Библия » Толкование Мэтью Генри

108 псалом

← 107 Пс 108 MGC 109

Неясно, был ли этот псалом сочинен Давидом в то время, когда его преследовал Саул, или когда против него восстал его сын Авессалом, или в связи с каким-либо другим бедствием. Мы не можем определить точно, против какого из своих врагов он молится – то ли это Саул, то ли Доик или Ахитофел, но несомненно, что, сочиняя его, он взирал на Христа, Его страдания и Его преследователей, так как проклятие, упоминающееся в ст.8, относилось к Иуде (Деян 1:20). Остальные же молитвы против его врагов являются выражением не страсти, а Духа пророчества.

(I) Он излагает перед небесным судом жалобу на злобность и подлую неблагодарность своих врагов и вместе с этим взывает к праведности Бога (ст. 1-5).

(II) Он молится против своих врагов и предает их гибели (ст. 6-20).

(III) Он молится о себе, чтобы Бог помог ему и посочувствовал его бедственному положению (ст. 21-29).

(IV) Он заканчивает псалом радостной надеждой на то, что Бог вступится за него (ст. 30,31). Воспевая этот псалом, мы должны утешать себя верующим предвидением несомненной гибели всех врагов Христа и Его Церкви, а также безусловной уверенностью в спасении всех, кто уповает на Бога и держится Его.

Начальнику хора. Псалом Давида.

Стихи 1-5. Неизреченным утешением для всех благочестивых людей является истина, что, кто бы ни действовал против них, Бог выступает за них, и к Нему они могут обращаться, зная, что Ему нравится заботиться о них. Поэтому в данных стихах Давид:

I. Обращается к Божьему суду (ст. 1): «Не премолчи, от Твоего лица суд мне да изыдет (Пс 16:2). Не откладывай суд по делу, изложенному Тебе». Бог видел, как поступали с Давидом его враги, но, казалось, смотрел на них сквозь пальцы и молчал. «Господи, – говорит псалмопевец, – не поступай так больше». Обратите внимание, как он в этих стихах называет Бога: «Боже хвалы моей! Бог, которого я славлю, но не своей собственной мудростью или силой, а от которого я получаю все, что является моей хвалой; Бог, которого я славил, славлю и надеюсь вечно славить». Раньше он называл Бога Богом милующим (Пс 58:11), а здесь называет Его Богом своей хвалы. Так как Бог является Богом милующим, то мы должны сделать Его Богом нашей хвалы. Если мы все получаем от Него, то все должно и принадлежать Ему.

II. Жалуется на своих врагов, показывая, что они заслуживают того, чтобы праведный Бог выступил против них.

1. Они были очень недоброжелательными и злобными; они были нечестивыми и радовались, причиняя зло другим (ст. 2). Они разговаривали словами ненависти (ст. 3). В них присутствовала непримиримая враждебность к благочестивому человеку из-за его благочестия. «Они открывают свои уста против меня, чтобы поглотить, и вооружаются против меня, чтобы по возможности уничтожить меня».

2. Они являются общеизвестными лжецами, а лжецам присущи две вещи из семи, которые Бог ненавидит: «Они имеют уста коварные, когда утверждают что-либо, и, притворяясь добрыми, клевещут за моей спиной языком лживым». Они были в равной степени лживыми и в лести, и в клевете.

3. В своих замыслах они были открытыми и неутомимыми. «Они отвсюду окружают меня, со всех сторон, так что, куда бы я ни посмотрел, я вижу, что все направлено против меня».

4. Они были несправедливыми; их обвинения и приговоры, вынесенные Давиду, были беспочвенными: «Они вооружаются против меня без причины; я никогда не провоцировал их».

5. Более того, они были неблагодарными и за добро воздавали ему злом (ст. 5), что хуже всего. Давид сделал для них много добра и всегда был готов помочь им, но в то же время не мог ничего сделать, чтобы умерить их злобность. Наоборот, они еще больше раздражались, видя, что не могут его спровоцировать и иметь повод выступить против него (ст. 4): «За любовь мою они враждуют на меня». Чем больше псалмопевец старался удовлетворить их, тем больше они ненавидели его. Мы можем удивляться, как люди могут быть такими нечестивыми, но раз было так много случаев, подтверждающих это, то не стоит удивляться, если кто-либо будет так же нечестив к нам.

III. Давид решает быть усердным в исполнении долга и этим утешаться: «…а я молюсь (ст. 4) – я посвящаю себя молитве (англ.пер. KJV). Я – за молитву, я – муж молитвы, я люблю молиться и высоко ценю молитву. Я часто молюсь и сделал молитву своим основным делом, я пребываю в своей стихии, когда молюсь». Благочестивый человек посвящает себя молитве и постоянно пребывает в молитве, как это было заведено у апостолов (Деян 6:4). Когда враги Давида лживо обвинили и представили его в ложном свете, он воззвал к Богу и молитвой вверил Ему свое дело. Хотя враги враждовали на него за любовь его, псалмопевец продолжал молиться за них. И если другие обижают нас и причиняют зло, пусть это не препятствует нам исполнять наш долг по отношению к ним, и мы не допустили себе греха пред Господом, чтобы перестать молиться за них (1Цар 12:23). Хотя они ненавидели и преследовали его за его религию, он продолжал исполнять свой долг. Враги смеялись над ним за его набожность, но этим не могли помешать ему. «Что бы они ни говорили, а я молюсь». В этом Давид был прообразом Христа, который также был окружен словами ненависти и лживыми словами, которыми враги не только преследовали Его без причины, но и отвечали на Его любовь и добрые дела (Иоан 10:32). Но несмотря ни на что, Он посвятил себя молитве за них: «Отче, прости им…»

Стихи 6-20. В этих стихах Давид фиксирует свое внимание на определенном человеке, который был наихудшим из его врагов и главарем их. Псалмопевец в набожной и благочестивой манере (а не из злобности или мстительности), имея святую ревность о Боге и ненависть ко греху, указывает на врагов Христа, в особенности на предавшего Его Иуду, чей грех был больше греха Пилата, который вынес Ему приговор (Иоан 19:11). Он призывает несчастья и предсказывает его гибель, предвидит и провозглашает его абсолютно несчастным человеком – таким, каким назвал его наш Спаситель, – сыном погибели. Кальвин называет мерзким примером кощунства практику, которая в его время часто наблюдалась среди францисканцев и других монахов, утверждавших, что если кто-либо имеет зло против соседа, то может нанять служителей проклинать его каждый день, что они сами будут делать словами этих стихов. Он рассказывает об одной французской леди, которая, будучи в разногласии со своим собственным единственным сыном, наняла группку монахов, чтобы проклинать его этими словами. Трудно вообразить себе большую нечестивость, чем использование языка священного Писания для излияния подобных дьявольских страстей – когда соперничество разжигается углем с Божьего алтаря и огонь небесный призывается языком, зажженным от адского пламени.

I. Звучащие здесь проклятия очень страшны. Горе и тысяча бедствий тому человеку, в адрес которого Бог скажет «аминь» после них. Все эти слова в полной силе направлены против непримиримых врагов и преследователей Церкви Божьей и Его народа, которые не покаются, чтобы воздать Ему славу. В этих стихах предсказывается участь плохого человека.

1. Он, как преступник, должен быть изгнан с большим судебным позором, обличениями и проклятиями (ст. 6,7): «Поставь над ним нечестивого, чтобы он был по отношению к нему таким же жестоким угнетателем, каким был сам преступник по отношению к другим, ибо Бог часто делает одного нечестивца бичом для другого, чтобы обидеть обидчиков и чтобы с предателями поступили по-предательски». «Поставь над ним нечестивого, то есть сатану» (в некоторых переводах). Эти слова исполнились для Иуды, в которого вошел сатана, чтобы вначале поторопить его ко греху, а потом – к отчаянию. Поставь над ним его собственное нечестивое сердце, настрой против него его совесть, чтобы она угнетала его. Диавол да станет одесную его, и пусть у него будут развязаны руки, чтобы обманывать нечестивца, как он делал это для Ахава до самой его гибели, а затем обвини и противостань ему; и тогда, безусловно, он будет изгнан, не имея заинтересованности в том Адвокате, который единственный может сказать: «Господь да запретит тебе, сатана…» (Зах 3:1,2). Когда он будет стоять перед человеческим судом, то пусть его обычное искусство озадачивать судей не поможет ему, а его грех будет раскрыт, и да выйдет виновным. Пусть ему не удастся избежать Божьего суда, и на нем, когда настанет день инквизиции и возмездия, он будет осужден. Молитва его да будет в грех, как ропот возмущенного преступника, который не только не принимают, но рассматривают как публичное оскорбление суда. Молитвы нечестивца становятся грехом, так как содержат в себе закваску лицемерия и злобности, и такими они останутся до того великого дня, так как слишком поздно будет кричать: «Господи, Господи, отвори нам». Пусть все обратится и используется против них, даже их молитвы.

2. После вынесения приговора и осуждения над ним, как над самым отвратительным преступником, должно свершиться наказание.

(1) Он должен расстаться с жизнью, и меч справедливости урежет число его дней наполовину: «Да будут дни его кратки или сокращены, как у осужденного преступника, которому остается жить лишь несколько дней (ст. 8); такие коварные не доживут и до половины дней своих».

(2) Все его имущество должно быть распределено между другими, чтобы они насладились его достижениями и плодами: «…достоинство его да возьмет другой». Петр находит подтверждение этим словам, когда место Иуды в священном сонме апостолов, благодаря выбору, занял Матфий (Деян 1:20). Тот, кто неправильно использует доверие других, справедливо потеряет свое достоинство, которое перейдет к тому, кто окажется верным.

(3) Его семья лишится главы и станет нищенствовать: жена его – вдовою, дети его да будут сиротами в результате его безвременной смерти (ст. 9). Нечестивые люди своими нечестивыми путями обрекают на гибель своих жен и детей, о которых должны заботиться и обеспечивать необходимым. В то же время их дети, потеряв отца, имеют достаток и могли бы жить в довольстве; но этого не происходит, они скитаются и нищенствуют; у них нет дома и им негде жить; они не знают, где можно раздобыть пищу, и прячутся у развалин своих со страхом и трепетом, подобно зверям в своих норах, и просят хлеба (ст. 10), так как осознают, что у всех людей есть основания ненавидеть их из-за их отцов.

(4) Его имущество будет разрушено, так как богатства преступников подлежат конфискации (ст. 11): «Да захватит заимодавец – исполняющий приговор – все, что есть у него, и чужие, не имеющие отношение к его богатству, да расхитят труд его или за его преступление, или за его долги (Иов 5:4,5).

(5) Его потомки будут несчастны. Иногда сироты, у которых нет ничего собственного, хорошо обеспечены благодаря доброте тех, кого Бог склоняет пожалеть их. Но этот человек никогда не был милостив к другим, и поэтому, когда он уйдет, не будет сострадающего ему и милующего сирот его (ст. 12). Часто судьба детей нечестивых родителей становится плохой из-за порочности их родителей, так как сосуды человеческого сострадания закрыты для них, хотя так и не должно быть, ибо разве дети должны страдать за то, что было не ошибкой их, а несчастьем?

(6) Память о нем будет позорна; она будет похоронена в забвении и бесчестье (ст. 13): «Да будет потомство его на погибель – пусть потомство его истребится (англ.пер. KJV), и да изгладится имя их в следующем роде, или пусть о нем вспоминают с презрением и негодованием». Пусть несмываемая печать бесчестья останется на нем (ст. 15). Обратите внимание: что торопит некоторых к позорной смерти, губит семьи и имущество других, что делает людей и их близких презренными и отвратительными, что влечет за собой бедность, позор и несчастье их потомству – это грех, лживый и разрушительный. Образованный д-р Хаммонд считает, что эти стихи говорят об окончательном рассеивании и истреблении еврейского народа за то, что он распял Христа. Начальствующие и сам народ были истреблены, страна разорена, а их потомки стали беженцами и странниками.

II. Основания для этих проклятий свидетельствуют о том, что они очень справедливые, хотя и очень суровые.

1. Чтобы оправдать проклятия о мести, предназначенной для потомства грешника, здесь приводится грех предков (ст. 14,15) – беззаконие отцов его, и грех матери его. Бог часто посещает даже детей их детей, и в этом Его нельзя назвать несправедливым, так как если злобность долгое время купалась в крови, то справедливо, если проклятие тоже будет долгим. Таким образом, вся невинная кровь, пролившаяся на земле со времени праведного Авеля, была стребована с этого преследующего поколения – с тех, которые, предав смерти Христа, наполнили чашу своих отцов. За таковыми следует караван мести, в то время как перед ними движется караван вины, с которым они согласились, сказав: «…кровь Его на нас и на детях наших».

2. Чтобы оправдать проклятия мести, обрушившиеся на самого грешника, в этих стихах он обвиняется в собственном грехе, который громко вопиет.

(1) Он любил жестокость – так дайте ему испить крови (ст. 16): «…он не думал оказывать милость, забыл те размышления, которые должны были побудить к милости, забыл о сострадании, о котором рассказывали ему, а преследовал бедных, которых должен был защищать и избавлять, а преследовал сокрушенного сердцем, чтобы умертвить его, – того, которого должен был утешить и исцелить. Такой жестокий человек не достоин жить.

(2) Он любил проклинать – так теперь пусть проклятия придут на его голову (ст. 17-19). Кого он не мог достать своей жестокостью, на тех набрасывался со своими проклятиями, смешными и бессильными, но они возвратятся к нему же. Он не восхотел благословения, ему не нравилось желать добра другим и видеть других благополучными. Он не сказал никому ни одного доброго слова или пожелания, тем более никому не оказал доброй услуги – поэтому пусть все хорошее удалится от него. Да облечется он проклятием; он гордился, как украшением, своими проклятиями, которыми пугал всех окружающих, и никто не мог остановить его. Он полагался на него, как на оружие, которое сохранило бы от нападок тех, кого он боялся. Пусть же теперь достаточно имеет его. Ему нравилось проклинать? Да войдет Божье проклятие, как вода, во внутренность его и да раздует его, как водянка; да впитается оно, как елей, в кости его. Слово проклятия живо и действенно: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов. Оно прикрепляется к душе, проникает повсюду, и ничто не может противостоять ему. Пусть же оно объемлет его со всех сторон, как одежда (ст. 19). Пусть Божье проклятие для него станет его стыдом, как его собственное проклятие в адрес ближнего было его гордостью. Пусть оно прилепится к нему, как пояс, и пусть он никогда не сможет освободиться от него. Пусть оно будет для него, как воды ревнования, которые делают лоно опавшим и живот опухшим. Эти слова подразумевают окончательную гибель Иуды и духовные суды, обрушившиеся на евреев за распятие Христа. Псалмопевец заканчивает свои проклятия ужасным словом «аминь», которое означает не только «я хочу, чтобы так было», а и «я знаю, что так будет». Таково воздаяние от Господа врагам моим (ст. 20). И таким же будет воздаяние всем противящимся Господу Иисусу; Его враги, которые не хотят, чтобы Он царствовал над ними, будут приведены к Нему и убиты. Настанет день, когда Он воздаст страданиями тем, кто преследовал Его народ.

Стихи 21-31. Давид, предсказав гнев Божий, который обрушится на его врагов, в этих стихах принимает Божье утешение, но очень смиренно, не хвалясь.

I. Он жалуется Богу на свое нынешнее бедственное положение, которое, возможно, ободрило врагов оскорблять его: «Я беден и нищ и поэтому являюсь должным объектом сострадания – одним их тех, кто нуждается и настоятельно просит о помощи».

1. Он испытывал душевные муки (ст. 22): «…сердце мое уязвлено во мне; оно не только сокрушено внешними бедами, что иногда подавляет и угнетает дух, но и ранено чувством вины». А пораженный дух – кто может подкрепить его? Кто может исцелить его?

2. Он считает, что приближается к кончине: «Я исчезаю, как уклоняющаяся тень, я уже почти исчез». Человеческая жизнь в лучшем случае похожа на тень. Иногда она напоминает вечернюю тень, которая предвещает приближение ночи и выглядит, как уклоняющаяся тень.

3. Он был неустроен: «…гонят меня, как саранчу». Его разум, колеблющийся и неустойчивый, продолжал навязывать ему новые советы. Его внешние обстоятельства постоянно менялись, и он был вынужден переезжать с места на место, так как на него охотились, как на куропатку в горах.

4. Его тело было истощено и почти пришло в негодность (ст. 24): «Колени мои изнемогли от поста» – это могло быть вынужденное голодание из-за недостатка пищи, когда его преследовали, или он лишился аппетита из-за болезни, или добровольно постился, наказывая свою душу за грех, во время болезни, своей или чужой (Пс 34:13; 68:11). «Тело мое лишилось тука, то есть потеряло прежнюю тучность, и я стал похож на скелет – лишь кожа да кости». Лучше иметь костлявое тело, но при этом процветающую и здоровую душу, чем быть похожим на Израиль, в душу которого была послана костлявость, в то время как его тело процветало.

5. Его враги смеялись над ним и бранили его (ст. 25). Поводом для смеха стала его набожность и страдания. В подобных случаях народ Божий всегда сильно страдал от насмешек тех, кто был благополучен. Во всем этом Давид был прообразом Христа, который, смирившись, сносил подобные удары и порицания и был ослаблен. Он также был прообразом Церкви, которая часто была бедной, бросаемой бурею, безутешной.

II. Он молится о милости для себя. В общем смысле (ст. 21): «Со мною же, Господи, Господи, твори! Вступись за меня и действуй за меня». Если Бог за нас, то Он будет творить для нас, ибо может сделать несравненно больше всего, чего мы просим или о чем помышляем. Псалмопевец не предписывает Богу, что Он должен сделать для него, а доверяется Его мудрости: «Господи, соверши для меня то, что кажется правильным в Твоих глазах. Соверши то, что будет полезно и действенно для меня в итоге, хотя в настоящее время может казаться действующим против меня». Более детально он молится (ст. 26): «Помоги мне, Господи, Боже мой, спаси меня! Помоги мне в беде, спаси от бедствия, спаси от греха, помоги исполнить свой долг». Он молится (ст. 28): «Они проклинают, а Ты благослови».

(1) Он пренебрегает беспочвенными проклятиями своих врагов: «Пусть они проклинают». Те же слова он сказал о Семее: «Пусть злословит». Враги могут лишь демонстрировать свою злобность, но причинить реального зла не больше, чем вспорхнувший воробей или летящая ласточка (Прит 26:2). Давид оценивает благословение Бога, как противовес их проклятиям: «Ты благослови», и тогда не страшно, даже если они будут проклинать. Если Бог нас благословляет, то мы не должны переживать из-за того, что кто-то проклинает нас. Как можно проклинать тех, кого Бог не проклял, более того, кого Он благословил (Числ 23:8)? Человеческие проклятия бессильны, а Божьи благословения всемогущи, и те, кого несправедливо проклинают, могут с верой ожидать и молиться о Божьих благословениях, Его особенных благословениях. Когда фарисеи изгнали бедняка за то, что он исповедовал Христа, то Христос нашел его (Иоан 9:35). Когда люди без повода злословят о нас и желают всего самого плохого, то мы можем с утешением вознести свои сердца к Богу в прошении: «Они проклинают, а Ты благослови». Он молится (ст. 28): «…раб же Твой да возрадуется». Тот, кто умеет ценить Божье благословение, пусть будет уверен в нем, и тогда он сможет радоваться.

III. Он молится о том, чтобы его враги (ст. 28) были постыжены: «Да облекутся противники мои бесчестьем» (ст. 29), чтобы они покрылись стыдом своим, были предоставлены самим себе и поступали так, чтобы их безумие обнаружилось перед всеми». Или чтобы их планы и мероприятия, направленные против Давида, расстроились и они покрылись стыдом своим, как это произошло с противниками евреев (Неем 6:16). Более того, в этих стихах он также молится о том, чтобы они пришли к покаянию, что является самым главным из того, о чем мы можем просить у Бога для своих врагов. Безусловно, грешники сами покрывают себя бесчестием, но истинно раскаиваются те, кто, покрыв себя позором, покрываются стыдом своим.

IV. Он просит этого во славу Бога, ради имени Его: «Со мною же, Господи, Господи, твори ради имени Твоего» (ст. 21), особенно чтобы возвеличить Его милость, через которую Он возвестил имя Свое: «Спаси меня, ибо блага милость Твоя; это то, чем Ты наслаждаешься и на что я уповаю. Спаси меня, но не за мои заслуги, так как мне нечего предъявить, а спаси меня по милости Твоей; пусть она будет источником, основанием и мерой моего спасения».

И, наконец, Давид заканчивает псалом радостью, радостью в вере, радостью с уверенностью в том, что нынешний конфликт закончится победой.

1. Он обещает Богу, что будет славить Его (ст. 30): «Я громко буду славить Господа, но не только своим сердцем, но и устами моими. Я буду славить Его не только наедине, но и среди множества народа».

2. Он обещает себе, что у него всегда будет основание славить Бога (ст. 31), ибо Он стоит одесную бедного, рядом с ним, чтобы помочь. Он будет стоять одесную его, как покровитель и заступник, чтобы защищать его перед обвинителями и избавить его от них, чтобы спасти его от судящих душу его и желающих произвести над ним суд. Бог был защитником Давида в его страданиях и также присутствовал с Господом Иисусом в его страданиях. Он стоял одесную его, чтобы Он не поколебался (Пс 16:8), и спас Его душу от тех, кто претендовал на судейство, приняв ее в Свои руки. Страждущие по воле Божией да предадут Ему, как верному Создателю, души свои.


Толкование Мэтью Генри на Псалтирь, 108 псалом


← 107 Пс 108 MGC 109

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.