3 Царств 1 глава

Третья книга Царств
Под редакцией Кулаковых → Синода́льный перево́д

 
 

Давид состарился, достиг преклонных лет, и, как ни укрывали его одеждами, не мог он согреться.
 
Когда́ царь Дави́д соста́рился, вошёл в прекло́нные ле́та, то покрыва́ли его́ оде́ждами, но не мог он согре́ться.

Слуги сказали ему: «Пусть поищут для владыки нашего царя непорочную девушку — предстанет она перед царем,1 будет о нем заботиться и, лежа с ним в постели, согреет господина нашего царя».
 
И сказа́ли ему́ слу́ги его́: пусть пои́щут для господи́на на́шего, царя́, молоду́ю деви́цу, чтоб она́ предстоя́ла царю́ и ходи́ла за ним и лежа́ла с ним, — и бу́дет тепло́ господи́ну на́шему, царю́.

Искали юную красавицу по всем пределам Израиля и выбрали Авишагу из Шунема. Привели ее к царю.
 
И иска́ли краси́вой деви́цы во всех преде́лах Изра́ильских, и нашли́ Ависа́гу Сунамитя́нку, и привели́ её к царю́.

Девушка была очень красива, она стала ухаживать за царем и прислуживать ему, но царь ее не познал.
 
Деви́ца была́ о́чень краси́ва, и ходи́ла она́ за царём и прислу́живала ему́; но царь не позна́л её.

Тем временем Адония, сын Хаггит, возгордился: «Царем буду я!» Он завел себе колесницу, всадников и пятьдесят стражников, которые сопровождали его.
 
Адо́ния, сын Агги́фы, возгорди́вшись, говори́л: я бу́ду царём. И завёл себе́ колесни́цы и вса́дников и пятьдеся́т челове́к скорохо́дов.

Отец его Давид ни разу не упрекнул его, не спросил: «Что ты делаешь?» Адония родился после Авессалома и был очень красив.
 
Оте́ц же никогда́ не стесня́л его́ вопро́сом: для чего́ ты э́то де́лаешь? Он же был о́чень краси́в и роди́лся ему́ по́сле Авессало́ма.

Он вступил в сговор с Йоавом, сыном Церуи, и со священником Эвьятаром: были они с ним заодно.
 
И сове́товался он с Иоа́вом, сы́ном Сару́иным, и с Авиафа́ром свяще́нником, и они́ помога́ли Адо́нии.

Но священник Цадок, Беная, сын Ехояды, пророк Натан, Шими, Реи и крепкие воины, что были у Давида, не были за Адонию.
 
Но свяще́нник Садо́к и Ване́я, сын Иода́ев, и проро́к Нафа́н, и Семе́й, и Ри́сий, и си́льные Дави́довы не́ были на стороне́ Адо́нии.

Однажды Адония устроил празднество у камня Зохелет, что около Эн-Рогеля, и, пригласив царских сыновей, своих братьев, и иудеев, служивших царю, принес в жертву быков, телят и баранов.
 
И заколо́л Адо́ния ове́ц и воло́в и тельцо́в у ка́мня Зохеле́т, что у исто́чника Роге́ль, и пригласи́л всех бра́тьев свои́х, сынове́й царя́, со все́ми Иудея́нами, служи́вшими у царя́.

А пророка Натана, Бенаю, могучих воинов из окружения Давида и брата своего Соломона он не пригласил.
 
Проро́ка же Нафа́на и Ване́ю, и тех си́льных, и Соломо́на, бра́та своего́, не пригласи́л.

Тогда Натан сказал Вирсавии, матери Соломона: «Ты слышала, что Адония, сын Хаггит, провозгласил себя царем? А владыка наш Давид даже не знает об этом.
 
Тогда́ Нафа́н сказа́л Вирса́вии, ма́тери Соломо́на, говоря́: слы́шала ли ты, что Адо́ния, сын Агги́фин, сде́лался царём, а господи́н наш Дави́д не зна́ет о том?

Послушай моего совета, чтобы спасти свою жизнь и жизнь сына своего Соломона!
 
Тепе́рь, вот, я сове́тую тебе́: спаса́й жизнь твою́ и жизнь сы́на твоего́ Соломо́на.

Иди к царю Давиду и скажи ему: „Разве не клялся ты, владыка мой царь, своей служанке, что сын твой Соломон станет царем после тебя и взойдет на престол твой, — отчего же царем стал Адония?“
 
Иди́ и войди́ к царю́ Дави́ду и скажи́ ему́: не кля́лся ли ты, господи́н мой, царь, рабе́ твое́й, говоря́: «сын твой Соломо́н бу́дет царём по́сле меня́ и он ся́дет на престо́ле моём»? Почему́ же воцари́лся Адо́ния?

И едва ты успеешь договорить, как войду я, чтобы подтвердить справедливость твоих слов».
 
И вот, когда́ ты ещё бу́дешь говори́ть там с царём, войду́ и я вслед за тобо́ю и допо́лню слова́ твои́.

Вирсавия вошла в царские покои — царь был уже очень стар, и ему прислуживала Авишага из Шунема.
 
Вирса́вия пошла́ к царю́ в спа́льню; царь был о́чень стар, и Ависа́га Сунамитя́нка прислу́живала царю́;

Поклонившись царю, Вирсавия пала перед ним ниц, и царь спросил ее: «Чего ты хочешь?»
 
и наклони́лась Вирса́вия и поклони́лась царю́; и сказа́л царь: что тебе́?

Она ответила: «Владыка мой, ты клялся своей служанке ГОСПОДОМ, Богом твоим, что сын твой Соломон будет царем после тебя и взойдет на престол твой.
 
Она́ сказа́ла ему́: господи́н мой, царь! ты кля́лся рабе́ твое́й Го́сподом, Бо́гом твои́м: «сын твой Соломо́н бу́дет ца́рствовать по́сле меня́, и он ся́дет на престо́ле моём».

Но теперь воцарился Адония — а ты, владыка мой царь, даже не знаешь об этом.
 
А тепе́рь, вот, Адо́ния воцари́лся, и ты, господи́н мой, царь, не зна́ешь о том.

Он принес в жертву много быков, телят и баранов, пригласив всех царских сыновей, священника Эвьятара и военачальника Йоава, а слугу твоего Соломона не пригласил.
 
И заколо́л он мно́жество воло́в, тельцо́в и ове́ц, и пригласи́л всех сынове́й ца́рских и свяще́нника Авиафа́ра, и военача́льника Иоа́ва; Соломо́на же, раба́ твоего́, не пригласи́л.

И теперь, владыка мой царь, на тебя смотрит весь Израиль — объяви, кто взойдет на престол владыки моего царя после тебя!
 
Но ты, господи́н мой, — царь, и глаза́ всех Израильтя́н устремлены́ на тебя́, что́бы ты объяви́л им, кто ся́дет на престо́ле господи́на моего́, царя́, по́сле него́;

А не то, лишь только владыка мой царь отойдет к праотцам, меня и сына моего Соломона признают виновными».
 
ина́че, когда́ господи́н мой, царь, почи́ет с отца́ми свои́ми, падёт обвине́ние на меня́ и на сы́на моего́ Соломо́на.

Едва успела она договорить, как вошел пророк Натан.
 
Когда́ она́ ещё говори́ла с царём, пришёл и проро́к Нафа́н.

«Пророк Натан пришел!» — доложили царю, и тот вошел и поклонился царю до земли.
 
И сказа́ли царю́, говоря́: вот Нафа́н проро́к. И вошёл он к царю́ и поклони́лся царю́ лицо́м до земли́.

«Владыка мой царь! — сказал Натан. — Разве ты говорил, что Адония будет царем после тебя и взойдет на твой престол?
 
И сказа́л Нафа́н: господи́н мой, царь! сказа́л ли ты: «Адо́ния бу́дет ца́рствовать по́сле меня́ и он ся́дет на престо́ле моём»?

А он сегодня отправился приносить жертвы: много быков, телят и баранов — и пригласил царских сыновей, военачальников и священника Эвьятара; они уже пируют с ним и кричат: „Да здравствует царь Адония!“
 
Потому́ что он ны́не сошёл и заколо́л мно́жество воло́в, тельцо́в и ове́ц, и пригласи́л всех сынове́й ца́рских и военача́льников и свяще́нника Авиафа́ра, и вот, они́ едя́т и пьют у него́ и говоря́т: «да живёт царь Адо́ния!»

Но ни меня, твоего слугу, ни священника Цадока, ни Бенаю, сына Ехояды, ни слугу твоего Соломона он не пригласил.
 
А меня́, раба́ твоего́, и свяще́нника Садо́ка, и Ване́ю, сы́на Иода́ева, и Соломо́на, раба́ твоего́, не пригласи́л.

Если это произошло по воле владыки моего царя, отчего ты не поведал слуге своему, кто взойдет на престол твой после тебя, владыки моего царя?»
 
Не ста́лось ли э́то по во́ле господи́на моего́, царя́, и для чего́ ты не откры́л рабу́ твоему́, кто ся́дет на престо́ле господи́на моего́, царя́, по́сле него́?

Тогда царь сказал: «Позовите мне Вирсавию». Она вошла к царю и встала перед ним.
 
И отвеча́л царь Дави́д и сказа́л: позови́те ко мне Вирса́вию. И вошла́ она́ и ста́ла пред царём.

И царь произнес клятву: «Жив ГОСПОДЬ, избавивший жизнь мою от всякой беды!
 
И кля́лся царь и сказа́л: жив Госпо́дь, избавля́вший ду́шу мою́ от вся́кой беды́!

Я клялся тебе ГОСПОДОМ, Богом Израилевым, что сын твой Соломон будет царем и взойдет на престол мой после меня, — сейчас это я и исполню!»
 
Как я кля́лся тебе́ Го́сподом, Бо́гом Изра́илевым, говоря́, что Соломо́н, сын твой, бу́дет ца́рствовать по́сле меня́ и он ся́дет на престо́ле моём вме́сто меня́, так я и сде́лаю э́то сего́дня.

Вирсавия, поклонившись царю, пала ниц и сказала: «Да живет владыка мой царь Давид вечно!»
 
И наклони́лась Вирса́вия лицо́м до земли́, и поклони́лась царю́, и сказа́ла: да живёт господи́н мой, царь Дави́д, вове́ки!

Царь Давид велел позвать к нему священника Цадока, пророка Натана и Бенаю, сына Ехояды. Они предстали перед царем.
 
И сказа́л царь Дави́д: позови́те ко мне свяще́нника Садо́ка и проро́ка Нафа́на и Ване́ю, сы́на Иода́ева. И вошли́ они́ к царю́.

«Возьмите с собой слуг вашего владыки, — приказал им царь, — посадите сына моего Соломона на царского мула и идите с ним в Гихон.
 
И сказа́л им царь: возьми́те с собо́ю слуг господи́на ва́шего и посади́те Соломо́на, сы́на моего́, на му́ла моего́, и сведи́те его́ к Гио́ну,

Там священник Цадок и пророк Натан пусть помажут его в цари над Израилем, а вы протрубите в рог и провозгласите: „Да здравствует царь Соломон!“
 
и да пома́жет его́ там Садо́к свяще́нник и Нафа́н проро́к в царя́ над Изра́илем, и затруби́те трубо́ю и возгласи́те: «да живёт царь Соломо́н!»

Потом возвращайтесь с ним во главе, и пусть он взойдет на мой престол. Это ему быть царем после меня, его я поставил правителем над Израилем и Иудеей».
 
Пото́м проводи́те его́ наза́д, и он придёт и ся́дет на престо́ле моём; он бу́дет ца́рствовать вме́сто меня́; ему́ завеща́л я быть вождём Изра́иля и Иу́ды.

Беная, сын Ехояды, отвечал царю: «Аминь! Пусть скажет так и ГОСПОДЬ, Бог владыки моего царя!
 
И отвеча́л Ване́я, сын Иода́ев, царю́ и сказа́л: ами́нь, — да ска́жет так Госпо́дь, Бог господи́на моего́, царя́!

Как был ГОСПОДЬ с владыкой моим царем, так пусть будет он и с Соломоном. И пусть ГОСПОДЬ возвеличит его престол более, чем престол владыки моего, царя Давида».
 
Как был Госпо́дь, Бог, с господи́ном мои́м, царём, так да бу́дет Он с Соломо́ном и да возвели́чит престо́л его́ бо́лее престо́ла господи́на моего́, царя́ Дави́да!

Отправились тогда священник Цадок, пророк Натан, Беная, сын Ехояды, и керетеи с пелетеями; посадили они Соломона на мула царя Давида и привезли его в Гихон.
 
И пошли́ Садо́к свяще́нник и Нафа́н проро́к и Ване́я, сын Иода́я, и Хелефе́и и Фелефе́и, и посади́ли Соломо́на на му́ла царя́ Дави́да, и повели́ его́ к Гио́ну.

Священник Цадок взял рог с елеем из Шатра Откровения и помазал Соломона. Протрубил рог, и народ провозгласил: «Да здравствует царь Соломон!»
 
И взял Садо́к свяще́нник рог с еле́ем из ски́нии и пома́зал Соломо́на. И затруби́ли трубо́ю, и весь наро́д восклица́л: да живёт царь Соломо́н!

Затем народ пошел за ним, играя на флейтах и ликуя от радости, так что земля дрожала от этого шума.
 
И весь наро́д провожа́л Соломо́на, и игра́л наро́д на свире́лях, и весьма́ ра́довался, так что земля́ расседа́лась от кри́ков его́.

Этот шум услышали Адония и все его гости, едва лишь закончили пировать. Различив звуки трубящего рога, Йоав спросил: «Что это за шум и волнение в городе?»
 
И услы́шал Адо́ния и все приглашённые им, как то́лько переста́ли есть; а Иоа́в, услы́шав звук трубы́, сказа́л: отчего́ э́тот шум волну́ющегося го́рода?

Не успел он договорить, как вошел Ионафан, сын Эвьятара. Адония сказал: «Входи! Ты достойный человек и наверняка несешь добрую весть».
 
Ещё он говори́л, как пришёл Ионафа́н, сын свяще́нника Авиафа́ра. И сказа́л Адо́ния: войди́; ты — че́стный челове́к и несёшь до́брую весть.

«О нет! — отвечал Адонии Ионафан. — Владыка наш царь Давид возвел Соломона на царство.
 
И отвеча́л Ионафа́н и сказа́л Адо́нии: да, господи́н наш, царь Дави́д, поста́вил Соломо́на царём;

Царь послал с ним священника Цадока, пророка Натана, Бенаю, сына Ехояды, и керетеев с пелетеями. Они посадили его на царского мула,
 
и посла́л царь с ним Садо́ка свяще́нника и Нафа́на проро́ка, и Ване́ю, сы́на Иода́я, и Хелефе́ев и Фелефе́ев, и они́ посади́ли его́ на му́ла ца́рского;

а священник Цадок и пророк Натан помазали его в Гихоне и вернулись оттуда торжествуя — этот шум городской толпы ты и слышишь.
 
и пома́зали его́ Садо́к свяще́нник и Нафа́н проро́к в царя́ в Гио́не, и отту́да отпра́вились с ра́достью, и пришёл в движе́ние го́род. Вот отчего́ шум, кото́рый вы слы́шите.

Соломон взошел на царский престол,
 
И Соломо́н уже́ сел на ца́рском престо́ле.

и царские слуги уже пришли и благословили владыку нашего царя Давида такими словами: „Пусть прославит ГОСПОДЬ имя Соломона превыше твоего имени, пусть возвеличит его престол превыше твоего престола!“ И царь, лежа в постели, присоединился к их словам.
 
И слу́ги царя́ приходи́ли поздра́вить господи́на на́шего, царя́ Дави́да, говоря́: «Бог твой да просла́вит и́мя Соломо́на бо́лее твоего́ и́мени и да возвели́чит престо́л его́ бо́лее твоего́ престо́ла». И поклони́лся царь на ло́же своём,

Царь так и сказал: „Благословен ГОСПОДЬ, Бог Израилев, Который дал мне сегодня увидеть моего наследника на престоле моем!“»
 
и сказа́л царь так: «благослове́н Госпо́дь, Бог Изра́илев, Кото́рый сего́дня дал сидя́щего на престо́ле моём, и о́чи мои́ ви́дят э́то!»

Тогда все гости Адонии в испуге вскочили и разбежались кто куда.
 
Тогда́ испуга́лись и вста́ли все приглашённые, кото́рые бы́ли у Адо́нии, и пошли́ ка́ждый свое́ю доро́гою.

Адония в страхе перед Соломоном кинулся к жертвеннику и ухватился за его рога.
 
Адо́ния же, боя́сь Соломо́на, встал и пошёл и ухвати́лся за роги же́ртвенника.

Соломону донесли, что Адония испугался царя Соломона и держится за рога жертвенника, повторяя: «Пусть поклянется царь Соломон, что не убьет мечом своего слугу!»
 
И донесли́ Соломо́ну, говоря́: вот, Адо́ния бои́тся царя́ Соломо́на, и вот, он де́ржится за роги же́ртвенника, говоря́: «пусть поклянётся мне тепе́рь царь Соломо́н, что он не умертви́т раба́ своего́ мечо́м».

Соломон ответил: «Если будет вести себя достойно — и волос не упадет с головы его, а если обнаружится за ним зло — умрет».
 
И сказа́л Соломо́н: е́сли он бу́дет челове́ком че́стным, то ни оди́н воло́с его́ не упадёт на зе́млю; е́сли же найдётся в нём лука́вство, то умрёт.

Царь Соломон послал за ним, и его привели от жертвенника. Он поклонился царю Соломону, и тот сказал ему: «Иди домой».
 
И посла́л царь Соломо́н, и привели́ его́ от же́ртвенника. И он пришёл и поклони́лся царю́ Соломо́ну; и сказа́л ему́ Соломо́н: иди́ в дом свой.

Примечания:

 
Под редакцией Кулаковых
2  [1] — Или: будет прислуживать царю.
 
 


2007–2022, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.