Библия » Библия говорит сегодня

Римлянам 9 глава

В. План Бога для иудеев и язычников

Послание к Римлянам 9-11

«Главы 9-11 Послания к Римлянам так же насыщены проблемами, как еж иглами, — сказал доктор Том Райт. — Многие оставили это занятие — попытку разобраться с ними — как непосильное. Для них Послание к Римлянам так и осталось книгой, состоящей из восьми глав «благовестил» в начале, четырех «прикладных» глав в конце и трех, представляющих собой загадку, — в середине» [Райт. С. 231.]. Некоторые склонны рассматривать главы 9-11 как «вводную часть», «экскурс» или даже «приложение». Даже Мартин Ллойд-Джонс называет их «чем-то вроде постскриптума», посвященного особой теме [Ллойд-Джонс. Т. 8. С. 367 и дал.], хотя не отрицает их существенного значения. Другие, впадая в крайность, объявляют главы 9-11 центром Послания, а остальные главы считают только вступлением и заключением. Епископ Стендаль назвал их «вершиной Послания к Римлянам» [Стендаль. С. 4.], его «настоящим центром тяжести» [Там же. С. 28.].

Между этими двумя крайними позициями располагается третья, более умеренная, согласно которой главы 9-11 гармонично входят в развернутую Апостолом картину и «являются важной частью Послания», и, конечно, недопустимо относиться к ним как к какому-то отклонению от основной темы.

Почти единодушно признается, что эти три главы рассматривают отношения между иудеями и язычниками и, в частности, уникальное место первых в плане Бога. Павел уже касался этого в некоторых других местах Послания (напр.: 1:16; 2:9 и дал.; 17 и дал.; 3:1 и дал.; 29 и дал.; 4:1 и дал.; 5:20 и дал.; 6:14 и дал.; 7:1 и дал.; 8:2 и дал.). Здесь он переходит к анализу этой темы. Но на чем же он фокусирует свое внимание в пределах столь широкого исследования? Этот момент вызывает довольно многочисленные споры. Наблюдается довольно широкий разброс богословских мнений. Одни полагают, что центр внимания Апостола — суверенный выбор Божий между иудеями и язычниками (Роберт Хэлдан); другие считают, что Апостол сосредотачивает свое внимание на включении язычников и исключении евреев (Чарлз Ходж); также говорят о месте иудеев в исполнении пророчества (характерное для современного евангелизма занятие), о еврейско-языческой солидарности в Божьей семье (Кристер Стендаль), о том, совместимо ли оправдание верой с обетованиями Бога Израилю (Андерс Найгрен, Джон Цислер), о христианской миссии у язычников, куда включены и иудеи (Том Райт), о реализации Богом Своих планов и обетовании относительно современного неверия иудеев (Джон Мюррей, Джеймз Денни, Д. М. Ллойд-Джонс). Даже те комментаторы, которые пытаются найти одну общую для Послания к Римлянам тему, все же с готовностью соглашаются, что в этих трех главах все-таки есть какие-то иные, хотя и второстепенные темы.

Доминирующая тема — неверие иудеев. Как могло случиться такое, что привилегированный народ Бога не узнал своего Мессию? Ведь Благая весть была «обещана… в святых писаниях» Богом (1:2; ср.: 3:21) — почему же они не услышали ее? Если Благая весть была действительно могущественным Божьим обетованием спасения «во-первых, Иудею» (1:16), почему же они не приняли ее первыми? Как можно примирить их равнодушие с Божьим заветом и обетованиями? Каким образом обращение язычников и уникальная миссия Павла как Апостола язычников согласовались с планом Бога? И каков был Божий план относительно будущего иудеев и язычников? Каждая глава посвящена отдельному аспекту отношения Бога к прошлому, настоящему и будущему Израиля:

1. Падение Израиля (9:1-33): Божественный выбор.

2. Вина Израиля (10:1-21): Бог сокрушен его непослушанием.

3. Будущее Израиля (11:1-32): долгосрочный план Бога.

4. Хвалебный гимн Богу (11:33-36): мудрость и великодушие Бога.

12. Падение Израиля: Божественный выбор. 9:1-33

Каждая из этих трех глав (9, 10, 11) начинается с личного свидетельства Павла о своей принадлежности к народу Израиля и выражает глубокую скорбь о нем. Для него неверие Израиля — это гораздо больше, чем просто интеллектуальная проблема. Он говорит о своей печали и горечи, которые он испытывает в связи с этим (9:1 и дал.), о своей молитве за спасение израильского народа (10:1) и уверенности, что Бог не отверг его (11:1 и дал.).

Целесообразно сделать обзор проблематики главы 9. Павел начинает с признания, что неверие Израиля не только чрезвычайно огорчает его (1-3), но приводит в недоумение: как израильский народ, обладавший восемью исключительными привилегиями, мог отвергнуть своего собственного Мессию (4-5)? Чем можно объяснить их отступничество? На каждый вопрос Павел последовательно дает ответ.

Во-первых, возможно ли, чтобы слово Божие не сбылось (6а)? Нет, Бог сохранил Свое обетование, относящееся не ко всему Израилю, но к Израилю истинному, духовному (66), которого Он призвал в соответствии со Своим «изволением избрания» (11-12).

Во-вторых, разве Бог несправедлив, делая Свой суверенный выбор (14)? [русском переводе Библии: «Неужели неправда у Бога?». Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.] Нет. Моисею Он явил Свою милость (15), фараону — Свою силу в справедливом суде (17). Но не менее справедливо явление милости не заслуживающим ее и ожесточение сердце тех, кто сам себя ожесточает (18). И милость, и суд находятся в полном согласии со справедливостью.

В-третьих, тогда за что же еще обвиняет Бог? (19). На это Апостол дает обстоятельный, состоящий из трех частей ответ, вскрывающий ложное понимание Бога, заключенное в самом вопросе: а) Бог обладает правом горшечника придавать своей глине определенную форму, и никто не может спорить с Ним (20-21). б) Бог проявляет Себя таким, Каков Он есть, открывая и Свой гнев, и Свою славу (22-23). в) Бог в Священном Писании предсказал и включение язычников, и отпадение Израиля за исключением остатка (24-29).

В-четвертых, что же скажем в заключение (30)? Структура церкви (большинство язычников и меньшинство евреев) объясняется тем, что язычники поверили в Иисуса, а ббльшая часть Израиля преткнулась о Него — о камень, заложенный Богом (30-33). Принятие язычников — это осуществление суверенной милости Бога, а отпадение Израиля — результат их собственного бунтарства.

В самом начале Павел делает три серьезнейших акцента, чтобы устранить всякое сомнение в своей искренности и убедить читателя в том, что его слова достойны доверия. Первое: я истину говорю во Христе. Он прекрасно осознает свою связь со Христом и присутствие Христа в себе. Второе (отрицательный контекст): не лгу и даже не преувеличиваю. Третье: свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом (1). Он знает, насколько греховна и зависима от окружения человеческая совесть, и поэтому говорит о той поддержке и освящении, которую дает ему Дух истины. Что же это за истина, которую Апостол утверждает с такой силой? Она заключается в его непреложной любви к своему народу — иудеям, отвергшим Христа. Все это для него великая… печаль и непрестанное мучение сердцу (2). Он называет их братьями, родными по плоти. Ведь членство в христианском братстве и Божьем святом народе не лишает нас естественных семейных и национальных привязанностей. Я желал бы, — продолжает он, — ради них самому быть отлученным [anathema] от Христа (3), то есть быть преданным анафеме.

Разумеется, эти слова нельзя воспринимать буквально как выражение его желания, ибо он убежден, как мы видели, что ничто не может отлучить его от Божьей любви во Христе (8:35,38 и дал.). Использование здесь соответствующей грамматической формы «желал бы» показывает, что такое желание маловероятно, ибо невероятно даже его обретение вообще. Здесь Апостол подобен Моисею, который, молясь о прощении Израиля, осмелился сказать, что иначе он просит Бога вычеркнуть и свое собственное имя из книги жизни (Исх 32:32). Павел также говорит, что он согласен подвергнуться анафеме, если это будет необходимо для спасения его народа. Денни называет это «искрой от огня, зажженного заместительной смертью Христа», ибо он готов умереть вместо них [Денни. С. 657.]. Лютер говорит так: «Невероятно, что человек желает быть проклятым ради спасения других, под проклятием находящихся [Лютер (1515). С. 380.].

Печаль Павла о неверующем Израиле еще глубже оттого, что народ этот имеет уникальные благословения, о некоторых из них Павел упоминал ранее (2:17 и дал. и 3:1 и дал.). Теперь он продолжает этот список. Им «принадлежит усыновление», потому что Бог сказал: «Израиль есть сын Мой, первенец Мой» (Исх 4:22; ср.: Ос 11:1); «Я — Отец Израилю» (Иер 31:9). «Им принадлежит слава», то есть видимое глазам великолепие Бога, которое наполняло вначале скинию (Исх 29:42 и дал.; 40:34 и дал.), а затем храм (3Цар 8:10 и дал.) и которое постоянно присутствовало во внутреннем святилище, так что Яхве как бы «восседал на троне между херувимами на ковчеге» (2Цар 6:2) [В русском переводе Библии: «…ковчег Божий, на котором нарицается имя Господа Саваофа, сидящего на херувимах». Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.]. Им принадлежат «и заветы», особенно самый главный завет Бога с Авраамом, затем многочисленные обновленные заветы, заключенные Богом с Исааком, Иаковом, Моисеем (Исх 24:8) и Давидом (2Цар 23:5); их и «законоположение» — это уникальное откровение Божьей воли, сказанное Его голосом и написанное Его рукой (Втор 4:7 и дал.), «и поклонение в храме» (хотя слово «храм» отсутствует в греческом тексте) [В русском переводе Библии: «богослужение». Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.], куда входили все предписанные к исполнению церемонии для священства и жертвоприношений, «и обетования» (4), особенно касающиеся прихода Мессии как Божьего пророка, священника и царя.

Кроме этого, «их и отцы», и не только Авраам, Исаак и Иаков, но и прародители двенадцати колен, а также такие великие личности, как Моисей, Иосиф, Самуил и Давид. Но что превыше всего — «от них Христос по плоти» (5а). Его генеалогию прослеживает Матфей до самого Авраама, а Лука — до Адама. Кальвин в этой связи справедливо заметил: «Если Он удостоил весь человеческий род тем, что соединил его с Собою в Своем подобии, то тем более возвеличил Он иудеев, с которыми пожелал соединиться тесными родственными узами» [Кальвин. С. 195.].

Но Павел на этом не останавливается. Заключительные строки стиха 5 звучат так: «…Который есть сущий над всем Бог, благословенный вовеки! Аминь». Здесь возникает вопрос: относятся ли эти слова к Христу или к Богу-Отцу? Проблема эта возникает по той причине, что в оригинале отсутствуют знаки препинания. Нам приходится их восполнять. В этой связи существуют три основных варианта.

Во-первых, традиционная точка зрения, берущая начало еще от отцов Греческой церкви, состоит в том, что все три фразы («над всем», «Бог», «благословен вовеки») относятся к Христу, что отражено (с небольшими вариациями) в АВ, ИБ, ДБФ и НМВ. Во-вторых, считается, что все они относятся к Богу-Отцу, при этом ставится точка после «Христос», а последующая часть становится самостоятельным предложением: «Бог, Который благословлен вовеки» (ПНВ; ср.: ПАБ). Третья позиция, компромиссная, относит слова «над всем» к Христу, а остальные фразы — к Богу-Отцу (ПАБ).

И настоящая проблема не в том, относит ли Павел слова «над всем» к Христу, поскольку постоянно утверждает Его вселенскую суверенность (напр.: Рим 14:9; Еф 1:20 и дал.; Флп 2:9 и дал.; Кол 1:18 и дал.), но в том, называл ли он его «Богом», достойным поклонения вовеки. Выдвигается аргумент, что Павел чаще всего говорит о Христе как о «Сыне Божьем» (напр.: 1:3 и дал., 9; 5:10; 8:29) или «Сыне Своем» (напр.: 8:3,32), ноне как о «Боге», и, следовательно, все библейские доксологии обращены к Богу (напр.: 2Кор 1:3; Еф 1:3; ср. 1Пет 1:3), а не к Иисусу.

С другой стороны, Павел называет Иисуса торжественным именем «Господь» (напр.: Рим 10:9,; Флп 2:9 и дал.), а также Господом «над мертвыми и над живыми» (14:9), подтверждает Его предвечное существование (Гал 4:4; 2Кор 8:9), свидетельствует о том, что Он есть «образ Божий» и «равный Богу» (Флп 2:6,). Всего этого вполне достаточно, чтобы согласиться с тем, что Ему принадлежат Божественные почести и сила, которые могут принадлежать только Богу, Очевидно, что содержащаяся в Евр 13:21 хвала адресована Христу.

Чарлз Крэнфилд считает «весьма очевидным» намерение Апостола представить Христа «Богом над всеми, благословенным вовек». Далее он продолжает: «Нет оснований отрицать утверждение Павла, что Христос по Своему человеческому образу жизни есть иудей, но Он и Господь над всем и по природе Своей — Бог, благословенный вовеки» [В русском переводе Библии: «…но сказано: в Исааке наречется тебе семя». Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.].

Думается, что Израиль, который обладал этими восемью благословениями Божьими, который столетиями готовился к прибытию своего Мессии, не мог не узнать и не приветствовать Его, когда Он пришел. «Как же можно примирить благословения Израиля с его предрассудками? Как можно объяснить его «ожесточение» (11:25)? Павел обращается к этой тайне. Он задает себе или своему воображаемому собеседнику четыре вопроса.

Вопрос 1: Разве «слово Божье не сбылось?» (6-13)

На первый взгляд может показаться, что Божье обетование Израилю не сбылось или буквально «рухнуло»2. Поскольку Он обещал их благословить, но они потеряли эти благословения через свое неверие. Потеря произошла по собственной инициативе Израиля, а это не значит, что обетование не сбылось (6а).

Ибо не все те Израильтяне, которые от Израиля (66). Это значит, что всегда было два Израиля: физические потомки Израиля (Иакова), с одной стороны, и его духовное потомство, с другой. И обетования Божьи были адресованы вторым, которые и получили их. Апостол уже ранее разграничил в своем Послании тех, кто был иудеем внешне, то есть имевших обрезание на теле, и тех, кто был иудеем внутренне, то есть получил обрезание в сердце посредством Духа (2:28 и дал.).'Крэнфилд. Т. 2. С. 840. См. также: Метцгер (1973). С. 95 и дал. В русском переводе Библии: «не сбылось». Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.

Для того чтобы яснее выразить свою мысль, Павел обращается к двум эпизодам Ветхого Завета. Первый касается семьи Авраама. Как не все те, кто родился в Израиле, принадлежат ему, так и не все потомки Авраама являются детьми Авраама, его истинным потомством, (ср.: Рим 4). Наоборот, говорит Писание, в Исааке потомство твое зачтено будет (7) (Быт 21:12; ср.: Гал 4:23 и дал.)!. В Исааке, а не в другом сыне Авраама, Измаиле, который даже не упоминается. То есть, кто же дети Божии, которые также могут быть названы детьми Авраама? Это не дети плоти, но дети обетования, рожденные в результате Божьего обещания (8). А Божье обетование звучало так: В назначенное время я вернусь, и у Сарры будет сын (9) (Быт 18:10,) [В русском переводе Библии: «…в это же время приду, и у Сарры будет сын». Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.].

От Авраама и двух его сыновей, Исаака и Измаила, Павел обращается ко второму ветхозаветному примеру: Исааку и двум его сыновьям, Иакову и Исаву. Он показывает, что подобно тому, как Бог избрал Исаака, а не Измаила, Он избирает в данном случае Иакова, а не Исава. Но в этом случае ясно, что выбор Бога определялся не каким-то особым правом на избрание одного из мальчиков, поскольку между ними не было существенных различий. Если у Исаака и Измаила матери были разные, то у Иакова и Исава мать была одна (Ревекка). И не только это, но у детей Ревекки был один отец, то есть Исаак (10) [В русском переводе Библии: «…но так было и с Ревеккой, когда она зачала в одно время двух сыновей от Исаака…» Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.]. Более того, они были близнецами. Ибо, когда они еще не родились и не сделали ничего доброго или худого…, Бог уже принял решение и объявил его их матери, …дабы изволение Божие в избрании происходило (11), то есть осуществилась Его вечная воля, выражающаяся в избирательности.

Представляется, что здесь Павел сознательно противопоставляет вопрос (действительно ли Божье обетование «рухнуло» (6) и утверждение (воля Божия совершилась (11). Несомненно, смысл «Божьего изволения в избрании» (буквально: «в соответствии с выбором») абсолютно ясен. Очевидно, что причины избрания Исаака (а не Измаила) и Иакова (а не Исава) коренились не в них самих и не в каких-то их «делах», но в разуме и воле «Призывающего» (12а). В завершение Павел приводит две цитаты из Писания, касающиеся Иакова и Исава. Первая говорит: …больший будет прислуживать меньшему (126) (Быт 25:23) [В русском переводе Библии: «…больший будет в порабощении у меньшего». Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.], что ставит Иакова выше Исава.

Вторая цитата говорит: …Иакова Я возлюбил, а Исава возненавидел. (13) (Мал 1:2 и дал.). Такое резкое заявление шокирует слух христианина и не может восприниматься буквально. Хотя существует такое понятие, как «святая ненависть», но она приложима только к творящим зло и в данном случае не о ней идет речь. Выдвигается несколько вариантов толкования этого заявления. Некоторые считают, что не сами Иаков и Исав подразумеваются здесь, но те народы, которые произошли от каждого из них: израильтяне — от Иакова и эдомяне — от Исава, а также их исторические судьбы. Другие настаивают на следующей трактовке этого предложения: «Я выбираю Иакова и отвергаю Исава» [Кальвин. С. 202.].

Но лучшим, по всей видимости, является третий вариант, который предлагает рассматривать эту антитезу как древнееврейский идиоматический оборот, использующийся в ситуации выбора. Сам Иисус дает нам ключ к пониманию идиомы, когда, как свидетельствует Лука, Он говорит, что мы не можем следовать за Ним, если не возненавидим своих близких (Лк 14:26). Итак, за стилистическим приемом, значение которого теперь выяснено, стоит реальный факт: Бог поставил Иакова над Исавом, положив между ними различие как между отдельными личностями, а вовсе не в связи с принадлежностью одного народа — израильтян — Богу, а другого — эдомян, соответственно, нет.

Следует помнить, что Исав потерял свое первородство из-за плотских пристрастий своей натуры (Быт 25:29 и дал.) и лишился принадлежащего ему по праву благословения по причине обмана, совершенного братом (Быт 27:1 и дал.). Таким образом в истории двух братьев переплелись ответственность человека и Божественный выбор. Нам также следует помнить, что оба отвергнутых брата, Измаил и Исав, были обрезаны и, в известном смысле, были членами Божьего завета, им также принадлежали благословения, хотя и менее значительные. В итоге скажем, что оба эпизода подтверждают ту же важную истину о «Божьем изволении в избрании». Итак, Божье слово не пропало даром, но исполнилось внутри Израиля.

Доктрина Божественного избрания окружена множеством тайн. Если бы теологи имели больше мудрости, то в результате проведенных ими исследований не исчезли бы все тайны, загадки и неясности, как это на самом деле случилось. В то же время, в дополнение к комментариям на Рим 8:28-30 следует иметь в виду две вещи. Во-первых, избранничество — это не плод воображения Павла как человека или как Апостола, это учение, которое преподал Сам Иисус. «Я знаю, которых избрал», — сказал Он (Ин 13:18; ср.: 15:16; 17:6). Во-вторых, избранничество — это неизменное основание христианства как во времени, так и в вечности. «Не нам, Господь, не нам, но Твоему имени вся слава да воздастся» (Пс 115:1)1. Если бы мы сами отвечали за свое спасение, полностью или частично, то мы бы получали оправдание за то, что возносили хвалу самим себе и трубили на небесах славу себе. Но такое невозможно представить. Искупленный Божий народ будет проводить вечность прославляя Его, полностью покорившись Ему в благодарном обожании, зная, что Он и Его Агнец являются источником их спасения, и признавая, что только Он достоин всякой хвалы, чествования, поклонения и прославления (Откр 5:12 и дал.; 7:10 и дал.). Почему? Потому что своим спасением мы обязаны Его благодати, воле, инициативе, мудрости и силе.

Вопрос 2: «Неужели Бог несправедлив?» (14-18) [В синодальном переводе ”этот текст отсутствует. — Прим. пер. В русском переводе Библии: «Неужели неправда у Бога?» Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.] Теперь, когда мы убедились, что Божье обетование не пропало, но исполнилось в Аврааме, Исааке и Иакове и в их духовной наследственной линии, не покажется ли нам сам принцип исполнения Божьей воли «в избрании» внутренне несправедливым? Разве не является нарушением элементарных норм справедливости избрание к спасению некоторых и полное игнорирование других? Что же скажем?Неужели Бог несправедлив?Здесь же Павел немедленно отражает этот удар: Ни в коем случае! (14) [В русском переводе Библии: «Никак». Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.], и далее дает разъяснение: Ибо Он говорит Моисею: «кого миловать, помилую; кого жалеть, пожалею» (15). Значит, Павел, защищая Божью справедливость, объявляет о Его милосердии. Это может показаться абсолютно поп sequitur. Но это не так. Просто сам вопрос поставлен неверно, ибо основание, на котором Бог строит Свое общение с грешниками в деле их спасения, — это не справедливость, но милосердие. Спасение не зависит от желания или усилий человеческих, то есть не зависит от того, к чему мы стремимся, но от милости Божией (16) [В русском переводе Библии: «…помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего». Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.].

Процитировав слово Бога к Моисею (15) (Исх 33:19), Павел приводит Его слово к фараону (17) (Исх 9:16). Сказано, что …Писание говорит фараону…, ибо для Павла то, что говорит Бог, и то, что говорит Писание, — синонимы. Итак, …Писание говорит фараону: «Я поставил тебя ради конкретной цели, то есть возвел на ступень истории [Денни. С. 662.], для того, чтобы явить силу Мою через тебя и чтобы имя Мое было провозглашено по всей земле (17) [В русском переводе Библии: «…для того самого Я и поставил тебя, чтобы показать над тобою силу Мою, и чтобы проповедано было имя Мое по всей земле». Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.]. В подтверждение приведем рефрен из повествования о фараоне и египетских бедствиях: дабы ты узнал, что нет никого, как Господь Бог наш (напр.: Исх 8:10; ср.: Иез 6:7, и так дал.).

Эти Божественные обращения к Моисею (15) и к фараону (17), записанные в книге Исход, дополняют друг друга, и итог им подводит стих 18: Потому Бог являет милость тем, кому хочет [обращение к Моисею] и ожесточает тех, кого хочет [слово к фараону] [В русском переводе Библии: «Итак, кого хочет, милует: кого хочет, ожесточает». Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.]. Доктор Леон Моррис справедливо замечает: «Ни здесь, ни где-либо еще не сказано, что Бог когда-либо ожесточал кого-то прежде, чем этот кто-то сам ожесточил свое сердце» [Моррис (1988). С. 361.]. Совершенно четко явлено в Писании, что фараон сам ожесточил свое сердце против Бога и отказался смирить его перед Ним (напр.: Исх 4:42 и дал.; 7:13,14,22; 8:15,19,32; 9:7,17,27, 34 и дал.; 10:3,16; 11:9; 13:15; 14:5). Следовательно, ожесточение его сердца Богом было актом правосудия, предавшим фараона его же собственному упорству (напр.: Исх 4:21; 7:3; 9:12; 10:1,,; 11:10; 14:4,,):

Все это напоминает излияние Божьего гнева на безбожников, когда Он «предает их» их собственной «нечистоте» (1:24,26,28). Такое же сочетание человеческого упрямства и Божественного правосудия, выражающегося в ожесточении людских сердец, явлено в слове Бога, обращенном к Исайе («Сделай черствыми сердца этого народа» [В русском переводе Библии: «…пойди, и скажи этому народу: слухом услышите, и не уразумеете; и очами смотреть будете, и не увидите. Ибо огрубело сердце народа сего…» Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.]), и эти слова приводит Иисус в Своем учении, а Павел — в своем (Ис 6:9 и дал.; Мф 13:13 и дал.; Мк 4:11 и дал.; Ин 12:39 и дал.; Деян 28:25 и дал.).

Итак, Бог не бывает несправедлив. Дело в том, как свидетельствует Павел в предыдущих главах Послания к Римлянам, что все люди грешны и виновны перед Богом (3:9,19), поэтому никто не заслуживает спасения. Если Бог ожесточает кого-то из них, то это не Его несправедливость. Это то, чего заслуживает их упорство в своих грехах. Если же, с другой стороны, Он имеет к кому-то милосердие, это опять же не потому, что Он несправедлив, но потому, что общается с ними из милости.

Поэтому достойно удивления не то, что одни спасены Богом, а другие нет, но то, что вообще кто-то удостаивается спасения. Ибо все мы не заслуживаем у Бога ничего, кроме осуждения. Получаем ли мы то, что заслуживаем (то есть суд), или то, чего не заслуживаем (то есть милость), — в обоих случаях Бог поступает справедливо. Значит, если люди погибают, это их вина, если же спасаются, это заслуга Бога. Эта кажущаяся парадоксальной истина содержит в себе тайну, понять которую наш современный уровень познания не позволяет, однако она полностью подтверждается Священным Писанием, историей и человеческим опытом."

Вопрос 3: «За что же еще обвиняет» нас Бог? (19-29)

Если наше спасение находится полностью в Его власти (а это так, о чем свидетельствует дважды стих 15 и дважды — стих 18) и если мы не противимся Его воле (а мы не делаем этого да и не можем), тогда кто-нибудь скажет: «Почему же Бог все же обвиняет нас? Кто противится Его воле?» (19) [В русском переводе Библии: «Ты скажешь мне: «за что же еще обвиняет? ибо кто противостанет воле Его?» Рассуждение автора основано На английском переводе. — Прим. пер.]. Другими словами, справедливо ли со стороны Бога держать нас в повиновении, если Он Сам принимает все решения? На это Павел дает три ответа, и все они показывают нам, кто есть Бог. Бблыная часть наших проблем происходит от того, что образ Бога в нашем сознании искажен.

Во-первых, Бог имеет власть горшечника над глиною (20- 21). В ответ на два вопроса, поставленных его оппонентами, Павел предлагает свои аргументы в виде вопросов, касающихся нашей сущности. В них Апостол спрашивает, знаем ли мы, кто мы есть на самом деле (А ты кто, человек …?) (20а), каковы, по нашим понятиям, отношения между нами и Богом, каким, по нашему мнению, должно быть наше отношение к Нему в связи со вторым вопросом.

Кроме того, все три вопроса обнажают пропасть, которая существует между человеческим существом и Богом (20 а), то есть между изделием мастера и самим мастером (между тем, что сделано и Тем, Кто сделал это, 206), [В русском переводе Библии: «Изделие скажет ли сделавшему его: «зачем ты меня так сделал?» Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.] между куском глины и горшечником, придающим ей форму (21). А поскольку характер отношений между ними и Им именно таков, то неужели мы можем позволить себе спорить с Богом (20а) или неужели произведение искусства может возражать художнику по поводу того, что он исполнил его таким, а не другим (206), или неужели естественно для глиняного сосуда бросать вызов праву горшечника превратить кусок глины в сосуды для различного употребления (21) [Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.]?

Необходимо в этой связи подкрепить эти вопросы Павла некоторыми реалиями из Ветхого Завета. В те времена сельский горшечник со своим кружалом был типичной фигурой в Палестине, и его труд использовался для иллюстрации некоторых положений. К примеру, Иеремия говорил о мастерстве и сноровке горшечника, придающего новую форму испорченному сосуду (Иер 18:1 и дал.). Но не это имеет в виду Павел. Он скорее делает ссылку на два места из Книги Пророка Исайи. Первое содержит поразительное замечание Бога: Вы все извратили [В русском переводе Библии: «Какое безрассудство!» Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.]. Это значит, они отказали Богу в праве быть Богом, они даже сделали попытку обменяться с Ним ролями, как будто горшечник может стать сосудом, а сосуд — горшечником (Ис 29:16). В другом тексте Бог произносит Свой приговор тому, кто препирается с Создателем своим, тому, кто сам есть лишь черепок, требующий у мастера отчета о деле рук его (Ис 45:9).

Что же осуждает Павел? Здесь некоторые толкователи приходят в замешательство, а другие доходят до такой дерзости, что отвергают все учение Апостола. «Это самое слабое место во всем Послании», — заявляет К. X. Додц [Додд. С. 159.]. Ситуация требует разъяснения. Павел порицает не тех, кто действительно не разумеет и задает свои вопросы в искреннем недоумении, но тех, кто «ссорится» с Богом, кто препирается с Ним (20) или дерзит (ПНВ). Такой человек демонстрирует предосудительный дух бунтарства, направленного против Бога, отказ признавать Бога Богом и водворение себя в своем истинном статусе грешного творения на Его место.

Вместо этого нам следует, подобно Моисею, держаться на расстоянии и снять обувь свою, ибо стоим на святой земле, и даже покрыть лицо свое (Исх 3:5 и дал.). Или, подобно Иову, положить руку на уста свои и признать, что мы осмеливаемся рассуждать о вещах, которых не понимаем. Отречься и раскаяться в прахе и пепле (Иов 40:4; 42:3,). Иов был прав, когда отверг традиционные разглагольствования своих так называемых «утешителей» (Иов 2:7 и дал.). Но ошибка Иова состояла в том, что он осмелился «состязаться» с Всемогущим, «обвинять» Его и даже пытался «поправлять» Его [Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.].

На этом история не заканчивается. Человеческие существа — это не куски безвольной глины, и в данной истории ярко продемонстрирована на аналогичных примерах опасность таких препирательств. Уподобление людей глиняным сосудам помогает осознать несравнимость нас и Бога.

Однако в библейском учении есть еще одна линия, подтверждающая истину о нашем подобии Богу, ибо мы сотворены по Его образу и все еще сохраняем его в себе со времени грехопадения (хотя и в искаженном варианте) (напр.: Быт 9:6). Как носители образа Божия, мы рациональны, ответственны, нравственны и духовны; мы способны общаться с Ним, и, устремленные к познанию Его откровений, мы начинаем задавать вопросы и думать Его мыслями. Как следствие — то, что случилось с некоторыми библейскими персонажами, которые пали на лица свои перед Богом, слышали Его повеление встать, чтобы получить от Него полномочия (напр.: Иез 1:28; 2:1 и дал.; Дан 10:7 и дал.). Другими словами, есть правильное предстояние в сокрушении перед Богом, которое есть смиренное признание Его безграничного величия, и есть неверное предстояние перед Ним, унижающее нас отрицанием нашего человеческого достоинства и ответственности перед лицом Его.

Возвращаясь к Посланию, следует сказать, что Павел совсем не собирается пресекать искренние вопросы и сам задает их и отвечает на протяжении всей главы и всего Послания. Да, «Павел действительно властно налагает печать на уста, но не на те уста, которые в недоумении и в поиске истины изрекают вопросы, но на те, которые в бунтарстве своем бросают вызов Богу» [Брюс. С. 179.].

В этом отрывке Павел подчеркивает, что как горшечник имеет право формировать глину, превращая ее в сосуды для различного употребления, так и Бог имеет власть поступать по отношению к падшему человечеству как по Своей милости, так и по Своему правосудию, о чем сказано в стихах 10-18. «Бог, утверждаемый здесь в Своей абсолютной суверенности, предстает перед нами не как Творец, но как Учитель нравственности». Нигде не сказано, что Бог имеет право «творить грешные существа для того, чтобы их наказывать», но сказано, что Он имеет право «общаться с грешными творениями по Своему благоволению», либо прощая, либо наказывая их [Ходж. С. 318.].

Во-вторых, Бог желает показать Себя каков Он есть (22-23). Апостол продолжает утверждать, что свобода Божьего волеизъявления в милости к одним и в ожесточении других находится в совершенном согласии с Его справедливостью. Требование позволить Богу быть Богом во всей Его теократической сущности представляется тяжким бременем для некоторых. Однако так должно быть, и выражаться это должно не только подавлением в себе всякого желания спорить с Ним (20-21), но безусловным признанием того, что Его действия всегда пребывают в гармонии с Его природой. Ведь Бог всегда состоятелен Сам в Себе и чужд противоречивости. Он желает быть Самим Собой и желает, чтобы таким Его воспринимали.

Стихи 22 и 23, как образец параллелизма, стимулируют к размышлению на эту тему. Основное слово в обоих — глагол показать, явить. В стихе 22 говорится о явлении Богом Своего гнева и могущества… объектам этого гнева [В русском переводе Библии: «…сосудам гнева…»- Прим. пер.], а в стихе 23 говорится о явлении Им богатства славы Своей над сосудами милосердия… НМВ начинает оба стиха с одного вопроса («Что если Бог..? Что если Он..?»), который оставлен без ответов. Но смысл их, несмотря на это, вполне ясен: если Бог поступает в абсолютном соответствии со Своим гневом и милостью, то любые возражения в адрес этой истины становятся невозможными.

Построение обоих этих стихов идентично, однако в содержании их есть некоторые важные различия. Во-первых, сказано, что Бог с великим долготерпением щадил сосуды гнева, вместо того чтобы правосудием Своим настичь беззаконников немедленно. Становится понятным, что Его долготерпение и оттягивание судного часа оставляет грешникам шанс войти в дверь Его милосердия, которая все еще остается открытой. Это с одной стороны. С другой стороны, следует осознать, что Его долготерпение все более усугубляет последствия, делая излияние гнева еще более ужасным в будущем. Так было в ситуации с фараоном, так обстоит дело и сегодня, когда мы ожидаем возвращения Господа (2Пет 3:3 и дал.; ср.: Рим 2:4).

Второе: говоря об объектах Божьего милосердия, Павел называет их сосудами, которые Он приготовил к славе (23), но когда речь идет об объектах Божьего гнева, он называет их сосудами, готовыми к погибели, уже приготовленными и созревшими, при этом не упоминается то ведомство, которое ответственно за процесс приготовления. Разумеется, Бог никогда ничего не «готовил» к гибели: разве же не их собственное упорство в беззаконии приготовило их к разрушению?

Нужно отметить и еще одно, третье по счету, расхождение между стихами 22 и 23. Хотя один стих дополняет другой, НМВ, кажется, права, когда ставит стих 23 в зависимости от стиха 22: Что же, если Бог, желая показать Свой гнев… с великим долготерпением щадил объекты Своего гнева… ? Что если делал он это, чтобы явить богатство славы Своей… ? [Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.]Этот двойной вопрос подразумевает, что в действительности Бог так и сделал, то есть откровение Его гнева на сосуды гнева имело целью явление Его славы через сосуды милосердия. Богатства Его славы раскроются с величайшей силой и слава Его благодати будет еще ярче сиять на мрачном фоне Его гнева. «Слава» — это лишь краткое по форме обозначение конечной судьбы всех искупленных, когда величие Бога будет явлено им и через них, поскольку вначале подвергнутся преобразованию они, а потом и вселенная (ср.: 8:18 и дал.).

Итак, выясняется, что два деяния Божьих, названные в стихе 18 помилованием и ожесточением, оказываются тесно связанными с Его характером. Поступает Он так или иначе потому, что Он есть Тот, Кто Он есть. И хотя это далеко не открывает эту величайшую тайну, почему некоторых людей Он готовит заранее к славе и позволяет другим подготовить себя к погибели, тем не менее и то, и другое являются откровениями Его Самого, Его долготерпения, Его справедливого гнева и, что превыше всего, Его славы и милосердия в спасении.

Павел отвечает на вопрос: За что же еще обвиняет нас Бог? (19). Здесь он вновь разъясняет: Потому что три вещи предсказал Бог в Писании [Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.]. В число сосудов Божьего милосердия, которых Он приготовил к славе (23), Павел включает даже нас [Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.], себя и своих читателей, …которых Он призвал не только из Иудеев, но и язычников (24). Божий способ общения с иудеями и язычниками еще раз иллюстрирует …волю Божью, проявляющуюся в избрании (11) [Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим пер.], что и было предсказано в ветхозаветном Писании. В стихах 25-26 Павел цитирует два текста из пророка Осии, чтобы разъяснить причину этого поразительного принятия Богом язычников, а в стихах 27-29 он дает два текста из Исайи для истолкования смысла другого поразительного явления — спасения Израиля через Его остаток.

В основе свидетельства пророка Осии лежит история его женитьбы на «жене-блуднице» по имени Гомерь и рождения трех его детей, имена которых символизировали Божий суд над неверным северным царством — Израилем. Бог велел ему назвать вторую дочь Лорухама («нелюбимая»), потому что Он сказал: «…Я уже не буду более любить дома Израилева» [В русском переводе Библии: «…Ибо Я уже не буду более миловать дома Израилева…» — Прим. пер.] (Ос 1:6). Затем Бог велел назвать их третьего ребенка (сына) Лоамми («не Мой народ») и сказал: «…потому что вы — не Мой народ, и Я не буду вашим Богом» (Ос 1:9). Однако Бог сохранил Свои обетования о том, что Он все же изменит ситуацию, воплощенную в именах этих детей. Вот тексты, которые приводит Апостол: «Не Мой народ назову Моим народом, и невозлюбленную — возлюбленной» (Ос 2:23) и (26) «И на том месте, где сказано им: вы не Мой народ, там названы будут сынами Бога живого» (Ос 1:10).

Чтобы лучше понять отношение Павла к этим текстам, нужно знать, что, согласно Новому Завету, ветхозаветные пророчества в большинстве случаев исполнялись трижды: первый раз немедленно и буквально (в истории Израиля), второй раз в течение некоторого времени и в духовном смысле (во Христе и Его Церкви), третий раз — окончательно и навеки (в совершенном царстве Бога). Ярким примером сказанного являются пророчества о восстановлении храма. В нашем же случае пророчества имеют форму Божьего обетования обратить в противоположность (по милосердию Его) совершенно безнадежную ситуацию и возлюбить вновь тех, кого Он объявил нелюбимыми, и вновь принять как Свой народ тех, кто, как Он сказал, таковым не является. Немедленное и буквальное исполнение этого пророчества было явлено в VIII веке до Р. X., когда Израиль был отвергнут и судим своим Богом Яхве за отступничество, но и когда ему было дано обетование примирения и восстановления.

Однако Апостолу Павлу открыта истина о намерении Бога исполнить Свой план включения язычников в дальнейшем, через благовестие. Они были «без Христа, отчуждены от общества Израильского, чужды заветов обетования, не имели надежды и были безбожники в мире, а теперь во Христе Иисусе [продолжает Павел] вы, бывшие некогда далеко, стали близки Кровию Христовою» (Еф 2:12 и дал.). «Итак, вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане Божьему народу и члены Божьего дома» (Еф 2:19) [В русском переводе Библии: «…но сограждане святым и свои Богу». Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.]. Апостол Петр также относит пророчество Осии к язычникам (1Пет 2:10). Включение язычников в дело спасения — это чудесный переворот в судьбах людей, совершаемый Богом по Своей милости. Те, кто прежде был изгнанником, теперь получили доступ в дом, некогда чужие стали гражданами; бывшие чужаки стали членами семьи.

Далее Павел обращается от Осии к Исайи, а значит, от темы включения язычников к теме исключения иудеев, не входящих в остаток. Историческим фоном двух текстов пророка Исайи также является отпадение народа от своего Бога в VIII веке до Р. X., но на этот раз речь идет о южном царстве Иуды. «Народ грешный», оставивший Бога Яхве, был судим, когда Он предал их в руки ассирийских завоевателей, так что вся земля лежала в запустении и лишь несколько человек уцелело (Ис 1:4 и дал.). Тем не менее Бог посылает обетование о будущем наказании Ассирии за ее высокомерие и о том, что верующий остаток вернется к Господу (Ис 10:12 и дал.). И имя сына Исайи «Шеарясув» значит «остаток вернется» (Ис 7:3).

(27) «Л Исайя провозглашает об Израиле: хотя бы сыны Израилевы были числом, как песок морской, только остаток спасется…».

(28) «…ибо дело оканчивает и скоро решит по правде, дело решительное совершит Господь на земле» (Ис 10:22 и дал.).

(29) «И, как предсказал Исайя: если бы Господь Саваоф не оставил нам семени, то мы сделались бы, как Содом, и были бы подобны Гоморре» (Ис 1:9).

Важность обоих текстов обусловлена тем, что в них очерчен контраст между большинством и меньшинством. В стихе 27 (цитируется по Ис 10:22) говорится, что сыны Израилевы будут числом, как песок морской. Это идентично Божьему обещанию, данному Аврааму после того, как тот согласился пожертвовать Исааком, хотя там добавлен еще один образ: «как звезды небесные» (Быт 22:17 и дал.; ср.: 15:5). Но по сравнению с бессчетным количеством израильтян, подобным числу звезд на небе или песчинок на морском берегу, спасется лишь немногочисленный остаток, то есть те израильтяне, которые от Израиля (6). Похожая картина и в стихе 29, где говорится о том, как после полного уничтожения Содома и Гоморры остались спасенными только Лот и две его дочери.

Объединив здесь тексты пророков Осии и Исайи, Апостол Павел подкрепляет свое видение старозаветными свидетельствами. С одной стороны, говорит он, Бог призвал нас не только из иудеев, но и из язычников (24). Таким образом, в новом Божьем сообществе присутствует единство иудеев и язычников. С другой стороны, Павел осознает несоразмерность доли язычников и доли евреев в деле созидания общества искупленных людей.

По пророчеству Осии, огромное множество язычников, ранее лишенных гражданских прав народа Божьего, теперь имеют их. По пророчеству Исайи, однако, иудеи будут представлены в новом обществе только небольшим остатком, настолько малым, что фактически это будет не включением, но исключением Израиля, не принятием его, но его «отвержением» (11:15). Сам Иисус предсказывал такое развитие событий: «Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и займут свои места на пиру с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном. Но сыны Царства извержены будут во тьму внешнюю…» (Мф 8:11 и дал.) [В русском переводе Библии: «…и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом…» Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.].

Вопрос 4: «Что же скажем» в заключение? (30-33)

Четвертый вопрос Павла, который прозвучал еще в стихе 14, обращен к самому себе. Каков же вывод из всего сказанного выше, из всех приведенных выше аргументов? Как же быть ему перед лицом всех этих фактов: неверия большей части Израиля и того статуса, который получает меньшая, оставшаяся часть верующих евреев? Ответ Павел начинает с описания, продолжает разъяснением и заканчивает библейским назиданием.

Ситуация, представленная Апостолом, кажется совершенно абсурдной. С одной стороны, язычники, не искавшие праведности, получили праведность, праведность от веры (30). Ссылка на язычников как на «не искавших праведности» является очень важной. Большинство из них, действительно, не ищут Бога и сосредоточены на себе, идут своим путем, больше любят себя, деньги, удовольствия, нежели Бога (2Тим 3:1 и дал.). И несмотря на это, они получили то, к чему не стремились. В действительности, когда они услышали Благую весть об оправдании верою и прислушались к ней, Святой Дух начал совершать в них Свою работу с такой силой, что они крепко «ухватились» за нее (katalambano).

С другой стороны, Израиль, искавший закона праведности, не достиг его (31). Ревность израильтян к закону давно стала чем-то общеизвестным. Они были исполнены такого религиозного рвения, которое доходило до фанатизма. Почему же в таком случае они не достигли праведности закона? Павел использует здесь другой глагол (phthano), означающий «достигать», «прибывать». А причина, почему они не достигли цели, состоит в том, что стремились они к недостижимому. Здесь, как бы предваряя следующий стих, противопоставляются праведность язычников, которая по вере, и закон праведности, под которым, видимо, подразумевается Тора как закон, требующий подчинения. Это свидетельствует о том, насколько была извращена вся религиозная ситуация во времена Апостола Павла. Иудеи, искавшие праведности, так и не нашли ее, а язычники, не помышлявшие о ней, стали обладать ею.

Но как это оказалось возможно? И почему же все-таки иудеи не «прибыли» к цели, почему?Важно то, что ответ Павла на этот вопрос не имеет отношения к проявлению Божьей воли в избранничестве (11); вместо этого он говорит о собственной вине Израиля, почему он не смог достичь своей цели: потому что искали не в вере (ведь именно таким образом, то есть верой, получили праведность язычники, 30), а в делах закона, как будто данный Богом путь к спасению лежит через обретение праведности делами. Ибо преткнулись о камень преткновения {proskomma, 32). Что имеет в виду Павел под камнем преткновения — известно, поскольку этот же метафорический образ присутствует и в других местах. В частности, проповедование распятого Христа названо им «камнем преткновения (skandalon) для иудеев» (1Кор 1:23) [В русском переводе Библии: «…для иудеев соблазн…» Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.] и «преткновением (skandalon) о Крест» (Гал 5:11) [В русском переводе Библии: «соблазн креста». Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.].

Почему же люди спотыкаются о Крест? Потому что он подрывает их представление о самоправедности, ибо «если законом оправдание, то Христос напрасно умер» (Гал 2:21). Значит, если бы мы могли стать праведными в глазах Бога только через исполнение требований закона, то Крест стал бы ненужным. Если бы мы могли спасти себя сами, зачем тогда нужно было бы Христу терпеть смертные муки? Смерть Его была бы излишней. Но тот факт, что Христос умер из-за наших грехов, неопровержимо доказывает невозможность самоспасения для человека. И как раз признание этого факта нестерпимо ранит нашу гордость. Поэтому, вместо того чтобы смириться, мы «претыкаемся о камень преткновения».

А теперь Апостолу остается лишь подвести черту под сказанным, употребив авторитет Священного Писания (33). Как и Апостол Петр в своем Первом послании, Павел приводит две фундаментальные истины из Книги Исайи. Но Павел идет дальше Петра и объединяет их в одно. Первая и последняя фразы цитируются из Ис 28:16: «так говорит Господь Бог: Я полагаю в основание на Сионе камень» и «верующий в него не постыдится». Между ними вставлены еще две фразы из Ис 8:15: «камень, о который люди споткнутся и упадут» [В русском переводе Библии: «И многие из них преткнутся, и упадут, и разобьются…» Рассуждение автора основано на английском переводе. — Прим. пер.]. В начале было сказано, что Сам Бог положил в основание твердый камень или скалу. Это есть Иисус Христос. Сам Он уверенно применял к Себе пророчества псалма 117: «Камень, который отвергли строители, соделался главою угла» (Пс 117:22; Мк 12:10; ср.: Деян 4:11; 1Пет 2:7). «Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (1Кор 3:11). Таким образом, каждому дано право решать, как ему относиться к тому основанию, которое положил Бог. И здесь существует только два возможных варианта: либо довериться Ему, принять Его как основание своей жизни и начать строить на нем, либо споткнуться о Него, ободрав себе колени, и упасть.

* * *

Павел начал эту главу с констатации парадоксального несоответствия между иудейским избранническим положением и их предрассудками (1-5). Чем же можно объяснить неверие Израиля?

Не тем, что Бог непостоянен в Своих обетованиях, ибо Он исполнил Свое слово об израильтянах, которые из Израиля (6-13).

Не тем, что Бог несправедлив в изъявлении Своей избирающей воли, так как и явление Его милосердия в одних, и ожесточение Им других абсолютно соответствуют принципам Его справедливости (14-18).

Не тем, что Бог несправедлив, обвиняя Израиль или требуя отчета от людей. Мы не имеем права оспаривать Его или препираться с Ним, ибо Он поступает всегда согласно Своему характеру и в соответствии с пророчествами Ветхого Завета (19-29).

Причина в гордыне Израиля, который в поисках праведности шел неверным путем, путем праведных дел вместо веры, и в результате преткнулся о камень преткновения, который есть Крест Христа (30-33).

Подводя итог, скажем еще раз, что глава 9, начавшись с Божьего выбора (6-29), завершилась разъяснением причины падения Израиля, которая коренится в его собственной гордости (30-33). В следующей главе Павел назовет Израиль народом «непослушным и упорным» (10:21).

Нет недостатка в либеральных толкователях Послания к Римлянам, настаивающих, что Апостол якобы противоречит сам себе, объясняя иудейское неверие в одном случае волей Бога, а в другом — их собственной гордыней и высокомерием. Такое заключение поверхностно и совершенно неприемлемо для тех, кто признает авторитет Павла как Апостола. Нет, здесь уместно слово «антиномия», а не «противоречие». Доктор Ллойд-Джонс подытоживает: «В стихах 6-29 растолковывается, почему происходит спасение: потому что это суверенный выбор Бога. В стихах 30-33 показано, почему многие приходят к погибели: причина — их собственный выбор» [Ллойд-Джонс. Т. 9. С. 285.].

Очень немногим пасторам удалось сохранить это равновесие лучше, чем это сделал Чарлз Симеон из Кэмбриджа в первой половине XIX века. Он жил и нес служение во время жестокого обострения полемики между арминианами и кальвинистами и предостерегал свою конгрегацию от увлечения теологическими системами, что чревато отходом от Священного Писания. «Когда я открываю текст, в котором говорится об избранничестве, — сказал он Дж. Дж. Гернею в 1831 г., — я нахожу в этой доктрине необыкновенную радость. Когда Апостолы побуждают меня к покаянию и смирению и при этом указывают на свободу выбора, которую я имею, то я полностью вверяю себя им» [Мемуары о жизни преподобного Чарлза Симеона. — Memoirs of the Life of the Rev. Charles Simeon, ed. William Cams (Hatchard, 1848), pp. 674f.].

Пытаясь объяснить причину такого радостного восприятия этих двух кажущихся противоположными истин, Симеон часто использовал образы из индустриальной сферы: «Как колеса сложной машины движутся в противоположных направлениях и тем не менее работают на достижение единой цели, так и истины, очевидно полярные друг другу, могут работать в совершенном согласии друг с другом, в равной степени обеспечивая исполнение конечного плана Бога: спасения человека» [Предисловие к Horae Homileticae. — Preface to the Horae Homileticae in 21 volumes (1832), p. 5.].

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

комментарии Баркли на послание К Римлянам, 9 глава



2007–2021, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.