так же озаглавлен псалом 69, который тоже был написан в дни страданий. Он предназначен, (1) чтобы оживить собственные воспоминания псалмопевца. Предполагают, что он был написан когда Давид страдал от боли во время болезни. Тем самым этот псалом учит нас, что время болезни определено для воспоминаний. Это время дается, чтобы освежить в памяти грех, из-за которого Бог противится нам; чтобы пробудить совесть быть верной, открытой и расположить свои грехи перед глазами для собственного смирения. Во дни несчастья размышляй. Или мы можем предположить, что псалом был написан после выздоровления и предназначен для того, чтобы записать испытанные во время страданий обличения и ощущения его сердца; чтобы каждый раз, обращаясь к этому псалму, вспоминать добрые впечатления, оставленные им, и еще раз использовать его для собственного усовершенствования. Ту же самую суть содержало письмо, написанное Езекией во время болезни.

(2) Чтобы побудить других задуматься о тех же вопросах и научить, о чем размышлять и что говорить во время болезни и страданий. Пусть же все думают и говорят так, как Давид.

I. Он пытается отвратить мольбой гне Бога и Его недовольство, проявившееся в этом страдании (ст. 2): «Господи! не в ярости Твоей обличай меня». Той же просьбой он начинает другую молитву – об избавлении от болезни (Пс 6:2). Эта мысль больше всего владела его сердцем и должна владеть нашими сердцами, когда мы страдаем. Как бы Бог ни обличал и ни наказывал нас, мы должны просить, чтобы Он не делал это во гневе и недовольстве, ибо тогда это будет полынью и желчью в страдании и несчастье. Тот, кто хочет избежать гнева Божьего, должен молиться об этом больше, чем об избавлении от любого другого страдания, и с покорностью сносить все внешние беды, пока они исходят от Бога и сопровождаются Его любовью.

II. Он горько плачет, ощущая собственной душой недовольство Бога (ст. 3): «Стрелы Твои вонзились в меня». Пусть жалоба Иова (Иов 7:4) детально изложит состояние Давида. Под стрелами Всевышнего он подразумевает ужасы Бога, которые выстроились против него. Он очень горевал, с ужасом осознавая гнев Божий, возникший из-за его грехов, и думал, что может ожидать лишь суда и яростного негодования, которое поглотит его. Стрелы Божьи не только точно попадают в цель, но и крепко держатся в ней, пока Господу не будет угодно вынуть их и с утешением перевязать рану, оставленную Его ужасами. А бесконечное несчастье проклятых заключается в том, что стрелы гнева Божьего накрепко закрепятся в них и рана будет неисцелимой. «Рука Твоя, Твоя тяжелая рука, тяготеет на мне, и я готов погибнуть под ее тяжестью. Я страдаю не только от ее тяжести, но и от того, что она лежит долго. Кто знает силу гнева Божьего и вес Его руки?» Иногда Бог посылал стрелы и протягивал Свою руку в защиту Давида (Пс 17:15), но сейчас Он настроен против него. Имея уверенность в продолжительности божественной благодати, мы не можем быть уверены в продолжительности божественных утешений. Давид жалуется на гнев Божий как на причину своего телесного расстройства (ст. 4): «Нет целого места в плоти моей от гнева Твоего». Горечь гнева Божьего, проникшая в его разум, поразила его тело, но не это было самым страшным. Она породила беспокойство в его сердце, в результате чего его покинули храбрость солдата, достоинства правителя, веселость сладкого певца Израилева, и он кричал ужасно (ст. 9). Ничто не может беспокоить сердце благочестивого человека так, как ощущение гнева Божьего, что демонстрирует, как страшно впасть в Его руки. Единственный способ иметь сердце спокойным – хранить себя в любви Божьей и не делать ничего, что обижает Его.

III. Давид признает, что его грех спровоцировал все бедствия, и стонет больше от тяжести вины, чем от любого другого бремени (ст. 4). Он жалуется, что его потрясение так велико, что плоть не имеет крепости, а кости – мира. «Это все из-за гнева Твоего, который зажигает яростно пылающее пламя». Но уже в следующих словах он оправдывает Бога и всю вину берет на себя: «Это все от грехов моих. Я заслужил это, так как сам призвал эти бедствия. Мои собственные беззакония наказывают меня». Если наши беды являются плодом гнева Божьего, то мы сами можем «благодарить» себя за них, так как их причиной является наш грех. Мы беспокойны? Наш грех сделал нас такими. Если бы в наших душах не было греха, то в наших костях не было бы боли, а в теле – болезни. И поэтому этот благочестивый человек больше всего жалуется на грех, так как (1) он является тяжелым бременем (ст. 5): «…беззакония мои превысили голову мою, как непокорные воды над тонущим человеком или как тяжелая ноша над моей головой, которую я не могу нести и которая придавливает меня больше, чем я могу вынести». Обратите внимание: грех – это бремя. Сила греха, обитающего в нас, имеет вес (Евр 12:1). Он обременяет всех; он препятствует человеку подниматься к небесам и придавливает его. Все святые жалуются на него как на тело смерти, которым они обременены (Рим 7:24). Вина совершенного нами греха – это бремя, тяжелое бремя; это бремя для Бога (Он придавлен им (Амос 2:13)22), бремя для всего творения, под тяжестью которого все стенают (Рис 8:21,22). Рано или поздно он станет бременем и для самого грешника: либо бременем покаяния, когда в сердце он испытает уколы за него и его тяжесть, либо бременем погибели, которое влечет в самый глубокий ад и вечно будет удерживать его там. Он будет подобен куску свинца над ним (Зах 5:8). Писание говорит, что грешники несут свое беззаконие. Угрозы являются бременем.

(2) Грех – это опасная рана (ст. 6): «Смердят, гноятся раны мои (как телесные раны, которые из-за недостаточного ухода и отсутствия дезинфекции начинают гноиться, смердеть и разлагаться), и все это мне от безумия моего». Грехи – это раны (Быт 4:23), болезненные и смертельные раны. Наши раны, причиненные грехом, часто содержатся в плохих условиях: никто не беспокоится и не обрабатывает их; и если грешник не исповедует свой грех, то это свидетельствует о его глупости (Пс 31:3,4). Небольшая рана, оставшаяся без должного лечения, может привести к фатальным последствиям, как и маленький грех, оставшийся нераскаянным.

IV. Из-за этих страданий Давид оплакивает себя и облегчает горе, давая ему выход и изливая свои жалобы перед Господом.

1. Его разум был обеспокоен, совесть – огорчена, а дух не мог найти покоя. А кто может вынести бремя раненого духа? Он был согбен или потерял форму, совсем поник и весь день сетуя ходил (ст. 7). Он постоянно был печален, сделавшись бременем и ужасом для самого себя. Его дух обессилел и был сокрушен чрезмерно, а сердце терзалось (ст. 9). В данном стихе Давид в своих страданиях является прообразом Христа, который, находясь в смертных муках, воскликнул: «Душа Моя скорбит смертельно». Это страдание самое жестокое в мире. Какое бы наказание Богу ни было угодно возложить на нас, у нас нет повода жаловаться, если Он дает нам возможность использовать свой разум и мы имеем мир в совести.

2. Он был болен и слаб физически; его чресла были наполнены отвратительной болезнью; то ли это было воспаление, то ли язва, то ли какая-то опухоль. Некоторые считают, что это был нарыв, как у Езекии, поэтому Давид говорит: «Нет целого места в плоти моей…», и, подобно Иову, был чрезвычайно расстроен. Обратите внимание:

(1) какие отвратительные тела мы носим, каким ужасным болезням они могут подвергнуться и какие скорби могут причинять своими болезнями душе, дающей им жизнь. Они всегда несут трудности.

(2) Тела самых великих и наилучших мужей подвергались тем же самым болезням, что и тела других; они подвергаются тем же бедствиям. Сам Давид, являясь великим правителем и святым, не избежал самых тяжелых болезней, ибо во всей его плоти не было целого места. Возможно, это случилось после его греховного поступка с Урией, и таким образом его плоть страдала за плотские похоти. Каждый раз, испытывая физическое недомогание, мы должны вспоминать, как бесчестили Бога своими телами. Давид изнемог и был сокрушен чрезмерно (ст. 9). Его сердце трепетало (ст. 11). Его сила оставила его. Псалмопевец говорит: «…свет очей моих, – и того нет у меня», подразумевая то ли постоянные рыдания, то ли отток жидкости, то ли повреждение слизистой оболочки глаз, а возможно, имея в виду упадок духа и частые обмороки. Отметьте, что болезнь может укротить самое крепкое тело и самый стойкий дух. Давид был прославлен за свою смелость и великие подвиги, но когда Бог обрушил на него физическую болезнь, а ощущение гнева на разум, тогда его волосы оказались обрезанными, сердце дрогнуло и псалмопевец стал слаб, как вода. Поэтому сильный человек не должен хвалиться своей силой и считать, что скорбь никогда не коснется его, какой бы далекой она ни казалась.

3. Его друзья были недоброжелательны (ст. 12): «Друзья мои и искренние (которые веселились со мной) теперь отступили от язвы моей; они не сочувствовали ему в горе и даже не приходили, чтобы выслушать его жалобы, а подобно священникам и левитам (Лук 10:31) отступили. Даже ближние его по крови и родству стояли вдали. Обратите внимание, как мало у нас поводов доверять человеку или удивляться, когда люди не оправдывают наших ожиданий и отказывают в милости. Бедствия испытывают дружбу и отделяют ценное от ничтожного. Мы поступаем мудро, если убеждаемся в верности друга, который наследует небеса и не будет стоять вдали от нашей раны, от чьей любви ни испытания, ни бедствия не смогут отлучить нас. Давид в своих бедствиях был прообразом Христа в страданиях и на кресте, когда Он был измучен, сокрушен чрезмерно, оставлен друзьями и близкими, глядевшими на Него издали.

V. Среди его жалоб мы можем услышать, как Давид утешает себя тем, что Бог милостиво принимает его скорби и молитвы (ст. 10): «Господи! пред Тобою все желания мои. Ты знаешь, чего я желаю. Воздыхание мое не сокрыто от Тебя. Ты знаешь бремена, от которых я стенаю, и благословения, от которых я вздыхаю». Воздыхания неизреченные не сокрыты от Того, Кто испытывает сердца, и Он знает, какая мысль у Духа (Рим 8:26,27).

Воспевая эти стихи и молясь ими, какое бы бремя ни огорчало наш Дух, мы должны верой возложить его и все наши беспокойства о нем на Бога, и тогда быть спокойными.

Стихи 13-23. I. В этих стихах Давид жалуется на силу и злобность своих врагов, которые не только использовали его физическую слабость и беспокойство разума, чтобы обидеть его, но и воспользовались этой ситуацией, чтобы причинить зло. У него было много поводов жаловаться на них, и он смиренно излагает их Богу как основание, почему Господь должен вступиться за него. Подобная ситуация описана в Псалме 24: «Посмотри на врагов моих…» (ст. 19).

(1) «Они очень злобны и жестоки, они ищут души моей» (ст. 13): той жизни, которая была так драгоценна в глазах Господа и для которой были предназначены все благочестивые люди, словно они должны были лишиться ее или обвинялись в нарушении общественного порядка. Таковой является вражда семени змея против семени жены; он будет жалить в голову, хотя его можно раздавить пятой. Он жаждет крови святых.

(2) «Они очень коварны и изобретательны. Они ставят сети и замышляют козни; они беспокойны и неутомимы и замышляют всякий день. Они говорят злое друг другу; каждый из них предлагает что-то новое, чтобы причинить мне зло». Замаскированное зло, совершенное с помощью обмана, вполне можно назвать сетью.

(3) «Они очень высокомерны и дерзки. Когда поколеблется моя нога, когда я попадаю в беду или совершаю ошибку, употребляю не то слово или совершаю неверный шаг, они величаются надо мною. Им это нравится, они надеются, что это погубит меня, что если я поскользнусь, то обязательно упаду и погибну».

(4) «Они не только несправедливы, но и неблагодарны; они ненавидят меня безвинно (ст. 20). Я никогда не платил им злом в ответ и не желал ничего плохого. Я никогда даже не провоцировал их ко злу, а они воздают мне злом на добро (ст. 21). Я сделал им много добра и ожидал, что они ответят мне добром, но за любовь мою они враждуют на меня» (Пс 118:4). Такая вражда укоренилась в сердце нечестивцев к благочестию, и поэтому они ненавидят его даже в том случае, когда получают от него выгоду. Они ненавидят молитву даже в том случае, когда молятся за них, и ненавидят мир даже в тех, кто находится в мире с ними. Таких злобных по природе людей не заставит быть обязанными никакая любезность, скорее всего от этого они придут в ярость.

(5) «Они очень нечестивы и порочны; они враждуют против меня за то, что я следую добру». Враги ненавидели Давида не только за его доброту к ним, но и за его верность и послушание Богу. Они ненавидели его, так как ненавидели Бога и всех, кто носит Его образ. Если нам отвечают злом за добро, то это не должно казаться странным, ибо так было с самого начала (Каин убил Авеля, так как его дела были праведны). Мы также не должны огорчаться из-за этого, потому что не всегда так будет, и чем больше зла нам причинили, тем большей будет наша награда.

(6) «Их много, и они сильны; враги мои живут и укрепляются, и умножаются (ст. 20). Господи! как умножились враги мои!» (Пс 3:1). Святой Давид был слаб и немощен, его сердце трепетало, а силы покинули, он был в скорби и печали, его преследовали друзья. В то же время его нечестивые враги были сильны и энергичны, их численность возрастала. Поэтому давайте не судить о характере человека по внешнему благополучию; никто не может знать, любовь или ненависть он несет, по тому, что окружает человека. Похоже, что в этом случае, как и в других жалобах на своих врагов, Давид взирает на Христа, чьи преследователи были подобны описанным – люди, абсолютно потерявшие честь и добродетель. Лишь тот ненавидит христианство, кто вначале отказался от первых общечеловеческих принципов и разбил их самые священные узы.

II. Давид с утешением вспоминает о своем миролюбивом и благочестивом поведении, несмотря на обиды и причиненное ему зло. Наши враги только тогда добиваются своей цели, когда им удается спровоцировать нас ко греху (Неем 6:13), когда им удается сбить наши души с верного пути и увести от Бога и своего долга. Если благодаря божественной благодати нам удается предотвратить это зло, то тем самым мы угашаем их раскаленные стрелы и спасаемся от зла. Если мы продолжаем крепко держаться собственной непорочности и мира, то кто сможет навредить нам? Именно так поступает здесь Давид.

(1) Он сдерживает себя, не поддается раздражению, не расстраивается из-за какого-то пренебрежения или клеветы в свой адрес (ст. 14,15): «Я, как глухой, не слышу, не обращаю внимания на оскорбления, не обижаюсь на них и не огорчаюсь. Еще меньше я помышляю о мести и не думаю, как отплатить им злом». Обратите внимание: чем меньше мы реагируем на недоброжелательность и причиненные обиды, тем больше это способствует спокойному расположению ума. Будучи глух к обидам, Давид был нем как человек, который не открывает уст своих. Он молчал, словно ему нечего было сказать в свою защиту из-за боязни еще больше разъярить своих врагов. Он не только не выступал с обвинениями против них, но и не пытался отстоять себя, чтобы его защита не была истолкована как оскорбление. Хотя враги искали его жизни и молчание Давида могли воспринять как признание собственной вины, в то же время он напоминал немого, который не открывает уст своих. Обратите внимание: когда наши враги особенно шумны, мы проявляем особую предусмотрительность, отвечая молчанием или говоря немного, чтобы не стало еще хуже. Давид не надеялся благодаря своей кротости одержать верх над врагами, как и благодаря мягким ответам отвратить их гнев, ибо его врагами владели такие низкие духи, что они отвечали злом на добро. В то же время он вел себя так смиренно по отношению к ним, чтобы не дать себе согрешить и в дальнейшем получить от этого утешение. В этом Давид был прообразом Христа, который был нем как овца перед стригущим, а когда Его бранили, не отвечал. Оба эти примера приводятся нам, чтобы мы не отвечали бранью на брань.

(2) Давид оставался близок к своему Богу верой и молитвой. Таким образом он поддерживал себя в этих обстоятельствах и заглушал собственное негодование, видя причиненное зло.

[1] Он уповал на Бога (ст. 16): «Стал я, как человек, который… не имеет в устах своих ответа, ибо на Тебя, Господи, уповаю я. Я полагаюсь, что Ты вступишься за меня и покажешь мою невиновность, тем или иным способом постыдишь моих врагов и заставишь молчать». Его друзья и близкие, которые многим были обязаны ему, поддерживали и свидетельствовали в его пользу, теперь отступили от него (ст. 12). Но Бог – это Друг, который никогда не подведет нас, если мы уповаем на Него. «Стал я, как человек, который не слышит. А зачем мне слышать, если Бог слышит?» Он печется о вас (1Пет 5:7), так зачем заботиться и вам, и Богу? «Ты ответишь, – как написано в некоторых переводах, – и поэтому я ничего не буду говорить». Обратите внимание: здесь представлен хороший повод, почему мы должны молча и терпеливо сносить ругань и клевету, – потому что Бог видит зло, причиняемое нам, и в нужное время будет свидетельствовать за нас против тех, кто совершал злодеяния. Поэтому давайте молчать в ответ на ругань, ибо лишь тогда мы можем надеяться, что Бог вступится за нас, так как наше молчание – доказательство того, что мы уповаем на Него. Если же мы сами начинаем устраивать свои дела, то отбираем их из рук Господа и лишаем себя привилегии оказаться под Его защитой. Наш Господь Иисус, страдая, никому не угрожал, потому что предавал то Судии Праведному (1Пет 2:23). И мы, поступая так, ничего не потеряем. Ты ответишь, Господи, за меня.

(2) Давид призывал Бога (ст. 17): «И я сказал: «Услышь меня» (это подразумевается), ибо на Тебя я уповаю, ибо Ты услышишь, чтобы они не восторжествовали надо мной. Этим я утешал себя, когда осознал, что они побеждают меня». Когда люди лгут и несправедливы к нам, то мы можем утешить себя тем, что имеем Бога, к которому всегда можем свободно прийти и который будет верен нам.

III. Далее Давид скорбит о собственной глупости и слабости.

(1) В то время он чувствовал в себе действие порочности; он был уже готов роптать на провидение Божье и почти впал в гнев при виде обид, нанесенных ему людьми. «Я близок к падению», – говорит Давид (ст. 18). Это состояние лучше всего объясняется в воспоминаниях псалмопевца о самом себе, когда он был в подобной ситуации (Пс 72:2): «…едва не поскользнулись стопы мои, видя благоденствие нечестивых». То же самое он говорит сейчас: «Я близок к падению и готов сказать: «Напрасно я омывал руки свои»». Он постоянно скорбел и подвергал себя ранам всякий день (Пс 72:13,14);

его скорбь постоянно была перед ним. Давид не мог уже сдерживать ее в себе и почти засомневался в выборе между религией и неверием. Страх от этого повлек его к Богу: «На Тебя, Господи, я уповаю; я уверен не только в том, что Ты вступишься за меня, но и в том, что Ты не дашь мне согрешить». Благочестивые люди, постоянно изливающие свои скорби перед собою, уже готовы предать свою веру, а тот, кто всегда имеет перед глазами Бога, сможет устоять.

(2) Давид вспоминает свои прежние преступления, осознавая, что из-за них теперь он имеет бедствия и лишен божественной защиты. Хотя он мог оправдать себя перед людьми, перед Богом он мог лишь осудить и приговорить себя (ст. 19): «Беззаконие мое я сознаю и не скрываю его; я сокрушаюсь о грехе моем и не умаляю его». Все это помогло Давиду хранить молчание, испытывая удары провидения и порицания людей. Обратите внимание: если мы искренне раскаиваемся во грехе, это делает нас терпимыми в страданиях, особенно если нас осуждают несправедливо. При покаянии должны присутствовать две вещи:

[1] исповедание греха. Давид говорит: «Беззаконие мое я сознаю; я не только в общем осознаю себя грешником, но и публично признаю свой каждый плохой поступок». Мы должны решительно говорить Богу о своих грехах и усугублять их обстоятельства, чтобы воздать славу Богу и стыд себе.

[2] Сожаление о грехе. Давид говорит: «Я сокрушаюсь о грехе моем». Грех несет скорбь. Каждый искренне раскаявшийся верующий печалится из-за того, что он грехом бесчестил Бога и причинил зло себе. «Я буду беспокоиться или бояться из-за своего греха, – читаем в другом переводе, – опасаясь, чтобы он не погубил меня, и волнуясь, чтобы он был прощен».

IV. Давид заканчивает этот псалом очень ревностной молитвой Богу, умоляя Его о благодатном присутствии и о могущественной помощи (ст. 22): «Не оставь меня, Господи, Боже мой, несмотря на то что мои друзья оставили меня и я заслуживаю, чтобы Ты оставил меня. Не удаляйся от меня. Мое неверующее сердце опасается этого». Сердце благочестивого человека, находящегося в бедствии, больше всего боится мрачного предчувствия, что Бог во гневе оставит его; поэтому с особым чувством из сердца вырывается молитва: «Боже мой! Не удаляйся от меня, поспеши на помощь мне, ибо я погибаю и боюсь остаться заблудшим, если помощь не придет скоро». Бог дает нам разрешение не только призывать Его, когда мы находимся в беде, но и торопить. Давид умоляет: «Ты мой Господь, которому я служу, на которого я полагаюсь и верю, что Ты поможешь мне. Ты Спаситель мой – единственный, кто может спасти меня, который пообещал спасти и от которого я ожидаю спасения». Злостраждает ли кто из вас? Пусть молится этой молитвой, пусть обращается с просьбой и уповает, как Давид, воспевая этот псалом.


Толкование Мэтью Генри на Псалтирь, 37 псалом


← 36 Пс 37 MGC 38

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.